Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Голос. Глава XXII Часть II

Глава XXII Часть II


Эдвард понимал теперь, что «начать новую жизнь» - это не просто оборот речи. 
Новая жизнь - это просыпаться под дыхание той, которая стала его второй половиной. Больше не было кошмаров по ночам или сна, схожего со смертью. Иногда, очень редко, когда он вздрагивал от накатывавшей во сне паники, Белла инстинктивно придвигалась ближе, обвивала тёплыми руками, целовала в лоб, отгоняя призраков. Рядом с ней все отступало, оставляя место лишь любви, безусловной, счастливой. 

Марта ещё жила вместе с четой Каллен; через месяц Эдварду предстояла операция, и было целесообразно продлить договор с ней до окончания периода реабилитации. А пока Марта помогала Белле вести дом, полностью передав ей заботу о муже. 

В этот дом, который Эдвард ранее воспринимал как тюрьму, как жестокое напоминание о потерях, пришло счастье. Тихое, глубокое, абсолютное счастье, скрывавшееся в деталях. 
В совместном завтраке, в прогулках. В нежных прикосновениях, в страсти, в слиянии тел и душ, в чём-то, что придавало сладость будням. 

Белла видела, насколько сложно Эдварду принимать ее помощь в ежедневных действиях, которые были все ещё неподвластны ему, и была благодарна за то, что он больше не испытывает ложного стыда. Он уже мог многое, хорошо ориентируясь в доме, но такие элементарные действия, как бритьё или душ, могли быть опасны без присмотра. И она буквально проклинала себя за то, что втайне наслаждалась, проводя бритвой по точёной челюсти мужа, иногда не выдерживая и прокладывая дорожку поцелуев следом. Он перехватывал ее руку, заставлял отложить все в сторону. Белла прятала лицо на его плече, приглушенно стонала, погружаясь в этот водоворот жара и свежести. 

Они узнавали друг друга. Стремительное знакомство посреди боли и трагедий, стремительная любовь не должны были помешать им найти связь на ещё более глубоком уровне. Что любит она, что не нравится ему; книги, события, взгляды на жизнь, отношение к элементарному и сложному - все то, через что проходят сотни, тысячи пар, лишь потом понимая, как нужны друг другу. 

Они были разными; разными были и исходные условия жизни. Но судьба преподнесла урок им обоим, заставив многое переосмыслить. Теперь можно было расти вдвоём, дополняя друг друга, понимая, что на самом деле важно. 

Чем ближе подходил срок операции, тем спокойнее и решительнее становился Эдвард и тем сильнее нервничала Белла. Слишком свежи были воспоминания о больничной палате, о его боли и муках, о собственном бессилии. Ей все сложнее было оставить его даже на секунду. Белла возвращалась с работы и приникала к встречавшему ее Эдварду надолго, забывая порой даже снять пальто. Просто бросала в холле сумку и падала в его объятия, не говоря ни слова. 

