Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Исцеление. Глава 12

Глава 12

- Доброе утро, мистер Ридли, - сдержанно произнесла Белла. Он открыл ей дверь, но не пропустил, как обычно, в комнату. Вместо этого он загородил дверной проем, глядя на Беллу со странной смесью страха и враждебности. 
- Мэри готова? - Белла старалась не показывать этому человеку, как сама боялась каждый раз, приходя сюда. 
Девочка не нужна была отцу, это было очевидно. Белла старалась не думать о том, что было до ее появления здесь. Она знала, что после смерти жены Ридли ещё пытался удержаться на плаву, прежде чем полностью опуститься и преступно пренебречь дочерью. Эдвард давал ему деньги за то, чтобы Мэри ждал ужин и тёплая постель. Все остальное время она была на попечении Беллы. В этой ситуации не было ничего лёгкого или правильного. Они все ходили по лезвию бритвы. 
- Так это... - Ридли смешался под взглядом Беллы и уже подвинулся было, чтобы пропустить ее в гостиную. Вдруг оглянулся через плечо; из глубины комнаты донеслось покашливание. 
- А если я это... вот не пущу ее... отец я, в конце концов-то... Чего она... ты кто ей? -  Ридли приблизился к Белле вплотную. 
Запах застарелого алкоголя и гнилых зубов заставил сознание затуманиться. - Вот не увидишь больше девку... Только воду мутишь тут...
- Что? Мистер Ридли, что происходит?! 

Дверь распахнулась шире. За спиной Ридли появился старый Гершоу. Не произнося ни слова, он посмотрел на Беллу с такой ненавистью, что она отшатнулась. 
Гершоу ушёл, а Ридли все ещё загораживал собой вход в дом. 
- Где Мэри? - рявкнула вдруг Белла, холодея. 
- А... а что с ней станется... 
- Ридли, слушайте меня внимательно, - прошипела она. Терять было нечего. Она могла потерять все. - Вы сейчас же приведёте ребёнка. Немедленно. 
Белла понимала, что происходит то, чего она боялась. Гершоу возненавидел сразу же и саму Беллу, и изменения, которые незаметно захватывали общину. И Эдварда... 
Она помнила все, как если бы это происходило вчера... Начало воскресной службы. Эдвард, оседающий на каменный пол. Переполох в церкви и ледяной взгляд старейшины, скользнувший по лежавшему человеку, как по придорожной пыли. 
То, что происходит сейчас, должно было ещё сильнее восстановить Гершоу против всех, с кем связаны перемены. 
- А... хм... Я - законный опекун девчонки... Ты не имеешь права... вот... 
- Я не имею права?! Вы должны были заботиться о дочери! Она едва выживала, но вам было наплевать! 
Налитые кровью глаза Ридли метались; он отступил на полшага, но все ещё старался сохранить позицию. 
- Ваша единственная заслуга заключается в том, что тогда ночью вы принесли больного ребёнка в дом отца Каллена, - прошипела Белла. - Вы бросили свою дочь в доме человека, который платит вам за то, что вы кормите своего ребёнка! Хвала Богу за то, что... - Она осеклась. 
Ридли пятился вглубь прихожей. - Где Мэри? 
- Белла! - Из-за закрытой двери в смежную комнату донёсся тихий голосок. 
- Детка, я здесь, - отозвалась Белла. Ее била дрожь, но ради Мэри нужно было оставаться спокойной. - Сейчас пойдём на занятия. 
- Откройте дверь, иначе с завтрашнего дня вы не получите больше ни гроша. - Белла вытерла окоченевшей рукой пылающее лицо. Ридли притих, но во взгляде заплывших глаз таилась злоба. 
- Откройте дверь, я повторяю в последний раз. 
Ридли повернул ключ. Мэри сидела на полу крохотной комнатушки: личико девочки было заплаканным. Белла подняла ее с пола, прижала к себе. Ручки были холодными.
- Все, моя хорошая, все... Мы и не опоздаем даже... Моя любимая девочка... 
У двери Белла обернулась. - Я верну ее вечером, как обычно. Мистер Ридли... не надо так... прошу...
Ридли с грохотом захлопнул за Беллой дверь. 


