Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


25 ПРИЧИН, ПОЧЕМУ Я НЕНАВИЖУ КАРИБЫ! ПРИЧИНА №23 «ЗА СТЕНАМИ ДОМИНИКАНЫ» ЧАСТЬ 2.

ПРИЧИНА №23 «За стенами Доминиканы» часть 2

Музыка: Lorde – Team

Громкий шум турбин, от которого закладывает уши, сила притяжения, вдавливающая в сиденье, и инстинктивное, вечно сопровождающее чувство страха, которое невозможно перебороть, будь это твой третий, тридцатый или трех тысячный взлет, - все это вечные спутники путешественника. Было еще одно чувство, которое неизменно преследовало меня с того самого момента, как я взошла по трапу на борт, и чем выше самолет взмывал ввысь – тем ярче оно затмевало и притупляло все остальные ощущения разом, но я не могла дать ему описание.
Чарли уговорил Элис забронировать места в эконом классе, чтобы «не тратиться на неоправданную роскошь», но, как только я зашла в самолет – поняла, что совершила  фатальную ошибку, согласившись с причитаниями отца. Несколько пар глаз тут же уставились на меня, внимательно сравнивая с фотографиями на развороте вчерашнего выпуска журнала, кто-то тут же озвучил предположения:
- Та самая Изабелла Каллен?
- С кем это она?
- А где младший Каллен? Они разве не вместе?
Пока мы с папой раскладывали вещи, я успела покрыться красными пятнами от волнения и от слишком навязчивого внимания. Никогда не понимала, почему все так неравнодушны к богатым и знаменитым и с трудом могла представить, что когда-нибудь буду относиться к той категории людей, в жизнь которых суют нос все, кому не лень. В то время как бортпроводники рассказывали о правилах поведения во время полета, никто из пассажиров не обращал на них внимания, кажется, все вокруг были увлечены только мной и папой. Перешептывания и открытые восторженные возгласы соседей по ряду, а также тех, кто сидел позади нас с Чарли – показались мне даже слишком бессовестными по отношению к нам. Я старалась спрятаться, как могла за распущенными волосами, за солнечными очками, если бы могла – надела бы кепку, маску, парик и плащ-невидимку.
- Черт подери! – тихо ворчал папа, виновато похлопав меня по плечу. – Следующий раз я обязательно тебя послушаюсь на счет бизнес-класса. Теперь я вижу, что это была не прихоть…
- Ничего, - коротко кивнула я, с опаской озираясь по сторонам, вжимая шею в плечи. – Я ведь тоже не знала, что будет так.
Чтобы хоть как-то скрыться от взглядов вокруг, я отвернулась в сторону иллюминатора и, не отрываясь, смотрела вниз, наблюдая за тем, как насыщенные, зеленые краски острова с вкраплениями голубых отельных бассейнов становятся все дальше и дальше от меня. 

Прощание с ребятами все еще крепко держались в памяти, когда они провожали меня в аэропорту. Никто слишком не удивился моему спонтанному желанию полететь к Эдварду, это решение, как будто бы итак витало в воздухе. Они осыпали меня комплиментами и напутствиями не очень-то приличного содержания. 
- Да прибудет с тобой сила, выносливость и бессонные ночи примирения! – наигранно смахивая слезу, проговорил Йорк, крепко сжимая в другой руке ключи от вверенного мной Астон Мартина. 
Я с осторожностью покосилась в сторону папы, надеясь, что он не слышал этих глупых подшучиваний. Чарли стоял поодаль от нас и проверял документы, выискивая номер нашего с ним рейса на электронном табло.
Роуз стиснула меня в крепких объятиях и долго держала, затем, чтобы как-то скрыть навернувшиеся на глаза слезы, решила поддержать глупую тему Эрика и перекрестила меня со словами:
- Ступай с Богом! Во имя сисек, пениса и святого оргазма. Аминь.
Эрик, Джейк и Джаспер тут же громко расхохотались, привлекая слишком много внимания посторонних. Шикнув на них, я мгновенно залилась краской и снова покосилась на папу, который, судя по пунцовым щекам, прекрасно все слышал. Чтобы скрыть смущение, я рассмеялась вместе с остальными.
- Вы – мои любимые идиоты! – призналась я, с обожанием рассматривая каждого из друзей, понимая, настолько сильно привязалась к ним, и не хочу покидать. Но теперь у Джаспера есть Элис, у Роуз – Джейк, даже у Эрика намечается что-то вроде свидания, а у меня – никого, по крайней мере, на этом острове.
- После того, как перейдете к разговорам, этак, дня через два-три, – передай Каллену привет! – Джейк подмигнул мне, незаметно кивая в сторону Роуз. Тем самым он еще раз хотел выразить благодарность за то, что Эдвард помог девушке с диагнозом и так грамотно определил, в чем причина ее недомоганий. Видимо, наши с ним размолвки и его признания в вечной любви и преданности, наконец, больше не имеют силы. Парень, похоже, не на шутку увлекся той, которая всегда была рядом. Обмениваясь шуточками со мной, он не отпускал из рук блондинку, крепко обнимая ее, отчего та светилась, словно новенький бриллиант.
Я едва слышно вздохнула, обводя всех взглядом. 
«Господи, как же я буду скучать по вам!»

