Фанфики
Главная » Статьи » Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Матриархат (часть 3). Докажи, что я не права. 4 глава

4 глава

 

 

      На следующий день, обивая пороги чиновников, Эммет так ничего и не добился в отношении детского дома. Везде ему отвечали, что ничем помочь не могут, так как дом был основан на денежный фонд баронессы Бирс и находился в частной собственности. Маркиз очень хотел сделать что-нибудь ради Розали Хейл и доказать, что он не такой уж и плохой, но везде натыкался на глухую стену. В очередной раз потерпев неудачу, он взглянул на свои часы и увидел, что успевает на утреннее заседание в парламент. «Чтоб он провалился!!!» - подумал маркиз.

      Подъехав к палате лордов, МакКарти спешился и протянул поводья слуге, после чего вошёл в здание.

      – Ого, – воскликнул он, – не уж-то здесь собралась вся знать?!

      Эммет оглядел зал, полный людей, и, заметив Эдварда, начал пробираться к нему.

      – Простите, извините, простите, извините, – он шёл через ряды заседающих.

      – О, маркиз МакКарти решил забросить свои дела и осчастливить нас своим присутствием, – отозвался старый герцог Гриффин.

      – О, а я смотрю, Вы вообще не покидаете это место, – огрызнулся тот в ответ.

      Эммет взглянул на герцога и тут же пожалел о своих словах. Рядом с Гриффином сидел отец Розали граф Ричард Хейл и смотрел на маркиза недобрым взглядом. Молодой человек не растерялся и поклонился ему в знак приветствия. Граф кивнул в ответ, но неприязненное выражение с лица не убрал. МакКарти пошёл дальше и, кое-как добравшись до друга, совсем не по-джентльменски сдвинул маркиза Стоуна, усаживаясь рядом с герцогом.

      – Первое посещение заседания за несколько месяцев – и ты уже успел довести до кипения герцога Гриффина, оставил своим поведением недовольство на лице графа Хейла и обидел маркиза Стоуна, – улыбнулся Эдвард и протянул руку для приветствия.

      – Пусть не лезут, – хохотнул маркиз. – Ну, что здесь нового?

      – Все по-старому, – усмехнулся герцог, – законы, постановления, предложения, голосования и прочее.

      – Ясно, – угрюмо выдохнул Эммет.

      Он терпеть не мог эти посиделки и в отличие от Джаспера и Эдварда посещал их очень редко. «Неужели Роуз не могла попросить что-нибудь другое?» – мелькнула мысль.

      – Что должно было случиться, чтобы ты, как гром, грянул в палате? – тихо спросил Эдвард.

      – А что? – гаркнул тот своим басом, и на них начали обращать внимание. – Может, я решил исправиться.

      – Ох, не смеши меня, – засмеялся герцог, – и не ори, на нас начали обращать внимание.

      – Не на нас, – ответил маркиз тише, – а на меня. Они давно меня не видели и разглядывают, чтобы убедиться – не вырос ли у меня на лбу третий глаз.

      – Ага, – сказал, смеясь, герцог, – или не подбит ли один из них чьим-то мужем.

      Раздался стук деревянного молоточка по столу, и распорядитель открыл собрание.

      – Что на повестке дня? – поинтересовался Эммет, стараясь говорить тихо.

      – Рассматривается новый закон о налогообложении всех холостых мужчин старше двадцати лет, – решил пошутить Эдвард.

      Раздался громкий смех маркиза, и в зале замолчали.

      – Извините меня, – сказал спокойно МакКарти и добавил, взмахнув рукой, – продолжайте.

      Докладчик продолжил отчёт, покрывшись пунцовой краской. Маркиз ткнул локтем Эдварда в бок. Герцог согнулся от лёгкой боли, но не ответил. Сам был виноват.

      Два часа спустя злющий маркиз и смеющийся герцог покинули палату.

      – Это самоубийство, – проговорил маркиз, – слушать всю эту чушь.

      – Это не чушь, – рассмеялся Эдвард.

      – Как нам решить вопрос о надбавке налоговых сборов с экспортных товаров? – передразнил МакКарти графа Стенли.

      – Эммет, – рассмеялся Эдвард.

      – Что? Мы и так платим за экспорт львиную долю дохода, – возмущался маркиз.

      – Ну, речь же не только о нас, – решил успокоить его герцог.

      – И всё же?

