Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Исцеление. Глава 14

Глава 14

Было легче идти, несмотря на холод и сырость. Было легче дышать, хотя все существо Эдварда уже по привычке запрещало себе чувствовать подобное. Спину выламывало, как и каждый день, но физическая боль словно отошла на второй план, уступив место жизни, струившейся по венам. Словно развязался какой-то узел внутри. 


После ада, в который превратилась его жизнь, Эдвард не предполагал, что сможет так... Природа его любви к Белле была абсолютно иной, нежели любви к Джойс. В жене, точнее в той, кем он видел ее тогда, он любил саму идею любви, ее красоту и живость, редкие моменты какой-то полудетской беззащитности, взывавшие к нему. Впоследствии он был настолько измучен перепадами настроения Джойс, возможно, и не отдавая себе полностью в этом отчета, что странным образом любил ее ещё сильнее в светлые моменты, которых становилось все меньше, но все отчетливее понимал, что она представляла собой. 
После трагедии все смешалось, перевернулось. Он так и не смог сказать жене все то, что хотел бы, что жгло его душу словно кислотой, испепеляя все живое. Но все же ад не сумел полностью завладеть им. В душе оставался крошечный уголок, жаждущий, ищущий, свободный. Пламя, сильное и ровное, вспыхнуло в нем, постепенно прокладывая себе дорогу, очищая сердце и мысли. 
Ощущение нежной кожи Беллы под губами, ее дыхания на щеке, ее слов, сделало все и проще и сложнее. Эдвард знал, что любим ею. Он знал, что эта женщина не причинит ему сознательной боли, просто потому что не умеет иначе. Теперь он знал также, что за плечами Беллы - ее собственная трагедия. 
Она любила однажды, сильно и искренне. Если бы не безвременная кончина ее мужа, они были бы счастливы в своей маленькой семье. Тихое признание Беллы в том, что они с мужем хотели ребёнка, причинило Эдварду физическое страдание. Она была бы прекрасной матерью, любящей, нежной. Эдвард поймал себя на мысли, что отдал бы все что угодно за то, чтобы у Беллы была ее семья. Чтобы она никогда не должна была бежать из родного дома, приезжать сюда. Вместо счастья - враждебность окружающих, Ридли, спекулирующий на том, что стало ей так дорого. И любовь к человеку, не принадлежащему себе и не могущему дать ей то, что так хотел бы. 
«Чертов праведник, бесчувственная статуя», - не раз говорила ему взбешённая Джойс. Неужели она права... Неужели он обречён уничтожать то, что ему так дорого... Белла молода, красива. Она не имеет права хоронить себя здесь. 
«Люблю тебя». Нежный голос Беллы, как противоядие, как эликсир жизни. 
«Я не смогу больше без тебя», - подумал Эдвард, проваливаясь в сон. 


В доме было тихо. Миссис Гершоу спала за ширмой: ужас, пережитый ею, принятое лекарство сбили ее с ног. Белла полулежала в своём кресле, глядя в огонь. Она спала каких-то три четверти часа: за это время неясные образы, от которых исходила угроза, кошмары заставляли ее просыпаться рывком, дремать снова. Вскоре сон покинул ее полностью.Тревога усиливалась. Те, кто стал ей дороже всего, не находились рядом, и это внушало первобытный страх. Спит ли Мэри, сыта ли она сегодня, тепло ли ей... Что делает Эдвард... Смог ли он хоть почувствовать хотя бы каплю той силы, которую она так старалась отдать ему... Какими глазами посмотрит он на неё при свете завтрашнего дня... Что сказал бы Нейт, если бы узнал, что она уже готова любить и любит так, что едва справляется с собой...
Белла не вытирала уже слезы, а просто смотрела в пространство сквозь мутную пелену, в которой, как в калейдоскопе, сменялись образы. 
До рассвета оставались два часа. Ждать больше не было сил. 

