Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Истерия, или Верните мне моё тело! - Глава 6. Странные дети

Глава 6. Странные дети

Водитель Стив высадил детей Хейлов около дома и сразу же отзвонился мистеру Хейлу. Розали и Джаспер вошли в дом. Дома никого, родители на работе.

 – Так, – сказал (Эмметт), падая в гостиной на диван, – надо подумать, как уболтать мэра смягчить наказание.
 – Эмметт, ты как хочешь, но я в этом не участвую, – (Белла) присела рядом.
 – Да это я уже понял.
 – Слушай, – продолжила (Белла), – ну и вид у тебя… Может, ты хоть чуть-чуть что-то изменишь, Розали никогда еще так стремно не выглядела.
 – Не-е, – протянул (Эмметт), – я за натуральную красоту, пусть скажет спасибо, что я еще ее маникюр не обгрыз, – (он) взглянул на свои длинные ногти. – Пиздец, бля, Фрэдди Крюгер отдыхает!

(Эмметт) взял пульт от телевизора.

 – Белла, давай ты сейчас че-то сообразишь нам похавать, и посмотрим пока телек, – (он) нажал на кнопку, но телевизор не включился.
 – Не понял, – удивился (Эмметт) и, взглянув на электронные часы, которые не работали, добавил: – Че, света нет? А ну, клацни.

(Белла) подошла к включателю, нажала, свет не включился.

 – Так, надо Джасу позвонить, – (Эмметт) достал свой телефон, – это значит, набираем номер…
 – Элис, – подсказала (Белла).
 – Да-а, – протянул (Эмметт), набирая номер. Когда пошел гудок, (он) нажал громкую связь:
 – Да, – прозвучал в ответ голос Элис.
 – Алло, Джас, это Эмметт.
 – Да понял, ну че там у вас?
 – Да без света сидим, че за хрень? У вас так часто вырубает?
 – Да, – рассмеялся (Джаспер), – часто, как где-то залетим с Розали, так и вырубает. Папик всегда обесточивает весь дом, чтоб мы ни телека, ни компа не видели, пока их дома нет.
 – Пиздец, да ваш батя настоящий фашист! – возмутился (Эмметт). – А ты не ржи, лучше родословную свою пробей, у вас там точно были то ли немцы – предки Гитлера, то ли итальянцы – предки Муссолини!
 – Бля-я, МакКартни, – продолжал смеяться (Джаспер), – откуда такое познание всемирной истории? Чтоб ты на уроках так блистал своими знаниями!
 – Ладно-ладно, – проворчал (Эмметт), – лучше скажи, где ваш рубильник находится, пойду, врублю.
 – Не врубишь, батя там щиток приделал и навесной замок повесил.
 – Ладно, хрен с ним, – сдался (Эмметт). – Тогда скажи мне, чего ваш батя боится больше всего, относительно вас? Какие его слабые места?
 – Да никаких, относительно нас. Ему пофиг. Он весь в политике, все за репутацию свою переживает.
 – Ну, он вроде планирует для вас охренительную карьеру, будущее и все такое?
 – Ну, планирует. Но опять лишь для того, чтоб потом кичиться: вон, мол, какие у меня дети.
 – Я понял, Джас. Ладно, давай. Если что, звони.
 – Ага, пока. Белле привет.

Розали нажала «отбой» и посмотрела на Джаспера.

 – И что? – спросила (Белла).
 – А то, – ухмыльнулся (Эмметт), – пойдем на шантаж. Хейл хочет для детей охренительной карьеры: значит так, сегодня говорим ему, что через месяц мы заканчиваем школу и никуда не поступаем, ты решил пойти в монастырь, тебя на духовное потянуло, а я выхожу замуж за Пола Флиберта.
 – За сына продавщицы пирожков?
 – Да, – довольно кивнул (Эмметт), – за него самого. Думаю, наш папаша этого не переживет.
 – Я не буду! – запротестовала (Белла). – Я же сказала, что не хочу нарываться на мистера Хейла! Монастырь, блин. Да он мне такой монастырь устроит…
 – Все. Все с тобой понятно. Ладно, я сам.

*** *** ***

Белла вернулась домой. Чарли был на работе. Пошатавшись по дому, (Эдвард) заглянул в холодильник, съел пару сосисок и пошел смотреть телевизор. Через некоторое время зазвонил домашний телефон.

«Хм, – подумал (Эдвард), – взять, не взять? Хрен его знает, кто там. А может это Чарли проверяет, вернулась ли уже дочь домой? Надо взять», – (он) подошел к телефону, снял трубку.

 – Алло, Белла? – прозвучал голос Чарли.

«Проверяет», – убедился (Эдвард).

 – Да, я.
 – Ты уже дома?

«Не бля, я за домом, а разговаривает с тобой привидение».

 – Да, дома.
 – Чем занимаешься?
 – Уроки делаю.
 – Как там в школе?

«Он че, блин, всегда ее так расспрашивает?»

 – Нормально в школе.
 – Ну, я буду как всегда, – сказал Чарли, – ты там поужинать приготовь.

«Пиздец, приехали…»

 – Ага, приготовлю.
 – Ну, все, давай, до вечера.
 – Пока, – сказал (Эдвард) и положил трубку.