Солнце было все еще достаточно высоко над горизонтом, даже сквозь очки светило так ярко, отчего стало больно смотреть в окно, приходилось постоянно щуриться, глаза нестерпимо щипало. 
«Да, кого я обманываю, все дело не в солнце вовсе!»
«Чертовски хочется расплакаться!»
Я не так долго пробыла в Доминикане, но многое пережила за это время, теперь можно считать месяц за три, если не больше. Наверное, дело даже не во времени, а в интенсивности событий и эмоций, связанных с местом, в котором ты когда-то жил.
- Уже начинаешь тосковать? – спросил папа, услышав, как я громко шмыгнула носом.
Поспешно сняв очки, я смахнула слезу со щеки, отвернулась от окна и состроила такую невинную моську, которая, как мне казалось, убедительно скрывала истинные эмоции. 
Улетать с этого острова оказалось куда сложнее, чем я думала. Одно дело, когда ты бежишь от горького прошлого и понятия не имеешь, что ждет тебя впереди, а другое – это четко понимать, что именно ты оставляешь позади.
- Кажется, да, - призналась я, выдавив слабую улыбку. 
«А хуже всего то, что я не знаю, хочу ли вернуться обратно на Карибы, если на них не будет Эдварда!» 
Отложив в сторону журнал, папа повернулся ко мне и погладил меня по щеке кончиками пальцев:
- Ты такая загорелая! Совсем другая! Не помню, чтобы я когда-нибудь видел свою девочку такой живой… и измождённой одновременно, - я несколько раз моргнула, чтобы убедиться, что не сплю. Папа редко говорил что-то сентиментальное, даже сейчас, его слова звучали как-то угловато, невпопад, но я знала, что они идут от сердца. - У тебя такой безумный взгляд, как будто ты не понимаешь, что делаешь. Прямо, как в детстве, когда ты пыталась выглядеть взрослой и мазала щеки помадой, уверяя меня, что так и должно быть, что я ничего не понимаю в женских штучках, а я всячески тебе подыгрывал.
На этих словах я саркастично усмехнулась. Родители – они такие. Не зная, что конкретно происходит с их ребенком – всегда с точностью до малейших деталей считывают с тебя все эмоции, словно сканнером со штрих кода в магазине товаров. Может, к детям есть особая инструкция по эксплуатации, которая выдается при рождении? Иначе, я просто не понимаю, как научиться, подобным образом, видеть собственных детей когда-нибудь в будущем, если я не могу элементарно отличить одну эмоцию мужа от другой?
- Я бы с удовольствием никогда не улетала отсюда, это же просто рай на земле, только посмотри! - наконец призналась я, отвлекаясь от собственных мыслей и указывая на очертания острова за окном. 
Папа наклонился, чтобы посмотреть на пейзажи, а потом, спустя несколько минут молчания философски изрек, что было совершенно на него не похоже:
- Но без Каллена это не Эдем, а просто куча пальм на песке, так ведь?
Я только тяжело всхлипнула, ничего не говоря в ответ. Слова были излишни, все итак слишком очевидно.

