Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Исцеление. Глава 20.

От автора: Дорогие читатели! Прошу прощения за задержку и надеюсь, что новая глава была достойна ожидания. Приятного прочтения! 

Глава 20

 

-Ты не скажешь мне, что происходит? 

Эдвард видел, как Белла все больше уходит в себя. Она была рядом в те редкие часы, которые им удавалось урвать у будней, наполненных их шатким положением, но ее взгляд был порой обращен в пространство. Эдварду приходилось несколько раз окликать ее, нежно тормошить. 

- Белла, я не могу так больше. Родная моя, поговори со мной. Я сделаю все, но я должен знать, и...

Белла подняла глаза, в которых горело что-то, до сих пор незнакомое Эдварду. Она улыбнулась едва заметно, скользнула взглядом по игравшей у камина Мэри. 

Она понимала, что не имеет права дальше скрывать от Эдварда своё состояние. Это было бы жестоко и несправедливо по отношению к ребёнку и к самому Эдварду. Они забылись, оба. И эта беременность сделала ещё сложнее и без того тяжёлую ситуацию. Однако молчать дальше было нельзя. 

Белла взяла руку Эдварда, легко сжала в своей. Сейчас она переложит часть этого колоссального груза на его плечи. Как он отреагирует... 

В его прозрачных глазах светилась безграничная любовь, придавшая ей смелости. 

- Эдвард, послушай. Я скажу тебе, в чем дело, но хочу также, чтобы... Боже, я бы хотела сказать, что мне жаль, но я не могу... 

- Белла, в чем дело?

В его голосе сквозил страх. 

- Я беременна, Эдвард. 

Он выпустил ладонь Беллы, закрыл руками лицо. Белла давала ему возможность услышать, принять сказанное. Он молчал, долго, все ещё пряча лицо. 

- Эдвард, прости меня... Я... мы были неосторожны, и я прекрасно понимаю, что не имею никакого права...

Он поднял голову. Белла вздрогнула, увидев его лицо: по нему струились слезы. Плечи вздрагивали, но сквозь эти слёзы проступало, словно солнечные лучи сквозь грозовое облако, счастье. Чистое, незамутненное счастье, подсветившее тонкие черты его усталого лица. 

Белла осторожно коснулась его плеча. - Прости. 

Эдвард молча привлёк ее к себе. 

- Я не знаю, что сказать, - хрипло произнёс он спустя несколько мгновений. 

- Мы не должны были..., - отозвалась Белла, но он покачал головой, прерывая. 

- Нет. Ты была моей с той самой службы, когда помогла мне... справиться. Ты была моей с первой секунды, Белла. Ты спасла меня. Все, что произошло - дар Господа, я не могу видеть это иначе. Хотя до сих пор не понимаю, почему он так щедро одаривает меня. Это - знак, Белла. Нам даровано исцеление. Новое начало, любовь моя. 

- Но ты...

- Я знаю. Я не свободен перед лицом церкви. 

Эдвард встал, отошёл к окну. Когда он заговорил снова, его голос был полон горечи. 

- Я не видел для себя другого призвания. Никогда. Я хотел служить Господу и пастве, всем сердцем, всей душой. Трагедия разорвала мою жизнь надвое, но не уничтожила этого желания. А теперь обретенное счастье снова сталкивается с моим долгом, и я понимаю, что долг этот и призвание мое проигрывают здесь, Белла. 

Он обернулся. Белла смотрела в его лицо, исполненное мрачной решимости. 

- Я люблю тебя. Люблю Мэри. Люблю его... или ее. Уже люблю, так, что едва могу дышать. Словно я всегда знал... Белла, послушай меня. 

Эдвард присел на корточки рядом с креслом Беллы, так, чтобы смотреть ей прямо в глаза. - Я хочу быть с тобой и нашими детьми до конца дней моих. Хочу дать тебе и им семью. 

Белла покачала головой, пытаясь возразить, но Эдвард прервал ее мягким жестом. - Я не хочу, чтобы ты допускала даже тень мысли о том, что виновата в чем-либо. Это невероятное счастье для меня. 

- Что ты задумал? 

Эдвард на секунду опустил глаза. - Я давно думаю об этом. 

- О чем, Эдвард?! 

- Я собираюсь сложить с себя сан. Затем я приложу все возможные и невозможные усилия, чтобы найти Джойс. 

Ошеломлённая, Белла не могла сказать ни слова. 

