Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Холостячка. Глава 7. Фотосессия и маленькие неприятности
 
— Белла, а что мы будем делать?
 
Белла вздохнула. Тайлер задавал этот вопрос уже в пятый раз за это утро. В первый она отшутилась загадочным «увидишь», во второй — просто хихикнула, в третий — неловко перевела тему, а в четвертый — сделала вид, что не услышала (благо Гарретт как раз рассказывал забавную историю из своего студенчества, и за всеобщим смехом расслышать вопрос действительно было сложновато).
 
В самом деле, ну не признаваться же, что она и сама понятия не имеет, куда их везут и зачем!
 
— Кажется, это сюрприз, — спас положение Эдвард.
— Да, — кивнула Белла, улыбнувшись. — Сюрприз. Точно.
— Это должно быть что-то интересное, — протянул Деметрий. — Что может значить фраза: «Зафиксировать вечность»?
— Искусство? — предположил Бен. — Может, картины…
— Или фотография, — заметил Гарретт.
 
«Через пять минут подъезжаете, » — сообщила Розали в наушнике. Белла едва заметно кивнула в камеру, показывая, что услышала.
 
Вскоре машину остановили, и Белла с участниками вышла на улицу. Прямо перед ними располагался огромный стеклянный павильон, внутри которого кто-то непрерывно сновал. Солнечные лучи играли на неровной поверхности, отражаясь причудливыми бликами, и Белла невольно зажмурилась.
 
— Какая красота! — протянул Бен, полностью угадывая ее мысли.
 
Следом за их лимузином остановился неприметный фургончик съемочной группы, из которого тут же вывалились ведущий Крис, Пит, еще пара операторов, Джейн, Дилан и Лорен. Джейн улыбнулась и помахала Белле, но тут же, охнув, побежала за третьей камерой. Белла подняла брови — зачем на одном несчастном групповом свидании столько операторов, помощник, да еще и стилист с креативным директором? –но спокойно прошла за Крисом внутрь.
 
— Дорогие наши участники… и наша прекрасная Белла! — провозгласил Крис, стоило им зайти в павильон. — Добро пожаловать!
 
Вокруг росли деревья и трава, повсюду было светло и ярко. Солнечный свет усиливался, проходя через потолок — видимо, все-таки не из обычного стекла, — и отражался от граней, рассыпаясь по всей небольшой полянке. Неподалеку прикорнули два небольших домика, довольно невзрачных в сравнении с остальной картиной.
 
— Как вы думаете, что мы будем сегодня делать? — не дав никому вставить ни слова, Крис тут же продолжил: — Ну конечно же! Вас ждет романтичная фотосессия в этом прекрасном месте!
 
Романтичная фотосессия? Белла невольно посмотрела на Эдварда и, поймав ответный взгляд, смущенно опустила глаза.
 
— Белла, — сообщил Крис, — ты будешь по очереди сниматься с каждым из участников. Первыми пойдут… — он повернулся вокруг себя и обрадованно вскрикнул, увидев только подошедшего от домиков долговязого мужчину с камерой на шее.
— Изабелла Свон и Тайлер Кроули, — сообщил он.
— Нет-нет, подождите! — вмешался Питер. — Мисс Хейл говорит, что мы уже слишком долго задерживаем дочь Милайза. Нужно отснять ее фотосет первым.
 
Милайза? Белла нахмурилась. Фамилия казалась отдаленно знакомой…
 
— Хорошо… Изабелла Свон, Бен Чейни и Элеонора Милайз, — фотограф казался недовольным.
 
Беллу и Бена отвели в один из тех самых маленьких домиков. Внутри он оказался еще более тесным –узкий коридорчик и всего две комнаты для переодевания… В одну отправили Бена, а в другую вместе с Беллой зашла Лорен и спешно начала распаковывать лежащий на низком кожаном диванчике сверток.
 
— Ай! — капризно воскликнула сидевшая рядом девочка лет четырех-пяти. — Лили, ты меня задела платьем!
 
Маленькая леди картинно отбросила в сторону журнал, который до этого листала, и скрестила ручки на груди, всем своим видом выражая неодобрение.
 