«Поужинать приготовить?» – почесав затылок, (Эдвард) побрел на кухню. Заглянул в холодильник: сырое мясо, сырые яйца, молоко, сок, кетчупы, майонез.

«Пиздец» – еще раз подумал (он). В семье Каленов даже Элис не готовила, так как их мать была домохозяйкой, и приготовление пищи относилось к ее функциям. Что касается (Эдварда), он ни разу к плите не подходил.

«Так, мясо сразу отпадает, – думал (он), – ну, нажарю ему яиц, пускай ест».

*** *** ***

(Элис), оказавшись у Эмметта дома, первым делом спустилась в подвал и принялась звать:

 – Джорда-ан! Мистер Джорда-ан! Пипец, надо ж было так назвать собаку…
В углу (она) услышала какой-то шум и жалобное скуление. Придя на звук, (Элис) увидела перевернутое вверх дном большое корыто. (Она) перевернула его и увидела коричневого пекинеса, который бросился к ней, виляя хвостом. Под корытом видно было, что животное несколько раз справило нужду, и запах был не из приятных.

 – Бедняжка, – (Элис) погладила собаку, – сейчас я тебя помою и покормлю.

«А убирать не буду, пусть Эмметт приходит и сам убирает. Живодер!».

После того как мистер Джордан был выкупан и накормлен, (Элис) решила посмотреть телевизор. В дверь раздался звонок. «Упс, – подумала (девушка), – кто бы это мог быть? Мои все наказаны. Может, прикинуться, что никого нет дома…. А может, это соседи вернулись за мистером Джорданом?»

(Элис) пошла открывать дверь. На пороге стояли двое полицейских.

 – Мистер Эмметт МакКартни? – спросил один из них. (Элис) почувствовала, как (ее) бросило в жар.
 – Д-да, – неуверенно произнес Эмметт.
 – Лейтенант Пристли, – полицейский протянул парню свое удостоверение. – Собирайтесь, вам нужно проехать с нами в участок.
 – Зачем? – запаниковал Эмметт.
 – Будете давать показания, нам нужно составить протокол. На вас будет возложена административная ответственность. Вы совершили ДТП и скрылись с места совершения.
 – И…и что мне за это будет? – (Элис) была не на шутку напугана. (Она) и раньше попадала в полицию, но тогда обычно вызывали родителей, они приезжали и забирали (ее) домой. Сейчас же все иначе, ведь Эмметту уже есть восемнадцать, он совершеннолетний и сам отвечает за свои поступки.
 – Вам придется заплатить штраф, или же общественные работы, или задержание на несколько суток.
Эмметт громко сглотнул.
 – А могу я сделать один звонок?
 – Даем Вам пять минут, чтобы собраться и сделать звонок. Мы будем ожидать Вас в машине. Не задерживайтесь, – сказал лейтенант и пошел со своим напарником к полицейской машине.

Эмметт быстро бросился к телефону. Схватив свой мобильный, он принялся лихорадочно набирать номер. На том конце послышался голос Розали:

 – Да, Элис, только не говори, что ты сожгла нахрен мой дом.
 – Эмметт, блин, за тобой приехала полиция, хотят меня арестовать! – в отчаянии промолвила (Элис).
 – Как это арестовать? За что?
 – За то, что ты в реку свалился.
 – Ладно, Элис, не ссы, они захотят взять показания, ты помнишь все, как мы договаривались?
 – Я помню, Эмметт! Они сказали, нужно будет заплатить штраф!
 – Так, без паники, я сказал! Деньги возьмешь в моей нычке, я расскажу, где. Когда все закончится, наберешь меня, расскажешь.

(Эмметт) рассказал, где у (него) заначка, (Элис) взяла деньги и поехала с полицейскими в участок.

*** *** ***

Ребята понимали, что им придется давать объяснения в полиции, поэтому еще в школе придумали версию, которой они все должны были придерживаться: у Эмметта умерла бабушка, он был очень расстроен, ехал ночью домой на своей БМВ, один, глаза застилали слезы, он не справился с управлением и упал с моста в реку. Друзья в это время ждали его в бильярдной. Так и не дождавшись, они под утро заявились к Эмметту и решили остаться с ним, чтобы поддержать в горе. Вечером Эмметт захотел пойти на кладбище, в надежде, что, возможно, туда явится душа покойной бабушки. Друзья отправились с ним. Просидели ночь на кладбище, душа не явилась. Следующей ночью они снова приехали на кладбище уже на машине Эдварда. Душа бабушки снова к Эмметту не пришла. Друзья начали уговаривать друга вернуться домой, он не хотел, потом согласился, но около машины решил опять вернуться на кладбище. Друзья не хотели отпускать его одного, поэтому им пришлось силой затолкать его в машину. Затолкали, хотели проехать мост, их не пропускали. Тогда за руль села Белла, друзья решили, что, возможно, дочь шерифа пропустят. Когда Белла въехала на мост, она не справилась с управлением чужой машины, и ребята упали в реку.

Эту версию сочинил Эмметт, все остальные ее сразу же забраковали, сказав, что идея бредовая, напоминает лепет шизофреника, что им ни за что не поверят, но в результате, не придумав ничего получше, согласились с этой версией, и все решили придерживаться именно ее. Несколько раз ребята повторили все детали, чтобы не было расхождений в показаниях.