Эдвард с ужасом смотрел на перекошенное гематомой лицо женщины. Она вздрагивала, комкала в руках платок, но молчала. 
- Миссис Гершоу? - тихо сказал Эдвард, чувствуя, как в груди закипает ярость.
Женщина покачала головой, опустила глаза в пол. Молчала по-прежнему, но не двигалась с места. Хороший знак. 
Эдвард сделал шаг навстречу: миссис Гершоу сильно вздрогнула и отшатнулась. Слезы хлынули градом. 
- Преподобный, умоляю, простите меня, я не хотела, не хотела... 
Теперь она сама пыталась поймать его руку, вцепиться в край одежды. Когда она упала на колени, Эдвард не выдержал. 
- Миссис Джонс, зайдите, прошу вас! - крикнул он. - Встаньте, миссис Гершоу, умоляю вас. Садитесь сюда. Миссис Джонс осмотрит ваше лицо, так вам будет комфортнее. Успокойтесь, прошу вас. Вы в безопасности. 

Женщина безвольно дала усадить себя в кресло. Голова болела немилосердно, перед глазами все плыло. 
Алоиз и раньше поднимал на неё руку. С кем не бывает. Она была сама виновата по большей части: то не уследит за молоком, и оно заливало старую плиту, да и расходы... То недостаточно хорошо начистит сапоги мужа. Всякое случалось. Она не первая и не последняя. Они неплохо жили, грех и жаловаться. Алоиз - уважаемый человек, старейшина общины. Его слово здесь - закон. 
Пока здесь жил почтенный отец Уилсон, все шло своим чередом. Все как положено, как уже и было годами. Алоиз был доволен. 
Потом отец Уилсон умер: на его место прислали нового священника. Понятное дело: нельзя общине без него. Миссис Гершоу помнила, как зол был муж тогда. Кричал за ужином, швырнул кружку с горячим чаем. Но не ударил, а мог бы, на том и спасибо. Странный был новый пастор, ох какой странный. Миссис Гершоу видела сама. Отец Каллен, молодой совсем человек. Что-то было в нем... Неистовое. Она помнила переполох на первой же службе, когда отец Каллен потерял сознание. Его экономка потом объяснила им в лавке: спина больная у преподобного, болит иногда чересчур сильно. Миссис Гершоу молчала тогда. Она старалась всегда молчать. Потом пролила несколько слезинок, вспомнив покойного сына. Одного возраста с отцом Калленом был бы Генри, если бы не тот случай... Такой же высокий, красивый. Ну да ладно... Очень злился Алоиз, да...
И ещё учительница. Мисс Уэзерли взбрело в голову пригласить учительницу. Для чего... Миссис Гершоу читала и писала плохо. Но ей хватало. Чего ещё больше надо этим девчонкам. Все равно умрут, где и на свет появились - здесь, в городке. Работать будут или в людях, или на фабрике. Зачем грамота им эта, баловство одно. 
Все это очень расстраивало Алоиза. Он-то и так не очень весёлого нрава, а тут прямо как с цепи сорвался. То целый чугунок супа под ноги ей выплеснул, а суп кипел почти ещё. Больно было страшно, но что поделать. Никому не пожалуешься. То поленом ударил. Хорошо, синяк под платьем вздулся, никому ничего объяснять не пришлось. 
Вот в церковь они ещё вместе ходили. Сидели, правда, порознь, ну да это и хорошо. Можно было прикрыть глаза и послушать отца Каллена. Он говорил вроде все то же самое, что и с детства знакомо, но как-то так говорил... Веровать так легко было в то, что воздастся всем по делам им. Хоть церковь Алоиз не мог запретить. Да и сам, несмотря ни на что, Бога боялся, но для себя как-то... Себе желал царствия небесного, оттого и ходил исправно в церковь, хоть и отца Каллена возненавидел. 
Да и девушка эта, учительница... Миссис Гершоу видела, как девочки тянутся к ней. Как она ласкова с ними. Видит Бог, дома эти малышки не видят столько тепла. Так трудно живут... Выживают. Надо бы помогать, но Алоиз и думать не хотел об этом. Не наше это дело, говорит. А хочешь - отдавай беднякам свою порцию обеда, освободишь меня пораньше, так однажды сказал. 
Поэтому миссис Гершоу едва не умерла от страха, но ноги сами поднесли ее к отцу Каллену на той службе, когда было решено начать помогать беднякам. Алоиз страшно зол был. Как всегда. Ничего страшного. Она привыкла...
Его все чаще не было дома. Просиживал то в пабе у Чарли, то в лавке. Вот тогда миссис Гершоу и удавалось то помочь приготовить обед в общественной кухне, то одежду отнести. Отец Каллен нанял женщин из деревни, но рук не хватало. Многие взялись помогать просто так. 
В деревне стало светлее, можно было поклясться. Малыши ели досыта, были тепло одеты, взрослые чуть подняли головы. Что в этом плохого...
Она осмелела, забыла про осторожность. Купила сама больше муки, яиц. Испекла хлеба, в два раза больше, чем обычно, отнесла в кухню. Потом Алоиз счета проверил, это у него отменно получалось. В мусоре даже порылся, скорлупки яичные пересчитал. 
Он впервые ударил ее так сильно, ещё и по лицу. Во рту привкус странный был, глаз заплыл сразу. Она долго ещё сидела у камина, там, куда упала. Муж ушёл; она встала и вышла из дома. Опомнилась только, когда стучала в дверь отца Каллена. 