— Лорен, — закатив глаза, поправила девушка. — Лорен, не Лили.
— Как ты со мной разговариваешь?! — театрально взвизгнула девочка. –Я — Э-ле-о-но-ра Милайз!
 
Она пыталась говорить серьезно и даже угрожающе, но тоненький писклявый голосок, забавно надутое детское личико и картавое произношение звука «р» заставляло ситуацию выглядеть крайне комичной. Белла не сдержала смешка.
 
— А ты почему смеешься? — возмутилась Элеонора. — Ты вообще знаешь, кто я такая?
 
— Мисс Милайз, пора, — спешно прервала ее вошедшая девушка в серой кофте.
 
Лорен торопливо нацепила на Беллу легкую салатовую блузу и макси-юбку с сандалиями, тронула ее лицо кистью с румянами, завязала волосы в пучок и вывела наружу, где они столкнулись с Беном. Того нарядили в синие выцветшие джинсы и рубашку, а на лицо наклеили легкую искусственную щетину.
 
— Она всегда такая? — за спиной Беллы тихо поинтересовалась Лорен у помощницы фотографа, кивнув на юную мисс Милайз.
— Невозможная девчонка, — фыркнула та. –Избалованная до жути — неудивительно, с такими-то родителями! Мы с ней отсняли всего-то две рекламы, но уже мечтаем, чтобы ее поскорее отсюда забрали…
 
— Милайз… — пробормотала Белла себе под нос. — Где-то я это уже слышала…
— Наверное, в новостях или светских хрониках, — пожал плечами Бен. — «Милайз Корпорейшн»ведь одна из самых прибыльных фирм страны.
— Точно! — Белла вспомнила, как буквально то же самое ей пару лет назад говорила соседка по общежитию, сходившая с ума по молодому наследнику мультимиллионной корпорации, о котором трубили тогда все новости. — Уиллфрид Милайз — ее владелец, так?
— И, видимо, отец нашей юной коллеги, — хохотнул Бен.
 
Долговязый фотограф отвел Беллу и Бена к центру, где между двумя высокими и крепкими деревьями была прибита деревянная балка, а на ней на веревках висели качели.
 
— Вау, Белла, тебе идет пучок, — заметил Гарретт, когда они проходили мимо.
— Спасибо, — улыбнулась она.
Эдвард лишь молча проводил Беллу взглядом, отчего ее лицо порозовело.
 
Возле качелей Белла с удивлением увидела Джейн, сидевшую на корточках перед малышкой Милайз и о чем-то ей спокойно говорившей. Элеонора стояла, надув губки и скрестив руки на груди, но периодически запальчиво что-то отвечала и даже с каким-то интересом на лице слушала Джейн.
 
— …У тебя есть братья или сестры? — услышала Белла вопрос Джейн.
— Старший брат, — протянула Элеонора.
— Отлично! — Джейн дружелюбно улыбнулась. — Старший, значит, он уже совсем большой. Сколько ему?
 
Девочка нахмурилась и начала загибать пальчики, бормоча под нос: «один, два, три, четыре, пять…» Потом она замолчала, тихо по очереди загнула все пальцы на второй руке и, наконец, сообщила:
 
— Много. Целая тысяча.
— Ну вот видишь, — протянула Джейн, пряча улыбку. — Раз он такой взрослый, он может позаботиться…
— У него ничего не получается, — обиженно буркнула Элеонора. — У него целую тысячу раз ничего не получается, он глупый.
— Ну, Эли, — Джейн покачала головой. — Не надо так говорить… Вы с братом должны объединиться, а не ругаться. Вы же одна команда.
 
На этой доброй ноте фотограф недовольно кашлянул, прерывая разговор. Джейн подскочила и с извиняющейся улыбкой быстренько ретировалась, шепнув Белле напоследок: «Удачи!»
 
Малышка Элеонора, явно загрузившаяся разговором с Джейн, задумчиво уселась на качели. Фотосессия началась: Белле и Бену предстояло изображать счастливую семейную пару на прогулке с их маленькой дочерью, чью роль и исполняла юная мисс Милайз. Бен отлично справлялся: с теплой улыбкой он раскачивал девочку на качелях, рассказывал забавные истории, заставляя ту смеяться — наверняка кадры получались отличными. Фотограф не мог нарадоваться. Конечно, были и смущающие моменты — например, парню постоянно приходилось приобнимать свою якобы жену… Но в целом все проходило отлично, и даже Элеонора вела себя прилежно и покладисто.
 