В участке Эмметт дал показания, его слушали и не очень верили насчет кладбища и бабушкиной души, но потом полицейские, которые дежурили около моста, подтвердили, что две ночи подряд слышали, как на кладбище кто-то звал старушку. И так как версия Эмметта вроде бы совпадала с фактами, пришлось ему поверить. В протоколе так и записали. (Элис) заплатила штраф и, вернувшись домой, перезвонила (Эмметту) и рассказала, как все прошло.

*** *** ***

(Джаспер) и (Розали), вернувшись в дом Калленов, пообедали с Эсми и отправились в комнату к Эдварду, желая побыстрее избавиться от компании миссис Каллен и ненужных разговоров. В комнате Эдварда (Джаспер) достал из-под матраса порнографический журнал, улегся на Эдварда кровать и принялся листать.

 – Откуда ты знаешь, что где лежит? – удивилась (Розали).
 – Хм, – улыбнулся (Джаспер), – Эдвард мой друг.
 – И что ты еще знаешь о своем друге? – улыбаясь, спросила (Розали).
 – Знаю, где он прячет деньги, которые на Африку собирает.
 – И где же?
 – Не скажу, – ответил (Джаспер), рассматривая журнал. – Вау, шикарные буфера, – добавил (он).
 – Джаспер, не будь занудой, тебе впадло сказать?
 – Зачем тебе, Розали? – (Джаспер) не отрывался от журнала.
 – Просто…я теперь Эдвард и, может, это навсегда.

(Джаспер), молча ухмыляясь, продолжал листать журнал.

 – Твою мать, вот это поза! – воскликнула (он). – Это ж как надо? Иди, глянь, Розали.

(Сестра) подошла, глянула и, скривившись, промолвила:

 – Фу, извращенцы.

(Джаспер) рассмеялся.

 – Я поняла, – улыбаясь, промолвила (Розали), – на самом деле ты ничего не знаешь, где деньги, просто разводишь тут меня.
 – Зачем мне тебе разводить?
 – Я такой крутой, – закривлялась (Розали), – я все про всех знаю. А на самом деле…
 – Деньги за шкафом под паркетом, – оторвавшись от журнала, промолвил (Джаспер). – Только не смей их трогать.
 – Не буду, конечно, – пообещала (Розали).

*** *** ***

Белла в своей комнате открыла настежь окно, высунулась на подоконник и закурила. «Н-да, – думал (Эдвард), – а если это навсегда? Если до конца дней я останусь в этом теле? Что делать? А как же секс? Что мне теперь стать лесбиянкой? С чуваками все равно не смогу… Нет, надо что-то делать, искать какой-то выход. Надо записаться в библиотеку и полистать какую-нибудь ведьмовскую литературу и в гугле полазить, может, че найдется….»

(Эдвард) заметил, что к дому подъезжает полицейская машина.

«Чарли, – подумал (он), – черт, яйца!!»

Быстро затушив сигарету об подоконник, Белла стрелой понеслась на кухню. Яйца жарились во всю, Белла быстро выключила огонь, открыла крышку сковороды, яйца немного подгорели.

«Черт! Ну-у, ничего, думаю, пойдет». – Закрыв сковороду, (Эдвард) вышел в прихожую, в дом вошел Чарли.

 – Привет, – промолвил он устало.
 – Привет, – кивнула Белла, – я там это… тебе яиц нажарила.
 – Отлично, будем ужинать.
 – Они там чуть подгорели, но, в общем, нормально…

Чарли удивленно взглянул на дочь, но, ничего не сказав, пошел на кухню. Белла собралась идти наверх, но ее окликнул отец.

 – Белла!
 – Что?
 – Сегодня твои друзья дают показания в полиции. Чтоб тебе не ехать в участок, напиши на бумаге объяснение, а я заполню протокол.

Белла тяжело вздохнула.

 – Ладно, я в комнате напишу, – ответила она и пошла наверх.

*** *** ***

Дом Хейлов.

Первой домой с работы вернулась миссис Хейл. Спросив у детей, как дела в школе, она отправилась на кухню. (Эмметт) и (Белла) находились в комнате Розали, вот они услышали, что домой вернулся мистер Хейл.

 – Так, пришел папаша, – хитро улыбнулся (Эмметт), – пошли, Белла, шоу начинается.
 – Эмметт, ну месяц… это не так уж и много, – еще раз попыталась (Белла) утихомирить (Эмметта).
 – Не дрейфь, Белла. Месяц! Да это целая жизнь!

Дети вышли из комнаты и спустились по лестнице вниз. В гостиной Джордж разговаривал с Дженнифер.

 – А вот и тунеядцы наши, – сказал он, увидев детей. – Мне звонили из полиции, вам нужно будет дать объяснения о том, что вы чудили последние два дня. Чтоб вам не ехать в участок, через час к нам приедет полицейский и с ваших слов составит протокол.
 – Ладно, составим, – уверенно произнесла Розали, приближаясь ближе к отцу. Джаспер взволнованно присел на диван.
 – Только я вот что хотела сказать, – продолжала Розали, – у всех наших друзей неделя наказания, а у нас аж месяц, мне кажется, как-то несправедливо…
 – Что?! – возмущенно взревел мистер Хейл. – Несправедливо?! А справедливо позорить меня на весь город?!
 – Джордж, пожалуйста, успокойся, – заволновалась Дженнифер. – А ты, Розали, лучше помолчи, и идите в свою комнату.