- Миссис Джонс, я прошу вас, осмотрите миссис Гершоу. Ей так будет спокойнее. В любом случае, нужен врач. Миссис Гершоу, не волнуйтесь. Я не приближусь к вам.
- Нет... нет, преподобный, простите меня, умоляю. Я... я не имела права приходить сюда... не имела права...
- Я схожу за врачом, преподобный, - сказала миссис Джонс. 
- Муж, наверное, волнуется, ищет меня. - Миссис Гершоу в панике озиралась. 
- Это он? - мягко спросил отец Каллен. От этой мягкости в голосе, от этого пронзительного взгляда, полного доброты, участия, становилось легче. Слезы текли, но приносили облегчение. Сквозь мутную пелену слез казалось, что Генри вернулся и тихо утешает мать. 
- Я виновата, преподобный. Только я. Этот хлеб... я не имела права... 
Эдвард на секунду прикрыл глаза. Положение было хуже, чем он думал. Заботясь о голодных, он абсолютно не учёл, что и в благополучных на вид семьях обитают свои демоны. Старый Гершоу распускал сплетни и подогревал вражду, вымещая свою ярость на жене. 
- Вам есть куда пойти? У вас есть кто-нибудь... Подруга, родственница, у которой вы могли бы отдохнуть? 
Женщина с ужасом посмотрела на Эдварда. 
- Нет, преподобный. Мне нужно домой, Алоиз будет ждать ужин, и... - Женщина снова разрыдалась, объятая ужасом. Если муж узнает, что она была в доме пастора и рассказала ему все... Он убьёт ее в этот раз. 
- Миссис Гершоу... Я не могу отпустить вас домой сейчас. Не могу. 
Отец Каллен осторожно присел перед ее креслом. - Вам нужно прийти в себя, отдохнуть. Вас должен осмотреть врач, ваш глаз внушает мне тревогу. Оставить это без врачебной помощи очень опасно, понимаете меня? 
- Я не могу... - твердила женщина. - Отец Каллен, я не могу остаться в вашем доме, это неслыханно... Умоляю... Я пойду...
- Нет. Подождите. Пойдёмте со мной. 


Белла сидела в темноте. Сил не было даже зажечь свечу. 
День был странным. Мэри была напугана с самого утра, эпизод в доме отца совершенно выбил едва окрепшего ребёнка из колеи. Она отказывалась играть или заниматься, весь день провела на руках Беллы, пока та проводила занятия. Едва поела и снова вцепилась в Беллу. В ход пошли сказки, песни, двойная порция печенья, только чтобы не думать о том, как возвращать девочку отцу. 
Белла изводила себя, лихорадочно ища выход из этой дикой ситуации. Повлиять на алкоголика Ридли было легко. Пока Эдварду удавалось деньгами и угрозами держать его в кулаке. Но в игру вступил Гершоу, и только Богу известно, чем все может закончиться. Пока что на стороне отца Каллена были деньги. Старейшина мог лишь пытаться влиять на Ридли, и это ему почти удалось сегодня утром. 
Каким-то чудом Белле удалось успокоить Мэри к вечеру и отвести ее к отцу без слез. Сама Белла старалась вести себя корректнее и обходительнее, чем обычно. Она помнила собственное обещание - угрожать, унижаться, умолять, только бы все шло своим чередом. 

По счастью Ридли был один. В доме было чуть теплее. Он больше не препятствовал Белле, лишь пробурчал что-то, когда Белла провела Мэри в дом. 

