Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Холостяк. Глава 13 "Can't Take My Eyes Off You"

Глава 13 «Can't Take My Eyes Off You»

 

 

- И все же я не понимаю, почему мы прилетели только вдвоем, – уперев руки в бока, в очередной раз проговорила Белла, не отрывая взгляда от багажной ленты в аэропорту Женевы, куда они приземлились пятнадцатью минутами раньше.

- Хватит ворчать, женщина! – ухмыльнулся в ответ Эдвард и потянулся за одним из их чемоданов.

- Я легко организовала бы перелет всей съемочной команды из Парижа – лететь-то всего час – и уже завтра твои родители могли бы встретиться с Роуз и Айрин, – по-прежнему сокрушалась Свон, – но куда там!

- Я уже тебе объяснял…

Однако девушка предпочла его не услышать:

- Что вообще это было? «Белла, у нас рейс до Женевы через час, встречаемся внизу через пятнадцать минут»? И с чего вдруг Клэптон поддержал это безумие? И я не…

- Стоп! – резко прервал её Эдвард и, обхватив за плечи, четко проговорил, глядя ей в глаза: – Я повторяю это в последний раз, и мы закрываем тему: мои родители прилетели в Швейцарию всего на два дня ради семинара по инновационным методам в области кардиохирургии, вторую сессию семинара отменили, и у них неожиданно освободился вечер. Именно поэтому мы встречаемся с ними сегодня, а завтра их ждет ранний рейс обратно в Нью-Йорк.

- Но…

- Никаких больше «но»!

На самом деле, Эдвард боялся, что за очередным «но» последует вопрос, на который у него не найдется логичного ответа, ведь решение полететь с Беллой в Женеву оказалось спонтанным, хотя сам Холостяк считал такое стечение обстоятельств очень удачным. А потому, подхватив чемоданы, Каллен развернулся и направился к выходу. Однако не пройдя и десятка шагов, оглянулся и увидел, что Изабелла не сдвинулась с места и стоит там же, сложив руки на груди.

- Боже, Белла, ну что еще? – простонал, вернувшись, он.

- Во-первых, не смей затыкать мне рот, – в этот момент Эдвард ни о чем не мечтал больше, чем действительно заткнуть рот мисс Свон, причем одним конкретным и очень действенным способом… – а во-вторых, тебе придется ответить на все мои вопросы, нравится тебе это или нет.

- Как насчет одного последнего вопроса, и дальше мы просто будем наслаждаться поездкой?

- Торговаться вздумал?

- Белла, милая, перестань уже рычать, – мягко произнес мужчина, нежно коснувшись щеки шатенки – он решил сменить тактику, и, как оказалось, не зря. Пусть эффект оказался кратковременным, однако на несколько секунд девушка действительно была обескуражена столь резкой переменой в поведении Холостяка и даже забыла хмуриться. – Что еще ты хотела узнать?

Не сразу, но все же Белла смогла выговорить:

- Зачем я прилетела сюда с тобой?

Вот он – тот самый вопрос, на который Эдвард пока не мог ответить правдиво.

- Подумал, что тебе стоит познакомиться с моими родителями, чтобы решить, как лучше организовать дальнейшие съемки, – пожав плечами, произнес он и рискнул еще раз коснуться её лица.

На этот раз не сработало. Свон тут же сделала небольшой шаг назад, откинула волосы и произнесла:

- Чувствую, чего-то ты не договариваешь, но пусть будет так. Итак, куда мы сейчас?

Выдохнув с непередаваемым облегчением, Эдвард улыбнулся, снова подхватил их багаж и повел Беллу к выходу, где они благополучно сели в такси, чтобы добраться до отеля.

 

 

До встречи с родителями оставалось еще несколько часов, и Каллен не желал терять ни минуты их общения с Беллой наедине – без камер, съемочной команды и участниц проекта. А потому, стоило им заселиться в гостиницу, как он тут же потащил свою шатенку на набережную живописного Женевского озера.

Погода стояла безоблачная, открывая потрясающий вид на белоснежные вершины величественного горного массива Монблан. Легкий ветерок посылал небольшую рябь по водной глади озера и лишь изредка доносил мелкие брызги фонтана Же-Д’о, чья мощь била на более чем четыреста восемьдесят футов в высоту. Казалось, все вокруг отражало покой, поселившийся в душе Холостяка. Конечно, вся эта идиллия несколько омрачалась невозможностью признаться в своих чувствах прямо здесь и сейчас, но гулять вот так – оставаясь неузнанным, сжимая ладонь Изабеллы в своей руке, – уже было для него настоящим счастьем.