- Белла, вы здесь? - тихонько позвала проснувшаяся миссис Гершоу. 
- Да... да, простите. Я разбудила вас? 
- Что ты, детка... - Женщина присела на постели. - Я не знаю, как благодарить тебя. Вас. Если бы не отец Каллен и не ты... Прости, что обращаюсь к тебе так... 
- Все хорошо, - улыбнулась Белла. - Миссис Гершоу... Вот. 
Она протянула женщине конверт, полученный накануне от Эдварда. Та взглянула со страхом. - Что это? 
- Эдв... Отец Каллен... Простите... Он просил передать вам это, когда вы проснетесь. 
Миссис Гершоу открыла конверт. На постель выпали деньги и письмо. 
- Но это... что это... откуда он... Господи...
Несчастная разрыдалась, прижимая к груди конверт. - Я не могу принять это... слишком много, слишком... 
- Вы сможете начать новую жизнь, миссис Гершоу, - тихо сказала Белла. 
- Ангел... его послал Генри... - Женщина качала головой, не веря своим глазам. 
Белла отвела взгляд. - Я дам вам немного одежды. Совсем мало, но вам хватит, пока вы не доберётесь к сестре. 
Женщина обняла Беллу. - Я не знаю, что сказать, девочка. Я желаю тебе счастья. И ему. Поблагодари отца Каллена, прошу. А я напишу ему, как только устроюсь. И верну все деньги. 
- Лучше сейчас отправиться на станцию, пока ещё темно. Я помогу вам собраться и провожу вас. Хочу сама пораньше... пораньше выйти из дома. 
- Мэри? - тихо спросила миссис Гершоу. 
- Да. Каждый день - это мука, но сегодня мне особенно неспокойно. 
- Я молю бога, чтобы Алоиз не успел навредить и здесь, - прошептала женщина. 
- Я не позволю. Миссис Гершоу, вас никто не должен видеть, так лучше. Позвольте, я помогу вам. Надо спешить. 


Сдавленный шёпот двух грешников у двери дома сказал Алоизу Гершоу все, что он хотел знать. Теперь все стало ясно. 
Сейчас - самый удобный момент. Он должен делать, то, что считает нужным, то, что единственно правильно. Это надо было давно сделать и не размениваться по мелочам. Это его личный просчёт. Ну да ладно. Все поправимо. 

Гершоу стало так легко на душе. Решение было идеальным. Он даже усмехнулся в бороду, торопясь домой. У него не так много времени, нужно успеть затемно. 
Он буквально видел, как его план претворяется в жизнь, как очищается все вокруг. 
Каллен будет благодарен ему. Он просто одержим дьяволом, вот и все. Точно так же, как и самому Гершоу, ему испортили жизнь. А тут такой шанс все исправить. Да... конечно. Все станет снова по-прежнему. 

Гершоу удалось добраться до дому незамеченным. В его каморке за чуланом нашлось все необходимое. Перед выходом Алоиз Гершоу встал на колени и долго молился. Настроение становилось все лучше. Он чувствовал, что господь одобряет его. Он - верующий человек, чтобы не утверждал Каллен. Мало того, он поможет отцу Каллену вернуться на путь истинный. Негоже это... А так все станет на свои места. 

Тщательно прикрыв дверь, Гершоу отправился в путь. 


- Спасибо, детка, дальше я сама. - Миссис Гершоу обняла Беллу, поцеловала в лоб. - Я никогда не забуду то, как ты помогла мне. Да хранит господь тебя, малышку. И отца Каллена. Я буду молиться за вас. 
- Напишите, когда устроитесь... Лилиан, прошу вас. 
Женщина двинулась дальше, а Белла повернула к дому Ридли. Что она скажет ему... Она переходит все границы, но ей необходимо сейчас обнять Мэри, удостовериться, что все хорошо. 
Она долго стучала в дверь, пока на пороге не появился заспанный Ридли. 
- Что тебе нужно? - рявкнул он, не церемонясь больше. 
- Мистер Ридли, простите... Я... можно мне к Мэри? Я посижу рядом с ней тихонько, умоляю вас... не буду будить раньше времени...
Ридли прищурился. - Ты уже среди ночи врываешься в мой дом? А что если я вообще не пущу тебя на порог, а? 
- Простите меня... Вот... вот, возьмите... Прошу вас... 
Белла вложила в его руку деньги. Ей все равно... Только бы он пустил ее к ребёнку. 
- Мало, - сказал Ридли и ухмыльнулся. 
- Вот, возьмите ещё. Возьмите, прошу. 
- Черт с тобой. 
Ридли отошёл от двери, пропуская Беллу. 
Толкнул дверь в комнатушку, где малышка была заперта тогда, во время визита Гершоу. 
В комнате было сыро, но тепло. Девочка спала под старым пледом, беспокойно вертясь. 
- Можешь сидеть здесь на полу, мне плевать, - сказал Ридли и захлопнул дверь. 