Не успел самолет окончательно набрать высоту, как возле нас вдруг остановилась маленькая девочка, лет шести. В ее руках был небольшой блокнот с разноцветными страницами и фломастер. 
- Изабелла, можно мне взять у вас автограф? – тоненький, дрожащий от волнения голосок растрогал меня чуть ли не до слез. 
- Конечно, детка! – я улыбнулась ребенку так искренне, как на самом деле чувствовала и поймала себя на мысли, что это – первая улыбка, наполненная самыми настоящими эмоциями за последнее время. Не считая тех, что невольно вызывал Эдвард, но и там были смешанные чувства, которые я всеми силами пыталась не показывать слишком откровенно.
- Вы такая красивая! - девочка смотрела на меня такими восторженными глазами, словно перед ней была вовсе не я, а некое божественное создание с сияющим ореолом.
- Спасибо, - смущенно ответила я, не зная, как потом разговаривать с папой и реагировать на его любопытный взгляд, с которым он наблюдал за мной.
Я вернула ребенку блокнот с первым в своей жизни автографом. Еще расписываясь, я поняла, что напрасно не придумала что-нибудь более оригинальное, чем просто буквы «ИК», но в отельных документах они смотрелись достаточно лаконично и официально. Тем более, у меня было не так много возможностей использовать подпись не по назначению.
Пока я размышляла об этом, рядом с нами уже выстроилась целая толпа людей, кто с чем: с блокнотами, с планшетами, особо счастливые - протягивали вчерашний выпуск журнала с разворотом со статьей обо мне.
- Дадите, пожалуйста, автограф? – кто-то попросил первым, за ним последовали все остальные. 
Похоже, такой ажиотаж не на шутку насторожил борт проводников. Они начали суетиться вокруг нас, уговаривая пассажиров сесть на свои места. Я же расписывалась налево и направо, стараясь приветливо улыбаться, и не показывать насколько была смущена и напугана этим. Папа пытался помочь, собирая пустые блокноты и раздавая те, которые я подписала. Все это было странным, непривычным и каким-то невероятным. Я не понимала, за какие такие заслуги меня стали узнавать все вокруг. Я ведь не какая-то всемирно известная певица или актриса или политический деятель. Я просто вышла замуж за Эдварда Каллена.
«Ну, подумаешь, однажды сказала об этом с высоты барной стойки, а потом эффектно с нее звезданулась!»
Каллены, вроде как, постарались сделать все, чтобы уничтожить любые доказательства моего фиаско. А потом еще мой побег от папарацци тем утром и подъем на скалу, интервью Тайлеру Кроули, повышенный ажиотаж в отеле и овербукинг с тех самых пор, как Эдвард забрал меня из больницы, а также любопытные взгляды туристов, с которыми мы с Эдвардом плавали на экскурсию и ныряли под воду… Господи! Я ведь никогда не воспринимала весь этот интерес к нам, как что-то серьезное. Мне казалось, что папарацци просто ищут сенсаций, ведь один из самых взбалмошных и непокорных холостяков-миллиардеров тайно для всех женился, и всем было любопытно узнать на ком. Но теперь, когда все стало известно, почему весь этот интерес не стихает?
Еще никогда в жизни у меня не брали автографа. Такое ощущение, что покинув Доминикану я, вместе с тем, вышла из изолятора, который защищал меня от посягательств в личную жизнь, ведь отель находился под усиленной круглосуточной охраной. Теперь, я будто птичка, вырвавшись из золотой клетки, понадеялась на свободу, но не подумала о безопасности.
«Господи, неужели, это – только начало?»

