Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Исцеление. Глава 21.

От автора: Дорогие мои, мне остается вновь попросить прощения за задержку. Обстоятельства заставляют меня выпускать главы немного реже теперь, но они непременно будут. Приятного прочтения.

Глава 21

- Где Эд? Я скучаю, - серьёзно сказала Мэри, забравшись к Белле на колени. 

- Я тоже скучаю. - Белла развязала ленту в спутанных кудряшках, пригладила их. - Он скоро вернётся, Мышонок. 

- И мы будем жить вместе? 

Белла откинулась в кресле, прижав девочку к себе. С какими новостями вернётся Эдвард... 

 - Эдвард сделает все для этого, детка. 

Девочка затихла: она, как и Белла, в отсутствие Эдварда становилась более молчаливой, хотя это и сложно было себе представить. Они обе изменились: любовь к Эдварду изменила и Беллу, и ребёнка. Девочка обрела отца, но события недавнего прошлого показали ей, что значит терять. 

Миссис Джонс вошла с подносом, нарушая их уединение. 

 - Я принесла вам молока с печеньем, - улыбнулась женщина, ставя поднос на стол. 

- Спасибо, миссис Джонс. 

 - Эдвард возвращается завтра, - тихо сказала экономка. 

 - Вы наконец сможете вернуться домой. Простите нас, - усмехнулась Белла. 

 - Не говори глупостей. Если бы ты знала... Вы будете счастливы, я уверена. 

 - Вы не осуждаете меня? - Белла задала этот вопрос неожиданно для себя. 

 - Какое я имею на это право, дорогая... Вы - семья. Друг для друга, для этого чуда... Дай бог Эдварду успеть уладить все. Я пойду, дорогая, отдыхайте. 

 - Спокойной ночи, миссис Джонс. Спасибо вам. 

Белла задремала в кресле, укачивая уснувшую Мэри. 

 

На занятиях Белле с трудом удавалось сосредоточиться: девочки словно чувствовали ее нервозность. Эдвард должен был уже вернуться, но он так и не появлялся. Миссис Джонс ушла в лавку, чтобы побаловать Мэри чем-нибудь вкусным.  Девочка возилась с игрушками у камина, а Белла мерила шагами гостиную. Она нервничала все сильнее, хотя с трудом могла обьяснить самой себе причину этой нервозности. 

Дверь за ее спиной открылась: вздрогнув, Белла обернулась, но увидела лишь вернувшуюся домой миссис Джонс. 

 - Давайте я помогу вам, и... Что случилось? 

Миссис Джонс молча смотрела на Беллу. 

 - Миссис Джонс? Что-то с Эдвардом?! 

 

 

 - Это твой дом? - едва слышно спросила Джойс. Она была измотана, все чаще заходилась кашлем. 

Они приехали рано утром, почти затемно. По пути Эдвард так и не произнёс ни слова. На вокзале он подхватил сумку с нехитрым багажом Джойс, взмахом руки подозвал экипаж, который должен был отвезти их к его дому. В какой-то момент он оказался совсем близко к Джойс: она почувствовала тепло его тела, его дыхание на своём лице. 

Сердце встрепенулось, забилось сильнее, как когда-то, когда болезнь не сжирала ее изнутри. Такие родные светлые глаза... и такие чужие... Эдвард скользнул взглядом по жене, нахмурился. - Тебе нехорошо? Мы скоро будем на месте, - наконец нарушил он молчание. 

 - Все хорошо, Эдвард. Спасибо тебе. 

Он коротко кивнул: его лицо было полно тревоги. - Есть что-то, что ты могла бы принять? 

 - Да. В моей сумке. 

В коляске Эдвард протянул Джойс ее сумку: беря ее, она коснулась пальцев мужа. Он, казалось, не заметил этого, а Джойс начала рыться в сумке, ища лекарство и пытаясь взять себя в руки. Ей стало предельно ясно, что время, которое ей будет позволено провести рядом с Эдвардом, эти последние недели, месяцы, столько, сколько отведёт ей Господь, станет мучительным, но и сладким временем. Ей хотелось взять его руку, не таясь, впитать гладкость кожи, которую она помнила, коснуться его губ, нежных, чётко очерченных, провести ладонью по щеке. Чтобы холодное, настороженное выражение в его глазах сменилось той любовью, которую он дарил ей когда-то так щедро. Невозможно...

