Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Догнать Саймона Шелтона. Глава 1

Сан-Франциско, штат Калифорния

 

- Мистер Каллен? Эдвард Каллен?

Стоящий в дверях мужчина в боксерах, со спутанными волосами и трехдневной щетиной на четко очерченных скулах хмуро взглянул на посмевшего нарушить его сон незнакомца.

- Да, а в чем дело? – в хриплом голосе Каллена слышалась усталость.

- Меня зовут Кевин Уокер, – молодой человек в идеально выглаженном костюме протянул руку, – я оставлял вам сообщение…

- Я вернулся со смены пару часов назад и не прослушивал автоответчик, – пояснил хозяин квартиры и автоматически пожал руку.

- Что ж… В любом случае вам придется меня выслушать, поэтому позвольте нам войти, – это было сказано достаточно вежливо, но определенно не подразумевало отказа.

- Нам? – удивился Каллен и только теперь заметил стоящих за спиной Уокера детей.

Первой его мыслью было – они похожи на ангела и демона. Вернее, на демона, держащего на руках ангела, поскольку старшей девочке было не больше пятнадцати, а малышка – наличие бантиков на одежде ребенка однозначно указывали, что это девочка, – скорее всего, еще даже не ходила. Казалось, у них вообще не могло быть ничего общего. Малолетняя «демоница» была облачена во все черное – черные кожаные шорты, короткий черный топ без бретелей, под которым блестела сережка в пупке, высокие массивные бутсы с металлическими пряжками. Наряду соответствовал темный вызывающий макияж и черный лак на ногтях. Единственным ярким пятном во всем этом мрачном образе были несколько кислотно-розовых прядей в волосах – естественно, угольно-черных – торчащих острыми иглами во все стороны. А еще, жесткий взгляд ярко-голубых глаз, в глубине которых угадывалось упрямство.

На фоне всего этого готичного безобразия малышка в бледно-голубом комбинезончике с облаком золотистых кудряшек, которые в свете тусклой лампочки образовывали некое подобие нимба, казалась настоящим херувимчиком. Стоило Каллену встретиться с ней взглядом, как на её румяном личике расплылась смущенная улыбка, и она прильнула к щеке старшей девочки, не забыв засунуть в рот палец. В этот момент мужчина понял, что перед ним все же сестры – у обеих был особенный, запоминающийся цвет глаз…

- Мистер Каллен… – вновь напомнил о своем присутствии Кевин Уокер и, подхватив большой чемодан, переступил порог, так что Каллену не оставалось ничего другого, кроме как отступить, пропуская их в свое жилище.

Закрыв за ними дверь, он выругался про себя и решил, что постарается отделаться от этих странных и незваных гостей как можно скорее, а затем снова вернется к прерванному сну.

Заскочив на минуту в спальню, чтобы натянуть джинсы и футболку, он вошел в гостиную, соединенную с кухней. Младшая девочка проворно ползла к заинтересовавшему её шкафу с зеркальной дверцей, в то время как её сестрица наглым образом растеклась в его любимом кресле. Уокер остался стоять.

- Итак, о чем вы хотели со мной поговорить? – спросил мужчина, пристально следя за ползающим ребенком.

- Мистер Каллен, могли бы мы обсудить все в другой комнате? – поинтересовался Кевин, достав из портфеля какой-то документ в пластиковой папке.

- Насколько я понимаю, то, что вы собираетесь сообщить мне, непосредственно касается этих детей, поэтому я не вижу смысла куда-либо удаляться, – ответил Эдвард, по-прежнему наблюдая за малышкой, которая устроилась напротив зеркала и под собственный восторженный смех корчила себе рожицы, оставляя на зеркальной поверхности отпечатки ладошек.

- Правильно, вдруг я еще что-нибудь отсюда сопру, – едко прокомментировала девица в черном и оскалилась, демонстрируя на удивление ровные белые зубы. 

Каллен бросил быстрый взгляд на девчонку.

- Не исключено, – невозмутимо произнес он и посмотрел на Уокера. – Итак?