- Лишившись сана, я смогу развестись с ней. И быть с тобой, как твой муж. Как отец наших детей. Мы начнём действовать, чтобы удочерить Мэри. Белла, нет... Не возражай мне. 

Эдвард улыбнулся. - Мне как никому известен смысл и цель того, чтобы жертвовать. И я жертвую, охотно, родная моя. В ближайшие дни я еду в Лондон на встречу с моим поверенным. Там же я начну действовать в отношении... своей нынешней деятельности. Мне нужна будет помощь, Белла. 

- Какая? - едва выговорила она. 

Все словно шаталось вокруг. Вместо неопределённости - четкий план. Вместо страха - надежда, призрак будущего, настолько соблазнительного. Надежда на то, чтобы быть с Эдвардом всегда, не боясь кривотолков, не прячась, как преступники. Засыпать и просыпаться вместе, детский смех в уютном доме, принадлежащем обоим. Вот только цена этого далёкого счастья высока, и платить ее нужно сейчас. 

Эдвард откажется от того, что было смыслом его жизни. Кто знает, через что ему придётся пройти для этого. Кто знает, не пожалеет ли он об этом...

- Ты должна быть спокойна. Думать о себе и ребёнке, не перетруждаться, слышишь? 

Тёплые пальцы прошлись по ее щеке. 

- Ты должна пообещать мне, что не допустишь ни мрачных мыслей, ни сожаления. 

Его губы, касающиеся нежно, требовательно, вливали по капле силу, уверенность. - Я счастлив. Все, что я делаю - добровольно. Я ни о чем не жалею, понимаешь? 

 

После того, как Эдвард вернулся к себе, Белла против воли ощутила колоссальное облегчение, хотя шок от решения, принятого им, все ещё сковывал ее. Эдвард сумел, однако, найти нужные слова, чтобы ненадолго успокоить ее. «Все будет хорошо», - шептал он ещё долго, лёжа рядом с Беллой в полумраке, целуя ее, пока она не расслабилась. Через несколько дней Эдвард едет в Лондон, где ему предстоит снова начать свою жизнь сначала. 

 

Джойс лихорадочно размышляла о том, как претворить в жизнь свой план. Времени у неё было немного: все труднее было подниматься по утрам, все мучительнее были приступы. В ящике стола лежал припрятанный пузырёк, выданный ей знакомым врачом при увольнении из госпиталя. В нем находилось средство, которое поддерживало бы ее силы, оттягивало бы неизбежный конец. Надеясь неизвестно на что, Джойс спрятала тогда этот флакончик, но теперь было ясно, что единственное, на что должно было хватить сил - это добраться до Эдварда. 

Прежде всего Джойс решила отправиться в Лондон. Там у отца оставались знакомые, которые могли бы выяснить что-нибудь. 

О смерти отца Джойс знала. Она также знала, что он завещал все своё состояние Эдварду. Родственница, приютившая Джойс, получила в своё время письмо, сообщавшее об этом. Она расплакалась тогда, несчастная, выжившая из ума старуха, долго лепетала что-то. А Джойс отстранённо думала о том, насколько мало тронуло ее тогда это известие. Тогда она пребывала в каком-то вакууме, концентрируясь только на насущных проблемах. 

Теперь нужно было узнать, куда уехал Эдвард после трагедии. 

 

Рано утром Джойс проснулась измученной, обливаясь потом от слабости, но с четким планом действий. Вытащив пузырёк с лекарством, она отмерила немного, проглотила и лежала, чувствуя, как приходит в себя. Одевшись и приведя себя в относительный порядок, она вышла из дома. Сегодня на центральной площади должен был появиться большой передвижной рынок. 

 

Джойс действовала так, словно ее вело что-то, абсолютно не думая о том, что делает. Потолкавшись с полчаса среди толпы покупателей, она заметила хорошо одетую женщину, деловито сновавшую среди прилавков со свежими овощами, сырами и специями. Джойс видела, как женщина доставала туго набитый кошелёк и список, сверяясь с ним. В какой-то момент женщина углубилась в рассматривание баночек с домашним вареньем: воспользовавшись секундой, Джойс скользнула между покупательницей и обтекавшей ее толпой. Одним движением Джойс вытащила кошелёк из кармана платья женщины, и, стараясь идти спокойно, пошла прочь от площади. 