- Детка... Ну что с тобой... Поговори со мной, Белла, прошу... 
Сегодня ей было особенно тяжело. До операции оставалось несколько дней. В ординаторской она услышала разговор двух врачей, потерявших пациента во время элементарного вмешательства. У молодого мужчины остановилось сердце. Белла понимала, что ведёт себя нерационально, но едва доработала до конца рабочего дня. 
- Белла, я не могу так. - Ее пальцы, судорожно вцепившиеся в его предплечья, тяжелое дыхание и упорное молчание говорили Эдварду о том, что она борется с чем-то страшным. - Неужели я не заслужил и капли доверия? 
- Я боюсь, - едва слышно сказала Белла. - Очень. 
- Что так пугает тебя? Поделись со мной, малышка... - Этот голос, эта нежность... Счастье, просто чувствовать его...
- Это так глупо, Эдвард... Я не хочу беспокоить тебя этим... Тебе есть о чем думать...
Эдвард молча снял с Беллы пальто, легко потянул за руку. В их спальне она легла рядом, положила голову ему на грудь. Под стук его сердца было легче засыпать, но сегодня переизбыток эмоций вызвал лишь слезы, неудержимые, катившиеся градом. 
- Белла, ты скажешь мне, что с тобой? 
- Я боюсь твоей операции. - Вот она и произнесла это. - Боюсь снова увидеть тебя на больничной койке, боюсь, что может произойти что-то непредвиденное. 
- Белла, ты... Боже... Почему ты не сказала мне раньше?!
- Просто сегодня... Сегодня в больнице... Эдвард, я даже вслух не могу произнести это... Я не смогу, если... 
Белла плакала все сильнее. 
- Я откажусь. Ничего не стоит такой твоей реакции. Я позвоню Джеральду и отменю все. Я умоляю, успокойся...
- Нет, Эдвард. - Белла глубоко вздохнула, вытерла рукой лицо. - Это твой шанс. Ты сможешь снова стать собой. Прости меня, прошу. 
Ее горячие от слез губы коснулись его лица. 
- Я все понимаю, детка... Я не знаю, как бы вёл себя, если бы был на твоём месте... - Эдвард поцеловал ее, глубоко, нежно, вкладывая в этот поцелуй все, что рвало его душу и что он пытался скрыть. - Все будет хорошо. Я обещаю. Я говорил с врачами. Никакой опасности нет. Есть только маленький шанс, что когда-нибудь... Я увижу тебя. Твои глаза, твою улыбку. Наконец увижу, как ты краснеешь, когда я целую тебя... вот так... 
- Эдвард... - Белла задохнулась, прижимая к себе его голову, не давая ему и на секунду остановить то, что он начал. Она понимала, что Эдвард отвлекает ее. Не даёт думать о плохом, хотя ему, наверное, так же страшно, как и ей самой. Но она понимала также и его мотивы. Слишком сильно желание, искушение вернуть самого себя. Для неё. Для них.
- Постарайся не бояться ничего, - сказал он тихо позднее, когда Белла тихонько перебирала его волосы. - Ты замёрзла. 
Эдвард протянул руку, нащупывая плед. Белла застонала, когда его ладонь скользнула по ее груди. - Ты не даёшь мне думать... 
- Я подумал обо всем, - сказал Эдвард невпопад. - Дженкс подготовил необходимые документы, и...
- Ты о чем? - Белла сбросила его руку, села, мгновенно отстранившись. - Ты ни черта не понял, Эдвард! 
Дьявол... Как он мог... Боже... 
- Неужели ты думаешь, что мне... - Она тяжело дышала; оцепеневший Эдвард слышал шорох одежды. 
- Белла, не надо... Я не...
Звук захлопнувшейся двери заставил его замолчать. 

 

- Да, отец. Все в порядке. - Звонки Карлайла все ещё были для Эдварда чем-то, чему он не мог дать определения. Они разговаривали все чаще, но была тема, которую и тот, и другой обходили молчанием. 
Эсме. 
Она словно исчезла с лица земли, предварительно успев опустошить два из трёх счетов, ведшихся на имя Каллен. Финансовый крах убивал Карлайла, пытавшегося встать на ноги, но последнее время он ловил себя на мысли, что это - не самое страшное. А самым страшным было выражение лица Эдварда, когда он понял до конца, что сделала его мать. Словно в нем умерло что-то, что уже не возродится. Он попросил отца не говорить больше об этом; ничего из этого яда не должно было испортить предстоящее бракосочетание с Беллой. Но мать убила в сыне ещё одну частицу его самого, ещё державшуюся за прошлое. 

По голосу Эдварда Карлайл слышал, что сын подавлен. 
- Волнуешься перед операцией? - осторожно спросил он, все ещё боясь, что Эдвард закроется, оборвёт разговор. 
- Немного. Мне больно за Беллу. Она нервничает намного сильнее. А я допустил только что непростительную оплошность. 
- Что случилось? 
- Я составил завещание. Все, чем я владею, авторские права на переводы, тантьемы, эта квартира, деньги, - абсолютно все останется Белле. Не бог весть что, но даже если... Я не хочу, чтобы она даже один день жила так, как жила раньше. Достаточно того, что она вкалывает в больнице, в то время, как... Ладно, прости меня. 
- Я понимаю, Эдвард. Не проси прощения. Нам... нам многое нужно наверстать. 
- Спасибо. Ты... ты выяснил что-то? - Вот он и задал этот вопрос. 
Карлайл долго молчал. - Пока нет, Эдвард. Я ищу ее. Просто чтобы понять, почему.... Я сообщу тебе. Обещаю. 