- Хм… В таком случае предлагаю присесть, – Уокер опустился на диван, прежде чем продолжить: –  Мистер Каллен, вы были знакомы с мисс Миллисент Шелтон?

- Милли?.. – впервые за весь разговор на лице Эдварда промелькнули какие бы то ни было эмоции. – Да, конечно, я знаю мисс Шелтон, но я не видел её уже… лет пятнадцать, наверное.

- Ну, тогда вы, наверное, не знаете, что… Мисс Шелтон погибла чуть меньше месяца назад…

- Что? Погибла?.. Как? – Каллен потрясенно рухнул на диван.

- Она и её гражданский муж попали в автокатастрофу…

Услышав это, Эдвард откинулся за спинку дивана и прикрыл глаза. Перед ним стоял образ Милли Шелтон, голубоглазой блондинки с красивой улыбкой и милыми ямочками на щеках – именно такой он запомнил её, когда видел в последний раз. Ему тогда исполнилось восемнадцать…

Какое-то время в комнате было слышно только воркование малышки, которая по-прежнему увлеченно развлекала себя у зеркала.

Наконец, зажав пальцами переносицу, Каллен выдохнул:

- Мне жаль… – и открыл глаза. – Так какое отношение вы имеете к Миллисент?

- Мистер Каллен, я являюсь представителем органов опеки штата Аризона. Дело в том, что мисс Шелтон оставила завещание, в котором указала, что в случае её смерти именно вы назначаетесь опекуном её детей…

- Детей?

- Да, мистер Каллен. У Миллисент Шелтон остались две несовершеннолетние дочери – Элис и Роуз Шелтон, – ответил соцработник, посмотрев в сторону старшей девочки.

- Да я знать не знал, что у Милли есть дети!.. – воскликнул Эдвард.

- Сюрприиииз! – невесело протянула девочка из кресла.

- Мне жаль, что вы узнали обо всем при таких обстоятельствах, но с этим я ничего поделать не могу… Зато я могу помочь вам и детям мисс Шелтон адаптироваться в этой ситуации, и…

- Подождите! Вы не можете вот так просто заявиться и повесить на меня двух детей! Это… неправильно! Я не могу быть опекуном двух девочек!

- Но именно этого хотела мисс Шелтон. Я привез вам копию её завещания, понимая, что у вас возникнут вопросы… Вот, – произнес Уокер, протягивая бумаги.

Каллен взял документ и торопливо пробежался по нему глазами, убеждаясь, что все так, как сказал соцработник: Миллисент Шелтон, будучи в трезвом уме и твердой памяти, распорядилась, чтобы в случае её смерти до достижения старшей дочерью совершеннолетнего возраста опекуном над обоими детьми стал Эдвард Мейсен Каллен…

- Но ведь я не являюсь родственником или отцом этих детей. Как я могу быть их опекуном? – мужчина снова посмотрел на представителя опеки.

- Никто и не утверждает, что вы являетесь кровным родственником Элис или Роуз. Но по закону этого не требуется, чтобы вас назначили опекуном. Достаточно того, что это прописано в завещании мисс Шелтон…

- А разве не правильнее будет, если детей возьмут к себе родственники? – снова попробовал Эдвард.

- Да, наверное, так было бы правильнее, но дело в том, что отец Роуз погиб вместе с Миллисент, и у него из родных осталась только мать, которая страдает болезнью Альцгеймера и содержится в специализированном учреждении. А в свидетельстве о рождении Элис отцовство вообще не указано…

- Но у Милли, кажется, был двоюродный брат, разве нет?

- Да, Саймон Шелтон является единственным известным нам родственником мисс Шелтон, – подтвердил Уокер, – но наш отдел не смог с ним связаться за все это время. К тому же в завещании указано именно ваше имя, а не мистера Шелтона, поэтому…

- Но почему я?..

- Этого я не знаю, мистер Каллен…

Они снова замолчали. Уокер понимал, что Каллену необходимо какое-то время, чтобы осознать то, что на его плечи свалился груз ответственности за двух незнакомых ему детей, поэтому он сосредоточил свое внимание на девочках.