Джойс сделала глоток микстуры и откинулась на сиденье, приходя в себя и наслаждаясь последними минутами наедине с Эдвардом. 

 - Лучше? - отрывисто спросил он. 

 - Да, благодарю. 

 - Когда мы приедем... - Эдвард тяжело вздохнул, отвёл взгляд. - Сегодняшнюю ночь ты проведёшь в моем доме, пока будут готовить твой коттедж. Доктор Картер придёт, чтобы осмотреть тебя. 

 - Эдвард, я не знаю, как благодарить тебя. 

 - Не стоит. - Его лицо исказилось на мгновение. - Я не могу иначе, Джойс. 

 - Эдвард... Посмотри на меня, пожалуйста. 

Внезапно Джойс осознала, какая безграничная усталость переливалась на дне его глаз. И страх. Эдварду было страшно. 

 - Ты сказал, что рискуешь, привозя меня сюда. Что ты имел в виду? Я клянусь, что буду молчать, никто не узнает ни о чем, Эдвард! 

 - Не в этом дело, - тихо сказал он, покачав головой. - Мы на месте. 

Дом Эдварда был небольшим, но очень уютным. 

 - Ты можешь расположиться здесь. - Он открыл дверь спальни, поставил сумку Джойс на стул у постели: отметил, что постель была застелена свежим бельём, но в доме было прохладно. - Я разожгу камин. 

 

Миссис Джонс уже сделала все необходимые покупки и решила заглянуть домой, проверить, все ли в порядке. Преподобный должен был вернуться в течении второй половины дня, поэтому у нее ещё было достаточно времени, чтобы приготовить обещанный сладкий пирог для Мэри. Шум в гостиной заставил женщину замереть от ужаса. 

 - Кто здесь? - крикнула она. 

 - Миссис Джонс, все в порядке. Это я. 

Эдвард появился на пороге. - Преподобный, простите, я не ждала вас так рано. 

 - Все хорошо. Как они? 

 - Не беспокойтесь. Обе здоровы, мисс Свон провела занятия. Мэри очень скучает по вам, она будет просто счастлива. Я собиралась испечь пирог, чтобы отвлечь ее, но отложу это, разумеется. 

Миссис Джонс смотрела на преподобного Каллена и все отчетливее понимала, что что-то не так. 

- Эдвард... - Она едва осмелилась обратиться к нему так. - Что произошло? 

Дверь спальни Эдварда скрипнула. Миссис Джонс увидела молодую женщину, бледную, худую, закутанную в тёплую шаль. Она застыла на месте, комкая в руках платок. Миссис Джонс видела, как лицо Эдварда исказилось болью. 

- Джойс, познакомься с миссис Джонс. Она ведёт мой дом, помогает мне во всем. Я очень ценю ее. 

 - Я рада, миссис Джонс, - прошелестела женщина. 

 - Миссис Джонс, позвольте представить вам... - Губы Эдварда дрогнули. - Миссис Каллен.

 

 - Здесь свежий хлеб, сыр, молоко. 

 - Этого вполне достаточно, миссис Джонс. 

Ошеломлённая женщина выкладывала купленное в кухне. - Не беспокойтесь, возвращайтесь... к ним. Я послал за доктором Картером и попросил Лили убраться в свободном доме. Когда врач осмотрит Джойс, она сможет отдохнуть, а я приду к Белле. 

 - Преподобный... как это возможно? 

Эдвард устало растер лицо рукой. - Я расскажу вам все подробно, обещаю. Пока что: я собирался искать Джойс, после того, как сложу с себя сан. Но Господь распорядился иначе. 

 - Она больна, преподобный? Простите, я не из праздного любопытства спрашиваю, и...

 - Да. - На Эдварда было страшно смотреть. - Ей немного осталось, и мой долг - дать ей на это время дом и уход. В Лондоне она бы не справилась. Извините меня. 

 - Конечно. Я пойду к девочкам, преподобный, не волнуйтесь ни о чем. 

 - Спасибо вам. - Эдвард коротко пожал руку миссис Джонс и вышел. 

 

 - Ты согрелась? - Эдвард вошёл в спальню, остановился у двери. В его руках был поднос с едой. 