˜”***”˜

Никогда не думала, что прощаться с папой будет еще тяжелее, чем с ребятами. В тот момент, когда он обнял меня, неловко прижав к груди, не сразу решаясь положить мне на спину ладони, а затем потер ими, будто согревал от холода, - мои нервы сдали окончательно. Я расплакалась, чуть ли не как младенец, которого оторвали от матери. Так папа делал всегда, когда мы возвращались домой со склона, он постоянно боялся, что я простужусь. Теперь, не зная, что сказать, и как себя вести он сделал то, что подсказала старая добрая привычка, которой он красноречивей слов показал - насколько сильно волновался за меня.
- Будь осторожна, моя девочка! – сказал он, тяжело вздыхая, а потом стал неуклюже копошиться карманах, достал носовой платок и протянул его мне. – Не реви, все будет хорошо. 
Мимо нас проходили люди с чемоданами, огромными сумками, мы мешали им, стоя на проходе.
- Когда твой рейс в Лондон? – папа заботливо заправил прядь моих волос за ухо и помялся с ноги на ногу, не зная, что еще сказать, чтобы побыть со мной подольше. В его взгляде было столько теплоты и бескорыстной, чистой отцовской любви, что меня буквально окутывало ею, словно уютным пуховым одеялом в самый морозный день.
- Я еще не знаю, Эммет покупал билеты.
От перспективы в скором времени встретиться со своим личным ненавистником меня передернуло, но я постаралась не показывать своих истинных чувств.
- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
На этих словах улыбка будто сползла с моего лица.
«Как он это делает? Неужели меня настолько видно насквозь?»
- Не волнуйся за меня, скоро я буду с Эдвардом, - я понятия не имела: успокоит это папу или, наоборот, заставит еще больше переживать.
- То, что я слышал о нем - не особенно радует, - признался он, печально усмехнувшись, добавил, - но, судя по тому, что я видел в твоих глазах, когда ты просто разговариваешь с ним по телефону - заставляет проникнуться к нему симпатией. Ты ведь у меня девочка умненькая – не дашь себя в обиду!
На этом мы оба усмехнулись: папа пытался разрядить обстановку, я же – иронии ситуации. Она заключалась в том, что Эдвард уже не раз обижал меня, недоговаривал, смеялся надо мной, ненавидел, оскорблял, использовал ради неизвестных мне целей, - а я, как последняя дура позволяла ему делать со мной все, что ему заблагорассудиться и, кажется, буду делать это снова и снова, прощая и следуя за ним. Но папе все это знать не обязательно.
В громкоговоритель объявили посадку на рейс, которым улетал Чарли. Услышав это, папа тяжело вздохнул и посмотрел на меня. Он так не хотел оставлять меня одну и расставаться, не зная, когда мы сможем встретиться вновь, и я разделяла эти чувства. 
- Надеюсь, следующий раз, когда мы с тобой увидимся, ты познакомишь меня со своим загадочным мужем.
- Ага, когда купим ему бронированный костюм, чтобы защитить от тебя - тут же приедем! – о том, что в этой шутке больше правды, папе тоже знать не обязательно. Учитывая, сколького еще тесть не знает о нем, зятю понадобиться что-то наподобие «Марк-2», как у Тони Старка.
«Кстати, может так и переименовать его в телефоне?»
От мысли об этом я улыбнулась.
Чарли крепко стиснул меня в очередных нерасторопных, скованных объятиях в стиле «папа не умеет показывать чувства», и вскоре не торопясь, побрел к стойке регистрации, несколько раз обернувшись и помахав на прощание.
Я тихо шмыгнула носом, помахав ему в ответ, и ждала, когда он скроется в толпе, следующей в посадочную зону.
«Теперь я осталась одна!»
Оглядевшись вокруг, я с усилием толкнула свой чемодан и покатила его за собой. Все это время папа помогал мне с ним и то, что он был неоправданно тяжелым, оказалось для меня целым открытием. Еще одна сумка свисала на плече дополнительным грузом. За время работы на должности, которая обязывает хорошо выглядеть, я успела приобрести столько шмоток, что не поместила и половины в свои неподъемные чемоданы. Только сейчас в голову пришла мысль: «Зачем мне все это барахло в Лондоне? Как будто я не смогу купить там новое!»
Волоча за собой вещи в неизвестном мне направлении, я растерялась и остановилась посреди огромного зала с высокими стеклянными стенами и потолками. Солнце стало садиться и мое пребывание в помещении в солнечных очках вызывало у людей вокруг недоумение. Но лучше ловить на себе такие взгляды, чем оказаться в центре внимания, будто я - Уитни Хьюстон.
В заднем кармане завибрировал телефон. Сообщение от «Лжеца»:
«Состояние девочки стабильно тяжелое. Пока не найдем ответ – буду в больнице. Не теряй меня! Целую».
Я не могла не улыбнуться. Не знаю, чему именно, ведь новость неутешительная. Просто меня радовало то, что он держит меня в курсе, даже тогда, когда я с ним не разговаривала – он продолжал рассказывать о том, что с ним происходит. 
Не зная, что еще написать, кроме обычного «Я в тебя верю!», я отправила ответ, а потом переименовала его в списке контактов. Не успела я убрать телефон в карман – получила еще одну смс-ку.
Сообщение от «косячник Тони Старк»: «Вера в меня – это как раз то, что сейчас нужно больше всего. Особенно от тебя. Спасибо, Динь-Динь!»
Он снова интерпретировал мои слова по-своему, вкладывая в них больше смысла, чем я сама. Ведь все, что он когда-либо просил – это верить ему. Что из этого выйдет – проверим, когда приедем в Лондон.
˜”***”˜