Малышке надоело играть с зеркалом, и она продолжила изучать новую для нее территорию, шустро двигаясь по периметру гостиной и трогая все, что попадалось ей на пути. Так как в той части комнаты Кевин не увидел ничего, что могло быть опасным для ребенка, он перевел взгляд на старшую из девочек Шелтон. Она все так же невозмутимо сидела в кресле, закинув ногу на ногу, следя за младшей сестренкой, и на её раскрашенном лице не отражалось никаких эмоций. Единственным, что выдавало её переживания, были сложенные на груди руки и нервно раскачивающаяся в воздухе нога.

- Послушайте, но вы ведь не можете просто так отдать мне двух детей, да еще девочек. Вдруг я какой-нибудь психопат? Или извращенец? – снова спросил Эдвард.

- Ну, вообще-то я навел о вас справки. Вы никогда не привлекались за правонарушения, не состоите на учете у психиатра, и на работе о вас отзываются только положительно, поэтому вы вполне можете быть опекуном девочек… – произнес Уокер и тяжело вздохнул, понимая, что настало время сообщить Каллену то, что сможет освободить его от ответственности и решить судьбу детей. Если бы он мог, то промолчал бы. Но он не мог. – Мистер Каллен, я понимаю, что опека над двумя чужими детьми не входила в ваши планы, поэтому вы вправе отказаться…

Каллен резко вскинул голову, посмотрев на Уокера.

- Я могу отказаться… – повторил он.

- Да, вы имеете на это полное право.

- И что тогда будет с детьми?

- В этом случае государство в лице штата Аризона возьмет на себя опеку над Элис и Роуз Шелтон до достижения ими совершеннолетнего возраста…

- То есть, другими словами, отправит их в детдом, – перебив, резюмировал Каллен.

- Да, детей поместят в детский дом. Возможно, для них найдется приемная семья.

Вот теперь Эдвард понял, почему Милли хотела, чтобы опекуном её детей стал именно он. Она знала: он не допустит, чтобы девочки попали в детский дом, потому что слишком хорошо знал эту систему.

Он встретил Миллисент Шелтон в одном из детских домов штата Иллинойс, побывав до того в трех подобных учреждениях и сбежав из двух приемных семей, ни одна из которых не стала для него родной. Ему тогда было шестнадцать, Милли – младше на полгода. Одинокий мальчик и одинокая девочка, среди еще сотни таких же одиноких детей, они все же смогли подружиться и стать друг для друга семьей на следующие два года.

Между ними не было романтической связи, хотя многие в приюте думали как раз обратное, уж слишком рьяно юный Каллен защищал красивую девочку, ограждая от назойливых поклонников, даже если те были старше. Возможно, когда-нибудь их отношения и могли перерасти во что-то более глубокое – кто знает, может быть, они и сейчас были бы вместе. Но судьба распорядилась иначе.

Когда Эдварду исполнилось восемнадцать, ему пришлось покинуть приют, а вместе с ним и Милли. Получив доступ к трастовому фонду, который оставили для него родители, он отправился в солнечную Калифорнию – подальше от Иллинойса с его пробирающими до костей ледяными ветрами зимой, оглушающими грозовыми ливнями летом и болезненными воспоминаниями круглый год. Прощаясь с Милли, он пообещал, что вернется за ней к её совершеннолетию, а до того обустроится на новом месте. Конечно, он мог бы забрать её сразу, но для этого потребовалось бы оформлять кипу бумаг, ведь она по-прежнему находилась под опекой государства, а потому куда проще было подождать несколько месяцев. За это время он успел поступить в Университет штата Калифорния и найти небольшую квартирку в Сан-Франциско.

Сначала каждый их телефонный разговор затягивался до тех пор, пока у него не заканчивалась мелочь для автомата. Но постепенно беседы становились все короче – у Милли находились какие-то срочные и неотложные дела, и она быстро сворачивала разговор, – а за месяц до её дня рождения он узнал, что она сбежала из детского дома с каким-то мальчишкой, которого перевели к ним сразу после его отъезда. Тогда Эдвард почувствовал, будто потерял семью во второй раз… И все же он не переставал звонить в Иллинойс, не реже раза в неделю, в надежде, что Милли вернется. Но она не вернулась.