О, как же хотелось (Белле) в тот момент встать и убежать в комнату, но (она) осталась, а Розали продолжила:

 – Мы свои машины не топили! За рулем не сидели! А то, что мы хотели поддержать друга в несчастье….
 – Хватит, я сказал! – рявкнул Джордж. – Наказание месяц! А будешь много говорить, еще месяц накину!

(Белла) в ужасе заметила, что (Эмметт) начал злиться.

 – Ты! – крикнула Розали прямо в лицо мистеру Хейлу. – Ты не отец! Ты деспот и тиран! Фашист!

В тот же момент мистер Хейл отвесил дочери звонкую пощечину. Все на секунду замерли. Джордж был в ярости. Даже Джаспер никогда не позволял себе так разговаривать с отцом, а Розали вообще все свои проблемы решала через мать.

Дженнифер была потрясена, во-первых, Розали никогда раньше так не говорила с отцом, а во-вторых, Джордж никогда, ни разу, не поднимал на нее руку. (Белла) замерла от страха. А Розали… первой реакцией (Эмметта) было желание дать сдачи, но (он) вовремя себя сдержал. Дженнифер сразу встала между дочерью и мужем, повернувшись лицом к Джорджу:

 – Не надо, – промолвила она, – Джордж, пожалуйста!

Розали, потерев свою красную от пощечины щеку, направилась к лестнице.

 – Все, – произнесла она уверенно, – ты, Джаспер, как хочешь, а я не собираюсь больше терпеть эту диктатуру. Я ухожу! – бросила она родителям. – Мне уже 18, я совершеннолетняя, так что…
 – И куда ты пойдешь, можно поинтересоваться? – крикнул Джордж. Розали остановилась на лестнице и обернулась.
 – Мне есть куда идти! Я выйду замуж за Пола Флиберта! А тебя, – она обратилась к отцу, – на свадьбу не приглашу!
 – Кто… кто такой Пол Флиберт? – в шоке спросила Дженнифер.
 – Пол Флиберт отличный парень! Он мой ровесник! Его мать работает на рынке, торгует пирожками! Так что с голоду мы точно не помрем!
 – Нет! – в отчаянии воскликнула миссис Хейл. – О Боже, Джордж, ну сделай что-нибудь, мы не можем допустить…
 – Перестань, Дженнифер, кому ты веришь?! Она просто блефует! Неужели ты думаешь, что эта избалованная принцесса выйдет замуж за сына продавщицы пирожков?! – проговорил Джордж, не спуская с дочери яростного взгляда.

Розали нагло ухмыльнулась и со словами «Так, где мой чемодан?!» быстро отправилась в комнату. Джордж направился в свой кабинет, за ним по пятам следовала Дженнифер, не переставая причитать:

 – Джордж, она сделает это, она сделает это! Не потому, что любит того парня, и не потому, что хочет за него замуж! Она сделает это просто нам назло! Джордж, не дай ей испортить свою жизнь!

Родители зашли в кабинет, захлопнув за собой дверь. Джаспер тихо сидел на диване. (Белла) радовалась, что на (нее) во время ссоры, никто не обратил внимания. Теперь (она) слышала, как в кабинете родители Хейлы что-то громко выясняют, и думала: «Что теперь? Эмметт соберет вещи и уйдет? Куда? Вряд ли он заявится к Полу Флиберту, со словами: «Привет, я буду у вас жить и еще я выйду за тебя замуж». (Белла) представила реакцию Пола на это и улыбнулась.

«Хотя… Эмметт может пойти к себе домой. Надо было ему сказать, что он выйдет замуж за Эмметта МакКартни. Но от такой партии мистер Хейл, наверное, не отказался бы. Отдать свою дочь за сына самого богатого человека в городе… это вам не пирожки».

Через несколько минут из кабинета вышли мистер и миссис Хейл.

 – Джаспер, – позвал Джордж властным голосом, от чего тот аж дернулся, – иди, позови сюда сестру.

Быстро поднявшись, (Белла) отправилась наверх. Войдя в комнату Розали, (она) увидела, что посреди комнаты вывернуты все вещи Розали, а она сама стоит, взявшись руками за бока.

 – Ты чего? – удивилась (Белла). – Ты че серьезно собрался уходить?
 – Хм, – ухмыльнулась блондинка, – создаю видимость. Че там предки?
 – Иди, тебя глава семейства требует, – вздохнул Джаспер. Заинтересованно улыбнувшись, Розали отправилась к лестнице, Джаспер за ней.

Родители ожидали внизу.

 – Розали, – начал Джордж, увидев дочь на лестнице, – мы подумали с мамой и решили немного изменить наказание. Домашний арест сокращается до недели. Но! Ты сейчас же отдашь матери всю свою косметику и все свои украшения. Эту неделю ты живешь скромно, без шика и гламура!