Они успели пройтись по многочисленным мостикам вдоль набережной, понаблюдать за грациозной парой белых лебедей и покормить их менее изящных, но практически ручных сородичей – уток; дошли до знаменитых цветочных часов с самой большой секундной стрелкой в мире на Променад-дю-Лак и эксцентричной скульптуры в память об Австрийской императрице Елизавете Баварской, более известной как Сиси, погибшей от руки анархиста на этой самой набережной. Зайдя в одну из многочисленных кафешек, они испробовали раклетт, блюдо местной кухни из расплавленного сыра с картофелем и ветчиной, а на десерт – тирамису, то перебрасываясь привычными и беззлобными колкостями, то наслаждаясь уютной тишиной на двоих.

Они уже возвращались в отель по Рю дю Марш , держась за руки, как многие другие парочки на узких улочках Женевы, когда Эдвард обратил внимание на вывеску одного из известных ювелирных брендов.

- Давай зайдем на пару минут, – улыбнулся он и потянул Беллу за собой.

Стоило им войти, и Эдвард почувствовал, как Белла попыталась высвободить ладонь из его захвата, но он лишь крепче сжал её пальцы и решительно шагнул вперед. Ей не оставалось ничего другого, как последовать за ним.

Приглушенный свет, строгие линии мебели для посетителей, тихая классическая музыка и отполированные до блеска витрины создавали атмосферу неподдельной роскоши и самого высокого класса, притягивая внимание каждого вошедшего к главным сокровищам этого места.

- Какое тебе нравится? – спросил Эдвард, склонившись над витриной, где под безупречно-прозрачным и таким же безупречно-прочным стеклом были выставлены кольца.

Ювелирные шедевры из платины и золота в виде бабочек, орхидей и даже головы гепарда, инкрустированные бриллиантами, сапфирами и изумрудами, готовы были удовлетворить запросы самых претенциозных покупателей, однако Эдвард сомневался, что подобное придется по душе независимой Свон.

- Что-нибудь нравится? – повторил он, но снова не услышав ответа, посмотрел на девушку.

Он успел заметить выражение растерянности на её слегка побледневшем лице, прежде чем она нахмурилась и резко дернулась, сложив руки на груди.

- Я разве похожа на любительницу таких вот побрякушек? – едко спросила она, маскируя дискомфорт за привычным сарказмом.

- А разве не все девочки любят украшения?

- Не все. Не я… И вообще, какая тебе разница, что нравится мне? Главное, чтобы это понравилось… понравилось той, кого ты выберешь!

«Идиот!» – подумал про себя Каллен. Почему ему не пришло в голову, что если Белла хоть чуть-чуть разделяет его чувства, а судя по её реакции, шансы на это довольно велики, то ей будет как минимум неприятно, если не больно, смотреть, как он выбирает кольцо для другой? Ведь она пока не знает, что это её он выбрал, что он всегда выбирал только её…

- Я очень надеюсь, что ей понравится… – в итоге проговорил он очень тихо, пытаясь, если не словами, то хотя бы взглядом выразить все то, что так хотел рассказать.

Под этим взглядом её напускной гнев постепенно растаял. Она попробовала улыбнуться, но вышло как-то вымученно.

- Уверена, что ей обязательно понравится, – так же тихо ответила она и отвела глаза. – Я… я видела рядом кондитерскую, хочу купить швейцарский шоколад для Сьюзи, так что ты пока выбирай, а я… Встретимся через пятнадцать минут, хорошо?.. – она выдавила еще одну почти улыбку, развернулась и вышла на улицу.

Эдвард же так и остался стоять, глядя на закрытую дверь, пока не услышал:

- Месье, могу я вам помочь?

Он вздохнул, прикрыл на пару секунд глаза, а затем развернулся и проговорил тоном Эдварда Каллена – миллиардера и властелина огромной корпорации:

- У вас есть десять минут, чтобы продать мне ваше лучшее кольцо.

 

Стоя в холле гостиницы в ожидании Беллы, Эдвард старался не думать о том, каким неловким и даже мучительным было их возвращение в отель. Почти всю дорогу они молчали. Белла только спросила: «Выбрал?» – на что он лишь кивнул, а затем добавил, когда она недоуменно уставилась на его пустые руки: «Доставят позже». Теперь уже она понимающе кивнула и, отвернувшись, зашагала вперед. И все же она не отстранилась, когда он поймал её ладонь и переплел их пальцы. Именно это давало ему надежду на то, что их небольшое путешествие не загублено окончательно, и предстоящий ужин окажется куда приятнее.