Дома Джойс долго сидела, стараясь отдышаться. Действие лекарства сходило на нет, но принимать ещё порцию ей не хотелось. Нужно было быть экономной: ей предстояла поездка в Лондон. В кошельке оказалась более чем достаточная сумма, которой хватит и на билет на поезд, и даже на дешевую гостиницу. 

 

- Я скоро вернусь. Постарайся не думать ни о чем, береги себя и Мэри. При малейших проблемах посылай за доктором Картером, слышишь? Белла, пообещай мне. 

- Не беспокойся, все будет хорошо. 

Белла улыбнулась, коснулась губами морщинки между сведёнными темными бровями. 

- Я попрошу миссис Джонс ночевать у вас, пока меня не будет. Белла, это не обсуждается! 

Белла рассмеялась, видя панику в его глазах. - Я прекрасно себя чувствую, в этом нет необходимости. 

Эдвард шумно выдохнул, обнимая Беллу. - Прости. Прости меня, но... Я едва не сошёл с ума вчера, боясь просто поверить. 

Мэри выбежала в крохотный коридор, на лету протягивая ручки к Эдварду. 

- Эээд! Ты куда? Ты уходишь? 

Эдвард подхватил девочку, по привычке вдыхая тёплый, младенческий ещё запах. - Мне нужно уехать на несколько дней, Мышонок. 

Веснушчатая мордашка помрачнела. - Не хочу. 

- Я тоже не хочу, милая. Совсем не хочу оставлять вас. Но это очень важно. Потерпим вместе? 

Мэри ткнулась личиком Эдварду в шею. - А ты вернёшься? 

Эдвард тяжело сглотнул. - Я никогда тебя не оставлю, малышка. 

Девочка кивнула, завозившись у него на руках. - Теперь ты - мой папа? 

Этот вопрос, заданный ребёнком, врезался в Эдварда, словно сброшенный с высоты камень. В ушах зашумело: сквозь голосок Мэри, лепетавшей что-то, пробивался другой. «Папа, иди сюда! Смотри, как я могу!» Эйлин... «Девочка моя... прости меня...»

- Эдвард? - Тихий голос Беллы коснулся измученного сердца. - Что с тобой? 

Мэри сосредоточенно крутила краешек воротника пальто Эдварда. 

- Да, Мэри. Я хочу быть твоим папой. Можно? - Голос Эдварда едва слышен. 

- Я тебя люблю. - Мэри вывернулась из рук Эдварда и убежала в дом. 

- Эдвард, прости, она маленькая совсем... Она действительно любит тебя и не понимает...

- Белла... Она - моя дочь. Младшая. Возможно, пока. - Эдвард улыбнулся. - Люблю тебя. Береги вас для меня. 

 

- Джойс?! - Мистер Бэйтс смотрел на Джойс с неприкрытым потрясением. Ей стоило немалых усилий раздобыть через несколько адресных бюро адрес знакомого отца, стряпчего. 

- Здравствуйте, мистер Бэйтс. - Джойс устала, продрогла. Действие капель проходило, она тяжело кашляла, прижимая платок к губам. 

- Что случилось?! Где ты была все это время?! 

Мистер Бэйтс налил вина в стакан, протянул его Джойс. Она жадно выпила, отняв платок от губ. От нее не укрылось выражение лица поверенного при виде крови на платке: пустой стакан он швырнул в ведро с мусором. 

- Мистер Бэйтс, мне нужна ваша помощь. 

- О чем ты? - поморщился собеседник. 

- Я ищу Эдварда. 

Мистер Бэйтс сел за стол, передвинул бумаги. 

- Для чего? Джойс, ты понимаешь, что обязана объясниться? 

- Мне остаётся мало времени, мистер Бэйтс. Я хочу видеть своего мужа. 

- Где ты остановилась? - Стряпчий смотрел на Джойс со странным выражением лица. 

- В пансионе недалеко отсюда. 

- Эдвард... я сообщу ему, что ты здесь. Дальше - его воля. Если он захочет видеть тебя, я дам тебе знать. 

- Вы видитесь с ним? 

- Я - его поверенный, Джойс. Поэтому тебе придётся сначала ответить на мои вопросы. 

 

- Эдвард, здравствуй, дорогой. - Саймон Бэйтс поднялся навстречу Эдварду, приветствуя его. 

- Добрый день, мистер Бэйтс. 

- Ужасная погода сегодня. Выпьешь что-нибудь? 

- Нет, спасибо. 