С тех пор он больше ничего о ней не слышал. Вплоть до этого утра. Оказывается, все это время она помнила о нем. И это могло бы стать некоторым утешением, если бы не обстоятельства, при которых он узнал об этом, и двое детей в его гостиной.

- Нет, детдом не вариант, – произнес, наконец, Каллен, покачав головой.

Услышав это, Кевин Уокер удивленно вскинул брови и с надеждой спросил:

- Это значит, что вы примете опеку над девочками?

- Скажите, почему вы не нашли Саймона Шелтона? – вместо ответа задал свой вопрос Каллен.

- Я уже говорил, что мы пытались связаться с мистером Шелтоном, но не смогли ни дозвониться до него, ни застать дома…

- Но если бы удалось его найти, тогда дети могли остаться с дядей, так?

- Если бы мистер Шелтон согласился оформить над ними опеку, то да, – ответил Уокер.

- Хорошо. Значит, я найду Саймона Шелтона, и он оформит опеку, – подвел итог Каллен.

- Вы хотите найти его самостоятельно?

- Да, именно так, – кивнул Каллен. – Дети должны воспитываться в семье, а не в казенном учреждении.

- Я полностью разделяю вашу точку зрения, мистер Каллен, но должен уточнить. Где и с кем будут находиться дети до того момента, пока вы не найдете мистера Саймона Шелтона? – задавая вопрос, Кевин Уокер мельком скользнул взглядом по девочке в кресле, отметив, что она подалась вперед всем корпусом и внимательно вслушивается в разговор взрослых. Да, она прекрасно понимала, что сейчас решается их с сестрой судьба.

- Я… – начал было Каллен, но тут же замолчал, не найдя ответа.

- Мистер Каллен, в этой ситуации есть два выхода. Первый – вы принимаете опеку над Элис и Роуз Шелтон, дети остаются с вами, и вы по собственной инициативе начинаете поиски их родных, которые смогут подать прошение об установлении опекунства. Либо вариант второй – вы отказываетесь от опеки над несовершеннолетними Шелтон, и тогда я сегодня же отвезу детей в госучреждение, где они будут находиться до тех пор, пока ваши поиски не увенчаются успехом, или для них не найдется приемная семья, – произнеся это, мужчина замолчал, давая время осмыслить сказанное. Спустя минуту он добавил: – Выбирать вам, но сделать это нужно прямо сейчас.

Эдвард потер ладонями лицо и устало вздохнул. Не было у него никакого выбора.

- Давайте ваши чертовы бумаги, – зло процедил он, а увидев довольную улыбку Уокера, тут же добавил: – Я принимаю опеку, но временно. Как только я найду их родственника, и это не займет много времени, я лично провожу его в вашу контору, чтобы переоформить все документы на него, понятно?

- Конечно, мистер Каллен, это ваше право, – сдержанно ответил соцработник. – Но я в любом случае рад, что вы все же не отправили девочек в детский дом. Государство старается сделать все возможное для детей, оставшихся без семьи, и все же этот институт далек от совершенства…

- Можете мне не рассказывать, – буркнул Каллен, ставя на документах свою размашистую подпись.

Когда с этим было покончено, Кевин достал из портфеля визитку и протянул её Эдварду.

- Мистер Каллен, как только я вернусь в Аризону, то свяжусь с органами опеки и попечительства штата Калифорния, чтобы назначить местного куратора. Этот работник будет посещать вас каждый месяц, чтобы удостовериться, что у детей есть все необходимое для нормальной жизни и развития, а также помочь вам при необходимости. Но если у вас возникнут какие-то дополнительные вопросы, я всегда готов ответить на них. Со мной всегда можно связаться по одному из указанных номеров.

- Не думаю, что мне это понадобится, потому как я собираюсь найти Шелтона в самое ближайшее время, – покачал головой Эдвард, но визитку все же взял.