Все это вымотало Беллу до предела. Ей не хотелось ни есть, ни спать. Просто сидеть здесь, в темноте. Стоило закрыть глаза - она видела заплаканную Мэри, горящие глаза Эдварда. Мэри у него на руках, защищённую, счастливую. 
Белла тосковала по нему. Ей не хватало его присутствия, сознания того, что он рядом. Пусть молча, пусть не было больше этой близости, возникшей несколько раз итак сильно, что оба понимали: они связаны странными узами. Но с тех пор, как они с Мэри покинули дом Эдварда, они виделись лишь на воскресной службе. Белла чувствовала, что умирает, глядя на Эдварда, слушая его, но первой покинула церковь, подхватив девочек. 

Стук в дверь заставил ее очнуться. 

На пороге - Эдвард и женщина в темном платье, низко опустившая голову. 
- Добрый вечер, мисс Свон. - В его голосе - тихая ласка, признательность. 
- Добрый вечер, преподобный... 
- Мисс Свон, мне нужна ваша помощь. Простите меня. 
- Конечно. Проходите, прошу. 

Белла зажгла свечи, стараясь успокоиться, думать о том, что важно. Эдварду нужна помощь. 
Обернувшись, она взглянула в лицо женщины.
- Боже... Миссис Гершоу, что произошло?!
- Мисс Свон, вы позволите миссис Гершоу побыть здесь? Ей нужен врач. 
Эдвард отвёл Беллу в сторону. - Простите меня за вторжение. Я не могу отпустить ее домой, не поговорив сперва с самим Гершоу. - Эдвард стиснул зубы. - Но она отказалась оставаться в моем доме. 
- Понимаю. Конечно, преподобный, разумеется. Уже послали за доктором? 
- Да, он должен прийти сюда. Мисс Свон... как вы? Как Мэри? Я... я не мог... 
- Не беспокойтесь, отец Каллен. Сложно... возвращать ее. Я боюсь за Мэри, боюсь постоянно. 
Белла лихорадочно размышляла, разрываясь между нежеланием нагружать Эдварда ещё больше и ощущением того, что он должен знать это. 
- Гершоу был у Ридли сегодня, когда я забирала Мэри. 
- Что?! - Он оглянулся на миссис Гершоу, безучастно сидевшую в кресле Беллы у очага. 
- Он, похоже, пытался внушить Ридли не пускать Мэри больше ко мне. Но ушёл, а мне удалось запугать Джека тем, что он не получит денег. Простите... Он запер ребёнка... Там было так холодно... Она едва окрепла...
Под его взглядом Белла беззвучно расплакалась. 
- Белла... Посмотри на меня... Прошу...

От ярости и отчаяния болело сердце. Смотреть в полные слез глаза Беллы было невыносимо. Невыносимо было думать о Мэри, напуганной, замёрзшей... Как мог он внушать себе, что может держаться подальше от них для их же блага... 
- Я иду к Гершоу, и помоги ему Бог... Белла... 
- Иди... Эдвард, не волнуйся, я присмотрю за миссис Гершоу. Это бесчеловечно, Господи... 

Он уже вышел, остановившись на секунду под начавшимся дождём, чтобы перевести дыхание. И скорее почувствовал ее, чем услышал. 
- Вернись в дом, ты промокнешь... Белла... 
- Будь осторожен, прошу... Я не смогу...
- Все будет хорошо. 

Белла вернулась в дом. Миссис Гершоу все ещё сидела, скорчившись в кресле. 
- Миссис Гершоу, я приготовлю вам чаю, пожалуйста. Вам надо отдохнуть, скоро придёт врач. 
Женщина подняла голову. - Спасибо вам, дорогая. Я не заслуживаю добра...
- Вы не можете так говорить. - Белла села рядом, взяла ее дрожащие руки. - Прошу вас. Все будет хорошо. Сейчас придёт врач. 
- Но... у меня нечем платить врачу... - Женщина снова запаниковала, озираясь по сторонам с таким ужасом, словно ее мог подстерегать кто-то. 
- Ничего... Ничего, успокойтесь. Это неважно. Знаете... Ангел хранит нас всех здесь. 
Миссис Гершоу перестала дрожать. Она молча смотрела на Беллу. - Если бы не он, одна маленькая девочка... возможно, не справилась бы. 
В дверь постучали. - Это врач, миссис Гершоу. Не волнуйтесь ни о чем. 
Женщина медленно кивнула.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-3110-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: irina_vingurt4514 (26.11.2018)
Просмотров: 457 | Комментарии: 31 | Рейтинг: 5.0/17
Всего комментариев: 311 2 »
31  
  спасибо за главу. с нетерпением жду продолжения