(Белла), услыхав вердикт мистера Хейла, со всех сил старалась сдержать улыбку, что же касается (Эмметта), то он сжал кулаки и сцепил зубы, чтобы не рассмеяться на весь дом истеричным счастливым смехом.

«А-а-а! – мысленно ликовал (парень). – Это пиздец! Вот это наказание! Да я не только косметику, я могу вам отдать все свое нижнее белье и все юбки! И обувь, потому что почти вся обувь Розали на этих чертовых каблуках! Та-ак, главное, сейчас не спалиться и сдержать свои эмоции при себе».

 – Хорошо, я согласна, – со скорбным выражением лица промолвила Розали.

«Я знаю, милая, как это тяжело для тебя, – с сочувствием подумала Дженнифер, – но ты сама виновата».

 – И я надеюсь, ты выбросишь из головы свои идеи о замужестве? – осторожно спросила мать.
 – Да, – тяжело вздохнула Розали.
 – И еще, – добавил Джордж, – ваши телефоны. – Он протянул руку ладонью вверх.

Достав из кармана мобильные, дети подошли и отдали их отцу.

*** *** ***

Дом Калленов.

Вернувшись домой, Карлайл позвал детей, посадил в свою машину и повез в полицейский участок. Там они дали показания, составили протоколы. Карлайл оплатил эвакуатор, и Вольво Эдварда доставили домой. Когда они вернулись, Эсми уже приготовила ужин. После ужина Карлайл отправился в свой кабинет. А (Розали) пришла в голову одна идея.

 – Идешь в комнату? – спросил (Джаспер) (Розали), когда они вышли из кухни.
 – Э-э, ты иди, я потом подойду, хочу поговорить с Карлайлом.
 – О чем? – удивился (Джаспер).
 – Потом расскажу, – шепнула (Розали) отправилась к кабинету мистера Каллена.

(Джаспер) удивленно посмотрел на (сестру) и отправился в комнату Элис.

(Розали) постучала в дверь кабинета.

 – Да, – услышала (она) из-за двери голос Карлайла и вошла.
 – Можно? – спросила нерешительно (Розали).
 – Да, Эдвард. Заходи.

Эдвард зашел сел напротив отца.

 – Я тебя слушаю, – Карлайл пристально смотрел на сына.
 – Я… – начал Эдвард, – это…ты сказал, что я сам должен починить свою машину…
 – Да, – вздохнул отец, – тебе не десять лет, ты должен уже брать на себя ответственность и отвечать за свои поступки самостоятельно.
 – Хорошо, – кивнул Эдвард, – я там насобирал немного денег, думаю, должно хватить на ремонт…
 – Насобирал? – удивился Карлайл. – И на что же ты собирал?
 – Ну-у, мы хотели с друзьями летом поехать куда-нибудь отдохнуть.
 – Понятно. Ну-у ладно… раз насобирал. Если б ты раньше сказал, мы бы сразу прямо из участка доставили ее в авто-мастерскую эвакуатором, а теперь тебе придется оплатить еще и доставку.
 – Ладно, – согласился сын.
 – Тогда завтра утром я вызову эвакуатор.
 – Спасибо, – улыбнулся Эдвард, поднимаясь со стула, – ну я пошел.
 – Давай, – промолвил удивленный Карлайл, смотря на уходящего сына.

«Странно, – думал он, – очень странно ведет себя Эдвард. Насколько я знаю своего сына, он должен был пытаться хитрить, юлить и делать виноватыми всех вокруг, кроме себя. По идее, он должен был сделать все возможное, чтобы «выбить» из меня денег на ремонт своей машины».

(Розали), идя в комнату Эдварда, думала о том, что до поездки в Африку еще далеко, и вообще, не понятно, поедут ли они туда в своих новых телах. Так что ничего страшного, если (она) за Эдварда деньги отремонтирует (его) же машину. Неделя наказания с водителем закончится, и что тогда? Ходить в школу пешком несколько километров? Нет, на такое (Розали) не могла согласиться. Нужно было срочно починить Вольво. И главное, решила (девушка), не говорить об этом пока (Джасперу), чтобы (Эдвард) не узнал и не помешал (ее) планам.

Как только (Розали) вошла в комнату, к (ней) сразу же пришел (Джаспер).

 – Ну, и о чем ты болтала с мистером Калленом? – полюбопытствовал (он).
 – Да так, ни о чем. Спросила, раз уж Вольво не ездит, может ли этот водитель отвозить нас в школу и после наказания.
 – Ты знаешь, что я подумал? – сказал (Джаспер). – После наказания нас может Элис подвозить до школы и из школы на старом форде Эмметта.
 – Посмотрим, – улыбнулась (Розали).

*** *** ***

Дом шерифа.

Белла лежала в своей комнате, воткнув в уши наушники и слушая музыку. Вынув наушники, (Эдвард) услышал звук телевизора и отрывки фраз: «…в прямом эфире Стефан Калогер! Штат Вашингтон! Против Томаса Фитча! Штат Северная Каролина! Именно сейчас! Именно в этом бою определится чемпион США! Сохранит ли свое чемпионство Фитч?! Или Америка узнает нового чемпиона Стефана Калогера?!....»

«Черт! – (Эдвард) резко вскочил с кровати. – Четверг! Точно! Сегодня же чемпионат по боксу! Бля-я, как я мог забыть?!»