- Надеюсь, что так и будет, – Уокер не стал разубеждать мужчину, хотя сомневался, что родственника девочек будет так уж просто найти. – Пока же вам необходимо позаботиться о том, чтобы организовать для детей необходимый комфорт, – увидев на лице Каллена недоумение, Кевин терпеливо пояснил: – В чемодане находятся некоторые вещи девочек, но мы не могли взять с собой все. Поэтому вам нужно или приобрести остальное, включая мебель, или привезти что-то из дома мисс Шелтон, – он протянул связку ключей. – Но в первую очередь я советую вам все же посетить ближайший супермаркет и купить для девочек здоровой еды, а также туалетные принадлежности, полотенца, одеяла, подушки, возможно, пару комплектов постельного белья… – окинув взглядом гостиную и кухню, добавил: – Да, обязательно нужно поставить на все розетки в квартире защиту, чтобы малышка не травмировалась, а на всех электроприборах активировать специальные режимы против случайного включения детьми, и, думаю, что не помешает установить блокираторы на дверцах шкафов…

Слушая наставления социального работника, Эдвард становился все мрачнее. В глубине души он понимал, что Уокер лишь выполняет свою работу и делает это намного лучше, чем иные сотрудники опеки, с которыми ему приходилось некогда встречаться. И все же с каждым новым словом он чувствовал, что волна раздражения поднимается в нем все выше, грозясь перерасти в настоящий тайфун. Не желая разбираться с последствиями, которые могли возникнуть, если Уокер не заткнется прямо сейчас, Каллен грубо перебил его:

- Мистер Уокер, если вы наводили обо мне справки, то должны знать, что я имею куда лучшее преставление о бытовых несчастных случаях и знаю, как их предотвратить. Если вам больше нечего мне сообщить, то не смею вас задерживать.

В комнате повисла тишина. Даже малышка, которая к этому времени успела забраться на колени к старшей сестре, молча смотрела на взрослых, пока те мерились силой взгляда.

- Хорошо, мистер Каллен, – в итоге уступил Уокер. Нет, он сделал это не потому, что испугался, хотя в этот момент Каллен действительно казался способным на многое. На самом деле, несмотря на более чем суровый вид, он угадывал в этом мужчине человека порядочного и справедливого. Одно то, что он не воспользовался предоставленной возможностью отказаться от навязанной ему опеки, потому что считал неприемлемым, чтобы дети отправились в детдом, уже говорило о многом. – Если возникнут какие-то сложности, у вас есть мой номер, – добавил он и поднялся с дивана, подхватив портфель.

Подойдя к креслу, где сидели девочки, Кевин улыбнулся.

- Я очень надеюсь, что здесь вам будет хорошо. Но если что, ты всегда можешь позвонить мне, договорились? – спросил он негромко, сжав худенькое плечико старшей девочки. Как только она неуверенно кивнула, он повернул голову в сторону Эдварда и уже громче произнес: – Мистер Каллен, будьте добры, закройте за мной дверь, – после чего вышел из гостиной.

Все так же хмурясь, Каллен молча последовал за мужчиной до двери.

Как только они остались наедине, Уокер повернулся и сказал:

- Я понимаю, что вам не просто принять эту ситуацию, но, пожалуйста, помните, что эти девочки только что потеряли мать, – выражение на лице Каллена стало еще мрачнее, но он все же кивнул. – До свидания, – добавил Уокер и покинул квартиру.

Закрыв дверь, Эдвард еще несколько секунд стоял в прихожей, стиснув голову ладонями. Он до сих пор не мог поверить в происходящее, а особенно в то, что Милли больше нет…

Услышав из гостиной визг ребенка, он устало потер лицо, бросил полный тоски взгляд в сторону спальни, а затем, снова нахмурившись, прошел в комнату.

За то время, пока его не было, малышка успела обзавестись какой-то игрушкой, видимо, её достала из чемодана старшая сестра, и теперь играла на ковре перед диваном. В этот момент Эдвард осознал, что он даже не спросил, кто из них Элис, а кто – Роуз…

Прислонившись к дверному косяку и сложив на груди руки, он заговорил:

- Значит, вы дети Миллисент…

Девочка с прической дикобраза вздрогнула, но уже через секунду выпрямила спину и посмотрела ему прямо в глаза.