 

Боль, терзавшую Эдварда после бегства матери, он похоронил так глубоко в себе, что никто, даже Белла, не мог заподозрить, что сделали с ним последние события с участием Эсме. В минуты, когда что-то напоминало ему об этом он метался между яростью и печалью, выбивавшей почву из-под ног. 
Эдвард все чаще думал о собственном ребёнке. Белла мечтала об этом, и он был готов отдать ей все, даже жизнь свою. А был ли он готов к этому... Слепой отец, неспособный ни поддержать, ни даже увидеть малыша. Ещё одно бремя на плечах Беллы... Если только...
- Должно... должно сработать... Господи, помоги мне, помоги... Последний раз... 
Эдвард лежал в темноте, закрыв лицо локтем и сквозь зубы выталкивая из себя отчаянную, яростную молитву. 

Белла вошла, присела рядом. Отвела его руку от лица; от его вида сжалось сердце. 
- Прости меня, - прошептала она, склоняясь к мужу. - Эдвард... слышишь? Я просто не могла выдержать... когда ты заговорил об этом... Ты - моя жизнь, Эдвард. 
- Я не должен был вот так бросать это тебе под ноги. - Он оперся на локти, приподнимаясь, чтобы Белла могла устроиться в его объятиях. - Мы впервые поссорились? 
Улыбка тронула уголок его губ; потянувшись, Белла поймала ее, целуя. 
- Получается, что так. 
- Эдвард... Я знаю, что ты сделал и делаешь для меня. Я обещаю тебе быть с тобой каждую секунду... Я молю бога о благополучном исходе ради тебя самого. Ведь я обладаю уже этим даром - открывать глаза по утрам и видеть рядом с собой того, кого люблю всем сердцем. Я хочу, чтобы ты стал собой. Думай о себе, милый. Хотя бы эти дни. 

 

Белла мерила шагами опостылевший больничный коридор. Марта застыла у окна, сжав в кулаке носовой платок. На другом конце коридора появился Карлайл с пластиковыми стаканами в руках. 
- Кофе здесь омерзительный, - сказал он тихо, подавая стаканы Белле и Марте. - Но я не могу сидеть на месте. 
- Спасибо. - Белла придерживала стакан двумя руками. Ее била дрожь; она почти не спала ночью. Эдвард приехал в клинику накануне вечером для окончательного обследования; лаской и уговорами он заставил Беллу вернуться домой. 
- Ты приедешь завтра. Я буду ждать тебя, - шептал он, целуя ее. - Мне пора, детка. 
- Я так люблю тебя. Все будет хорошо. Держись. 
- Конечно. Люблю тебя. До завтра, малышка. 

Находиться одной в их спальне было просто невыносимо. Без Эдварда, без его голоса, просто без того, чтобы ощущать его рядом. Марта приготовила что-то, к чему обе едва прикоснулись, умирая от тревоги. Белла видела, как Марта украдкой утирает глаза. 
- Глупо, да? - сказала она Белле. - Я понимаю. Извини, дорогая. 
- Нет. Марта, нет. Он... он сразу становится частью сердца. Эммет звонил уже три раза. Его отец не находит себе места. И мы... Вокруг Эдварда столько любви. Эта операция сложная... А он едва окреп. Снова наркоз, снова восстанавливаться. Но ему нужен этот шанс. Я повторяю себе это. 

Они ждали около трёх часов. К исходу третьего часа к ним подбежал запыхавшийся Джеральд. 
- Скоро закончат. Все будет хорошо, Беллз. Осталось совсем немного, я говорил с коллегами. 

Ещё через полчаса все закончилось. 
- К вечеру вы сможете навестить его, - сказал пожилой профессор-нейрохирург. - Мистер Каллен останется здесь на десять дней. Вы его жена? 
- Да, профессор. 
Тот улыбнулся. - Шансы высоки. Если все пойдёт так, как мы рассчитываем. 