В ту секунду, когда он увидел её, выходящей из лифта, Эдвард дал себе слово, что сделает все от него зависящее и даже больше, лишь бы этот вечер стал таким же невероятным для Беллы, каким стало для него её появление. Он обожал её провокационные майки и едва мог заставить себя не пялиться на её попку в обтягивающих джинсах, но то, какой она предстала перед ним сейчас, будило в нем целый сонм противоречивых эмоций и желаний – от еле сдерживаемого порыва подхватить её на руки и расцеловать на глазах у всех до зудящей под кожей необходимости закутать в собственный пиджак и спрятать от чужих мужских взглядов. На самом же деле он остался стоять там, где стоял, скользя взглядом по плавным изгибам её фигуры, подчеркнутым маленьким черным платьем-футляром с длинными рукавами, до середины колена; задержался на ложбинке в узком треугольном вырезе декольте, опустился до хрупких лодыжек и бежевых туфель-лодочек на тонких шпильках. В общем-то ему доводилось видеть и более смелые, и более роскошные туалеты на женщинах – взять, к примеру, ту же Викторию и её кроваво-красное платье, которое та выбрала для посещения Ла-Скала, – но в этом почти строгом наряде, как и в естественных волнах её вьющихся волос, и уверенном взгляде умных глаз, сегодня оттененных дымчато-серым макияжем, было столько достоинства и изящества, что любая другая на её фоне просто меркла.

- Мисс Свон, вы сегодня ослепительно прекрасны, – проговорил он, коснувшись губами её виска, как только она подошла достаточно близко, чтобы можно было её обнять.

- А ты, наверное, думал, что я заявлюсь в одной из своих маек?

- Мне нравятся твои майки, – пожал плечами он, – но не могу отрицать, что это платье нравится мне еще больше. Как и туфли.

- Подхалим, – хмыкнула она.

- Всегда к вашим услугам, – ухмыльнулся он в ответ и поцеловал её руку, затем устроил её на сгибе своего локтя, накрыв второй ладонью, и двинулся к выходу, где их ждал автомобиль.

Через каких-то десять минут они вошли в отмеченный звездой Мишлена ресторан «Кот в сапогах», и их тут же проводили к одному из столиков, где уже ждали мистер и миссис Каллен.

Пока Эдвард приветствовал родителей теплыми объятиями, его спутница успела отметить, насколько Каллен-младший похож на своего отца, лишь цвет волос ему достался от матери.

- Мам, пап, знакомьтесь, это Изабелла Свон. Она не только потрясающая красавица, как вы уже поняли, но еще умница, а порой мне кажется, что и просто волшебница! – с гордостью представил девушку Холостяк, слегка приобняв за талию.

Белла окинула его скептическим взглядом, прежде чем обратиться к родителям Каллена:

- Мистер Каллен, миссис Каллен, очень рада с вами познакомиться. Я Белла Свон, продюсер шоу канала «Эй-Би-Си», в котором принимает участие ваш сын. И не верьте тому, что он тут наплел – уверена, что большую часть времени он считает меня настоящей ведьмой.

- Вот и делай ей после этого комплименты, – сокрушённо качая головой, пробормотал он.

- А ты почаще практикуйся, – посоветовал ему отец и добавил, глядя уже на Беллу: – Карлайл Каллен, отец этого подхалима. Но знаете, Белла, в одном он действительно прав – вы настоящая красавица.

- О, так вот, значит, откуда у Эдварда его «секретное оружие Каллена»! – отозвалась шатенка, наблюдая уже знакомую ослепительную улыбку, которая разбила не одно девичье сердце на проекте, только в более зрелом её воплощении.

- Ох, милая, думаю, мы с вами подружимся! – засмеялась Эсме Каллен, внимательно всматриваясь в стоящую перед ней девушку – что-то ей подсказывало, возможно, материнское чутье, что мисс Свон занимает в жизни её сына куда большее место, чем просто продюсер шоу.

- Что-то слишком быстро они спелись, не находишь? – обратился сын к отцу нарочито громким шепотом, пока все они усаживались за стол.

- Как говорится, рыбак рыбака… – подыграл ему Карлайл.

- Дорогой, ты только что намекнул на то, что я ведьма? – прищурившись, уточнила миссис Каллен.

