Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Адская любовь. Глава семнадцатая. Я сделаю это нежно. Часть вторая


«Женщины не любят робких мужчин. Кошки не любят осторожных крыс»
Генри Луис Меккен


POV Эдвард


- Красивая квартира, - сказал я, стоило мне пройти в гостиную.

Вчера я даже толком не смог увидеть квартиру Беллы, не то что рассмотреть, но сейчас я с интересом разглядывал дом этой женщины. Вокруг было чисто и уютно. Никаких броских деталей, сплошная классика, но уютная.

Огромные панорамные окна практически во всю стену открывали потрясающий вид на ночной Чикаго. Так же в комнате находились: небольшой диван, пара кресел, журнальный столик и плазменная панель. Вроде всё как обычно, ничего особенного, но благодаря успокаивающим тонам мебели и тёплому освещению, эта комната как нельзя лучше демонстрировала характер своей хозяйки. Такая же спокойная и уверенная в себе. Я так и видел, как Белла после трудного рабочего дня, приняв душ или ванну, наливала себе бокал вина, разворачивала одно из кресел к окну и любовалась открывшимся перед ней видом.

- Спасибо, - поблагодарила меня Белла, проходя в комнату и протягивая мне махровое полотенце и чёрную мужскую футболку.

Сама же Белла уже успела переодеться в уютный спортивный костюм в чёрно- голубых тонах и завязать волосы в высокий хвост.

- Если это футболка - оставшееся от Джона, учти, я её не надену даже из страха заболеть! – предупредил её я.

Она лишь беззаботно рассмеялась в ответ.

- Не переживай, эта футболка совершенно новая, - сказала она, отрывая несколько виноградинок от кисти, лежащей на блюде на журнальном столике, и кладя одну себе в рот. – Будешь?

Я лишь кивнул в ответ, и в следующую секунду сразу несколько спелых ягод оказались у меня во рту. Но я не мог оторвать свой взгляд от Изабеллы, которая также неотрывно следила за моей реакцией.

Вроде бы такой обычный жест, но от этих незамысловатых движений в воздухе начал витать едва уловимый аромат соблазна, который смешивался с запахами свежего дождя, запахом Беллы и вкусом виноградного сока, который выступил на языке, стоило мне надкусить одну из ягод.

- Всё это странно…

Голос Беллы был чуть слышен, но на последнем слове он предательски задрожал, будто его хозяйка была напугана.

- Мне нравятся странные вещи, происходящее со мной, потому что зачастую именно эти странные вещи на корню меняли мою жизнь, - признался я, отметая упавшую прядь Беллы с её лица.

И, наверное, впервые за этот день я увидел в глазах Беллы смех, а её губы тронула успокаивающая и радостная улыбка.

- Кто-то обещал приготовить ужин, - сказала она, нежно поглаживая меня по затылку и запуская пальцы в волосы.

- А как же кухня-девственница? – спросил я с неприкрытой иронией.

- Ну-у, я думаю, она это переживёт…

Стоило мне дотронуться до мягких губ Беллы, как раздался телефонный звонок, заставившей нас оторваться друг от друга.

-Чёрт! – выругался я, нехотя выпуская её из своих объятий.

- Даже дома нет покоя, - устало сказала Белла, выходя из гостиной. – Да, слушаю.

Надев футболку, я прошёл на кухню, и сразу же оценил её интерьер. Кухня была небольшой, но уютной: тёплые тона мебели хорошо сочетались с тёмным камнем столешниц, а весь «фартук» был украшен росписью из всевозможных слов и предложений на разных языках.

Странно, но почему-то меня никоим образом не удивил дизайн кухни Изабеллы. Наоборот, мне показалось, что подобный вариант украшения обычного кухонного «фартука» как раз в её стиле.

- Мама, ну сколько можно? – раздался усталый голос Беллы из соседней комнаты. – Господи, такое ощущение, что мне уже семьдесят! Мам, мне всего тридцать, успеешь ты ещё с внуками понянчиться, это я тебе гарантирую! Я не оставлю твою старость без этого дополнения!

Услышав это, я не смог сдержать лёгкий смех. Внуки - извечная проблема и моей семьи. И порой мне даже кажется, что эта тема их интересует куда больше, нежели новости о моих успехах на профессиональном поприще.