 - Да, спасибо. 

 - Тебе нужно поесть, - сказал он, ставя поднос на стол у окна. 

Джойс лежала на кровати, завернувшись в одеяло. Только этот один день. И одна ночь. В спальне Эдварда она почувствовала себя так хорошо, как давно уже не чувствовала. И он здесь, совсем рядом. 

Слезы подступили к сорванному кашлем горлу. Она не сможет остаться в этом доме, в этой комнате, казалось, пропитанной его тёплым, свежим запахом. Не сможет представлять себе, что они - семья, что все по-прежнему, хотя это и было бы жестоким заблуждением. 

 - Ты подготовил для меня дом? - вырвалось у Джойс. 

 - Да. В деревне был ещё один пустующий коттедж, полностью меблированный, маленький, но удобный. Тебе будет комфортно там. Доктор Картер будет курировать тебя: я оплачу услуги сиделки. 

 - А ты? - вырвалось у Джойс. К дьяволу все, она всегда была неблагодарной, стоит ли изменять себе на пороге смерти? 

- Что я? - Эдвард смотрел на неё в упор. 

 - Ты будешь со мной, Эдвард? Ты будешь навещать меня? 

Джойс удалось пробить брешь в его холодности. Она видела, как вспыхнуло точёное лицо, как загорелись глаза. 

- Ты вспоминаешь ее, Джойс?! Хотя бы иногда?! Ты вспоминала о нас?! 

Каждое слово сочилось горечью, болью. - Я не могу позволить тебе погибнуть в нищете, но не проси меня забыть! 

Джойс забилась в угол кровати. - Я думала... Ты появился... это было как чудо... 

 - Чудес не бывает, Джойс. - Эдвард снова был закрыт, словно истратив последние силы на этот взрыв. - Я собирался искать тебя. 

 - Для чего? 

 - Я объясню, но не сегодня. Сейчас придёт доктор Картер. А потом тебе необходимо отдохнуть. Поешь, пожалуйста. 

Он вышел, оставив Джойс одну. 

 

 

 - Все в порядке, Белла. А где моя помощница? 

Мэри выбежала из своего угла. - Будем пирог?! Будем?! - Девчушка прыгала вокруг миссис Джонс, тянула ее за юбку. 

 - Эдвард вернулся, - тихо сказала миссис Джонс. - Сейчас у него... дела, но скоро он будет у вас. 

 - У него что-то не так? Миссис Джонс, скажите мне? 

 - Детка, он скоро будет здесь и расскажет все сам. 

Пряча глаза, миссис Джонс подхватила Мэри и ушла с ней в кухню. 

Белла пыталась читать, но через несколько минут уронила книгу на колени. Что могло произойти в Лондоне, что настолько шокировало женщину? 

Ожидание выматывало. Время шло, миссис Джонс уложила спать нарезвившуюся за приготовлением пирога Мэри, присела рядом с Беллой. 

 - Ты ни крошки в рот не взяла, дорогая. Так нельзя, ты не должна забывать о том, что не одна. - Экономка протянула Белле кусок пирога на тарелке и чашку чая. 

 - Спасибо. Где же он, Господи... 

Резкий стук в дверь заставил руки девушки дрогнуть. Она отставила чашку, рванулась к двери. 

 - Родная моя... Хвала Всевышнему... 

Его руки, губы возвращали к жизни. Белла обняла Эдварда, прижимаясь сильнее, целуя его прохладные щёки, зарываясь руками в густые, чуть влажные от дождя волосы. - Я так тосковала по тебе... 

 - Преподобный, я отправлюсь домой. Оставайтесь.  

Миссис Джонс пристально взглянула в глаза Эдварду. - Я присмотрю, - еле слышно добавила она. Эдвард кивнул. 

 

 - Иди сюда. - Белла легко потянула Эдварда за руку к его излюбленному креслу у огня. Он привлёк ее к себе на колени, зарываясь лицом в ее волосы, покрывая короткими поцелуями шею, лицо. - Я не могу без тебя. 

Его ладонь опустилась на живот Беллы. - Как ты себя чувствуешь? 

 - Хорошо. Все хорошо, когда ты здесь. 

Несколько мгновений Белла просто слушала биение любимого сердца, положив голову Эдварду на грудь и чувствуя, как он расслабляется. - Что произошло в Лондоне? 