С ориентированием в огромном аэропорту Джексонвиля у меня возникло несколько сложностей. Во-первых, я не знала, стоит ли покидать его и каким именно рейсом в Лондон летим мы. Во-вторых, за весь день во рту не было ни крошки и мне нестерпимо хотелось есть, но кроме многочисленных кофеен в поле зрения не попадало ничего существенного. А в-третьих, мой чемодан продолжал меня за что-то люто ненавидеть и тормозить движение.
- Вот ты где! – послышался знакомый мягкий голос за спиной, затем появился сам обладатель. 
- Как ты меня нашел в такой толпе? – недоуменно уставилась я на Эммета, разглядывая его рубашку-поло и серые джинсы. В руках он держал кожаный плащ и сумку для ноутбука. 
- Даже не спрашивай! – усмехнулся мужчина, снимая с моего лица солнечные очки и протягивая их мне, затем без лишних слов забрал из рук чемодан и покатил за собой. – Телефон разрядился, нужно где-то сесть. До регистрации еще три часа.
Вот так, несколькими предложениями он ответил на все вопросы: «Почему нельзя было просто позвонить? Можем ли мы где-то поесть? Через сколько вылет?»
- Ты собираешься лететь в Лондон в таком виде? – спросил Каллен, на ходу оглядывая мои короткие джинсовые шорты и кружевную майку на тонких бретельках. Я не сразу сообразила, что именно не ему нравится в наряде. Эммет остановился и, указывая на чемодан, строго спросил:
 – Здесь есть хоть что-то, способное согреть тебя в таком месте, как Лондон в конце ноября?
Он говорил, не выражая эмоций, не показывая истинного отношения ко мне, но при этом, я всем нутром прочувствовала всю глубину собственной тупости и молчала, уставившись на него и, не зная, что сказать, просто моргала. Я настолько привыкла к лету и солнцу, к температуре, которая в любое время года не опускалась ниже восьмидесяти по Фаренгейту, что даже не подумала посмотреть прогноз погоды. 
- Я м-могу пойти что-нибудь купить, - пролепетала я, опуская глаза.
Эммет начинал злиться, судя по его раздувшимся ноздрям.
- Встретимся в «Papa Johns» через полчаса, Марк проводит тебя. – Он снова указал на мой чемодан: – А я пока отправлю  это чудовище обратно в отель.
На этих словах он небрежно поднял руку и махнул в мою сторону. Из толпы сразу же показался высокий, мускулистый мужчина средних лет, по отсутствующему взгляду, четким и резким движениям, прямой спине можно было легко определить в нем бывшего военного. 
«И как я раньше не замечала, что он пришел с личной охраной?» - удивилась я про себя.
Марк тут же нарисовался рядом, по всей видимости, намереваясь следовать за мной в магазин. Я тут же поспешила к выходу, не заставляя себя долго ждать, судя по огонькам в глазах Каллена, он был не из тех людей, кто просто смеялся с чьей-то глупости и не относился снисходительно к обычной женской рассеянности. 
На выходе из аэропорта, я повернула сразу в сторону огромного молла, исходя из вывесок, там было несколько бутиков. Зайдя в первый попавшийся отдел, я с таким же успехом вышла из него, не найдя ничего похожего на теплые вещи. В Джексонвиле были такие же проблемы с зимой, как и в Доминикане, а именно – ее отсутствие.
Наконец, обнаружив джинсы, я быстро схватила несколько пар своего размера, а так же прихватила в примерочную теплый кардиган. Марк следовавший попятам за мной, стал на выходе и с каменным лицом наблюдал за тем, как я нагружаюсь полной охапкой вещей. Один из консультантов тут же выявил причинно-следственные связи между мной и амбалом на входе, затем, в тайне переговорив с коллегами, подплыл ко мне с расцветающей улыбкой:
- Добро пожаловать в «bloomingdales», миссис Каллен, вам помочь с подборкой? Можем принести со склада несколько теплых жакетов и куртки? У нас не все выставлено на витрине…
- Да, спасибо, - я пыталась не выдать, насколько дико восприняла тот факт, что со мной разговаривают так, словно я для них старая добрая знакомая и спряталась за занавеской примерочной.
Там, у меня действительно возникли проблемы с размерами. Ни в одни из выбранных джинсовых штанов я не смогла влезть, какие-то не сходились на талии, какие-то просто были слишком узкими. С майками была еще большая беда – ничего не подходило и чересчур обтягивало в области груди.  