Вечером Белла тихонько открыла дверь палаты, погружённой в полумрак. Эдвард лежал спокойно; его дыхание было ровным. Верхнюю часть лица закрывала повязка. 
Присев на стул, Белла взяла его руку. По привычке приложила пальцы к запястью, измеряя пульс. 
- Мой хороший... Я люблю тебя.
- Привет. - Его голос звучал чуть хрипло. Губы дрогнули в улыбке. 
- Я разбудила тебя? 
- Нет. Белла... - Эдвард чуть сжал ее пальцы. - Как ты? Ты не плачешь больше? Все хорошо, детка. 
- Я знаю. Все прошло прекрасно. Я так рада, Эдвард. Прости меня, пожалуйста. 
- Я не знаю, как выдержу здесь десять дней без тебя. - Ладонь Эдварда легла на ее колено, чуть сжала. - Я буду просить бога, малышка. Умолять. Требовать. Лишь бы увидеть когда-нибудь твои глаза... Твоё лицо... Я могу попросить тебя? 
- Все, что хочешь. Принести воды? Тебе плохо? 
- Нет. Все прекрасно. Белла... Поцелуй меня... 

 

- Как он? - Лиз замерла на пороге, приоткрыв дверь в кабинет Эммета. 
- Я только что говорил с Беллой. Все прошло хорошо. Эд в порядке. 
- Я так рада. За них обоих. Знаешь... Глядя на твоих друзей, понимаешь, что в этом мире... Есть за что бороться... Я не верила в такое, если честно. 
- Я тоже. - Эммет встал, подошел к двери. Взяв Элизабет за руку, привлёк к себе. - Поговори со мной. Ты сама не своя со времени поездки домой. Я сделал что-то не так? Все слишком быстро? Лиз... Послушай... 
Эммету было страшно. Эта девушка стала настолько дорога ему за это короткое время. Во время перелёта она рассказывала ему о своей жизни, о работе. Она, как и Эммет, рвалась в горячие точки мира, налаживая новостную работу. Как и он, пострадала во время перестрелки. У Эммета разрывалось сердце, но он понимал, что Лиз не потерпит сентиментальности. Она спокойно излагала факты - в этом была вся она. И все же они стали близки. Она оттаяла на торжестве в гостеприимном доме Эдварда. Под оглушительные аплодисменты она наголову разбила Дженкса в шахматы, с жаром обсуждала что-то с Карлайлом. На следующий день все встретились снова на ланч, уже в компании новоиспечённых молодожёнов. Крепко обняла Беллу, и они совершенно одинаково закатили глаза, слушая шутливую перепалку Эммета и Эдварда. 
Вернувшись в отель, Эммет молча опустил ее на постель; о том, чтобы снять с неё эту непривычную одежду, он мечтал двое суток. И вот тогда и случилось то, что, очевидно, и стало причиной ее изменившегося поведения. 

В полумраке гостиничного номера ее глаза мерцали; она низко наклонилась над Эмметом, тяжело дыша. Лиз была легкой и сильной; от ее прикосновений горела кожа. Она прошлась губами по его шее, чуть прикусила плечо. 
- Только не останавливайся... Не оставляй меня. - Эммет обхватил ее спину, прижимая крепче. - Я уже не смогу... без тебя... 


И вот сегодня она смотрела на него в упор. - Эммет, я не из тех, кто... Кто играет с чем-то важным... Поэтому... Скажи мне - что это? Ты и я? 
- Я сказал тебе то, что хотел сказать и вне постели, Элизабет. - От неприятного предчувствия сжалось сердце. - Я влюблён в тебя. 
Она вскинула голову. Ее губы чуть вздрагивали. - Ты... ты нужен мне, Эммет. Но...
- Что «но», Лиз? Ты несвободна? 
- Я совершенно одна. Просто, прежде чем продолжать, хочу, чтобы ты знал... Кроме панических атак и прочего... Я бесплодна, Эммет. У меня никогда не будет детей. Подумай, нужно ли тебе это. 
Эммет молчал; молчала и Элизабет. Когда она встала, чтобы уйти, он перехватил ее руку. - Я верен своему слову, Лиз. Не оставляй меня, прошу...