Отбросив в сторону плеер, Белла выбежала из комнаты и быстро слетела вниз. В гостиной на диване перед телевизором лежал Чарли. Боксеры уже вышли на ринг. В гостиную вбежала Белла с безумными глазами и плюхнулась в кресло перед телевизором, даже не взглянув на Чарли.

«Ес! Успел, – радовался (Эдвард) – классно, что Чарли тоже смотрит бокс».

Шериф удивленно взглянул на дочь, которая не отрывала глаз от телевизора.

«Белла смотрит бокс? С каких пор? Та-ак, ей точно от меня что-то нужно, поэтому и пришла, делая вид, будто интересуется боксом. Нет, Белла, меня не проведешь. Что ж, подождем, посмотрим, чего тебе понадобилось в этот раз. Наверное, хочет смягчить наказание… А как внимательно смотрит в телевизор, будто, что-то там понимает, ох и хитрая ж у меня дочь. Хм, уверен, она даже не знает, кто с кем дерется…»

Мысли Чарли прервала Белла.

 – Пап, ты тоже за Калогера? – спросила она, не отрываясь от телевизора. – Я думаю, хватит Фитчу носить пояс чемпиона, пора передать его более достойному!
 – Да, – удивленно пробормотал Чарли, – конечно, все-таки наш штат.

Чарли и (Эдвард) болели за Калогера, представителя штата Вашингтон, его противником был Фитч – темнокожий боксер из Северной Каролины.

«Да-а, Белла подготовилась, но меня просто так не проведешь» – думал Чарли. Он пытался следить за боем и в то же время поглядывал на дочь, думая, когда же она начнет свой разговор. Но Белла будто и не собиралась ни о чем разговаривать, все ее внимание было приковано к боксу. Она то и делала, что подпрыгивала в кресле, постоянно, что-то комментируя.

 – Ну давай! Давай же! – кричала Белла. – Левой бей! Давай Калогер, ты же можешь, мать твою!
 – Белла! – возмущенно воскликнул Чарли, уже совсем не понимая, что случилось с его дочерью.
 – Ой, прости, пап, вырвалось, – Белла на секунду закрыла рот рукой, а потом опять принялась восклицать:
 – Не открывайся!

Между раундами Белла рассказывала изумленному Чарли, что у Калогера есть все шансы на победу. Да, у него была травма плеча почти год назад, но он молод и агрессивен, а это большой плюс для бокса. Конечно, Фитч более опытен, но, все равно, ему уже пора на пенсию.

Вот Фитч нанес несколько ударов Калогеру.

 – А-а-а, – Белла в панике схватилась за голову. – Только не это!

Калогер упал, судья начал отсчет.

 – Вставай! – кричала Белла. – Давай, Стефан! Ты можешь! Давай! Твою…. – тут Белла прикусила язык, быстро взглянув на отца.

Стефан поднялся. Рефери огласил конец раунда, и боксеры разошлись по своим углам.

 – Да-а, – бормотал Чарли, – Фитч сильный соперник, если Калогер и победит, то скорее всего по очкам.
 – Нет, – возмутилась Белла, – нужен нокаут по-любому! Нам нужна чистая победа! Чтобы Фитч свою капу проглотил! Чтобы вся Америка запомнила этот бой!

«И когда это Белла стала такой кровожадной?» – не переставал поражаться Чарли.

На ринге опять сошлись боксеры. Теперь Калогер нападал, а Фитч защищался.

 – Давай, давай, зажимай! Добивай! – восклицала Белла. Вот Калогер нанес сильный удар снизу Фитчу по подбородку, отчего тот упал.
 – Ес! – Белла вскочила с кресла, махнув кулаком в воздух. – Отличный апперкот!

Рефери начал отсчет, Фитч с трудом поднялся. Продолжили бой, несколько взмахов кулаками, и Калогер снова нанес сильный удар в голову противника, отчего тот упал, а изо рта вылетела капа.

 – Кросс… – промолвила Белла и замерла в ожидании, наблюдая, как судья ведет отсчет.

Фитч лежал без движения. Рефери показал конец боя.

 – Е-е-е-ес! Чистый нокаут! – Белла запрыгала от радости по комнате. Чарли был рад победе Калогера, но насладиться в полной мере ему мешало странное поведение дочери.

По телевизору объявляли победителя. Белла продолжала радоваться.

 – Нокаут! В шестом раунде! Это круто! Калогер чемпион США! Ха, пусть теперь вся Америка знает, какие чуваки в Вашингтоне обитают! Пап, дай пять! – Белла подбежала к Чарли, выбросив вверх руку. Пораженный шериф «дал пять» и довольная девушка побежала в свою комнату.
 – Ничего не понимаю… – пробормотал Чарли.

(Эдварду) срочно захотелось позвонить друзьям и поделиться впечатлениями от бокса. Еще бы! Они несколько месяцев ждали этого поединка. Набрав номер Розали, (Эдвард) услышал: «Абонент вне зоны доступа».