«Что за черт?»
С виноватым видом я выглянула из-за шторки примерочной, испугавшись того, с каким рвением ко мне словно коршуны бросились консультанты:
- Что-то не подошло? Принести другой размер? Может, вам предложить что-то из более новой коллекции? 
«Господи, Господи, теперь пойдет слух, что я разожралась! Почему я так злоупотребляла выпечкой?! Нужно срочно заняться собой!»
Кое-как подобрав себе джинсы, я взяла несколько теплых верхних вещей и куртку – все с капюшонами, чтобы можно было скрыться от взглядов посторонних. Из обуви поспешно схватила первые попавшиеся кроссовки. Не дождавшись, когда мне все это упакуют, я, что есть силы, побежала за Марком в пиццерию, где меня должно быть дожидался Эммет. 
Как я и думала, Каллен уже сидел за самым дальним столиком, официант принимал у него заказ, и я уж было подумала, что он будет слишком занят, чтобы ворчать на меня за опоздание, но мужчина все - равно отвлекся на меня, как только я появилась на входе, а затем посмотрел на часы. Я шмыгнула на место, напротив него и тоже посмотрела на время. Я уложилась ровно в полчаса!
 Судя по изогнутой брови Эммета, он был очень удивлен этим фактом, я же мысленно отсалютовала себе несколько победных фейерверков. 
- Все успела? – уточнил Каллен, до сих пор не веря в то, что видит меня перед собой.
- Какие-то проблемы? – деловито поинтересовалась я, вытягивая шею, не спеша, листая меню, и вкладывая как можно больше равнодушия в диалог, сама же едва сдерживала отдышку от пробежки по улице. Можно было подумать, он не заметил моих раскрасневшихся щек и шухера на голове, которые выдавали меня с потрохами. Краем глаза я уловила то, как Эммет прочистил горло, замаскировав за кашлем непрошенный смешок, а затем учтиво улыбнулся официанту и отдал ему меню.
- С вами, женщинами, всегда возникают проблемы, когда дело касается шоппинга, - саркастично хмыкнув, Каллен пренебрежительно кивнул в сторону моих пакетов.
- С мужчинами в этом плане проще, правда? – я нахально сделала вид, что внимательно читаю состав блюд, как бы невзначай бросив на мужчину всего один «кажется-я-поняла-в-чем-дело» взгляд.
Реакция Эммета стоила того, чтобы рискнуть с намеками на его ориентацию. Мужчина будто остолбенел, он так крепко сжал столовые приборы в обеих руках, мне даже показалось, что они немного согнулись от силы, вложенной в стискиваемые кулаки. Скулы приобрели более резкие черты, губы сложились в тонкую линию, а глаза метали молнии.
- Я не гей, если ты пытаешься это сказать! – прошипел он, и, клянусь, если бы умели отрубать голову одним взглядом – моя бы уже давно покатилась по полу. Сама не понимаю, почему вдруг решила его подразнить, ведь с таким человеком, как он, любые шутки могут обернуться во что-нибудь вроде травмы. 
Дождавшись, когда официант примет мой заказ, я лишний раз убедилась в адекватности мужчины напротив, судя по опущенным на стол приборам, я осмелилась спросить:
- Откуда, в таком случае, такой негатив к женщинам?
Я заметила, насколько глубоко его тронула вся эта тема о взаимоотношениях, поэтому прищурилась, копаясь в собственных мыслях, пытаясь найти ответ самостоятельно, но я слишком мало о нем знала. Практически ничего. 
«Кроме того, что он – завистливый козел!»
- Того, что вы все продажные, лживые и циничные, разве не достаточно? – говоря это полушепотом, чтобы никто из посетителей не услышал, Эммет наклонился ближе ко мне. Я видела в его глазах не только неконтролируемую злобу, но и нестерпимую боль.
- Не знаю, - я пожала плечами, стараясь сохранять спокойствие и не показывать, насколько пугающим был весь этот разговор для меня, – ты мне скажи!
Эммет не обременил себя вежливой улыбкой, когда к нему снова подошел официант с заказом, он продолжал сверлить меня глазами. А потом его взгляд потемнел, стал смотреть куда-то сквозь меня и неожиданно заговорил, тихо, едва слышно, будто пропуская каждое слово сквозь себя:
- Вы словно кошки ластитесь, пытаясь залезть к мужику сначала в постель, потом в карман, но как только на безымянном пальце засверкает огромный бриллиант, показываете львиный оскал… – в доказательство своим словам, он показал на меня и мой шпионский вид. 