- Хорошо, мам, я завтра прилечу, только, пожалуйста, давай в этот раз без подстав а-ля: «Ой, Белла, ты посмотри, кто пришёл? Ты помнишь, это Мэтью - сын моей очень, ну просто очень хорошей подруги», - попросила Белла, весьма неплохо изображая удивлённый тон.

Я не выдержал и рассмеялся в голос, проходя в комнату, из которой доносился её голос.

Когда я шёл на кухню, дверь в эту комнату была заперта. Но теперь перед глазами предстал кабинет Беллы. Как и всё в её квартире, эта комната была выдержана в тёплых тонах и классическом стиле. Эта комната была меньше по размеру, чем другие, но она не казалась давящей или неуютной, наоборот, вся обстановка казалась целостной и располагающей к работе.

Здесь тоже были огромные панорамные окна, и из них открывался замечательный вид на ночной дождливый Чикаго. Небольшой письменный стол цвета слоновой кости был обложен по краям всевозможными папками, посредине стола стоял небольшой серебристый ноутбук и небольшая настольная лампа. За столом стояло кресло с высокой и мягкой спинкой бежевого цвета. Но главным украшением этой комнаты был огромный резной книжный шкаф, практически доходящий до самого потолка. Он был полностью заставлен огромным количеством самых разных книг: от сборников с различными судебными прецедентами до классической литературы самых разных эпох.

- Договорились, - ответила Белла, отвернувшись от окна и повернувшись ко мне лицом. – Нет, не нужно, я прекрасно доеду на такси. Хорошо, мамуль. Давай, до завтра. Спокойной ночи.

- У тебя такие милые отношения с матерью, - сказал я, стоило Белле положить трубку.

- Какие есть. Правда, меня пугают её навязчивые мысли по поводу внуков, - призналась она, обойдя стол и облокотившись на его крышку.

- У моих точно также, - ответил я, вставая рядом с Беллой. – Слушай, а можно я задам тебе один личный вопрос?

Я физически почувствовал, как Белла напряглась, словно в ожидании подвоха или удара, но всё же кивнула.

- Почему вы с Джоном не завели детей?

К моему удивлению с губ Изабеллы слетел беззаботный смешок, а затем её губы растянулись в лёгкую улыбку.

- Честно, не знаю. Хотя, если говорить ещё более откровенно, я и не представляла Джона в качестве отца своих детей. Он у меня никогда не ассоциировался с человеком, который будет вставать посреди ночи и менять детям пелёнки или кормить их. Смит скорее напоминал заправского тусовщика нежели семьянина. Может, это тоже сыграло свою роль, не знаю… А почему у тебя с женой не было детей? – задала она встречный вопрос, но её непринуждённое выражение лица тут же изменилось, а в карих глазах мелькнул испуг.

Этот вопрос мне задавали на протяжении уже десяти лет и, наверное, только после восьми лет с момента кончины Эмили он перестал причинять боль. Нет, это чувство так и не ушло до конца, просто оно как бы отошло на второй план, а на первом оказалось понимание того, что уже ничего не изменишь и бесполезно биться головой об стену и приводить какие-то тупые доводы в своё оправдание.

В этот момент я отчётливо понял смысл слов Беллы, когда она сказала, что, по сути, я ей никто. Я уже знал достаточно из её личной жизни и знал, что она многие годы предпочитает скрывать от других, но теперь я был как бы по другую сторону баррикад.

Но хотел ли я приоткрыть для неё этот своеобразный занавес, за котором были спрятаны вещи из моего прошлого, прошлого, известного лишь мне?

- Прости…если не хочешь, не рассказывай… Я брякнула, не подумав, - сказала Белла после нескольких секунд гнетущего молчания, которое повисло между нами словно невидимая преграда, точно такое же, как сегодня, когда мы разговаривали в машинах.

Её рука на долю секунды нежно сжала мою ладонь, словно давая понять, что мне действительно необязательно вдаваться в подробности своей прошлой жизни, если я этого не хочу.

– Пойдём, что-нибудь поищем в холодильнике.

Не дождавшись моего ответа, Белла отошла от стола и двинулась в сторону кухни, и я последовал за ней.

Какой-то сумасшедший день! Сплошное копание в прошлом. В своём! В чужом!