«Черт, это ж папик Хейлов забрал у них телефоны. Ладно, попробую Джасу». – (Эдвард) снова набрал номер и услышал на том конце голос Элис:

 – Эдвард?
 – Да, привет, бокс смотрел? – на том конце несколько секунд тишина.
 – А-а-а-а, – услышал (Эдвард), – твою мать! Сегодня же Калогер должен был… Бля-я, за титул чемпиона, пиздец, блин! Эдвард, мы наказаны, – отчаянно кричала Элис. – Мы без телека сидим неделю! Кто? Кто победил?!
 – Да ладно, Джас, потом в Интернете посмотришь, а победил Калогер, конечно. Чистый нокаут в шестом раунде! Так что поздравляю, теперь там наш чемпион.
 – Классно, – промолвил (Джаспер).

На следующий день друзья собрались на большой перемене в столовой. (Эмметт) и (Джаспер) были расстроены тем, что не увидели бокс, а (Эдвард) им подробно описал все шесть раундов. Потом ребята рассказали, как они давали показания и радовались тому, что вроде бы им поверили. Затем (Эмметт) с (Беллой) рассказали, как мистер Хейл изменил свое наказание, все смеялись, кроме (Розали).

 – Ты назвал его фашистом?! – смеялся удивленный (Джаспер).
 – Назвал, – подтвердила (Белла). – А еще тираном и деспотом!

(Эмметт) довольно улыбался.

 – Он врезал тебе пощечину? – возмутилась (Розали), смотря на свое тело. За всю жизнь отец ни разу не поднимал на (нее) руку.

«Эмметт, блин, придурок, умеет же нарваться» – думала расстроенная (блондинка). Но еще больше (она) расстроилась из-за того, что родители лишили (Эмметта) косметики и прочих радостей жизни. (Эмметт) же наоборот не мог скрыть свою радость по этому поводу. Друзья, все, кроме (Розали), умирали со смеху, когда (Эмметт) рассказывал о том, с каким лицом мистер Хейл объявил о конфискации косметики.

 – Да-а, – весело промолвил (Джаспер), – теперь наши предки решили, что Розали вообще охренела.
 – Ничего, – отмахнулся (Эмметт) – переживут. Кстати, а у нас сейчас физкультура, – добавил (он), улыбаясь во все тридцать два зуба.
 – И что? – (Эдвард) не понял восторга (друга).
 – Как что! Куда мы все идем после физкультуры?.. В душ! – восторженно воскликнул (Эмметт).
 – МакКартни, блин, по-моему, ты и так видел половину наших одноклассниц голыми, – закатила глаза (Розали).
 – Ничего, – не унимался (Эмметт), – теперь я увижу вторую половину. Вон Мэллори, например, еще не видел, – (он) кивнул в сторону Лорен Мэллори, сидящей за соседним столиком. – А там, судя по всему, есть на что посмотреть.
 – Озабоченный… – начала (Розали) и вдруг резко замерла. Все удивленно на (нее) взглянули. –
 – Пятница, – пробормотала расстроенно (Розали) – черт, у меня же в эти выходные свидание с Райли Бирсом…

Все снова рассмеялись, кроме (блондинки).

 – Не переживай, Роуз! – весело воскликнул (Эмметт). – Хочешь, я схожу?
 – Нет! – отрезала (девушка). – Не надо мне, чтобы Райли увидел озабоченную, зачуханную лахудру с походкой орангутанга!
 – Как хочешь, – смеялся (МакКартни).
 – Эмметт, – промолвила (Розали), – давай, выйдем. Ты ему сейчас позвонишь, извинишься и скажешь, что не можешь пока встретиться.
 – А зачем выходить? Давайте здесь, – весело предложил (Эдвард).
 – Нет. Не надо, чтоб вы тут все ржали в трубку. Эмметт?
 – Ну, пошли, – усмехнулся МакКартни. Они с (Розали) вышли из столовой в коридор и отошли туда, где не было людей.

(Розали) достала свой телефон и визитку. Набирая номер, (она) быстро сказала:

 – Короче, говоришь, что ты наказан. Думаю, он слышал про аварию на мосту, и скажешь, что сам перезвонишь, когда сможешь.

(Эмметт) кивнул, хитро улыбаясь.

 – Так, – серьезно промолвила (Розали), – Эмметт, только без фокусов. Пожалуйста.
 – Да, давай уже.

(Розали) нажала вызов, включил громкую связь и дала трубку (Эмметту). На том конце ответил Райли:

 – Алло?
 – Привет, Райли! – уверенно воскликнул (Эмметт). – Как дела, малыш?
 – Ты че, блядь, какой малыш, – тихо прошипела (Розали).
 – А-а… а кто это?
 – Это Розали Хейл, – протянул (Эмметт) страстным голосом. – Забыл уже, что ли?

(Розали) закатила глаза.

 – Нет, конечно, не забыл! Ты что! – обрадовавшись, воскликнул Райли. – Я звонил тебе несколько раз, но ты была вне зоны.
 – Да, это… короче, предки наказали и забрали мой мобильный на время.
 – А это чей номер, с которого ты звонишь?
 – Да это… взяла у одноклассника.
 – Так ты наказана? Надолго?
 – Да, на месяц.
 – Ничего себе! – расстроился Райли. – Что ж ты такого учудила?
 – Слышал про аварию на мосту? Так это мы с друзьями…
 – Это ты с друзьями свалилась в реку?! – удивленно воскликнул Райли.
 – Ага.
 – Ну, ты как вообще, нормально? Цела осталась? – спросил обеспокоено.
 – Да. Все нормально. Ну ладно, мне пора бежать на урок. Я тебе потом перезвоню. Через месяц. Когда наказание закончится.
 – Ну ладно, – разочарованно пробормотал Райли, – буду ждать.
 – Жди-жди, мой сладкий. Все давай. Люблю. Целую. Пока, – и чмокнув в трубку,

(Эмметт) отключился.