- Да, – коротко ответила она, по-прежнему оставляя в неведении Каллена о том, как её зовут.

- И ты… – снова попробовал мужчина.

- И я, – произнесла та, зеркально повторяя позу Эдварда.

- Как, черт возьми, тебя зовут?! – не выдержал он.

Зло зыркнув в него убийственным взглядом, она прошипела:

- Элис София Шелтон.

- Хорошо, –  снова вернув самообладание, кивнул мужчина. – Значит, твоя сестра – Роуз.

- Браво, КЭП! – съязвила Элис.

- Осторожней, девочка, – угрожающе рыкнул Каллен, подойдя ближе и нависнув над ней. – Не забывай, что ты сейчас находишься в моем доме!

На какую-то долю секунды Эдварду показалось, что в голубых глазах мелькнул испуг, но уже в следующее мгновение она упрямо задрала подбородок и, глядя прямо ему в глаза, зло ответила:

- А я не просила привозить нас сюда! Мы вполне могли остаться с Рози дома! Я вообще не понимаю, почему она решила, что нам нужен опекун, тем более такой, как ты! Нам никто не нужен!

Несмотря на всю дерзость девчонки, Эдвард прекрасно читал между строк: за всей этой гневной тирадой стоял страх, страх, что это они с маленькой сестренкой, которую она ласково называла «Рози», теперь никому не нужны. А еще горькая обида на ту, которую не могла назвать простым «мама», за то, что своей внезапной смертью заставила её так рано повзрослеть. Все эти эмоции были слишком хорошо знакомы Эдварду. В его сердце шевельнулось желание утешить, но он быстро отбросил эту мысль. Он сделает все, чтобы дети Милли не попали в детдом, но не собирается впускать их в свою жизнь.

- Вам нужен опекун, так как вы обе еще слишком малы, – спокойно ответил он, подойдя к окну.

- Мне тринадцать, почти четырнадцать, и я сама могу позаботиться и о себе, и о Рози! – упрямо заявила Элис.

Эдвард был несколько удивлен, что ей только тринадцать, хотя должен был догадаться, подсчитав, сколько лет прошло с того дня, когда он покинул детдом и Милли. Но теперь он и сам видел, что ни яркий макияж, ни дикая прическа, ни вызывающий наряд не могут скрыть её еще по-детски худенькую фигурку.

- Вот именно, тебе всего лишь тринадцать, – кивнул Каллен. – Поэтому вам с сестрой нужен кто-то, кто будет о вас заботиться, и этим кем-то является ваш дядя Саймон.

Девочка лишь хмыкнула, а затем, глубоко вздохнув, снова ринулась в бой:

- Послушай, Каллен, – начала она, – у меня есть простое решение, которое устроит и тебя, и меня.

Эдвард удивленно поднял брови, глядя на эту маленькую самоуверенную выскочку; она же тем временем продолжила:

- Я все придумала! Ты ведь уже подписал все те бумажки, значит, для всех ты – наш опекун. Но тебе не обязательно при этом жить с нами! – услышав это заявление, Эдвард хотел уже возразить, но Элис подняла ладошку, и, не давая ему возможности сказать, выпалила: – Подожди! Ты не дослушал! Тебе не нужно, чтобы мы жили с тобой, мы будем только отпугивать от тебя дамочек и путаться под ногами, поэтому тебе просто нужно снять для нас где-нибудь небольшую квартирку, и все! Ты можешь продать наш старый дом, и платить из этих денег за наше жилье. И больше нам ничего не нужно, правда! А когда должна будет приходить какая-нибудь тетка из опеки, то мы с Рози будем приезжать к тебе и изображать, как нам тут с тобой хорошо. Здорово, правда?

Какое-то время Каллен не мог выдавить ни слова, настолько он был ошеломлен, причем не столько самим предложением юной Шелтон, сколько тем, с каким воодушевлением она предлагала ему бросить их с сестрой. Оправившись от шока, он спросил:

- А на что же вы будете жить, если от меня требуется только оплачивать вам квартиру?