Эдвард сел в кресло, наблюдая за Бэйтсом. 

- Мистер Бэйтс, я здесь, чтобы обсудить с вами несколько очень сложных вопросов. 

Поверенный вздрогнул, словно его застали врасплох. - Что-то случилось? 

- Да. 

- Ты здоров? - Бэйтс смотрел на Эдварда со странным выражением лица. 

- Да, благодарю. И тем не менее... Мне необходимо найти свою жену, мистер Бэйтс. Параллельно я собираюсь подать прошение о снятии сана. 

- Что?!  - Бэйтс сбросил своё странное оцепенение и смотрел теперь на Эдварда, отказываясь верить своим ушам. - Что происходит?! 

- Бэйтс, я буду откровенен с вами. - Эдвард понизил голос. - Скоро я стану отцом. Мне необходим развод. Получить его я могу, только потеряв сан. Но я готов к этому. 

- Мисс Свон? 

- Да. Это чудо, и я сделаю все, чтобы сохранить его. Я счастлив как никогда: будущее внушает страх, но и надежду, огромную. 

Поверенный поднялся. Он давно знал Эдварда, знал его историю и был по-своему привязан к молодому человеку. После разговора с Джойс многое встало на свои места, и в силах Саймона Бэйтса было решить хотя бы часть этих сложных вопросов. 

- Эдвард, послушай. В данный момент я склонен поверить в провидение и прочее. 

- Что вы имеете в виду? 

- Джойс была здесь вчера. 

- Что?! 

Эдвард вскочил на ноги: сердце оглушительно забилось, руки дрожали. 

- Она ищет тебя. У меня есть адрес гостиницы, в которой она остановилась. Я сказал ей, что поговорю с тобой сначала, так как знал, что ты приедешь. Но я не знал, что и ты ищешь ее. Вот. 

Бэйтс положил на стол листок с адресом. 

Эдвард взял листок: буря эмоций накрывала его с головой. 

- Эдвард... - Голос Бэйтса заставил его очнуться. - Она очень больна. Я не специалист, но судя по всему, ей немного осталось. 

- Я слышу вас. Спасибо, мистер Бэйтс. 

Не оборачиваясь, Эдвард вышел. 

 

Поверенный не сказал Джойс, когда сможет рассказать Эдварду о ней. Сделает ли он это вообще... Бэйтс смотрел на Джойс с жалостью, смешанной с презрением. Ничего другого она в его глазах и не заслуживала. Черт с ним... Единственный человек, чьё присутствие ей было необходимо - это Эдвард. Оставалось молиться, что ей хватит времени и что Эдвард все же узнает о том, что она здесь. 

 

Третий день пребывания Джойс в Лондоне шёл к концу, когда раздался резкий стук в дверь ее комнаты. Она рывком открыла дверь, замерев на пороге. 

 

- Эдвард... - Она едва могла говорить, из горла вырывался невразумительный хрип. 

Он так изменился. Похудел, лицо стало ещё более бледным, точеным. Стальные глаза, так часто преследовавшие ее во сне, совсем рядом. Джойс зашлась кашлем, зажимая рот платком. По лицу Эдварда скользнуло выражение боли. 

- Здравствуй, Джойс. 

- Сядешь? - Она с надежной ощупывала взглядом мужа. Он казался ей нереальным: слишком долго они не виделись, слишком многое стояло между ними. 

Она наблюдала, как Эдвард сел на стул у очага, держа спину неестественно прямо. 

- Все ещё больно? - спросила она едва слышно, комкая в руке платок, покрытый розовыми пятнами. Не дождавшись ответа, она несмело приблизилась. - Я так надеялась, что ты придёшь. 

- Сядь, Джойс. - Эдвард указал на второй стул напротив себя. - Расскажи мне все. 

- Все? 

- Да. С того момента, как ты исчезла. 

- Может быть, это и к лучшему. Прими это как исповедь, Эдвард. Я бы не смогла рассказать все это никому, кроме тебя. 

 

Эдвард смотрел на женщину, напоминавшую лишь тень той яркой красавицы, которую он сохранил в памяти. Вид крови на платке в руках Джойс причинял ему боль, обьяснить которую он не был в силах. Она подробно рассказывала ему о жизни, которую вела эти годы. О бегстве, о том, как от страха перед порицанием и слабости бросила все. Могилу дочери, его самого. Слушая ее, Эдвард спрашивал себя, играет ли все это теперь какую-то роль. Ярость, выросшая на этой боли и поднимавшая голову где-то внутри него, была яростью обездоленного мужа и отца. Но дух, сильный и светлый, говорил о прощении и помощи. Эйлин жива в его памяти и сердце, а дома ждёт семья. Он обрёл своё исцеление, хотя ещё многое предстояло пережить. 