 

Как быстро бежит время...

 

Белла до сих пор не могла до конца привыкнуть к тому, что происходило в их жизни за  последний год.

Эдвард выдержал. Абсолютно все. Ещё одну операцию, давшую все же окончательный эффект. Медикаментозное лечение. Наградой им стали его слёзы, когда стало ясно, что серая пелена перед глазами, ставшая частью его жизни - в прошлом. Эдвард видел все ещё очень плохо; к вечеру зрение падало почти полностью, оставляя ему лишь смутные, размытые очертания, но он видел. 

А Белла видела того Эдварда, которого не знала до сих пор. В его глаза, на его великолепное, странное лицо вернулась жизнь. 
- Это ты... все только ты, - твердил он, не веря, когда впервые смог достаточно чётко увидеть свою жену. 

Это не меняло ничего. Невозможно было больше, чем любил он, любить эти глаза, это лицо со светлой кожей и ярким румянцем, появлявшимся от его прикосновений. Эту тёмную волну волос, тонкое, легкое тело. Эдвард знал ее, и для этого ему не нужны были глаза. И все же... 

Марта закончила свою службу в семье Каллен; прощаясь с ними, она смеялась и плакала, обнимая своего любимого подопечного и его жену, с восторгом глядя в глаза Эдварда. Они улыбались; тонкие лучики морщинок разбегались вокруг, а в них словно отражалась его щедрая, любящая душа. 
- Марта... Я не знаю, как отблагодарить вас. Вы не просто работали со мной... Вы спасли мне жизнь. Прошу вас, не забывайте нас. Вы - друг, член семьи. 
- Никогда, мой дорогой. Но теперь вы будете вдвоём. Вы заслужили все счастье на этой земле. 

В эти месяцы Эдварду казалось, что он просыпается после затяжного кошмара. А проснувшись, видит другой мир. Больше не было лжи, фальши, боли. Были операции, были моменты отчаяния, но он был счастлив, полон любви. Окружён любовью. 
Но все чаще в его сознании мелькало одно желание, сохранившееся из прошлой жизни. 

- Белла? Послушай, детка... Я хочу спросить тебя...
Они лежали в постели, но сна не было. Так часто просто обсуждали что-то. Белла повернула голову; Эдвард смотрел на неё в полумраке. Она знала, что муж почти ничего не видит сейчас, но его глаза искрились теплом и каким-то... нетерпением. 
- Что-то случилось? 
- Нет... нет, все прекрасно... Знаешь... Я хочу снова работать. 
- Работать? - Белла приподнялась, приблизила лицо к Эдварду. - Эдвард... Это так неожиданно... Мой хороший... Ты хочешь снова заниматься переводами? Но... ты недавно восстановился...
- Есть программы, которые помогут мне работать. И я буду обсуждать это со своим врачом. Я давно уже хотел освоить компьютер заново... но теперь у меня больше возможностей. А насчёт переводов... Я закончу одну книгу, над которой работал до... до несчастного случая. Потому что мне кажется, что лишь теперь я смогу понять то, чего априори не мог понять тогда. Я не чувствовал ничего тогда... Как я мог понять то, что переживают эти люди... 
- А потом? 
Эдвард улыбнулся. - Я хочу попробовать написать свою книгу. 