— А теперь сядьте к ребенку, — произнес фотограф, обращаясь к Белле. –Улыбайтесь, счастливее, теплее…
 
— Ты же не против? — уточнила Белла, присаживаясь на качели рядом с маленькой мисс Милайз.
— Не-а, — она помотала головой. — Дядя, качай.
 
Бен послушно толкнул качели — на этот раз с большим усилием.
 
— Знаешь, что? — заявила вдруг Элеонора, задумчиво глядя на небо. — Я тоже хочу выбирать себе жениха. Чтобы целая тысяча мальчиков в меня влюбились, а я бы ходила с ними на свидания…
— У меня здесь не тысяча поклонников, — со смешком возразила Белла.
— Больше, чем пять — значит, целая тысяча, — отрезала девочка.
— Тысяча — это очень много, — важно кивнула Белла. — Но есть еще цифры, поменьше, чем тысяча, но больше, чем пять. — Элеонора молчала, и Белла решила продолжить: — После пяти идет шесть, потом — семь…
— Шесть — смешно, — хихикнула девочка.
 
— Замечательно, великолепно! — тихо бормотал фотограф, делая один снимок за другим.
 
Вскоре Бена и Элеонору отпустили, а Беллу снова увели переодеваться. Ее следующая фотосессия была с Тайлером, которого уже одели в клетчатую рубашку с короткими рукавами и джинсы. Бен пошел к наблюдающим за фотосессией парням, а Элеонора с деловым видом уселась на траву. На попытки Питера отправить ее собираться девочка ответила, что за ней приедут только через два часа, а пока она хочет посмотреть, «как фоткают тетю Беллу».
 
— Элеонора, — елейным голоском протянула какая-то девушка из помощниц фотографа, — а за тобой приедет мама или папа?
— А тебе какая разница?! — искренне возмутилась малышка, на что девушка поспешно ретировалась.
 
Беллу нарядили в легкое бело-розовое платье до колен с рукавами-фонариками, а волосы распустили легкими локонами, ложащимися на плечи. Им с Тайлером предстояло изображать влюбленных подростков на первом свидании — держаться за руки, периодически обниматься, улыбаться и немного покачаться на качелях. Сначала это было неловко, но потом Белла как-то отстранилась от действительности. Она удивительно четко осознавала нереальность происходящего, и почему-то идущий рядом Тайлер, щелкающий камерой фотограф, голос Розали Хейл, сидящая на травке Элеонора, суетящиеся на заднем плане Питер и Джейн — все стало казаться какой-то большой игрой.
 
И ей это даже… нравилось в какой-то степени?
 
Потом Лорен снова отвела Беллу в гримерку, где над ее лицом очень долго — больше часа, наверное, — производили какие-то манипуляции, в то время как сзади кто-то накручивал ей прическу. А уж когда ей показали ее наряд…
 
— Свадебное платье?! — пораженно воскликнула Белла.
— Что ты удивляешься? — Лорен пожала плечами. — Сцена с детьми уже была, все логично!
 
В туго затянутом корсете было сложно дышать, ноги путались в длинных юбках, а грудь (по крайней мере, так казалось Белле) так и норовила выскочить из декольте. Псевдо-невеста глубоко вздохнула — по крайней мере, попыталась, — и закрыла глаза.
 
— Ну вот, красотка! — довольно воскликнула Лорен.
 
«Красотку» вывели под ручку на полянку, где уже поставили свадебную арку, увитую плющом. Гарретт стоял под аркой и сиял как медный таз. Что-то странное кольнуло Беллу внутри — будто… будто она ожидала чего-то другого?
— Не бойся, священник не настоящий, — шутливо-ободряюще шепнула Лорен.
 