Эдвард молчал секунду. - Я встретился с Джойс. 

 - Но... ты говорил, она исчезла? - Белла почувствовала, что холодеет. Тут было что-то ещё...

 - Так и было. Но она начала искать меня ещё раньше, вышла на моего поверенного. 

 - И что? 

Эдвард закрыл глаза, откинув голову на спинку кресла, слегка сжал пальцы Беллы. - Джойс умирает, Белла. Она жила впроголодь, что, возможно, и поспособствовало развитию болезни. Ей осталось совсем немного. Я не мог оставить ее там. 

 

Эдвард слышал, как Белла задохнулась. Было так тяжело даже просто смотреть в ее глаза. Он прекрасно понимал, что сделал, и что ему лишь остаётся уповать на то, что Белла сможет понять мотивы этого поступка. - Она проведёт одну эту ночь в моем доме, пока готовят коттедж. Картер только что был у нее. 

Открыв глаза, Эдвард увидел залитое слезами лицо Беллы. - Не плачь, умоляю тебя. Любовь моя, я не мог поступить иначе. Просто не мог. Я понимаю, что рискую всем, рискую тобой, но она - мать Эйлин. Я не мог бросить ее, Белла, слышишь... 

Горячие от слез губы коснулись его лба. - Я понимаю, Эдвард. Ты не смог бы жить с этим грехом. Никто не смог бы... Только будь осторожен, прошу. 

 - Ты так нужна мне... - вырвалось у Эдварда со стоном. - Люблю тебя... 

 

Эдвард дышал спокойно: во сне его лицо разгладилось. Они были пронзительно нежны друг с другом, лаская, делясь силой, любовью, наполняя друг друга. Эдвард долго целовал Беллу потом, словно не в силах насытиться ею, не отпуская, зажигая снова и снова. Они уснули, не разжимая объятий. Белла проснулась вскоре, а Эдвард был полностью измотан. 

 

 - Скоро встанет Мэри. - Белла улыбнулась. - Ее дневной сон затянулся сегодня. Она так скучала по тебе. 

 - Я тоже скучал, безумно. Белла... - Эдвард приподнял ее лицо. - Ты не представляешь, что значит для меня то, что ты поняла. 

 - Я люблю тебя и верю в тебя, Эдвард. Просто... не дай демонам прошлого терзать твою душу. Выполни свой долг по отношению к Джойс, чтобы смотреть в будущее. 

 

 - Ээээд! - Мэри с визгом бросилась к Эдварду, подпрыгивая на ходу. 

 - Мой мышонок! - Эдвард закружил девочку, заливавшуюся радостным смехом. - Ты скучала? 

 - Ооочень! Мы с Беллой плакали каждый день! - заявил ребёнок. Эдвард с ужасом оглянулся на Беллу, но та махнула рукой. 

- Мэри, не пугай Эдварда. 

 - Идём! Мы пирог делали, идём! - Мэри с поразительной для ее возраста силой тянула Эдварда за собой, треща без умолку о пироге, игрушках, ещё о чём-то. От перевозбуждения она потом снова уснула у него на руках: сидя в кресле со спящим ребёнком, Эдвард беззвучно молил Господа о прощении, о силе, о спасении. 

 

 

 - Благодарю. - Джойс приняла из рук миссис Джонс лекарство и стакан воды. Доктор Картер подтвердил то, что, в общем, уже было понятно. 

 - Максимум месяц, - сказал он, глядя в сторону. - Вот это поможет немного облегчать приступы. 

Джойс видела, как тень скользнула по лицу Эдварда, он тяжело сглотнул. Почему-то это наполнило ее странным удовлетворением: ему не все равно. 

Доктор Картер ушёл, оставив лекарства и подробные инструкции для сиделки, вслед за ним ушёл и Эдвард. Вскоре снова появилась экономка. 

 - Я присмотрю за вами... миссис Каллен. 

От Джойс не укрылось, что миссис Джонс была шокирована, когда Эдвард представил ее. И сейчас женщина запнулась, прежде чем обратиться к Джойс так. 

 - Вы не знали, что Эдвард женат, миссис Джонс? 

Экономка подняла глаза. - Знала, миссис Каллен, разумеется. Но...