      – Так, ладно, – сдался друг, – политика тебя раздражает. Что же ты пришёл на заседание? Повеселить старых перцев?

      – Это – одно из условий Розали, – ответил Эммет, – и вообще, пойдём пообедаем, – предложил он.

      – Что? – рассмеялся снова Эдвард, игнорируя слова о еде. – Поподробнее, пожалуйста, об условиях.

      – Только после хорошего обеда, – сказал маркиз.

      Они направились в сторону, где находился их любимый клуб. Осень вступала в свои права, и уже было прохладно разъезжать в открытых колясках. Эммет отправил своего коня в Мак-Холл, а сам занял место в закрытой карете герцога Каллена.

      – Что ты узнал о Бирсе? – спросил Эдварда маркиз, пока грум герцога направлял карету к клубу.

      – Да рассказывать в принципе нечего, – ответил друг. – Он единственный внучатый племянник баронессы Бирс. Живёт в Париже, здесь хочет распродать недвижимое имущество тётки и вернуться на родину.

      – Поэтому он распускает дом ребёнка, – сделал вывод маркиз.

      – Видимо, да. Как такового попечительского совета у детского дома не существует, – продолжил Эдвард, – вместе с баронессой его содержали баронесса фон Такер и маркиза Алан.

      – Они ещё живы? – воскликнул Эммет, наблюдая, как грум сворачивает к клубу.

      – Эммет, – улыбнулся герцог бестактности друга, – живы, но и заниматься этим больше не хотят. Они решили передать бразды правления своим внукам, но те отказались взваливать на себя такую ответственность, – сказал Эдвард, и, так как карета остановилась, он открыл дверцу и выпрыгнул на землю, – и поэтому на последнем собрании они решили распустить дом.

      – И мы здесь сделать ничего не можем? – спросил маркиз.

      – Если только усыновить шестнадцать человек сирот, – ответил герцог, – а этого мы сделать не можем.

      Они вошли в клуб и заняли своё привычное место. К ним тут же подошёл официант и предложил меню.

      – А что, если мы купим детям дом и переселим их? – вдруг осенило маркиза.

      Он оторвал взгляд от изучения меню и посмотрел на друга.

      – Не знаю, – пожал плечами Эдвард. – Эммет, кто ими будет заниматься? Да, мне тоже жаль детей, но я не могу бросить свои дела и ухаживать за ними. Кстати, хочу напомнить, что и ты тоже.

      Эммет замолчал. Друзья заказали себе по тарелке супа и овощной салат. Всё это они решили разбавить слабым портвейном.

      – Белла занимается Энтони, – продолжил герцог, – Элис тоже вскоре станет матерью, я надеюсь. А Роуз? Или ты хотел бы, чтобы девушка, расположения которой ты добиваешься, пропадала там целыми днями?

      – Не хотел бы, конечно же, – отозвался маркиз.

      Слуга принёс бокалы и вино и снова удалился. Эммет взял запотевшую бутылку вина и налил себе и другу.

      – А если ты рассказываешь, что этот барон – тот ещё тип, то он может отказаться передавать тебе документы на детей.

      – Почему? – удивился маркиз и чуть отклонился в сторону.

      Слуга поставил на стол две тарелки дымящегося супа и салат. Друзья взяли ложки и принялись за еду.

      – А просто потому, что он так хочет, – ответил герцог.

      Эммет выдохнул, сообразив, что друг может оказаться прав. Быстро разделавшись с супом, молодые люди заказали себе на второе жареного цыпленка. Эдвард разделал мясо, а Эммет подлил вино в бокалы. Дальше обед проходил в молчании.

      Когда джентльмены отобедали, они расплатились с хозяином и вышли на улицу, чтобы покурить на свежем воздухе.

      – А теперь самое интересное… – улыбнулся герцог и прикурил.

      – Что интересного?

      Эммет решил сыграть в дурочка, надеясь, что друг забыл.

      – Я о леди Хейл, – напомнил Эдвард разговор, который начался между ними в палате лордов.

      – Леди Хейл, – выдохнул маркиз, – решила, что я могу ей понравиться, если буду посещать палату лордов.

      – Надо же, хоть кто-то окажет на тебя влияние и сделает из тебя ответственного человека, – засмеялся Каллен.

      – Так, я попрошу не скалиться, – Эммет затянулся и выпустил в воздух струю сизого дыма.

      – Ей будет достаточно одного условия? – поинтересовался герцог. – Что-то очень мало.