- Снова в действии? - Эммет сделал глоток из бутылки, глядя на рабочий стол Эдварда. Он вернулся в Лондон месяц назад, но лишь сейчас нашёл в себе силы встретиться с другом. 
- Да. Очень медленно. - Эдвард снял очки, крепко потёр ладонями лицо. - Работать по ночам я больше не могу. Да и днём многое приходится делать на слух. 
- Как тебе это удаётся? 
- Дорис не помнила себя от счастья, когда я позвонил ей, - сказал Эдвард мрачно, но его губы тронула полуулыбка. - Она связалась с миссис Кайто, автором книги. Она ждала моего возвращения. 
Эдвард покачал головой. - В этом - весь менталитет этого удивительного народа. Не сдаваться, надеяться, уповать на все возможные силы. Миссис Кайто прислала мне новейшую компьютерную программу для слабовидящих. 
- И Цугуми снова сводит тебя с ума. 
Эдвард улыбнулся снова, уже широко, ярко.
- Есть такое. Но мы снова станем друзьями. Осталось немного, Эм. 
- А потом? 
- Не знаю. Я больше ничего не загадываю. Хочу просто жить, любить. Видеть близких. 
Эдвард помолчал секунду, затем вскинул глаза, посмотрел на Эммета в упор. 
- Что случилось? 
- Почему что-то должно было случиться? Мой контракт истёк, Эд. Его и так уже продлевали. Теперь все. Вернусь в редакцию. 
- А Лиз? 
Лицо Эммета исказилось от боли. - Эд... Не надо...
- Она не смогла вернуться с тобой? 
- Не захотела. Я... твою мать... Эдвард, я сделал ей предложение... Я остался бы в Африке, в Китае, хрен знает где, только бы с ней. А она... Она не хочет быть мне в тягость. 
- Почему? 
- Она не может иметь детей. И считает, что не имеет права мешать мне иметь нормальную  семью. А я… Мне нужно… К черту все…
Эммет смотрел другу в глаза, зная точно, о чем он думает. Встал, отставил бутылку. 
- Прости меня. Я пойду. Если понадоблюсь, ты знаешь, где меня искать. Целуй Беллу от меня. 


Звонок телефона на рабочем столе заставил Элизабет Ривз вздрогнуть. Английский номер. Сердце тяжело ударило, ладони вспотели. 
Она поступила правильно. Абсолютно. Отпустить Эммета было практически невозможно. Но дать ему совершить ошибку было бы преступлением. Ему нужна полноценная семья. А ее жизнь - это ее жизнь. Одной. 
Она и так достаточно долго узурпировала его чувства. И позволила себе полюбить. Только вот....
Телефон не умолкал. Лиз подняла трубку. 
- Элизабет? Здравствуйте. Это Эдвард Каллен. Вы помните меня? 
- Эдвард... Конечно, помню, что вы... Как вы себя чувствуете?
- Все прекрасно, благодарю. 
- Как Белла? 
- Спасибо, хорошо. Лиз, вы не уделите мне несколько минут? 

 

- Эдвард... Я не знаю...
- Детка, я не мог иначе. Если бы не Эммет, тебя бы не было рядом. Вспомни... Он помогал тебе. Это же Эммет впустил тебя тогда, когда ты впервые приехала к нам... Когда готовила паэлью... Он ведь говорил с тобой... о нас...
Белла обняла Эдварда, уткнувшись лицом ему в плечо, покачала головой. - Я помню. 
- Он не уставал твердить мне, что я не имею права решать за нас... И был прав. Я должен был попытаться поговорить с Лиз, потому что знаю, насколько плохо обоим. 
- Может, ты и прав. 
- Не знаю, Белла. Не знаю...

 

От автора: Вот так. Наши герои как никогда близки к счастью. А история близится к концу.  Возможно, судьба даст Эдварду шанс отплатить добром спасшему его другу... Ещё больше наградит его самого... И воздаст по заслугам другим... Осталось совсем немного...



Источник: http://robsten.ru/forum/67-2997-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: irina_vingurt4514 (09.03.2018)
Просмотров: 865 | Комментарии: 52 | Рейтинг: 4.8/34
Всего комментариев: 521 2 3 »
1
52  
  Большое спасибо за прекрасную главу! lovi06032

1
51  
  Спасибо за прекрасное продолжение! good  lovi06032

2
47  
  Спасибо большое за главу! good  lovi06032

1
50  
  Пожалуйста от Ирочки! lovi06032

2
46  
  Эдвард тоже боится, и хочет многое успеть  girl_wacko

1
49  
  Конечно, боится! Он же нормальный умный мужчина! Только дурак или совершенно без башенный человек, ничего нет боится! Но они вместе справятся! girl_blush2