Господи, почему же эта женщина не встретилась мне хотя бы на пять лет раньше? Сейчас всё было бы намного проще... наверное. Хотя, стоило мне вспомнить себя пять лет назад…. Ну что же, в это время всё было не так уж плохо: первый сезон «Адской кухни», пятая звезда «Мишлен» в карьере, а если отмотать ещё на пять лет назад? Ох, наверное, не стоило этого делать: алкоголь, ещё алкоголь и ещё алкоголь помноженный на лень и отрешённость от мира - адская смесь. И даже три ресторана не спасали меня от самобичевания.

- Так-с, что у тебя тут есть? – спросил я, вновь открывая дверцу холодильника и заглядывая внутрь.
Охлаждённый, но не замороженный коктейль из морепродуктов, спагетти, овощи, зелень, пару отбивных в пластиковом контейнере, десяток яиц, йогурт и никаких чизбургеров, картофеля фри или кока-колы! Слава Богу!

- Знаю, мой выбор продуктов не впечатляет, но мне просто ни к чему забитый холодильник, я редко бываю дома, а если и бываю, то в основном прихожу поздно ночью и моим единственным желанием в такой момент является доползти до постели, - оправдывалась Белла, тоже заглянув в холодильник через моё плечо.

- Да ладно, не переживай, на самом деле всё не так плохо. Честно: я уже несказанно рад тому факту, что не обнаружил в твоём холодильнике всякой вредной пищи, - ответил я, вытаскивая из холодильной камеры морской коктейль, овощи, спагетти, йогурт и сыр. – Ты не против спагетти с морепродуктами и помидорами?

- Нет, не против. Я не ем фаст-фуд, а если я его себе и позволяю, то потом жестоко за это расплачиваюсь, - ответила Белла, смеясь.

- Что же тут такого смешного? Нарежешь лук? – спросил я с улыбкой.

- Ты ещё не общался с моими подругами, - ответила она с улыбкой, начиная нарезать лук.

- А при чём здесь твои подруги? – искренне удивился я.

- В общем-то, ни при чём, просто за много лет дружбы у нас появились свои кодовые фразы, обозначающие, что ты, ну, мягко говоря, выглядишь не должным образом, а значит, ты должна привести себя в форму, - ответила она со смехом.

Я же также не смог удержать рвущийся наружу смех. Я всегда считал, что женской дружбы не бывает и вот оно - подтверждение моих слов: какая нормальная подруга скажет другой, что та толстая? Я всегда считал, что для близких подруг обсуждать фигуры друг друга - табу, ведь это подруга, значит, она должна нравиться тебе совершенно любой, но, видимо, мои знания о женской дружбе, да и вообще о женщинах сейчас должны были конкретные изменения.

- Ну, например? – с интересом спросил я.

- Нет! Никогда! Мы свои тайны не выдаём! – твёрдо заявила она, вздёрнув носик.

- Всё-таки, женщины - странные существа, - бросил я, нарезая уже почищенные помидоры ломтиками.

- Знаешь, мы не такие уж и странные, какими кажемся вам на первый взгляд, просто у нас несколько другое виденье в целом, - ответила Белла, ставя сковороду на варочную панель и разогревая её.

- О чём ты?

- Ну, скажем так: у меня такие подруги, которые не имеют привычки молчать, это не в их натуре, ну, по крайней мере, не в натуре Клэр - это точно. Но, какими бы стервами они ни казались, они никогда не поскупятся на комплимент, если ты этого заслуживаешь, поэтому нужно не ударить в грязь лицом и выглядеть соответствующе - это раз. Во-вторых, моя профессия. Женщин, которых добились определённых успехов в юриспруденции не так много, как кажется, и достаточно большое количество своего времени я провожу в окружении мужчин. А вы, чтобы там ни говорили, по своей натуре эстеты, вам больше нравится вести дела с красивой женщиной, которая знает себе цену, ведь если она не любит саму себя, как она сможет дать понять мужчине, что способна полюбить своё дело?

- А тебе не кажется, что это просто циничный расчёт? – спросил я, пытаясь взглядом отыскать тёрку.

- Слева в углу, - ответила она, присаживаясь за небольшую барную стойку и наблюдая за моими манипуляциями.

Надо сказать, что мне нравилось хозяйничать на этой кухне. Она была небольшой, но не давящей, в ней всё было функционально, ничего лишнего и громоздкого, да она была намного проще и меньше, чем моя кухня, но от этого она не казалась хуже. Я чувствовал, что вся эта квартира была сделана именно для Беллы, она была её отражением.