Белла присела на край постели, стараясь не разбудить девочку. Что она делает... Это напоминает сумасшествие. Куда все это заведёт их... Одна надежда на то, что Ридли пожалеет терять источник дохода и не решить уехать куда-то с ребёнком. Хотя имеет на это полное право. В отчаянии Белла думала о том, чтобы написать в Лондон кому-то, хоть бы и мисс Уэзерли, и просить помощи с Мэри. Но ей никогда не отдадут ребёнка, даже если Ридли займутся соответствующие инстанции. Она - незамужняя, почти нищая женщина. Девочку заберут у отца, но могут отправить в интернат. Так Белла может хотя бы видеть ее, заботиться о ней... 
Из соседней комнаты доносился храп Ридли, но Белле было все равно. Она легко гладила кудряшки Мэри, оберегая ее сон, и не заметила, как задремала, уронив голову на тонкую подушку. 


Миссис Лири как обычно выглянула в окно, даже не надеясь на то, что погода обрадует сегодня. По крайней мере дождь прекратился, туман рассеивался понемногу. Светало, пора было приниматься за работу. К обеду миссис Лири ещё должна была успеть в общественную кухню, чтобы подготовить все к приходу людей. Семья жила неплохо: мистер Лири занимал неплохое место на фабрике, сама миссис Лири отличалась крепким здоровьем и знала, что им есть за что благодарить бога. В частности - за отца Каллена. 
Миссис Лири вышла на улицу, чтобы накормить кур и подмести двор. Подняла глаза и закричала. 


- Преподобный!!!! Преподобный!!! Господи!!! Эдвард!!!

Эдвард сел на постели с бешено бьющимся сердцем. Он так крепко уснул вчера: такого не было уже давно. Крик миссис Джонс, раздавшийся снизу, вырвал его из дремоты. Он распахнул дверь, одеваясь на ходу. Паника вгрызалась в кости, но он запретил себе поддаваться ей. 

В воздухе висел отвратительный запах гари. Люди бежали, вдалеке был слышен звон пожарного колокола. 
- Что это?! - крикнул Эдвард пробегавшему мужчине. 
- Школа горит, преподобный! 

Едкий дым рвал горло, дыхание сбивалось. Толпа обступила полыхающий домик. Пламя было настолько сильным, что пожарные не справлялись. 
- Пропустите меня!!! Пропустите! Белла!! Где она?! 
- Преподобный, остановитесь! 
Эдварда держал кто-то, крепко: он вырывался, чувствуя, как животный вой разрывает сердце на части. 
- Белла... Будь я проклят... Проклят... Пустите меня!!! Белла... 
Колени подкосились и ударились о мерзлую землю. В этот раз пощады не будет. Сознание было ясно как никогда, хотя адская боль заставляла тело содрогаться. Эдвард видел, как с отвратительным треском рушились балки, крошились стены крошечного домика. Он слышал крики пожарных, плач женщин. Звуки искажались, доносясь до Эдварда как сквозь толщу воды. 
- Кто был в здании?! Где дети?! - кричал кто-то. 
- Дети не пострадали, занятия ещё не начинались, - всхлипывая, объясняла пожарному одна из женщин. 
- Там была мисс Белла Свон, - сдерживая рыдания, сказала миссис Джонс. - И Лилиан Гершоу.