- Что ты, милая, я всего лишь хотел сказать, что ты волшебница, пленившая своими чарами мое сердце раз и навсегда!

Женщины тут же переглянулись и дружно произнесли:

- Яблочко от яблоньки… – и так же дружно рассмеялись.

Наблюдая за этой шуточной перепалкой, Эдвард наслаждался каждой её секундой, испытывая настоящий восторг от того, как быстро Белла нашла общий язык с его родителями. Хотя он в общем-то и не сомневался, что они полюбят её сразу же, как только узнают получше – совсем, как он.

Далее последовали заказы блюд и напитков, рассказ Беллы о работе в телекомпании, родителях и родном штате Вашингтон; смущающие истории матери о его детских проделках и впечатления отца о семинаре, на котором они только что побывали. В какой-то момент, ему показалось, что Карлайл слишком увлекся, чересчур детально описывая возможности роботизированных комплексов по восстановлению метрального клапана, реваскуляризации миокарда и оперированию на бьющемся сердце, сыпля не только непонятными медицинскими терминами, но и специфическими подробностями, связанными с кровью и прочими «телесными жидкостями». Люди, далекие от медицины, давно бы стушевались, слушая подобное во время трапезы, но все это не только не отбило у Беллы аппетит, но вызвало множество уточняющих вопросов, как то: «А вы используете шелковые или полиамидные нити?». Заметив же недоумевающий взгляд Эдварда, она отмахнулась, заявив:

- Что? Я смотрела все сезоны «Анатомии Грей», пока Кристина Янг не ушла, – после чего с невозмутимым видом подцепила очередной кусочек и отправила себе в рот, продолжая увлеченно слушать его отца.

В этот момент ему хотелось от души рассмеяться, но он лишь расплылся в счастливейшей улыбке и откинулся на стуле, положив руку на спинку стула сидящей рядом Беллы. А затем встретился взглядом с мамой.

«Это она?» – по губам прочитал он.

Он думал, что вряд ли такое возможно, но ему удалось улыбнуться еще шире и утвердительно кивнуть.

«Она замечательная», – снова одними губами проговорила Эсми и улыбнулась в ответ.

Бесконечно довольный Каллен еще пару минут сидел, расслабленно накручивая на палец один из локонов Беллы, прежде чем заговорить:

- Ну, все, пап, хватит на сегодня твоих хирургических штучек.

- Кажется, я немного увлекся, – слегка покраснев, что показалось Белле совершенно очаровательным, смущенно проговорил доктор Карлайл Каллен.

- Я не против, – поспешила заверить девушка.

- Тогда в следующий раз я расскажу тебе еще об одном случае из моей практики, – тут же заявил мужчина, на этот раз смутив уже Беллу, которая сомневалась, что когда-нибудь еще удастся вот так вот пообщаться с родителями Холостяка.

- Обязательно, – тем не менее поддержал отца Эдвард, заслужив хмурый взгляд Свон. – А пока ты должен узнать, что Белла, ко всему прочему, ярая фанатка футбола.

- В самом деле? Девочка, ты не перестаешь меня удивлять! Так значит, ты тоже болеешь за «Баффало»? – быстро переключился Карлайл на еще одну излюбленную тему.

- Ну, прежде всего я всегда болею за «Сиэтл Сихокс», – призналась Белла. – Но во всех остальных случаях я определенно за «Баффало».

- «Сихокс» радуют чаще, чем «Баффало», – сокрушенно вздохнул доктор Каллен.

- А Эдвард рассказывал тебе про традицию Калленов петь гимн перед игрой? – поинтересовалась Эсми.

- Не просто рассказывал, а заставил петь вместе с ним, что оказалось целым испытанием для моих перепонок, – не щадя самолюбие Каллена-младшего, поделилась девушка.

- Бедненькая, – искренне посочувствовала миссис Каллен.

- Но признай, что в остальном я идеален, – вставил Эдвард, на что обе женщины не обратили внимания.

- В свое оправдание он заявил, что это я еще не слышала дедушку Каллена.

- О, милая, ты даже не представляешь, что творится, когда все три поколения Калленов собираются вместе болеть за «Баффало».

- Значит, у мистера Каллена тоже… эм… не очень со слухом? – осторожно поинтересовалась девушка.

- Это наследственное, – подтвердила Эсми.

В этот момент появился официант с десертом, ненадолго прерывая их разговор, и Белла вдруг вспомнила, что во время этой увлекательной беседы чуть не забыла о том, ради чего они собственно собрались.