- Почему ты так думаешь? - спросила Белла.

- Вы рассматриваете свой внешний вид не иначе как некий бонус, который впоследствии поможет вам в достижении личных целей, а это неправильно. Вы должны реально смотреть на себя, то есть должны реально оценивать свой внешний вид. Складывается впечатление, что вы лишь на работе выглядите привлекательно, а стоит, например, твоему сотруднику прийти к тебе в гости без приглашения, то он обязательно застанет тебя в непредставительном виде, - предположил я с нескрываемым неодобрением, выкладывая на слегка тёплые спагетти соус и коктейль из морепродуктов.

Но стоило мне обернуться в сторону Беллы, и я вздрогнул всем телом от неожиданности, а моё неодобрение сошло на «нет». Она стояла за моей спиной, и на её губах играла довольная улыбка, а глаза блестели.

- То есть, по твоей логике, я сейчас выгляжу опрятно только потому, что считаю это нужным? Ну, то есть стараюсь извлечь какой-то бонус для достижения своей личной цели? Ведь как-никак ты мой потенциальный работодатель, - произнесла она томным голосом, обходя меня стороной, при этом соблазнительно двигая бёдрами, и открыла кран, чтобы промыть руки холодной водой. – Это весьма сомнительный комплимент.

Она загадочно стрельнула в мою сторону глазами, и на её алых губах заиграла обольстительная улыбка.

- Ну… - протянул я как последний дурак, так как уже перестал улавливать нить своих мыслей, и мой взгляд неотрывно следил за действиями Изабеллы.

- Очень вкусно пахнет, - сказала Белла, подойдя к тарелке, и, блаженно прикрыв глаза, втянула в себя аромат свежеприготовленного блюда.

- Спасибо, - поблагодарил её я, легко перехватывая тонкую руку и притягивая её хозяйку к себе.

Я с интересом разглядывал черты её лица, и не мог понять, как можно было ударить эту женщину? Как?! Чем она заслужила подобное обращение?! Это же омерзительно!

Но всё было куда хуже, чем я ожидал. Стоило мне одним небрежным движением отбросить волосы Беллы назад, как вдруг я заметил у неё на лбу, у самого виска, весьма приличный шрам: он небольшой змейкой очерчивал кусочек лба, спускался к виску и заканчивался лишь у корней волос.

Имя обидчика всплыло моментально, как вспышка, как гром - Джон!

Но прежде, чем я успел что-либо спросить, губы Беллы со страстью накрыли мои.

И словно по взмаху волшебной палочки, тяжёлая прядь волос скрыла от моих глаз этот изъян. Я инстинктивно чувствовал, что Белла не хочет расспросов, которые, разумеется, последовали бы, но на этот раз я ей поддался. Видимо, мне, как и ей, не хотелось тратить эту ночь на расспросы. Я не хотел причинять ей боль от воспоминаний, ведь я и сам прекрасно знал, как порой бывает тяжело вспоминать, то, что всеми силами хочется забыть. Поэтому я просто полностью переключил своё внимание на Беллу.

Только она! Забудь обо всём! - приказал я себе мысленно.

Я чувствовал её тяжёлое дыхание, я даже мог расслышать её учащённое сердцебиение. Мои руки инстинктивно сомкнулись на её тонкой талии, и стоило мне немного приподнять Беллу, как она в ту же секунду оказалась сидящей на барной стойке.

Взгляд её карих глаз буквально пронзал меня как электрический ток. Её рука нежно гладила меня по щеке. Перехватив её тонкое запястье, я не смог удержаться от искушения, и провёл по нему губами. От него пахло разными специями, от кориандра до корицы, и казалось, что чем выше я продвигаюсь, тем отчётливее чувствую эти запахи.

- Иди сюда, - раздался её нежный шёпот.

Всего несколько сантиметров, и вот наши губы наконец-то соприкоснулись. Одна рука Изабеллы запуталась у меня в волосах, а вторая поглаживала меня по спине.

Стянув с её хрупких плеч майку, я не смог удержаться, и мои руки самовольно погладили её тёплое тело. Из груди Беллы вырвался полувздох-полустон, стоило мне коснуться атласной ткани её бюстгальтера. Расстегнув его и освободив грудь, я сразу же припал губами к соблазнительно торчащему соску, а ненужная вещица гардероба была бесцеремонно отброшена в неизвестном направлении.