 - Никто не знал, где я. Понимаю. А что рассказывал вам преподобный? 

 - Миссис Каллен, прошу вас... Я практически ничего не знаю. И не уверена, имею ли право обсуждать это. 

 - Где Эдвард? - Джойс задала единственный вопрос, который волновал ее сейчас. 

 - Он ушёл по делам, миссис Каллен. 

 - Куда? 

- Я не знаю. Примите ваше лекарство. 

Джойс не поверила экономке ни на секунду. - Уже поздно. Эдвард не вернётся ночевать? 

По выражению лица миссис Джонс Джойс поняла, что попала в точку. - Возможно, преподобный задержится. У него много дел. Отдыхайте. 

Экономка спешно вышла, а Джойс откинулась на подушки. 

Она продала бы душу дьяволу за то, чтобы иметь возможность ждать Эдварда в их супружеской спальне. Чтобы знать, что вот-вот откроется дверь. Он войдёт, сбросит одежду, как он обычно делал это, уперевшись коленом в край постели. Джойс подойдёт сзади, как она любила, обхватит руками его обнаженные плечи, скользнёт губами по спине. Он обернётся, найдёт ее губы своими, подхватит ее легко, как перышко, опустит на постель, потеряется в ней так же, как и она в нем. 

 

Джойс открыла глаза. Ничего этого нет и быть не может. Эта ночь пройдёт, и она останется одна в компании сиделки, доживать отведённое ей время. Не будет любви и ласки, а будет лишь боль и утекающая сквозь пальцы жизнь. 

 - Эдвард, где же ты... - Джойс тяжело разрыдалась, зная, что он не услышит. 

 

Ещё не рассвело, когда Эдвард поднялся. Белла ещё спала: склонившись, он легко поцеловал ее в щеку, убрал с лица спутанные волосы. 

 - Ты уходишь? - Ее глаза ещё хранили следы вчерашних слез. 

 - Мне пора, любовь моя. Нужно быть предельно осторожными. Сегодня я перевезу Джойс в ее дом: Лили убиралась там, поэтому я полагаю, что весь город уже знает о появлении миссис Каллен. 

Белла встала на колени в кровати, потянулась, обнимая Эдварда. - Только бы...  они так жестоки, Эдвард... Люди были так жестоки к тебе тогда, ещё не зная... Твоё огромное сердце помогло завоевать их уважение, но они будут задавать вопросы. Откуда она появилась, где была все это время. Она при смерти: люди будут на ее стороне. Я боюсь, что они слишком легко забудут все, что ты сделал для них. 

Лицо Эдварда было спокойным, взгляд - ясным. Белла любила и эту сторону его характера - чувство долга, непримиримое к нему самому, безграничное. Он принял решение и не отступится. 

 - Я знаю, Белла. Я знаю и готов. Для меня важна лишь ты и Мэри. Мой долг, который заключается в том, чтобы дать Джойс встретить кончину в человеческих условиях. Больше меня не интересует ничего. Я прошу тебя об одном: будь осторожна и ты, слышишь? 

 - Да, конечно. 

 - Я вернусь, когда стемнеет.

Эдвард позволил себе последний поцелуй, глубокий, сладкий, прежде чем он ласково отстранился и исчез. 

 

- Ты готова? - Эдвард появился в спальне. Джойс жадно обшаривала глазами его лицо в поисках каких-либо эмоций, которые подсказали бы ей, где он провёл ночь. То, что он не ночевал дома, было очевидным: Джойс почти не спала, прислушиваясь. Когда экономка, боявшаяся поднять на Джойс глаза, наконец-то угомонилась и ушла к себе, наступила тишина. Поскрипывали балки, ветер хлопал ветвями деревьев по окнам, но главного слышно не было - лёгких, уверенных шагов Эдварда. 

Джойс поймала его взгляд. - Мне пора? 

 - Да. Дом готов, сиделка ожидает тебя. Доктор Картер зайдёт вечером ещё раз. 

 - Ты не хочешь видеть меня больше? 

 - Ты знаешь, почему я привёз тебя сюда, Джойс. - Его голос звучал холодно и отстранённо. 

 - Да... я понимаю, но... Господь свёл нас вместе, мне осталось так немного! 