 – МакКартни, блин, – (Розали) возмущенно толкнула (Эмметта) в плечо, – ты чего гонишь?! Люблю? Целую?
 – Так, без истерики, – нагло усмехнулся (Эмметт). – Пацанам такое нравится, теперь твой Райли будет каждую ночь тебя видеть в эротических снах и думать только о тебе. – Ой, – (Эмметт) вдруг замер, изобразив испуг.
 – Что?
 – Хоть бы теперь этот тип не приперся ночью к вам домой и не спел мне серенаду под окном, – рассмеялся (Эмметт).
 – Придурок, – обреченно вздохнула (Розали), смотря на свое тело.

*** *** ***

Неделя наказания шла своим чередом. Для (Эмметта) это оказалось самым приятным наказанием. (Элис) привезла ему старый телефон и ноутбук, и когда они с (Беллой) возвращались после школы, то могли посмотреть фильм по компьютеру, пока хватало батареи. Мистер Хейл возвращался с работы, включал электричество, и они продолжали смотреть фильмы по ночам, когда родители ложились спать.

Родители не переставали удивляться своим детям. Розали стала какой-то грубой и равнодушной ко всему прекрасному. Джаспер наоборот, стал более вежливым, более внимательным и спокойным. А однажды, когда миссис Хейл вернулась домой, то застала Джаспера за уборкой, он убрал почти весь дом, а на кухне семью ожидала вкусная пицца, приготовленная Джаспером к ужину.

Миссис Каллен с удивлением и беспокойством наблюдала за своими детьми. Эдвард стал более чувствительным и ранимым, он ни на шаг не приближался к Багстеру и постоянно носился с Боником. Элис же, наоборот, Боника полностью игнорировала, стала более жесткой и сдержанной.

Бедный Чарли вообще не знал, что происходит с дочерью. Белла начала как-то странно выражаться, вести себя более смело и даже порой нагло. Всю неделю она ему жарила одни яйца.

«Почему? – гадал шериф. – Может, это протест против наказания? Но главное не быть сейчас с ней слишком строгим, чтоб, не дай Бог, снова не заговорила о суициде»

(Элис) в теле Эмметта проводила свои вечера у телевизора в компании мистера Джордана. (Она) не могла уже дождаться, когда у друзей закончится неделя наказания, и они снова смогут вместе тусоваться. Иногда звонила мама Эмметта, и удивлялась, каким спокойным и вежливым стал ее сын. «Наверное, скучает» – думала она.

Школьный комитет продолжал следить за «псих-компанией». После уроков они собирались в своем штабе, делились наблюдениями и делали различные предположения. МакКартни стал очень странным, его за последнюю неделю почти не слышно и не видно. Видимо, очень подавлен из-за смерти бабушки. Надо же, кто бы мог подумать, что первый хулиган школы так сильно мог любить свою бабушку?

Что-то странное происходило между Беллой, Эдвардом и Розали. Эдвард изменил себе прическу, которая абсолютно не нравилась Белле, так не нравилась, что поначалу она просто бросалась на Каллена, хватая его за волосы, но потом, вроде бы, смирилась.

Каллен не давал прохода Розали Хейл. Он вечно был чем-то недоволен, часто кричал на нее, толкал и даже несколько раз тряс ее об стену на глазах у всей школы.

Розали же поражала больше всех. Она никогда не была подарком, но ее поведение в последнее время просто выходило за рамки всякого приличия. Она грубила ученикам, хамила преподавателям. А как она похлопала Лорен по ягодицам в душе, после физкультуры?! Бедная Лорен начала обходить Розали десятой дорогой.

В общем, «псих-компания», похоже, вообще сходит с ума. Одно из двух, считала Джессика – или их отношения перешли границы дружбы, и там началось что-то большее. Например, между Беллой, Эдвардом и Розали, возможно, любовный треугольник. Или… или они специально устраивают показуху, чтобы все решили, будто они поссорились и разбежались. А потом, когда все обрадуются, что компании больше нет, успокоятся и расслабятся, психи нанесут свой удар во время выпускной вечеринки.

Но нет! Школьный комитет они не проведут! Школьный комитет всегда будет начеку и не спустит с них глаз!



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1913-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: -marusa122- (13.04.2015) | Автор: Mad Fan
Просмотров: 244 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/12
Всего комментариев: 4
avatar
0
4
Больше всех страдает Чарли от несварения желудка)))
а в целом ребята-молодцы!Справляются со сложной ситуацией,только вот на сколько она затянется?Пока все не поймут друг друга и будут уважать окружающих и свои тела?
Спасибо!
avatar
0
3
Спасибо за продолжение  cvetok01
avatar
0
2
Спасибо good bj
avatar
0
1
Спасибо за главу  good lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]