- Расходитесь. Я требую разойтись! Скоро прибудет коронер. К сожалению, спасти кого-то здесь шансов не было. Миссис Лири заметила пламя, но дом горел уже какое-то время. Расходитесь, прошу вас. 

- Преподобный, пойдёмте. Все кончено. Эдвард... поднимитесь, умоляю вас... Боже, как страшно... Эдвард... 

Он не слышал сдавленный от рыданий голос миссис Джонс. Боли не было больше ни в разбитых коленях, ни в спине. Он видел серое небо, перечёркнутое гарью. Нужно молиться, но он не мог издать ни звука. Все исчезло. Это - кара. За то, что осмелился. За то, что возомнил, что прощён, что имеет право на жизнь и на любовь. За мгновения тепла и счастья вчера вечером. За его грех наказано чистейшее существо на этой земле. «Ангел мой... прости меня...»
- За что... за что...
- Эдвард... это страшное несчастье... вы не могли... 
- За что... будь проклят... 
- Пошлите за врачом... Преподобному плохо... пошлите за доктором Броуди... Кто-нибудь... 


Белла проснулась от ощущения крошечных ручек, перебирающих ее волосы. 
- Бел-ла, - громким шёпотом сказала Мэри. - Ты теперь здесь живёшь? 
- Я просто соскучилась, мышонок. Твой папа пустил меня к тебе. 
Девочка забралась в объятия Беллы, таща за собой ветхое одеяльце. 
- По-моему, мы проспали, солнышко, - сказала Белла, глядя в крошечное, наполовину закопченное окно. - Ты голодна? 
- Неа, - сказала девочка, полностью зарываясь в одеяло. 
- Позавтракаем у меня? 
- Да-да-да! 
- Тогда давай одеваться. 

Ридли не переставал храпеть, когда Белла и Мэри выскользнули из дома. 

Окраина городка была непривычно пуста, хотя было уже довольно поздно. Белла спешила, не желая заставлять девочек ждать ее. 
Странный гул все чётче доносился до неё: чем ближе Белла подходила к центру, тем явственнее слышались отдельные крики, возгласы на фоне этого шума, что-то, напоминавшее плеск или шипение. 
Навстречу бежала женщина: она была смутно знакома Белле, они пересекались на общественной кухне. Увидев девушку, она зажала рукой рот, сдерживая крик, а затем стиснула ее в объятиях. 
- Ты жива... ты жива... 
- Что?! 
- Белла, милая... Слава богу, слава богу... 


Чёрный обугленный остов, засыпанный песком. Обрушившиеся куски, лопнувшие от жара окна. Люди, собравшиеся у останков того, что было ее домом, школой. Пожарные... 
Белла прижала расплакавшуюся от страха Мэри к себе, не будучи в силах сдвинуться с места. 
- Мисс Свон! - Родители ее девочек обступили их, Беллу обнимали, успокаивали вконец напуганную Мэри. - Господи, какое счастье... Вас не было там... 
Белла оцепенела, вглядываясь в руины. Ее книги, личные вещи, несколько памятных предметов, оставшихся от Нейта, одежда. Все ее скудные сбережения, спрятанные в кухонном ящике. Пару платьиц и игрушек Мэри - все погибло. А если бы не тревога за девочку - погибла бы и она сама. 
- Мисс Свон? - Через толпу пробился высокий мужчина. - Олдерби, коронер. ( прим.автора: должностное лицо, расследующее и определяющее причину смерти). Рад видеть, что вы невредимы. 
- Да... да... я вышла из дома раньше, чем обычно. - Белла не узнавала собственный голос. 
- Миссис Марион Джонс упоминала, что вы были не одни в доме? 
- В-верно. - Белла закашлялась. Ее начала бить мелкая дрожь, но она лишь исступлённее прижимала к себе затихшего ребёнка. Кто-то дал Мэри печенье, и она немного успокоилась. 
- Миссис Лилиан Гершоу была со мной. Я проводила ее на станцию, когда уходила. 
- Значит, дом был пуст? 
- Д-да. Простите...
- Хорошо. Вы не замечали ничего подозрительного накануне? 
- Нет, сэр. 
- Не буду задерживать вас. О вас есть кому позаботиться? 
Белла молча покачала головой. 