«Как-будто я всю жизнь мечтала прятаться за капюшонами в качестве расплаты за навалившуюся популярность!» 
– В отличие от отца и брата, я научился держать женщин на расстоянии.  
«Научился?» 
«То есть, кто-то в недалеком прошлом преподнес ему хороший урок? Почему я никогда о ней не слышала?»
Я внимательно слушала его рассказ, превращаясь вся в натянутую струну. Теперь многое становилось на свои места. Особенно его отшельнический образ жизни. Никогда раньше не слышала о том, что Эммет был когда-то женат или собирался жениться. Никогда не видела ни одной фотографии, где бы Эммет был в обществе женщины, всегда только в компании отца, деда, деловых партнеров. Было сложно поверить, что этот черствый сухарь когда-то кого-то так любил, и был настолько ранен предательством, что до сих пор с таким трудом рассказывает об этом.
- О, да Железный Феликс серьезно обжегся? Что это за женщина? Можно я пожму ей руку? – я решила подлить масла в огонь, не щадя чувств Каллена. Он заслуживал этого, так я могла хотя бы на долю секунды почувствовать себя отмщенной.
Эммет сверкнул на меня глазами, но ничего не ответил на мою слабую попытку уколоть его. Я почувствовала себя по-идиотски, ведь прямо сейчас я только лишний раз доказывала его теорию о «женщинах, искренности и милосердии». 
«Нужно быть выше этого!»
- Хорошо, что я хотя бы вовремя понял, что к чему, не совершил ужасную ошибку и не прошляпил целый отель! – продолжил говорить мужчина, задумчиво уставившись куда-то в одну точку, а потом перевел взгляд на меня и добавил: - Я думал брат будет выше этого и не попадется на ту же удочку! 
Я недовольно нахмурилась. Дважды сравнить меня с какой-то вертихвосткой – это уже слишком. 
- Хэй! – возмутилась я. – Давай ты не будешь сметать всех под одну гребенку! Все люди разные. Я, например, сто процентов не похожа на твою… как там ее?
В ответ Эммет только хмыкнул и отрицательно покачал головой.
- Ну, то, что ты – чудаковатей всех вместе взятых – это я уже заметил! 
Он во второй раз нарочно пропустил мой вопрос об имени этой девушки, но не подозревал, что я куда упрямей, чем он думал. А если учесть насколько меня задолбали секреты, загадки и тайны этого семейства – он вовсе не на ту нарвался. Я была воинственно настроена выпытать у него все.
- Так как ее звали? – снова спросила я, подергивая бровями, словно просто пыталась унять любопытство, не более того. 
Официант принес мою пиццу с пепперони, и я с трудом отвела от нее взгляд, пытаясь быть в образе, но голод сделал свое коварное дело, глаза словно приковало к аппетитным колбаскам и соблазнительно пахнущему сыру, пышущему тесту. Я схватила кусочек, и в процессе поглощения, закрыла глаза, наслаждаясь первой едой за сегодня. Только на третьем кусочке вспомнила про Эммета, про талию, бедра и грудь, не помещавшиеся в мои прежние размеры. Отставив тарелку в сторону (не навсегда, лишь на время), я снова уставилась на Каллена.
Эммет долго смотрел на меня в ответ, искренне не понимая, зачем это мне, а потом, тяжело выдохнув, откинулся на спинку стула и усмехнулся:
- Любопытная ты, трындец! – на этих словах он, почему-то, рассмеялся. – Как тебя братец терпит? 
На этих словах я разозлилась:
- Ненавижу, когда вы – Каллены с меня ржете! В чем там дело, неужели так сложно сказать ее имя? 
- Вовсе нет, - ответил мужчина, прожевав свою пиццу, тщательно вытерев рот салфеткой и положив ее аккуратно под тарелку. – Просто оно тебе ни о чем не скажет.
Я ехидно усмехнулась, отмечая про себя педантичное отношение Эммета ко всему. Похоже, он обожал распорядок и дисциплину во всем, что его окружает. Я, понимая, что не вписываюсь в его вселенную со своим вечным хаосом, пожала плечами и потянулась к еще одному кусочку пиццы, уронив колбаску по пути ко рту, вызвав этим неприкрытое раздражение Каллена:
- Как бы то ни было, - продолжила я, прожевав, - я ведь спросила. Не отвечать невежливо!
- Виктория Рамос, - вдруг выдавил он, с такой тяжестью, словно слишком давно не произносил это имя вслух, и оно буквально разрезало его на части.
Тишина.
Тихий шлепок. Это я выронила пиццу из рук на стол.
 «Рамос? Джеймс и Виктория Рамос?»
«Вот оно что!»