 

- Я знаю, что недостойна даже говорить с тобой, Эдвард. - В присутствии мужа стало так легко: несмотря на его молчание, Джойс понимала, что перед ней - ее спасение. Что-то неуловимое в Эдварде говорило ей об этом. 

- Не мне судить тебя, Джойс, - сказал он наконец. - Не сейчас. 

Поняв, о чем он говорит, Джойс опустила голову. - Мне просто необходимо было знать. Я сходил с ума без Эйлин. Без тебя. Мы могли бы спасти друг друга тогда... Простить... Это больше не имеет значения. 

- Что теперь, Эдвард? 

- Мой долг. Я выполню его. Ты поедешь со мной. - Рваные, рубленые фразы говорили о том, что Эдвард на грани. Джойс со страхом смотрела на него. - Тебе будет предоставлен дом и уход до тех пор, пока... - Он осекся. - Собирайся, Джойс. 

 

Следующим утром Джойс сжалась на сиденье в купе поезда напротив Эдварда. Она приняла с утра своё снадобье, что давало ей возможность почувствовать себя лучше и осознать происходящее вокруг. Эдвард был рядом, так близко, что она могла бы коснуться его руки. 

Он выглядел отстранённым, сосредоточенным: Джойс не рисковала даже обращаться к нему, довольствуясь тем, что украдкой рассматривала его. 

Несмотря на ее состояние, близость мужа волновала. Джойс боялась Эдварда все это время, и лишь недавно страх отступил перед желанием вымолить прощение, очистив свою совесть. Он снился ей все чаще, а теперь, видя его перед собой во плоти, Джойс вспоминала ту безбрежную нежность, которую он дарил ей, вспоминала его поцелуи, за завтраком, просто так, когда они сталкивались в доме за ежедневными хлопотами. Как учащалось его дыхание, сияли эти странные светлые глаза... Эдвард прощал ей так много, встречая все с пониманием, снисхождением. А теперь он изменился. В нем появилось нечто, что не поддавалось определению. 

- Как ты живёшь, Эдвард? - вырвалось у Джойс прежде, чем она сообразила, что делает. 

Он повернул голову, на мгновение захватывая взгляд Джойс. 

- Я живу, хотя и не верил в то, что это возможно. У меня маленький приход, но именно там... - Эдвард замолчал, словно сомневаясь, стоит ли продолжать. - Там все обрело смысл. Я рискую всем, привозя тебя туда, Джойс.  Но поступить иначе я не могу. 

Остаток пути он молчал, а Джойс боролась с подступавшей слабостью и ломала голову над тем, что могли значить его слова. 



Источник: http://robsten.ru/forum/67-3110-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: irina_vingurt4514 (06.02.2019)
Просмотров: 408 | Комментарии: 24 | Рейтинг: 4.9/14
Всего комментариев: 241 2 »
1
21  
  Эдвард не мог поступить иначе... Это не в его характере бросать смертельно больного человека, хоть и натерпелся от неё...
Белле не легко будет... Главное, чтоб Джойс не выкинула какую нибудь пакость перед своим "уходом"...
Спасибо за интересное продолжение! good  lovi06032

1
24  
  Наташа, спасибо вам lovi06015 Все именно так. Осталось дождаться развития событий.

1
20  
  Спасибо за главу)

1
23  
  Спасибо вам lovi06015

1
19  
  Стивен Кинг. Оно
"Я чувствую то же самое, что,
должно быть, чувствует
птица, когда наступает осень,
и она знает... каким-то
образом просто знает, что
должна лететь домой. Это
инстинкт... и, если на то
пошло, я верю, что инстинкт
— железный скелет под всеми
нашими идеями о свободе
воли."
Большое спасибо за продолжение!

1
22  
  Огромное спасибо за точную цитату! lovi06015

1
9  
  Спасибо большое за продолжение!