- Так я буду работать!

- И кем же? – прорычал он, подумав о чем-то очень, очень дурном.

- Няней! – воскликнула девочка, и Каллен облегченно выдохнул. – Я смогу сидеть с чужими детьми, а заодно присматривать за Роуз! Видишь, как все здорово!

- А как же школа? – снова попробовал достучаться до нее Эдвард, хотя понимал, что это бесполезно.

- Да нафиг эту школу, –  пожав плечами, ответила Элис. – Читать, писать и считать я умею, а большего мне и не надо.

- В самом деле, зачем тебе что-то большее? Разве тебе нужен аттестат о среднем образовании? Зачем?! Зачем тебе пытаться чего-то добиться, правда? Лучше всю жизнь просидеть с чужими детьми… – саркастически заметил мужчина.

- Когда мне исполнится восемнадцать, я смогу пойти работать официанткой! – настырно фыркнула девочка.

- О, да это целый план! – хмыкнул Каллен. – Вот только мне он, знаешь ли, не по душе. Мы завтра же отправимся искать вашего дядю! Можешь попробовать озвучить ему свои грандиозные идеи.

- Каллен! – возмущенно воскликнула Элис.

- Для тебя я мистер Каллен, – невозмутимо поправил Эдвард.

- Да ты!.. Да ты… ты настоящий идиот, вот ты кто! – прокричала она и от злости топнула ногой в тяжелом ботинке.

Эдвард в два шага преодолел расстояние между ними и, нависнув, схватил её за подбородок, заставляя смотреть прямо в глаза.

- Во-первых, это был первый и последний раз, когда из твоего размалеванного ротика вылетает подобная мерзость, – ледяным тоном произнес он так, что у девочки тут же испарилось любое желание ему перечить. – А во-вторых, именно ты будешь полной идиоткой, если загубишь свою жизнь. Ваша мама хотела, чтобы я позаботился о вас, и я сделаю это. Поэтому даже не заикайся об этом при мне!

В глазах Элис заблестели слезы, и Эдвард тут же её отпустил, позволяя отвернуться. Он понимал, что в этот момент она чувствует себя униженной, но вместо того, чтобы успокоить, развернулся и направился в спальню, бросив на ходу:

- Сейчас я пойду отсыпаться после смены, поэтому проследи за своей сестрой, чтобы она не мешала мне своим визгом. Если захотите есть, возьми что-нибудь в холодильнике. Вечером мы сходим в магазин, а завтра с утра полетим в Аризону, – после чего хлопнул дверью в комнату.

Рухнув на кровать, он обхватил голову руками.

- Милли, как же так… – прошептал он в подушку, борясь с комком в горле.

 


Ну, поехали! Буду рада вашим комментариям на форуме :)

 



Источник: http://robsten.ru/forum/67-2203-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: bliss_ (04.04.2016) | Автор: bliss_
Просмотров: 454 | Комментарии: 19 | Теги: Сумерки, Все люди, фанфикшн | Рейтинг: 5.0/32
Всего комментариев: 191 2 »
avatar
0
19
Спасибо большое.История судя по началу обещает быть интересной.Полюбопытствуем.
avatar
1
18
Первая глава истории очень понравилась!  good
Да, и выбора у Каллена в общем-то не было. С его прошлым.
Спасибо! lovi06032
Жду продолжения.
avatar
0
17
вот это сюрприз от милли 12 giri05003 спасибо!
avatar
0
15
Очень захватило начало истории!!!Чувствую поиски будут наполнены приключениями)))Возьмите меня в ПЧ,пожалуйста)
avatar
0
16
Договорились)
avatar
0
14
Очень интересно! Большое спасибо! good lovi06032
avatar
13
Спасибо за интригующее начало! lovi06032
avatar
0
12
Спасибо за начало новой истории! good lovi06032
avatar
1
11
Да, свалились как снег на голову детки бывшей подружки Милли... большое спасибо за интересное начало.
avatar
0
10
очень понравилось начало, свежо и необычно, спасибо!!!
avatar
0
9
lovi06032
1-10 11-18
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]