0
28  
 
Цитата
А... хм... Я - законный опекун девчонки... Ты не имеешь права... вот...
Уж такой мерзавец как Ридли... без проблем занял сторону Гершоу - в такой мутной среде подлецы процветают... и плевать Ридли на свою несчастную дочь...
Миссис Гершоу - такая же покорная, безропотная, давно смирившаяся с побоями и унижениями, как и все остальные женщины в этой общине; с приходом преподобного в деревне посветлело и она забыла про осторожность..., а в "благополучных на вид семьях обитают свои демоны", и кто же из этих демонов позволит помогать неимущим - тем более старый Гершоу умело разжигает вражду и сплетни в общине, у него получается держать всех в страхе, да и деньги его играют большую роль.
Ситуация кажется совсем безвыходной.... Как смогут эти двое, Эдвард и Бэлла, противостоять мракобесию, подлости, страху и равнодушию
Иринка, большое спасибо за замечательную, пронзительную главу.

0
30  
  Танюша, дорогая, огромное спасибо lovi06015
Безвыходных ситуаций не бывает... Или бывает? Во всяком случае предстоит ещё огромная борьба с обстоятельствами и с собой.

0
27  
  Благодарю за продолжение lovi06032

0
29  
  Вам спасибо lovi06015

0
23  
  Господи... Как страшно и тяжело... Люди просто не жили, выживали... Да ещё и с такими деспотами... Сволочь такая, этот Гершоу, сначала бил жену, а потом грехи ходил замаливать... Страшный человек, всю округу держит в страхе... Всё равно Господь Бог всё видит и получит он по заслугам... Будем надеяться, что Эдвард сможет справиться сним...
Спасибо за интересное продолжение! good  lovi06032

0
26  
  Наташенька, огромное спасибо lovi06015 Ситуация очень тяжёлая, и будем надеяться, что Эдвард сможет воздействовать на мерзавца. Но и он, видя, что загнан в угол, может начать действовать активнее.

0
22  
  Спасибо! good  hang1  lovi06015  lovi06032

0
25  
  Вам спасибо lovi06015

0
21  
  Спасибо! Тяжёлые времена! Бедная Мэри. Вынуждена жить с отцом, которому не нужна.

0
24  
  Саша, больное спасибо! Все так, но история ещё не закончена. Кто знает, может быть, все изменится.

0
10  
  Спасибо за главу)

0
20  
  Танюша, спасибо большое lovi06015 Отвечу на форуме.

0
9  
  Спасибо за главу!!! Перемены всегда во все времена проходили тяжело. Неизведанное новое, пусть и светлое, будущее пугает людей, привыкших годами еле еле сводить концы с концами и считать , что так и должно быть. Гершоу - корень зла. Не думаю, что он как то физически сможет нанести Эдварду вред. Гершоу типичный трус и его смелости хватает только на сплетни и избиение своей жены. Что же случилось с их сыном? Даже не представляю как поступить нашим ГГ в данной ужасающей ситуации. Изгнать из общины - не вариант, так как он и из далека будет мутить воду. У таких "предводителей" всегда достаточное количество приспешников-шакалов. Появится новый "вождь"из их числа. И снова-здорова!!! Тут нужны другие действия, но я не знаю какие.

0
19  
  Огромное вам спасибо!
Несмотря на то, что Гершоу не может причинить Эдварду физический ущерб, он, несмотря на трусость, привык совершать насилие и манипулировать людьми, поэтому его опасно недооценивать. У Эдварда есть рычаг - боязнь Гершоу не принадлежать к церкви. Но и передавить нельзя. Ситуация очень непростая.

0
8  
  Спасибо большое за главу!  lovi06032

0
18  
  Спасибо lovi06015

0
7  
  Сергей Есенин. Черный
человек
Черный человек!
Ты прескверный гость.
Это слава давно
Про тебя разносится.
Я взбешен, разъярен,
И летит моя трость
Прямо к морде его,
В переносицу!
Большое спасибо за главу!

0
17  
  Есенин... как же верны эти строки...
Огромное вам спасибо!

1-10 11-16
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]