      – Парламент – это первое, – ответил маркиз. – Ещё сегодня я должен посетить вечер музыки леди Обрин.

      – Ну, это не проблема, – отозвался друг, – кстати, я там тоже буду сегодня.

      – Господи, как ты это все выносишь? – спросил Эммет, скривив рожицу, отчего его ямочки стали ещё заметнее.

      – Я и не выношу, – ответил герцог, – просто, когда я рядом с любимой женщиной, мне все равно, где проводить время.

      – Тогда почему нельзя провести это самое время, например, в ботаническом саду или прогуляться по городу? – не унимался МакКарти.

      – Всего два условия? – удивился Эдвард, останавливая нытьё друга.

      – Пока не знаю, но я не намерен потакать ее капризам.

      – И как же ты тогда собрался покорить эту неприступную крепость?

      – Возьму измором, – засмеялся маркиз и затушил сигарету. – Ты меня отвезёшь в Мак-холл?

      – Конечно, – сказал герцог и сделал знак своему слуге подъехать.

      Карета остановилась около них, и друзья забрались внутрь.

***

      Розали порхала по дому в радужном настроении. С самого утра девушка напевала себе под нос разные веселые песенки. Позавтракав вместе с матерью, она поднялась в библиотеку, чтобы скоротать время до музыкального вечера за книгой красивых стихов. Но, увы, терпения у неё хватило лишь на пару строк. Закрыв книгу, она подошла к окну. Маркиз не покидал ее мыслей ни на секунду.

      Взвешивая все «за» и «против», девушка не могла решить для себя, верит она ему или нет. Сможет ли она принять его так же, как Изабелла приняла Эдварда, а Элис – Джаспера. Ведь, что ни говори, а молодые люди были из одной компании, и репутация дамских угодников у них была одинакова. Да, герцогу и графу удалось переступить через своё прошлое, а вот удастся ли это маркизу?

      Из троих друзей он слыл самым любвеобильным повесой. И если верить слухам, у него могло быть до пяти любовниц одновременно, и менялись они с завидной регулярностью. Розали поежилась от неприятных ощущений, которые вызвали эти мысли. В то же время она понимала, что, если не попробовать, то так ничего и не узнаешь.

      «Может, и правда, мне судьбой приписано быть с ним, – думала она, – или может, наоборот, я должна обжечься, чтобы понять, что он не тот человек, с кем мне будет легко и спокойно».

      Где-то в глубине дома старинные часы пробили пять раз. Роуз отошла от окна и направилась к выходу из библиотеки. Настало время собираться к Обринам на музыкальный вечер. Интересно, придёт ли Эммет? Девушка улыбнулась про себя, представляя, как маркиз, который ненавидит скуку, весь вечер посвятит себя инструментальной музыке. Проходя мимо кабинета отца, она услышала его голос. Дверь была немного приоткрыта, и девушка остановилась. Розали никогда не позволяла себе подслушивать, но сейчас отчего-то задержалась.

      – … так он ещё нахамил графу Гриффину и маркизу Стоуну.

      – Чем же? – голос принадлежал её матери.

      Розали заглянула в кабинет, стараясь быть незамеченной. Хлоя сидела в глубоком кресле напротив мужа и занималась вышиванием. Ричард перебирал какие-то бумаги, лицо его было хмурым и недовольным.

      – Чем? – удивился отец Роуз. – Он вульгарен и не воспитан, – ответил он возмущённым тоном.

      – Ну, это все знают , – усмехнулась графиня, – и, между прочим, многие стараются избежать прямых высказываний в адрес маркиза.

      Роуз насторожилась. Догадка тут же озарила её голову. Речь в кабинете отца шла о маркизе МакКарти.

      – Что значит – избегают? – возмутился Ричард. – Он разве властелин мира?

      Девушка за дверью усмехнулась.

      – Ричард, – нежно обратилась к нему жена, – не заводись. Он просто молод.

      Граф поставил размашистую подпись под каким-то документом и поверх очков взглянул на жену.

      – Молод, – согласился он, – но это не даёт ему право хамить всем вокруг. – Ричард открыл новую папку. – Дальше, – продолжил граф, – он со своим другом герцогом Калленом чуть не сорвал отчёт лорда Коллинза, засмеявшись на весь зал заседания, – Розали прыснула в кулак, представляя себе эту картину, – и ты не представляешь, что он сделал.