— Вау! — восхищенно произнесла подбежавшая сзади Элеонора. — Тетя Белла, ты такая красивая! Почти как мама, но мама красивее целую тысячу раз, но ты тоже очень красивая!
— Спасибо, — Белла не могла не улыбнуться.
— Дядя фотограф попросил меня пофоткаться тоже немного, — сообщила девочка. — Поиграть, как будто я на вашей свадьбе.
 
Лорен и Питер подвели Беллу под руки к импровизированному алтарю, где она встала рядом с Гарреттом. Остальные парни — почему-то было неловко смотреть в их сторону –стояли чуть поодаль, исполняя роль гостей, а малышке Элеоноре вручили корзинку с лепестками роз, которые она должна была рассыпать по дорожке.
 
— Улыбайтесь! Улыбайтесь! — командовал фотограф. — Это свадьба, любовь витает в воздухе! Все счастливы!
 
На последнем слове Элеонора бодро подбросила корзинку вверх, отчего в воздух взметнулся фонтан малиново-красных лепестков… а через секунду корзинка упала Гарретту прямо на макушку. Девочка звонко захохотала.
 
— Э-эй! — Гарретт поморщился от боли, но постарался улыбнуться. — Это кто тут у нас проказничает?
— Я просто играю, — невинно похлопала глазами она.
 
Фотограф продолжал щелкать, попутно возмущаясь недостаточно счастливыми выражениями лиц «невесты» и «гостей». Малышке Элеоноре не сиделось на месте, и она скакала в кадре, как обезьянка, то цепляясь за ногу Бена, то кидаясь в Гарретта травой, то просто корча рожицы, что выводило фотографа из себя.
 
Белле же с каждой минутой становилось хуже. Голова кружилась, дышать получалось с большим трудом, от солнечных лучей ей было ужасно жарко, и она ощущала капли пота, катившиеся по затылку и спине.
 
— Невеста, улыбаемся! — рассердился фотограф. — Веселее, веселее, ты будто лимон съела!
 
Выдавив из себя улыбку, Белла взглянула на Гарретта, но, кажется, влюбленный взгляд не получился –по крайней мере, судя по его лицу.
— Белла, ты в порядке? — обеспокоенно спросил парень.
— Вроде того, — прошелестела она.
— Точно?
 
Белла попыталась ответить, но с губ сорвался только быстрый вздох. Голова закружилась, она прикрыла глаза и сквозь туман ощутила приятные прикосновения прохладных ладоней к рукам, плечам…
 
— Молодой человек, вы что творите?! — возмутился откуда-то издалека фотограф. — Встаньте на место, съемка…
— Принесите воды! — скомандовал твердый бархатный голос над ее ухом. Запоздало Белла поняла, что уже не стоит твердо на ногах, а опирается всем телом накрепкий мужской корпус… а еще то, что этот голос ей очень знаком, и Гарретту он не принадлежит.
 
Внезапно жесткая хватка на ее талии ослабла, и Белла резко вдохнула воздух.
 
— Да, вот так, дыши глубже, — пробормотал голос.
— Эдвард, — выдохнула она, поднимая взгляд.
— Все хорошо, — он успокаивающе улыбнулся. — На реальной свадьбе не смей надевать такой тугой корсет.
 
Белла невольно хихикнула. Давящая тяжесть в груди и талии исчезла, оставляя после себя чувство легкости. Хотя слабость в ногах не проходила, ей отчего-то стало так свободно, что мысли рассыпались, как от дуновения ветерка.
 
Щелчок фотоаппарата разрушил идиллию, и Белла невольно поморщилась от яркого света.
 
Операторы принесли стакан воды, и Эдвард, вылив пару капель на пальцы, мягкими движениями провел руками по лицу Беллы, протянув ей остаток воды. Глубоко дыша, она мелкими глотками выпила, чувствуя, как в голове медленно, но проясняется.
 
— Это… не по игре, да? — уточнила малышка Элеонора, наблюдающая за этой сценой.
— Нет, не по игре, — грустно усмехнулся Гарретт.
 
Не успела Белла опомниться, как какой-то рослый парень из съемочной группы, на чьем бейдже было написано: «Луи», запросто подхватил ее на руки и потащил к домикам-гримерным, успев только посоветовать придерживать платье. Эдвард и все остальные поспешили следом. У дверей Луи поставил ее на ноги, но Белла, чьи руки были заняты топом платья, на них не удержалась и, пошатнувшись на этих ужасных каблуках, рухнула прямо на Гарретта и Бена.
 