- Девочка моя, Белла! - Отчаянный вопль миссис Джонс прокатился над толпой. Увидев женщину, ставшую ей такой близкой, Белла разрыдалась, падая в ее объятия. 
- Мои хорошие, боже... боже... Детка, мы думали... Помоги нам всевышний, мы думали... какое счастье... пойдём... пойдём со мной, слышишь... 
- Где Эдвард? - вырвалось у Беллы. Словно среди кромешного мрака ей удалось найти якорь, точку опоры. Эдвард. 
Миссис Джонс замолчала на полуслове, вытирая лицо платком. - Пойдём, Белла. Умоляю. Ребёнку нужно поесть и согреться. И ты так нужна... 

Эдварду казалось, что он горит заживо. Он не помнил, как добрался домой. Сквозь плотный туман он видел склоняющиеся над ним фигуры, слышал голоса. В руку вонзалась игла: он пытался вырваться, но тело будто налилось свинцом. Он надеялся, что это конец. Это должен быть конец. Однако терзавшая тело боль давала ему понять, что он все ещё жив. 
«Папа? Папа... Не надо плакать, все будет хорошо...»
Он слышал звонкий голосок Эйлин. Какое счастье... Услышать ее... «Я знаю, солнышко... Я не забываю тебя, ни на секунду... Просто я так люблю ее...»
Голос Эйлин все тише, на его место опять приходит сводящий с ума грохот крови в ушах. 
«Эдвард... Эдвард... ты слышишь меня? Эдвард...»
Слава богу... Все...

- Что с ним, миссис Джонс? 
- Ему стало плохо там, у... у твоего дома. Он был там одним из первых, ему едва смогли помешать броситься туда за тобой. Он думает, что ты погибла. 
- Господи... 
- Приезжал доктор Броуди и вколол ему что-то. Он и не спит, и не бодрствует, как бы горячка не открылась. Послушай. Я покормлю Мэри и уложу спать. Побудь с ним. 
- Миссис Джонс, я...
- Не объясняй ничего, дорогая. Я вижу многое. Не мне судить. Просто будь с ним, вот и все. 

Белла села на стул рядом с постелью Эдварда, набросила на плечи старый платок, висевший на его спинке. Взяла ледяную руку Эдварда. 
- Ты слышишь меня? Эдвард... Я здесь, с тобой. Не надо так... Проснись, прошу... Я с тобой... я так люблю тебя... 
Он застонал, негромко, горестно. Ресницы дрогнули, пальцы обхватили руку Беллы. 
- Я не должен был оставлять тебя одну, - выдохнул он, не открывая глаз. - Должен был защитить. Прости меня... Мы же будем вместе? Мне все равно, где... только с тобой. 
- Эдвард, открой глаза... Я здесь, я жива... все хорошо... открой глаза, прошу тебя... 

- Я вышла из дома затемно. Проводила миссис Гершоу и пошла навестить Мэри. 
Счастье захлестнуло Беллу, когда затуманенные глаза Эдварда наполнились смыслом, пониманием. Он сжал ее ладонь, потянул на себя, целуя, погружая пальцы в ее волосы, лаская лицо. - Белла... Белла... Слава всевышнему... Люблю тебя... 
- Ридли... он позволил мне остаться с Мэри. Я уснула... Вот и все... Что-то гнало меня из дома... Тебе немного лучше? 
- Я счастлив... Я думал, что потерял тебя... 

Как поверить в то, что она - из плоти и крови... Что это не бесплотный дух, встречающий его по ту сторону... Эдвард скорее почувствовал ее, чем услышал. Нежное пожатие руки, которое он бы узнал из тысячи. Голос, зовущий его. 
Он касался ее, отбросив все ложные преграды. Пробовал ее губы на вкус, впитывал шёлк волос. Она здесь. Она жива. Пора возвращаться. 