      – И что же? – Хлоя оторвалась от своего занятия и посмотрела на мужа.

      – Когда все обратили на них своё внимание, МакКарти невозмутимо извинился и, махнув рукой, попросил лорда продолжать. Словно доклад читали специально для него.

      Леди Хейл рассмеялась.

      – Я не вижу в этом ничего смешного, – оскорбился граф, – Лорд Коллинз выступает послом его высочества.

      – Дорогой, – обратилась Хлоя к мужу, – всё же это можно списать на молодость.

      Роуз удивилась тому, что мать защищала маркиза.

      – Это можно списать на невоспитанность и неуважение к обществу, – проговорил Ричард. – Я надеюсь, ты поговорила с Розали? Мне не нравится, что он крутится около неё.

      – Приговорить-то я поговорила, – сказала Хлоя, – но ты же знаешь, что переубедить её в чём-то очень трудно.

      – Слишком самостоятельная стала! – фыркнул граф. – Я не хочу видеть рядом с ней подобного типа.

      – Ричард, – с любовью проговорила леди Хейл, – я тоже этого не хочу, но давай не будем делать поспешных выводов.

      – Поспешных? Хлоя, их сегодня видели вместе, – в голосе отца послышалось столько горечи, что у Розали застучало сердце.

      – Да, – согласилась графиня, – маркиз пригласил её на прогулку, и в этом нет ничего плохого.

      – Пока нет, – выдохнул граф, – я надеюсь, и не будет. Поговори с ней ещё раз, иначе я нарушу данное ей обещание и выдам замуж за Ройса Кинга. Кстати, его отец уже намекал мне на это.

      Роуз чуть ли не задохнулась от возмущения.

      – Хорошо, Ричард, – ответила Хлоя, – я поговорю.

      Розали развернулась и, в бешенстве залетев в свою комнату, начала расхаживать по ней, кипя возмущением от услышанного. Нарушит обещание?!

      Она вспомнила, как они с отцом несколько лет назад прогуливались по Хейл-парку. В тот год, именно в тот вечер, девушка должна была быть представлена обществу.

      – Папочка, мне так страшно, – сказала она тогда отцу.

      – Отчего же, красавица моя? – ласково спросил граф и обнял её за плечи.

      – Вот представите вы меня сегодня обществу, – начала Роуз, – я понравлюсь какому-нибудь мужчине, и он придёт просить у вас моей руки.

      – Ну, и в чем же кроется твой страх?

      – В том, что он мне может не понравиться, – тихо ответила девушка, – а мне ведь придётся с ним жить.

      – Ну, во-первых, – граф остановился и, приподняв подбородок дочери, заставил посмотреть себе в глаза, – в этом нет ничего страшного. Так многие создавали свои семьи. А, во-вторых, я тебе даю слово, что никогда не выдам тебя замуж против твоей воли.

      – Правда? – оживилась Розали.

      – Конечно, милая, я тебя слишком люблю, чтобы обрекать на страдания.

      И вот теперь отец забирал свои слова обратно? «Ну, уж нет! – подумала Роуз. – Нужно срочно довести дело с Ройсом Кингом до конца и подтолкнуть его к баронессе». Решив заняться этим в ближайшее время, она начала собираться на музыкальный вечер. Сегодня она собиралась исполнить на нем вальс Шопена.

      Выбирая себе наряд, леди Хейл вспомнила, что отец рассказывал о том, что маркиз посетил сегодня парламент. Значило ли это, что он придёт на вечер к леди Обрин?

      Остановив свой выбор на платье сливочного цвета, она позвала свою горничную. Служанка помогла ей одеться и заплела волосы в высокую причёску. Жемчуга завершили туалет Розали, и она, повертевшись перед зеркалом, осталась довольной отражением.

      Также она приняла из рук Ирины теплую накидку с капюшоном и перчатки.

      – Иди, спускайся, и жди меня в карете, – приказала она.

      Розали уже в холле в последний раз покрутилась перед зеркалом и хотела выйти, как её остановил голос матери.

      – Ты куда? – удивилась графиня, посмотрев на огромные напольные часы. – Уже поздно.

      – Семь часов, мама, – идеальная улыбка появилась на лице Роуз. – Сегодня я играю Шопена на вечере леди Обрин.

      – Ах да, – припомнила мать, – я, видимо, позабыла.

      Розали тут же захотелось съязвить, что, если бы голова графини не была забита разговорами о маркизе, она бы помнила. Но девушка сдержалась.