Белла ещё крепче и сильнее обняла меня за плечи и выгнулась, словно кошка, но её коготки продолжали с силой впиваться мне в кожу.

Стоило мне перейти к другой груди и коснуться её, как я услышал едва различимый вскрик.
Её тонкие пальчики проворно забрались под мою футболку. Они были холодными, просто ледяными, я чувствовал, как по моему телу скатываются капельки холодной воды, но это заставляло чувствовать себя неуютно, а в следующую секунду - изнывать от желания.

Её губы с жадностью накрыли мои, и, не разрывая поцелуя, одним ловким движением, Белла избавила меня от футболки.

Ужин был моментально позабыт, и всё моё внимание сконцентрировалось на одной женщине. Она словно магнит притягивала к себе, я не мог оторвать от неё взгляда, а рукам не терпелось прикоснуться к ней. Сначала к губам, потом - к лебединой шее, ключице, животу, а стоило мне немного отодвинуться и прикоснуться к её стройным ногам и властно обхватить бедро, как из груди Беллы неосознанно вырвалось:

- Эдвард!

Она произнесла моё имя с такой страстью и нетерпением, что стоило мне на секунду взглянуть в её карие глаза, что мне показалось, что если я оторвусь от неё, она меня просто разорвёт на куски. Но разве я мог?

POV Белла


Его руки делали, что-то невероятное с моим телом, он напоминал собой пианиста, который умело нажимает на клавиши, и моё сердце то сбивалось с ритма, то он вновь выравнивался и стук становился похожим на музыку. Мне казалось, что если он не войдёт в меня сейчас, то я просто умру от напряжения, но он ещё сильнее начал изводить меня: его руки слишком медленно снимали с меня спортивные бриджи, а когда они все же были отброшены, он вновь продолжил ласкать моё тело.

Я никогда прежде не думала, что можно получить столь сильное удовольствие лишь от прикосновений, но уже после первой ночи проведённой с Эдвардом я поняла, что он слишком отличается от мужчин, которые встречались мне прежде.

- Эдвард, пожалуйста… - Мой голос звучал глухо и незнакомо для меня самой.

«Господи, Свон, что ты творишь? Ты никогда прежде не просила мужчину о том, чтобы он как можно быстрее вошёл в тебя!» - неистово кричал рассудок, но его голос тут же был заглушен учащённым биением сердца.

Но этот искуситель лишь одарил меня кривоватой улыбкой, и его зелёные глаза вспыхнули огнём, который, как мне показалось, опалил всё моё тело, заставляя трепетать.

Он непозволительно, просто феноменально медленно снимал с меня трусики, но всё происходящее выглядело настолько эротично и (чего греха таить) красиво, что лишь от одного лицезрения этого действа я была готова взорваться от желания.

- Я же обещал сделать всё нежно, - прошептал он охрипшим голосом, небрежно бросая небольшой кусочек ткани к моим ногам, словно трофей.

- Ты садист! – прорычала я, с силой обхватывая его за шею и притягивая к себе.

С губ Эдварда слетел смешок, но в следующую секунду он всем телом прижал меня к барной стойке, накрыв собой. Теперь я без особого труда могла рассмотреть даже самые мелкие детали его лица. Черты стали острыми от напряжения, руки, которые всего минуту назад так искусно и нежно ласкали моё тело, будто окаменели, в них чувствовалась сила, власть, но в этой силе не чувствовалось никакой агрессии, а наоборот, от неё веяло защитой.

Он с силой подхватил меня за бёдра, а мои ноги инстинктивно сжались вокруг него, словно лозы винограда. Но теперь я была полностью подчинена только ему, я не могла даже двинуться: мужские руки с силой прижимали мои кисти к стойке, и я чувствовала Эдварда около своего входа. Господи, когда он только успел?!

- Попроси, - поглаживая меня по лицу и наматывая одну прядь себе палец, сказал Эдвард с ноткой нетерпения в голосе.

- Пожалуйста, Эдвард!

И в следующую секунду моё «пожалуйста» просто утонуло в общем вскрике удовольствия.

Всё моё тело наполнилось невероятным жаром. Казалось, этот жар забрался во все уголки моего тела. Мир перестал казаться мне материальным, я просто окунулась в океан чувств: я чувствовала под собой лишь тело Эдварда, ощущала его запах, слышала его сердцебиение, осязала бархат его кожи под своими ладонями, ощущала вкус его поцелуя на своих губах и теле.