1
10  
  Вам спасибо lovi06015

1
8  
  Спасибо за главу!!!! Единственное светлое пятно в главе- это то, что Эдвард безумно рад будущему ребёночку. Только зачем? Зачемон везет эту мерзкую Джойс в деревню???? Мог бы просто оставить в Лондоне и обеспечить ей надлежащий уход. К чему эти сложности? А они начнутся и со стороны жителей и со стороны Джойс и Мэри будет не сладко, не говоря уже о Белле. И вот что теперь делать??

1
11  
  Спасибо за чтение lovi06015
Эдвард не был бы собой, если бы не предложил жене дожить последние дни с надлежащим уходом. Оставив ее в Лондоне, он бы разрывался между семьёй, живущей в маленьком городке, и умирающей. Насчёт кривотолков - остаётся дождаться того, как он объяснит появление нового человека в деревне и как отреагируют жители. А самое главное - реакция Беллы на происходящее.

1
7  
  Эдвард как всегда на высоте всепрощения))
Надеюсь, что на этом испытания сердец завершены.
И все будет двигаться в хорошую сторону!
Однако, не исключено продолжение мрачной полосы в жизни любящих сердец! Могут начаться на них гонения, а Белла может потерять ребенка. ..
Вот такой у меня пессимизм. .
Спасибо большое за продолжение!

1
12  
  Огромное спасибо lovi06015 ваш пессимистичный настрой понятен) уж слишком сильно порой трепала жизнь наших героев. Но все же давайте надеяться, что, несмотря на немалые трудности, которые ещё предстоят, это начало пути к счастью lovi06032

1
6  
  Спасибо огромное за главу!  lovi06032  good

1
13  
  Вам огромное спасибо lovi06015

1
5  
  Большой сюрприз Э. везет домой!
Спасибо за главу!

1
14  
  Аня, спасибо вам lovi06015 да уж, сюрприз удался...

2
4  
  Пожалуй он действительно рискует. Белле будет больно, когда он вместо бумаг о разводе привезет больную жену, но она поймет его, я уверена. Что скажет общественность? Как ему потом предоставить беременную Беллу, как свою женщину, как свою жену?  Был бы простым человеком, было бы проще, но он священник. Женатый священник. Надеюсь, что общественность не станет слишком строго судить его и приписывать ему аморальность, хотя бы из благодарности , за то, что спас их, за то что помогает ни только словом, но и делом. Священник и учитель не обязательно должны быть эталоном и примером для подражания. Надеюсь общественность вспомнит, что они просто люди и не станут бойкотировать  тех, кто им всегда только помогал. И не будет никаких гонений на беременную женщину. И еще не известно, как  поведет себя Джойс, если узнает о новой семье своего мужа? Ее такое настойчивое желание найти мужа внушает опасения. Только лишь для того, чтобы покаяться? Как по мне так она  не слишком переживала из-за гибели ребенка. Боялась? Да. Боялась осуждения людей, за то, что не досмотрела. Боялась гнева или осуждения мужа. Еще больше боялась его разочарования.  Она хочет обелить себя перед ним, доказать, что она не так уж и виновата в гибели ребенка, но нет раскаяния . Зачем он ей сейчас? когда ей осталось всего ничего. Он ее не вылечит, не спасет. Хочет   напоследок еще немного помучить его? Как была эгоисткой, так ей и осталась. Опять же , есть еще маленькая Мэри, уже считающая Эдварда своим папой. Взрослая Белла поймет, маленькой Мэри будет сложно объяснить, что это за тетя, которая хочет забрать ее Эдварда.

1
15  
  Оленька, спасибо вам lovi06015 Вы во всем правы, Эдвард сильно рискует. Люди, как правило, редко помнят добро, если им предоставляется возможность судить, особенно того, кто стоит выше на лестнице духовной чистоты и развития. Поэтому опасения абсолютно оправданы. Понимание Беллы гарантировано, она знает своего любимого мужчину и знает, что он не найдёт покоя, пока не поступит так, как должен. Опасность могут представлять только выпады со стороны Джойс, которая лицом к лицу столкнётся с тем, чего уже лишила ее жизнь. Остаётся дождаться развития событий по возвращению Эдварда.

1
3  
  Тяжёлое бремя, но такой человек как Эдвард, действительно не смог бы поступить иначе. Как ли отказать в помощи умирающему?  Это претит его сану, его натуре, его принципам...

1
16  
  Спасибо огромное lovi06015 именно так: Эдвард чётко понимает, в чем состоит его долг и не сбивается с пути, чего бы это ни стоило.

1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]