      – А ты что-то хотела? – поинтересовалась она, предполагая, что мать подошла к ней по просьбе отца.

      – Это может подождать, – ответила Хлоя. – Где твоя горничная?

      – Уже в карете.

      Девушка расцеловала мать в обе щечки и вышла. Этьен, её грум, опустил подножку и помог ей забраться в экипаж. Ирина сразу же накинула на её ноги плед, чтобы хозяйка не замерзла.

      – Трогай, Этьен, – приказала Роуз, когда удобно устроилась.

***

      Маркиз в ожидании вечера проводил время за гроссбухами, проверяя счета и отчёты из поместья, между тем раздумывая, идти или не идти на вечер. Решив придерживаться обещания, которое он дал сам себе, Эммет приказал своему камердинеру приготовить одежду к семи часам.

      – Будет тебе джентльмен, – сказал Эммет вслух, – но только на один день. Сначала парламент, теперь это.

      И пусть впереди его ждал самый скучный вечер, он постарается его выдержать. Раньше и сомнений не было, как и где можно провести время. Клуб, игорный стол, выпивка, все это разбавлялось женским вниманием – и ни о какой скуке вообще речи быть не могло. Но сейчас маркизу хотелось вовсе не этого.

      Надо же, а он не так давно насмехался над своими друзьями, когда те стали отказываться от подобного времяпрепровождения в пользу своих любимых дам, теперь уже жён.

      Розали перевернула его жизнь с ног на голову. А ведь МакКарти думал, что никогда не попадется в женские сети. Только дело-то было в том, что Розали Хейл не расставляла их. Это он пытался поймать её.

      И ни Ройс Кинг, ни кто-либо другой никогда не окажется рядом с ней. Никто, кроме него.

      Появившись в особняке баронессы с небольшим опозданием, Эммет протянул приглашение дворецкому.

      – Вы немного опоздали, Ваша светлость, – сказал слуга, – вечер уже начался.

      «Ещё лучше, – подумал маркиз, – меньше времени придётся здесь торчать».

      Где-то в глубине особняка раздавалась романтическая мелодия, которую кто-то играл на фортепиано.

      Дворецкий проводил Эммета в салон и тихо приоткрыл дверь, указав ему на стул в последнем ряду. Эммет кивнул и, стараясь не шуметь, уселся на указанное место. Оглядев зал, он увидел своего друга герцога Каллена, который вместе с женой расположился в третьем ряду. Леди Хейл сидела перед четой Каллен.

      Сейчас за инструментом находилась молодая девушка и исполняла какую-то заунывную мелодию. Эммет тяжело вздохнул от скуки, чем привлек недоброе внимание старой матроны, сидевшей впереди него.

      Одна исполнительница сменяла другую, мелодии разбавлялись песнями, которые девушки пели под аккомпанемент. Эммету захотелось выкурить сигарету и он полез в карман за портсигаром. Достав его, маркиз открыл крышку и вытащил одну. Та же старушка повернулась, видимо, привлеченная звуками позади себя, и шикнула на него. Удивленный маркиз с улыбкой поднес сигарету к носу и понюхал её, после чего убрал обратно. Только после этого женщина отвернулась.

      Снова выдохнув, Эммет попытался сконцентрировать внимание на музыке. Ему хотелось увидеть за инструментом Роуз, но девушки сменяли одна другую, а леди Хейл так и оставалась сидеть на месте.

      Под очередную мелодию глаза маркиза закрылись.

      Розали сидела во втором ряду. Её соло должно было быть последним перед перерывом. Огорчившись, что не увидела в зале Эммета, она решила поговорить о нем с подругой, рассказать ей о своих чувствах и попросить совета, что делать дальше. Была бы здесь Элис, было бы ещё лучше.

      Задумавшись о том, что сегодня она услышала у кабинета отца, девушка не знала, как ей поступить. Как попытаться убедить родителей, что маркиз – неплохой человек? А самое главное, как заставить себя поверить в то, что она для него не очередная игрушка, а девушка, которую, по его утверждению, он любил?

      В зале раздалось лёгкое перешептывание, и Розали, не удержавшись от любопытства, обернулась. Сначала она увидела герцога, который еле сдерживал смех, и подругу, которая старалась выглядеть серьёзной, но тоже пыталась сдержать улыбку. Розали спросила взглядом, что случилось, и Белла кивнула в сторону последних рядов. Леди Хейл перевела взгляд и увидела маркиза МакКарти, который сопел, сложив руки на груди.