- Ты останешься здесь. Я не приму возражений, Белла. 
- Я не о себе беспокоюсь. Мне все равно. 

Миссис Джонс зашла сказать, что Мэри спит и попросила разрешения также прилечь. Оставила на столе поднос с завтраком и вышла. Когда за ней закрылась дверь, Эдвард оперся на руки, пытаясь встать. 
- Я помогу тебе. Ты голоден? 
- Нет. Голова болит страшно. Не уходи, умоляю. Не отстраняйся. Я не смогу больше так, Белла. Иди ко мне. Послушай... Никто не может запретить мне дать тебе приют. 
- Но твоя репутация, твоё положение, Эдвард... В городе есть несколько пустующих коттеджей. 
- Нет! Я не смогу дать тебе жить одной. Не смогу... 
- Не надо так. Мы обсудим это позже. Я останусь здесь сегодня. Здесь миссис Джонс и Мэри. 
Белла поднялась. Ее шатало от пережитого напряжения. 
- Ты должна поесть, прошу тебя. 
- Не могу. - Белла отошла к окну, всмотрелась в пасмурный день. Кровать скрипнула. 
- Зачем ты встал? - прошептала она, откидываясь на грудь Эдварда, давая ему заключить себя в объятия. 
- Я сказал... я не могу больше быть вдали от тебя. Прости мне эту слабость, этот срыв. Я думал, что потерял тебя. Думал, что несу наказание... 
Он осторожно повернул Беллу лицом к себе, нашёл ее губы. - Дай мне просто согреть тебя. Все будет так, как ты захочешь. 
В постели Эдварда, в кольце его рук, убаюканной ритмом нежных поцелуев, касавшихся ее щеки, виска, губ, ей удалось уснуть. 


Лилиан Гершоу почти дошла до станции. Она брела как сквозь туман, лишь отчасти понимая, что происходит. Щедрый подарок, сделанный ей преподобным, кружил голову, но страх перед будущим словно парализовал все мысли и чувства. Как бросить этот городок, где прошла вся жизнь? Здесь родился Генри, отсюда он уехал. Здесь она узнала о том, что погиб ее единственный сын. 
Генри рос чувствительным, нежным ребёнком. Тянулся к матери, мог часами мечтать о чём-то, чем вызывал все более сильную ярость отца. Когда сыну исполнилось пять, муж впервые ударил его так, что это невозможно больше было расценивать как простой шлепок за шалость. 
С тех пор Лилиан принимала на себя все, что предназначалось сыну. Алоиз, к счастью, перестал замечать сына, и вымещал все на жене. 
Генри было четырнадцать, когда он впервые бросился с кулаками на отца, переставшего таиться и ударившего Лилиан прямо за обеденным столом. Что было потом - лучше забыть. Пригодилось небольшое наследство, оставленное Лилиан ее теткой и тщательно спрятанное в укромном месте. 
Ночью Лилиан отправила Генри в Ливерпуль, к своей сестре. Туда, куда ей сейчас предстояло вернуться самой. 
Два года Генри жил там, писал матери неумелые письма, полные любви и тревоги. Смог найти хорошее место в доме лорда Фаулза, учился, строил планы и умолял мать приехать к нему. Но Лилиан боялась даже думать о местонахождении сына, чтобы муж, едва не убивший ее потом, не вздумал искать его. 
Потом Алоиз, казалось, забыл о том, что Генри вообще существовал. Он словно умер для отца, слишком похожий на мать, слишком непохожий на остальных. 
Через два года Генри погиб, отправившись в свой выходной в паб и попав в эпицентр драки, вспыхнувшей там. Все, что осталось - письма, написанные рукой сына, которые Лилиан выучила наизусть за это время. 