- Господи, какая же ты красивая, - прошептал Эдвард, ловя губами мои губы, одной рукой отрывая меня от стойки и прижимая к себе как можно теснее.

Сначала движения Эдварда были мягкими, нежными, слишком нежными. Его губы неистово целовали мои, а под своими руками я чувствовала, как напряжены его мышцы - словно камень, раскалённый камень.
Но через какое-то время, нежность и плавность движений сменилась на резкие толчки, которые с каждым разом доводили до изнеможения.

До моих ушей донеслось едва слышное рычание. Горячие мужские губы по-хозяйски прошлись вдоль шеи, я даже могла поклясться, что Эдвард с силой втянул в себя воздух.

- Ты потрясающе пахнешь, обожаю твой запах, - прошептал Эдвард, не отрывая своих губ от моего тела.

- Кошмар… - со стоном прошептала я, прижавшись к Эдварду ещё теснее и с силой встречая его очередной толчок. – Господи… как животное…

Очередной толчок, и всё внутри меня взорвалось миллиардами искр. Мой оргазм был такой силы, что всё тело свело судорогой, которое сопровождалось его утробным рычанием и жаркими поцелуями в шею.

Дыхание сбилось, сердце колотилось настолько сильно, что его стук отдавался даже в ушах, а губы Эдварда всё продолжали бродить по моему телу, будто боясь пропустить хотя бы один участок, но теперь его губы были не требовательными или жадными, а нежными и практически едва ощутимыми.

Я прижималась к Эдварду всем телом, мне казалось, что если я оторвусь от него, то вся чарующая атмосфера этого вечера просто разлетится на куски, как сон, и я разлечусь вместе с ним.

Мы нежно пропускали волосы друг друга сквозь пальцы, руки Эдварда мягко поглаживали меня по спине и плечам, будто давая привыкнуть моему телу к его прикосновениям. Этот секс был непохожим на другие, сейчас всё было иначе.

Я не могла понять, что изменилось, но через несколько минут я наконец-то поняла. Я просто отпустила себя, убрала барьер, позволила Эдварду взять инициативу, позволила руководить! Впервые за многие годы, я отпустила себя.

- Как ты думаешь, твоя кухня довольна? – спросил Эдвард через какое-то время тишины, лёгким движением руки отметая несколько прядей, упавших мне на лицо, но при этом практически не разрывая наших объятий. – Как прошёл её первый опыт с мужчиной?

В его зелёных глазах отражалась теплота и нежность, а на губах появилась обворожительная улыбка.

- Я обсужу с ней этот вопрос тет-а-тет, если ты не возражаешь, конечно – предложила я, вопросительно приподнимая бровь. – Но я думаю, что ты действительно был очень нежным.

Эдвард лишь прикрыл глаза в знак согласия, и его губы накрыли мои в нежном и трепетном поцелуе.

Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Виточка (21.07.2016) | Автор: Виктория
Просмотров: 359 | Комментарии: 8 | Теги: Адская любовь | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 8
avatar
0
8
Замечательно ведь, несмотря на мелкие разногласия у Эдварда с Беллой да, идеальная совместимость и пока, безмолвны об чувствах..........................................
avatar
0
7
супер fund02016 спасибо hang1 lovi06032
avatar
0
6
Спасибо за главу  hang1
avatar
0
5
Спасибо , классная кухня . good good good
avatar
0
4
Большое спасибо!!!
avatar
0
3

Цитата
Вроде всё как обычно, ничего особенного, но благодаря успокаивающим тонам мебели и тёплому освещению, эта комната как нельзя лучше
демонстрировала характер своей хозяйки. Такая же спокойная и уверенная в
себе.
Эдварда вполне удовлетворил интерьер квартиры..., а у него взыскательный вкус. Мне совсем не интересно знать - почему у него не было детей..., мне очень интересно, что заставило шестнадцатилетнего подростка/школьника жениться, какие обстоятельства толкнули к этому серьезному шагу... Собственные размышления и изречения завели Эдварда в дебри - внешний вид, личные цели, циничный расчет... Секс , конечно, феноменальный..., еще бы доверия добавить в их отношения...
Большое спасибо за классное продолжение.
avatar
0
2
Осталось узнать прошлое Эдварда) Спасибо!
avatar
0
1
благодарю cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]