      Удерживая смех, смешанный с ликованием из-за появления маркиза на вечере, Роуз повернулась к леди Артон, которая заканчивала свою игру. Раздался последний аккорд, и зал разразился аплодисментами. Девушка была очень талантлива, и её игру слушали с большим воодушевлением все присутствующие, кроме одного, который в это время спал, а сейчас вскрикнул от громких оваций. Роуз повернулась и посмотрела на него, маркиз тоже начал аплодировать и делать вид, что он всё слышал.

      Следующей была Роуз. Заняв место за инструментом, девушка улыбнулась залу, и из-под её рук потекла изящная мелодия. Следя боковым зрением за маркизом, она про себя усмехнулась, наблюдая, как он делал вид, что ему безумно интересно на вечере.

      Игра продолжалась, а Эммет не сводил глаз с Розали. Обводя своим взглядом её идеальный профиль, он все больше понимал, что эта женщина ему нужна, как воздух.

      Музыка закончилась, и Розали встала. Поклонившись публике, она с ужасом наблюдала, как к ней направлялся Эммет. Маркиз на ходу дарил ей овации и кричал «браво». Подойдя, он взял её за руку и поцеловал запястье.

      – Леди Хейл, Вы были великолепны, – сказал он.

      – Спасибо, – смутилась она, – другие девушки тоже выступили неплохо.

      – Я не следил за выступлениями других.

      Эммет подвел ее к месту и остался стоять, так как хозяйка вечера объявила перерыв и пригласила всех освежиться напитками и перекусить. Раздался шелест вечерних платьев и приглушенные голоса. Гости пробирались к накрытым столам в соседнем зале.

      – Твоё сопение было потрясающим, – хохотнул герцог, когда вместе с женой оказался рядом с маркизом, дожидаясь очереди на выход.

      – Я умираю здесь от скуки, – признался Эммет.

      – Зачем же ты тогда пришел? – Розали удивленно подняла брови.

      – Ты попросила, – быстро ответил он.

      – Что же Вы делаете с моим другом, леди Хейл? – засмеялся Эдвард. – Сначала ­– палата лордов, теперь  – музыкальный вечер.

      – Я здесь абсолютно не причём, – покраснела девушка.

      Они вышли из музыкального салона и сразу же вошли в банкетную комнату. Вдоль огромных окон стояли столы, которые ломились от лакомств. Друзья подошли к ним, и Эдвард, взяв два бокала шампанского, передал их жене и леди Хейл. Эммет же вручил другу один бокал с бренди, второй взял себе. Они отошли подальше от столов, чтобы любопытные уши не слышали их разговоров.

      – Причём Вы или нет, уважаемая леди Хейл, но результат налицо, – продолжил герцог разговор, начатый в музыкальной комнате.

      – Какой ещё результат? – возразил маркиз. – Заявляю сразу, что это – первый и последний раз, когда я пошёл у Вас на поводу.

       Розали снова залилась краской.

      – Эммет, я не принуждала тебя к этому, – воскликнула она, – и к тому же ты здесь хорошо выспался.

      – Ой, – фыркнул маркиз, – не акцентируйте на этом своё внимание.

      – Что это должно значить? – спросила Изабелла.

      – А значит это то, что леди Хейл все равно будет моей, но только действовать я буду по-другому. Тебе не удастся сделать из меня подкаблучника, – заявил он, глядя на Розали.

      – О, – вырвалось у неё, – маркиз МакКарти…

      – Ещё шампанского? – перебил он и, забрав у неё бокал, обменял его на полный.

      Отсидев оставшиеся два часа вечера, друзья покинули гостеприимный дом Обринов. Мужчины отошли от дам, чтобы покурить.

      – В конце недели приезжает Элис, – сказала Изабелла, – Себастьян уже принёс нам приглашение на ужин. Ты идёшь?

      – Спрашиваешь, – улыбнулась Розали, – я ужасно соскучилась по ней, очень-очень.

      – Роуз, что у вас с маркизом? – тихо спросила герцогиня.

      – Мне надо поговорить с тобой, – ответила та.

      – Приезжай завтра к одиннадцати часам, – предложила подруга, – Эдвард уедет, и мы сможем поговорить.

      – Я приеду, – дала согласие Роуз, – а теперь мне пора.