2
45  
 
Цитата
Иногда, очень редко, когда он вздрагивал от накатывавшей во сне паники, Белла инстинктивно придвигалась ближе, обвивала тёплыми руками, целовала
в лоб, отгоняя призраков. Рядом с ней все отступало, оставляя место
лишь любви, безусловной, счастливой.
Любимая девочка теперь всегда рядом..., и кто , если ни она, одним движением рук снимет все страхи и наваждения.
Появилось время, чтобы лучше узнать друг друга, найти общие интересы и установить "связь на  ещё более глубоком уровне". С приближением дня операции Эдвард становится все спокойнее, а Бэлла сходит с ума, она боится непредвиденной случайности, отрицательного результата...
Карлайл терпит финансовый крах - Эсме почти опустошила счета, но ему гораздо страшнее вспоминать состояние сына, который узнал о предательстве матери..., Эсми убила в Эдварде  "ещё одну частицу его самого". Страшно представить, что такая важная женщина в жизни каждого из нас, может так  планомерно и жестко уничтожать единственного сына...
Настал этот важный и непредсказуемый день операции -
Цитата
Вокруг Эдварда столько любви. Эта операция сложная... А он едва окреп. Снова наркоз, снова восстанавливаться. Но ему нужен этот шанс. Я
повторяю себе это.
Да, много любви, надежды и поддержки..., ни только Бэлла молится о благополучном исходе, рядом Карлайл,  Марта, постоянно звонит верный друг Эммет...
Тот единственный шанс принес удачу -
Цитата
Это ты... все только ты, - твердил он, не веря, когда впервые смог достаточно чётко увидеть свою жену. Это не меняло ничего. Невозможно было больше, чем любил он, любить эти глаза, это лицо со светлой кожей и ярким румянцем, появлявшимся от
его прикосновений. Эдвард
знал ее, и для этого ему не нужны были глаза. И все же...
Эдварду захотелось осуществить одно желание, сохранившееся из прошлой жизни - написать свою  собственную книгу.
А Эммет вернулся один - Лиз не приняла его предложение, не захотела быть ему в тягость, решила, что без ребенка не будет ему нужна.
И, может быть, она все же прислушается к словам Эдварда...
Большое - пребольшое спасибо, кончились слова, чтобы выразить все мои эмоции...

1
48  
  Пожалуйста от Ирочки! lovi06032 
Все абсолютно правильно! Эдварду было очень сложно и с операцией и с предательством Эсми... Но безусловная любовь и поддержка Беллы, Карлайла, друзей сделали и операцию и восстановление менее болезненными! А когда Эдвард увидел свою жену - если бы не любил её безгранично, то снова влюбился бы! Все наши герои многое пережили, но при этом не стали подлецами и мерзавцами! Плохие люди сами по себе отслоились!
Эммет, мне так кажется, при всей своей мужественности, решительности в отношениях с женщинами слишком мягкий... Может, правда, сказался предыдущий опыт с бывшей? Но нерешительность убьет отношения с Лиз! Хотя, Эдвард может убедить эту своенравную девочку?!
Спасибо огромное за такой потрясающе эмоциональный отзыв! lovi06015

2
43  
  Спасибо за главу. Судьба должна быть милосердна к нашим героям. После таких испытаний они должны быть счастливы. Ведь они не требуют многого, только быть вместе, вернуть Эдварду здоровье, чтобы были счастливы близкие. Разве это много?

1
44  
  Пожалуйста от Ирочки!  lovi06032 
Согласна полностью, тем более, что цена за это оказалась непомерно высокой!

1
41  
  Спасибо за продолжение!!! Жду следующую главку! Все должны быть счастливы, думаю так и будет.  good  hang1  lovi06015  lovi06032

0
42  
  Пожалуйста от Ирочки!  lovi06032  Все должны быть счастливы! dance4  dance4  dance4

1
38  
  Спасибо большое за главу!  good  lovi06032

0
40  
  Пожалуйста от Ирочки!  lovi06032

37  
  Спасибо за продолжение! lovi06032

0
39  
  Пожалуйста от Ирочки!  lovi06032

2
35  
  Огромное спасибо за главу!

1
36  
  Пожалуйста от Ирочки!  lovi06032

1-10 11-20 21-27
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]