Вдруг Джойс почувствовала необыкновенный прилив сил. - Возможно, это знак, Эдвард, слышишь? Ты мой муж, я всегда любила тебя, люблю до сих пор! 

Эдвард едва сдерживался. Он говорил себе, что Джойс больна, что не время сейчас сводить с ней счёты. Да и нельзя было боли осиротевшего отца и брошенного мужа дать слуге божию забыть о своём долге. А долг этот заключался в прощении и помощи нуждавшимся и в том, и в другом. Любовь, наполнявшая душу Эдварда, залечила самые глубокие раны. Он едва пережил смерть Эйлин; она навсегда в его сердце, но обвинения, брошенные в лицо Джойс, не вернут ему дочь. Он вспомнил ручки Мэри, державшие его лицо, ее веселый щебет. 

 - Пора, Джойс. Прошу тебя. 

 

Он помог жене сесть в коляску, поставил ее сумку на пол экипажа. Поколебавшись секунду, сел рядом. 

 - Спасибо тебе, - прошептала Джойс. 

У нее ещё есть время. 



Источник: http://robsten.ru/forum/67-3110-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: irina_vingurt4514 (24.02.2019)
Просмотров: 564 | Комментарии: 25 | Рейтинг: 4.9/15
Всего комментариев: 251 2 »
0
24  
  Спасибо большое за главу!    

0
25  
  Вам спасибо lovi06015

1
22  
  Боже, какая Джойс упрямая... Какое время? У неё месяц... Пусть скажет спасибо, что не закончила свои дни в нищете, да и не кому её даже и похоронить было бы... 
Спасибо за интересное продолжение! good

1
23  
  Наташа, спасибо lovi06015 Джойс обманывает саму себя. Встреча с мужем всколыхнула в ней ее эгоистичную любовь, и ей кажется, что все ещё возможно.

1
20  
  Эгоизм не в том. что человек
живет как хочет, а в том, что
он заставляет других жить по
своим принципам.
Оскар Уайльд
Большое спасибо за продолжение.

1
21  
  Огромное спасибо за цитату из обожаемого автора. lovi06015

1
8  
  Спасибо огромное за главу!
Счастье нежным и стойким сердцам не так просто дается. .. Сколько еще испытаний должны пройти Эдвард и Белла, что бы жизнь перестала им подбрасывать сложности?! Но нет худа, без добра, возможно, официальная смерть на людях миссис Каллен даст возможность не снимать сана Эдварду, жениться на Белле и получить максимум счастья за все свои страдания?

1
16  
  Огромное вам спасибо lovi06015 И такой исход, при котором Эдвард сохранит и семью, и сан возможен. Все возможно, если они выстоят.

0
7  
  Какая женщина упертая, однако:) смерть на пороге, а она все надежды не теряет:)
И действительно, разве ее болезнь не заразная? А у Э. беременная на руках.
большое спасибо за главу!

1
15  
  Спасибо вам) Джойс действительно решила взять все от последних недель жизни, заполучить мужа обратно.
Болезнь эта такова, что в те времена опасность заражения зависела от состояния здоровья человека. Джойс была ослаблена бедностью и тяжелым образом жизни. Даст бог, обойдёт их эта напасть стороной.

1
17  
  Заполучить мужа обратно. А зачем? Что это ей даст, если она знает, что ей остался максимум месяц. Была бы нормальной, менее эгоистичной, она должна была начать каяться в своих грехах,  она должна была бы в ногах у него валяться и прощения просить за ее эгоизм, за то, что не уберегла ребенка, за то, что струсила и убежала, за то, что разрушила их брак и Эдварда в целом. А она думает о поцелуях. Какие нах....н поцелуи? Даже если она и не заразит мужа, то все равно. Хотя она была бы похоже и не против его заразить. Дескать в болезни и в здравии и умерли они в один день. Эдвард конечно божий человек и великодушие и сострадание его не знает границ, но я оооочень надеюсь, что он не поведется на ее тупой развод и любовь к достойной женщине победит все уловки этой козы драной.  12

0
19  
  Она вся в этом, Оль. Не думать, делать то, что в данный момент взбрело в голову. Испугалась наказания и позора после гибели ребёнка - сбежала. Увидела мужа, поняла, что хочет его, несмотря ни на что - погрязла в мечтах, подозревает уже что-то, ревнует даже к неизвестно чему. Понятно, что Эдвард не глуп и не безответственнен и никогда не перейдёт черту, но психологическое давление будет оказано на него, и немалое. Как-то так...