˜”***”˜

Привет, мои хорошие!

Не ругайтесь громко, но эта прода была написана еще месяц назад(( Пришлось вплотную заняться собственным здоровьем, поэтому не было даже шанса добраться до ноута и выложить ее. Следующая прода уже почти дописана, так что постараюсь с ней поскорее ;)

Спасибо за то, что ждете и за, что всегда рядом!



Источник: http://robsten.ru/forum/29-908-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: MiSuLeEe (09.08.2014) | Автор: MiSuLeEe
Просмотров: 687 | Комментарии: 27 | Рейтинг: 5.0/27
Всего комментариев: 271 2 »
avatar
1
27
Белла обжорка! Интересный разговор у них, все же может Эммеи не так уж и плох, просто обманули его однажды, вот он и злой такой! Не обычный Эммет! Спасибо! Бегу читать дальше!!!
avatar
2
26
Спасибо большое за продолжение!!! lovi06032
avatar
3
13
Воу-воу:) кто-то у нас беременный, я права?;) все признаки на лицо:)
Спасибо за главу! :) * очень-очень жду новую главу! :) *
avatar
1
14
Цитата
Воу-воу:) кто-то у нас беременный, я права?;)
fund02002 Как вы так быстро догадались, ведь намек такой скользкий...
avatar
2
12
спасибо за главу lovi06032
а кто-то ждет ребеночка, что не может не радовать giri05003
а Эммет все таки тот еще, интересно, как он отреагирует на ее реакцию fund02002
жду продолжения JC_flirt
avatar
0
15
Цитата
а кто-то ждет ребеночка, что не может не радовать
  от вас ничего не скроешь))))
Цитата
а Эммет все таки тот еще, интересно, как он отреагирует на ее реакцию
по-большому счету, ему все-равно fund02002 до ее реакции, он о себе только думает
avatar
1
11
Спасибо. Заждались. good
avatar
0
16
JC_flirt пожалуйста
avatar
1
10
Серьёзный разговор ещё даже не начался,  а уже такое напряжение и первая тайна раскрыта)))
Новое прозвище Эдварда мне нравится)))
Намёк на беременность - радует))) думаю, что это будет мальчик))))
Спасибо за продоожение главы))) lovi06032 good
avatar
0
17
Цитата
Серьёзный разговор ещё даже не начался,  а уже такое напряжение и первая тайна раскрыта)))
 ну, теперь готовьтесь к передозировке информации fund02002
Цитата
Новое прозвище Эдварда мне нравится)))
 косячник Тони Старк?  girl_blush2
Я подумала - что-то новенькое))
Хотя, конечно, не сравниться с секси-булками giri05003
Цитата
Намёк на беременность - радует))) думаю, что это будет мальчик))))
 о как))) даже я об этом не думала...
Цитата
Спасибо за продоожение главы)))
  lovi06032
avatar
2
25
Ну, она много ест в последнее время, у неё частые перепады настроения + она поправилась,  это совсем не скользкий намёк на беременность JC_flirt
Девочка - это слишком бонально что ли, а ты бональности не любишь, из чего следует, что будет мальчик, но, вспоминая о твоей любви к интригам, могу предположить, что и здесь ты нас удивишь и родиться у Старка двойня fund02002

Я люблю такие передозировки, жаль только от них возникает ещё большее количество вопросов giri05003 girl_wacko
avatar
1
8
большое спасибо   lovi06032
avatar
0
18
girl_blush2 пожалуйста
avatar
1
7
Спасибо большое за продолжение!!! good lovi06032
avatar
0
19
lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
1
6
спасибо!
avatar
0
20
JC_flirt и вам спасибо
avatar
1
5
Огромное спасибо за проду  lovi06032
avatar
0
21
Рада, что вы ждете и по-прежнему читаете girl_blush2
1-10 11-14
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]