Парой легких, скользящих движений Эдвард избавил ее от этой мучительной обуви. Лицо Беллы против воли вспыхнуло, а кожа покрылась мурашками от мимолетного прикосновения пальцев к щиколотке.
 
— Так лучше? — улыбнулся Эдвард.
— А? — спустя пару бесконечно долгих секунд она очнулась от своего оцепенения. — Д-да, лучше… Спасибо.
 
Операторы, подхватив Беллу под руки, утащили ее внутрь и усадили на диванчик.
 
— Белла, Белла, ты в порядке? — испуганно спросила Джейн, подсаживаясь к ней, пока Лорен, выгнав взашей операторов мужского пола со всеми камерами, аккуратно снимала с многострадальной Холостячки платье.
— Да, уже все хорошо, — Белла глубоко вздохнула. –Просто голова закружилась.
— Мисс Хейл говорит, что единственный нормальный кадр из всей части с Гарреттом — это подброшенная корзинка Эли, — сообщила Джейн. — Но я не думаю, что тебя заставят сниматься заново, у нас же время ограничено…
 
Словно в подтверждение слов Джейн Лорен распустила Белле пучок и аккуратными движениями ватного диска принялась снимать макияж. Та рассеянно прикрыла глаза, пока ей промывали волосы в теплой воде и смывали с лица всю «штукатурку», и даже, кажется, на какой-то момент задремала…
 
— Белла, Белла! — растормошила ее Джейн, когда Лорен уже махала кисточкой по вымытому лицу. — Мисс Хейл просит тебя зайти к ней после макияжа, только, Лорен, одень ее во что-нибудь приличное… это мисс Хейл просила передать, — хихикнула она.
 
Выйдя на улицу в блузке и юбке, принадлежащих, видимо, самой Лорен, Белла нахмурилась. И где ей искать мисс Хейл?
 
— …Интересно, когда уже приедут за этой девочкой? — услышала она обрывок разговора каких-то незнакомых девушек — наверное, работниц павильона.
— Я надеюсь, за ней приедет отец, — мечтательно произнесла кудрявая блондинка.
— И ты думаешь, Уиллфрид Милайз обратит на тебя внимание? — фыркнула вторая, темноглазая шатенка.
— Ну, а почему нет? — возмутилась блондинка. — Я сегодня укладку сделала… а он, знаешь ли, как раз сейчас свободен.
— Он никогда не свободен, — раздался за их спинами ленивый детский голос. Девушки и Белла обернулись.
 
Сзади них стоял темноволосый мальчик на вид лет десяти-одиннадцати, но элегантно надетый темно-зеленый пиджачок, золотые часы, которые он небрежно вертел в руках, и высокомерно-презрительное выражение лица с ленивым, будто уставшим от жизни взглядом кофейного цвета глаз заставляли его выглядеть старше. Весь вид ребенка будто кричал о том, что он важная шишка. Но кудрявую блондинку это не остановило.
 
— Мальчик, ты вообще кто? — фыркнула она.
— Я-то? — подросток хмыкнул, подняв одну бровь. — Старший наследник самой богатой компании в стране, а вот кто ты… мне очень интересно знать, — закончил он, картинно растягивая слова. — Хотя нет, я и так знаю, кто ты. Безработная, с этого момента.
— Эй! — возмутилась блондинка, но мальчик ее оборвал:
— Как говорил мой папа, — протянул он, — бедная здесь только вы. Ни денег, ни мозгов.
 
С этими словами он развернулся, моментально потеряв интерес к девушке.
 
— Белла, вот ты где! — к ней подскочила Джейн. — Пошли, мисс Хейл ждет тебя.
— Мисс Хейл? — вскинул голову мальчик. — Проводите меня к ней. У меня к ней деловое предложение…
— Малыш, нет времени, — замотала головой она, уводя Беллу. — Сейчас вернусь к тебе, хорошо?
— Я тебе не малыш! — оскорбленно крикнул он им вслед.
 