Женщина остановилась. Спазм сжал сердце: как может она оставить письма Генри в этом доме... 
Так же решительно Лилиан повернула обратно. 
Алоиз должен отсутствовать сейчас: в это время он уходил в деревню, поэтому у неё будет несколько минут. А затем она сядет в следущий поезд. 
Лилиан уже нашла на дне ящика комода пачку потрепанных писем, когда удар в спину сбил ее с ног.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-3110-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: irina_vingurt4514 (09.12.2018)
Просмотров: 463 | Комментарии: 32 | Рейтинг: 5.0/14
Всего комментариев: 321 2 »
0
31  
  Спасибо! lovi06032

0
32  
  Спасибо lovi06015

0
27  
  Спасибо большое за главу!  good  lovi06032

0
29  
  Вам спасибо lovi06015

0
26  
  Спасибо! Насыщенная глава! Как хорошо, что Белла ушла рано к Мэри и заснула. Бедный Эдвард, что он опять пережил. Он понял, что ничего не имеет значения, и любимые люди должны быть рядом.

0
30  
  Огромное спасибо! Эдвард попал в кошмар прошлого, но все закончилось хорошо. Его любимая рядом, а все остальное- неважно.

0
25  
  Стивен Кинг. Под куполом
"Если ты не будешь
контролировать свой гнев,
твой гнев будет
контролировать тебя."
Спасибо за главу.

0
28  
  Огромное спасибо lovi06015

0
12  
  Спасибо за главу!!!! Сколько треволнений вызвала эта глава. Это уже дно переживаний и трагедий или середина? Мерзкий Гершоу, продавший душу дьяволу, молится перед тем, как совершить убийство. Он рассчитывает на милость божью? Очень надеюсь, что Бог покарает его самым жестким образом. Я понимаю мотив миссис Гершоу вернуться за письмами сына, но как же так она просчиталась? Очень надеюсь, что эта свинья, её муж,  не убьёт её. Возможно запихает в подпол и будет морить голодом, а потом её кто нибудь найдет.
Как Эдвард не потерял рассудок, увидев пепелище. Ангел -хранитель привел Беллу в столь ранний час к Мэри. Не думаю, что Белла согласится жить под одной крышей с любимым.  Хотя, ей терять нечего. Всё сгорело. А репутация? Не думаю, что при таком развитии событий она стоит на первом месте. 
Почему то мне кажется, что Гершоу, совсем съехавший с катушек, начнёт искать Джой и притащит её в деревню.

0
24  
  Огромное спасибо lovi06015 Слишком много выпало на долю Эдварда и Беллы, и людей вокруг них. Едва не потеряв все снова, он понял, что есть то, что стоит выше условностей и репутации. Что больше не сможет отступать, чтобы защитить, что должен быть рядом. Насчёт Гершоу - развязка в следующей главе.

0
11  
  Прямо сердце заходилось от главы facepalm02 Ждём с нетерпением продолжения fund02016

0
23  
  Огромное спасибо за то, что переживаете за наших героев lovi06015

0
10  
  Спасибо за главу! Очень тревожно....

0
22  
  Огромное спасибо lovi06015

0
9  
  ясное дело, урод Гершоу окончательно прибьёт свою забитую жену, да ещё вину в поджоге свалит на неё...  hang1 ему поверят...

0
21  
  Большое спасибо lovi06015 давайте подождём развития событий...

0
8  
  Спасибо за главу)

0
20  
  Танюша, спасибо lovi06015 отвечу на форуме

0
7  
  Совсем от злости крыша поехала у Гершоу. Хорошо что Беллы не было дома и бедный Эдвард он ещё от своего горя полностью не отошёл а тут такое потрясение. Жалко что Лилиан вернулась домой что же теперь этот гад с ней сделает? надеюсь что не убьёт. Решится ли Белла остаться с Эдвардом? и ещё очень не хотелось бы что бы вернулась жена Эдварда, пусть автор её прибьёт... нет её... умерла. Блин на самом интригующем глава закончилась. С большим не терпением жду новые главы. 

0
19  
  Галь, спасибо lovi06015 Действительно, очень жаль Эдварда, но теперь его любовь рядом с ним, и он больше не отпустит ее от себя. Насчёт жены Эдварда - все будет так, как должно быть.

1-10 11-16
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]