      Девушки попрощались друг с другом, Роуз махнула мужчинам и скрылась в своём экипаже, пока маркиз не изъявил желание проводить её. Тут же к Изабелле подошли мужчины, и герцог, взяв жену под руку, повёл к карете.

      – Эммет, – маркиз повернулся на голос герцогини, – не обижай её.

      Сложно было не догадаться, что леди Каллен имела в виду.

      – Никогда, Ваша светлость…

      Потом они разъехались.

 

Автор: КНЯГИНЯ

Дорогие читатели и члены Высшего Света, вот такая насыщенная глава. Что Вам понравилось больше выходка в палате Лордов или на музыкальном вечере? Ждем ваших комментариев)

За редактуру и «письма счастья» не забываем благодарить мою несравненную леди valery3078 (Ирочку)!

Весь бомонд и сливки общества, собираются в ВЫСШЕМ СВЕТЕ, эти привилегированные люди, будут получать письма счастья, каждый второй день, им открыты двери на все приемы и балы. Если ты один из них, напиши, мы рады тебе!

С нетерпением будем ждать ваши отзывы на форуме http://robsten.ru/forum/71-2899-18

 



Источник: http://robsten.ru/forum/71-2899-18
Категория: Авторские фанфики по Сумеречной саге 18+ | Добавил: Мурлыська (05.12.2016)
Просмотров: 445 | Комментарии: 22 | Рейтинг: 4.9/14
Всего комментариев: 221 2 »
avatar
1
18

Цитата
Он терпеть не мог эти посиделки и в отличие от Джаспера и Эдварда посещал их очень редко. «Неужели Роуз не могла попросить что-нибудь
другое?» – мелькнула мысль.
Что уж тут поделаешь..., если решил исправляться.
Ситуация с детским домом похожа на неразрешимую - хочется надеяться, что друзья не отступят и найдут способ повлиять  на барона Бирса...
Перед Роуз сложный выбор - ей очень нравится маркиз, но сможет ли она ему полностью довериться..., с его -то репутацией...
Цитата
Из троих друзей он слыл самым любвеобильным повесой. И если верить слухам, у него могло быть до пяти любовниц одновременно, и менялись они с
завидной регулярностью. Розали поежилась от неприятных ощущений,
которые вызвали эти мысли.
Маркизу МакКарти придется очень постараться, чтобы понравиться отцу Розали...И он пообещал, что никогда ни будет ее подкаблучником...
А мне показалось, что уже становится...
Большое спасибо за классное продолжение.
avatar
0
22
Всех глубоко задела ситуация происходящая с детьми. С ними поступают безжалостно, а значит кто-то должен помочь.
Роуз мечтает довериться Эммету, но пока страх сильнее...
Кто-кто, а Эммет, подкаблучником НИКОГДА не станет. Не его это ипостась.
Спасибо большое за комментарий!  lovi06032
avatar
1
17
Наш пострел везде поспел, но что ни сделаешь ради такой женщины!
Спасибо, глава очень насыщенная girl_blush2
avatar
0
21
Ради нее он готов на ВСЕ! Но... JC_flirt
avatar
0
16
Большое спасибо за главу, Эммет везде выделиться good fund02002
avatar
0
20
А то) Из общей массы) giri05003
avatar
1
15
Большое спасибо за продолжение good
avatar
0
19
fund02016 lovi06032
avatar
1
13
Розали придётся труднее всех, перевоспитать Эммета практически невозможно) спасибо!
avatar
0
14
Возможно она приобретет, а не потеряет... girl_wacko
avatar
0
6
Спасибо большое за главу!  good lovi06032
avatar
0
12
fund02016 !
avatar
0
5
Дамы спасибо за главу)
avatar
0
11
fund02016 !
avatar
0
4
Цитата
– А значит это то, что леди Хейл все равно будет моей, но только действовать я буду по-другому. Тебе не удастся сделать из меня подкаблучника, – заявил он, глядя на Розали.

Спасибо за главу!  lovi06032 Очень забавный день получился! good
avatar
0
10
Ага. Особенно был забавен Эммет среди чопорной знати английского парламента...
avatar
0
3
Спасибо за продолжение  roza1
avatar
0
9
fund02016 !
avatar
1
2
Спасибо за продолжение . Да, очень трудно будет Эммету. Посмотрим что он предпримет .
avatar
0
8
Нелегко... но цель, к которой он идёт, того стоит...
1-10 11-11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]