Джейн вывела Беллу из павильона, они прошли еще пару метров и свернули за угол, где Белла с удивлением увидела невысокое здание из серого кирпича.
— Офис директора павильона, — пояснила Джейн. — Мисс Хейл приехала сюда, чтобы подписать договор о съемке.
 
Зайдя внутрь, Белла по наводке подруги поднялась на второй этаж и повернула направо. Кабинет, в котором сидела Розали, был открыт, и она, услышав шаги Беллы, подняла глаза и пригласила ее войти.
 
Розали расположилась за гладким белым столом в немного тесноватом — по крайней мере, он точно был меньше ее офиса — кабинете, но проникающий из окна свет делал атмосферу гораздо уютнее. Белла присела на мягкий светло-коричневый стулна колесиках напротив мисс Хейл.
 
— Что случилось? — поинтересовалась она. — У меня же еще две фотосессии… нет?
— Да-да, — подтвердила Розали. — Это по поводу роз.
 
Белла нахмурилась.
 
— Кому ты собираешься отдавать розу на этом свидании?
— Ну… — она отвела взгляд. — Я… еще не решила? — почему-то это прозвучало как вопрос.
— А если честно? — хмыкнула Розали.
— Я думала… про Эдварда, — Белла подняла подбородок.
 
Ну в самом деле, чего она так мнется? Что постыдного в том, что она уже решила, кому дать розу? Это ведь смысл шоу, разве нет?
 
— Я так и думала, — покачала головой мисс Хейл. — Белла, я очень рада, что он тебе понравился… Но розу ты должна вручить другому участнику.
— Это еще почему?
 
Розали вздохнула.
 
— Я же все тебе объяснила еще с утра, — протянула она. — Слишком явный фаворит, и все такое. Давай лучше подумаем, кому еще ты могла бы дать розу?
— Ну… — Белла задумалась. — Фотосессии с Деметрием еще не было, но он мне не нравится, и я сомневаюсь, что что-то изменится… Бен и Гарретт отлично поладили с малышкой. А Гарретту еще и по голове прилетело…
— Значит, Гарретт? — усмехнулась Розали. — В качестве компенсации за неудачную фотосессию и шишку на голове.
— Я все равно хочу выбрать Эдварда, — упрямо проворчала Белла.
— Не обсуждается, — отрезала мисс Хейл.
 
Белла только хотела возразить, как раздался стук в дверь.
— Входите, — произнесла Розали.
 
Невысокая фигурка в уже знакомом Белле темно-зеленом пиджачке вальяжно вошла в кабинет и остановилась прямо напротив стола, по пути небрежно подвинув саму Беллу.
 
— Розали Хейл? — протянул ленивый детский голос. — У меня к вам деловое предложение.
— Я-то Розали Хейл, — вздохнула она, — а вот ты, мальчик, кто?
— Ах, забыл представиться, — мальчик театрально закатил глаза.
 
Картинно обтерев ручку о пиджак, он шаркнул ножкой и протянул ладонь вперед.
 
— Я — Элден Милайз.
 
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: miss_melody_m (02.01.2019)
Просмотров: 329 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 9
1
9  
  Спасибо за продолжение! Автор добавил новых персонажей? Нужны ли тут дети? Или это очередное условие сделки?

1
8  
  спасибо большое за продолжение!

1
7  
  Спасибо большое за главу!  good  lovi06032

1
6  
  Благодарю за продолжение lovi06032

1
5  
  спасибо большое за продолжение

1
3  
  Спасибо за главу)

1
2  
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016  fund02016

0
1  
  Не совсем поняла, причем здесь эти избалованные , высокомерные и не воспитанные детишки-наследники? Беллу что-то совсем заклинило на Эдварде. Сама же пришла на реалити-шоу и знает правила.

0
4  
  Ха-ха fund02002  Детишки-наследники - это некое "развешивание ружей", они еще сыграют свою роль, только намноого позже)
Ну, в этой главе Белла как раз почти паинька. В правилах реалити-шоу и в контракте не было ничего о том, чтобы продюсеры решали, кому ей розы раздавать... это Розали так вольно интерпретирует текст, Белле не нравится, естественно.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]