0
6  
  Спасибо за главу)

0
14  
  Танечка, отвечу на форуме, огромное спасибо lovi06015

1
5  
  Какое на хрен, время?! Месяц до кончины? Нет, чтобы быть просто благодарной за руку помощи, надо обязательно самоутвердиться! Захомутать и ножки свесить. Потому как понятно - как мужчина и истинно верующий, Эдвард будет следовать своим обетам, будет рядом до конца  hang1

0
13  
  Спасибо! Она вся в этом - вцепиться, опутать, высосать остатки жизни из измученного человека, тем не менее предложившего ей помощь, зная, что он не отступится.

1
4  
  И не словом, не жестом не упоминает погибшую дочь. То, что он ее муж не забывает напоминать, а на его вопрос о ребенке-тишина. Белла права, люди могут быстро забыть все то хорошее, что Эдвард для них сделал. Уж больно сладко будет обсуждать преподобного ,перемывать ему косточки и жалеть бедняжку умирающую жену. Джойс еще попьет ему крови на последок, а желающие поделиться с ней информацией о Белле и Мэри всегда найдутся. Даже если люди и не до конца понимают отношения между учительницей  и преподобным, Джойс своим женским чутьем быстрее догадается. Тем более есть еще Мэри. В глазах людей,  особенно если они узнают о природе отношений Беллы и Эдварда, как не крути, грешником будет именно он, а не его больная жена, тем более про нее они не знают ничего плохого.  По церковному канону он большой грешник у которого больная умирающая жена и беременная любовница. По человеческому  -  он просто уставший мужчина, желающий быть просто счастливым и любимым. И который любит. Очень любит женщину , которая дарит  ему покой и ласку. Ему действительно пора снимать сан. Люди заклюют и его, и его  любимую.

0
12  
  Оленька, огромное вам спасибо за великолепный комментарий. Джойс всегда была эгоисткой и любила Эдварда на свой, эгоистичный лад. И сейчас, вместо того, чтобы принять его помощь,она идёт дальше и мечтает о возвращении былых отношений. Она так и не осознала до сих пор, какую боль испытал Эдвард после ее побега. Она уже чувствует, что ночное отсутствие мужа имеет какое-то важное для неё значение и не успокоится, пока не докопается до истины. Что за ситуации создаст ее появление в деревне, остаётся только представлять себе. Эдвард действительно устал. Он устал испытывать боль, он устал скорбеть и оплакивать прошлое. У него есть ради чего жить и бороться. Вера навсегда в его сердце, и он будет божьим человеком и без сана. Нужно лишь взять последнюю высоту.

0
18  
  Да поможет ему бог.

0
3  
  Спасибо!

0
11  
  Вам спасибо lovi06015

0
2  
  Ну как была эгоистичной тварью так и осталась... думала прям сейчас она явится и Эд падёт к её ногам???

просто мерзко читать её мысли о том что вот Эд ляжет с ней в кровать и будет её лобызать...

 прости Господи идиотку!!! 

То что заразная и болезнь эта переходчева её падлу вообще не интересует, то что может заразить людей находящихся рядом с ней????

И что он хотел что беременная Белла воспримет такую новость спокойно??? пройдёт время будет виден живот, люди начнут осуждать, что ей останется? Только уехать....

Сколько Джойс принесёт гадости в их жизнь с Беллой? и что она даже перед смертью останется тварью, портящая жизнь Эдварда и другим??? Спасибо за главу с большим не терпением жду продолжения. И пусть она побыстрей окочурится...


0
10  
  Галь, спасибо lovi06015 Понимаю твоё возмущение)) Получилось так, что Джойс считала свою жизнь конченной, а тут появился единственный человек, которого она хочет. Она заставляет себя забыть о болезни, обманывает себя, думая, что все можно вернуть, в том числе и нежные отношения с мужем. Насчёт Беллы - если повезёт, все разрешится до того, как беременность станет слишком заметна. Опасность заражения велика была тогда, но если у человека было изначально крепкое здоровье, зараза обходила его стороной. На все воля божья.

1-10 11-11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]