- Что ж, думаю, пора переходить к цели нашей встречи, – проговорила она, как только официант удалился.

- К цели? – удивился Карлайл.

- Ну, вам ведь еще предстоит познакомиться с двумя оставшимися в проекте девушками, одна из которых может стать вашей невесткой, поэтому нужно решить, где и когда организовать съемки, – объяснила продюсер Свон.

- В самом деле? – снова переспросил мужчина, посмотрев на жену.

- Да. Разве Эдвард вам об этом не говорил?

На пару секунд воцарилась неловкая тишина, и взгляды всех сидящих за столом устремились к Эдварду.

- Дело в том, что… – начал было он, нервно проведя рукой по волосам, но тут его спас звонок мобильного Беллы.

- Прошу прощения, это по работе, – извинилась она, взглянув на имя звонящего, – видимо, что-то действительно важное. Я отойду на пару минут.

Карлайл дождался, пока Белла отойдет достаточно далеко, чтобы их не услышать, и спросил:

- Сын, я чего-то не понимаю… Разве ты только что не познакомил нас с будущей невесткой?

- Все немного сложнее, пап, из-за того, что я участвую в этом телевизионном проекте…

- А я еще тогда подумал, что это странно – выбирать себе жену на камеру, – пробормотал отец.

- Ну-ну, дорогой, не стоит сейчас об этом. Ведь если бы Эдвард не подписался на это, он вряд ли бы смог встретить эту чудесную девушку, – вступилась за сына Эсми.

- Спасибо, мам, – благодарно улыбнулся Каллен-младший.

- Я так понимаю, Белла еще не знает, что никаких других встреч с девушками не будет, так? – тем не менее уточнила мать.

- Нет, не знает. Я просто подумал, что было бы здорово познакомить вас с ней, раз все так удачно сложилось. Поэтому я быстро организовал наш перелет сюда из Парижа, объяснив Белле, что это для того, чтобы все с вами обсудить…

- Ох, сынок…

- Знаю, мам, но так надо, поверь. Пока я не могу ей во всем признаться… Это довольно сложно, и я обещаю объяснить вам все позже, по телефону, а пока давайте закончим этот вечер на хорошей ноте, ладно?

- Ладно, – кивнул отец. – Но врать Белле я не собираюсь, так что постарайся как-нибудь уладить это сам.

- Хорошо…

- И, пожалуйста, сын, не упусти эту девочку, – с улыбкой добавил мужчина, мотнув головой в сторону идущей обратно девушки.

- Ни за что, – пообещал Эдвард и поднялся из-за стола навстречу Изабелле.

Перехватив на полпути, он взял её за руку и произнес:

- Давай потанцуем.

- Что? – опешила Белла. – Эдвард, но здесь вроде бы не танцуют…

- Ну, и что? Музыка ведь есть, а я просто обожаю эту песню.

По залу действительно разливалась негромкая мелодия хорошо известной композиции конца шестидесятых. Эдвард обвил одной рукой её талию, притянув ближе, второй – обхватил её ладонь, прижав их сцепленные руки к своей груди, и стал медленно покачиваться в такт музыке.

- Ты сумасшедший, – усмехнулась Белла.

- А ты… ты слишком хороша, как ни крути, и взгляда мне не отвести*… – стал он тихо напевать ей на ухо.

- Ох, Каллен, перестань коверкать такую прекрасную песню своим отвратным пением, – рассмеялась она, слегка ущипнув его за плечо.

- Так и быть, не буду, – великодушно согласился он и прижался щекой к её волосам, глубоко вдыхая запах фруктов и солнца.

- Скажи-ка мне лучше, – вновь заговорила она, – твои родители не знали о том, что им придется знакомиться с Роуз и Айрин?

-  Я им еще не говорил…

- Почему?

- Потому что до сегодняшнего вечера вообще не знал, хочу ли я знакомить их с кем-то таким способом…

- В смысле, на камеры?

- Да.

Белла ненадолго умолкла, переваривая услышанное, и они просто продолжали медленно кружить по небольшому пятачку.

- Но теперь ты знаешь, – наконец, нарушила молчание девушка.

- Думаю, да.

- Значит, мне не придется ничего организовывать.

- Нет.

- Потому что ты уже сделал свой выбор. Ты уже знаешь, кого выберешь в финале, так?

- Да.

Эдвард уже готов был снова услышать очередное «зачем» или «почему», пытаясь заранее придумать какой-нибудь удобоваримый ответ, но Белла снова его удивила.

- Что ж, – выдохнула она, – тогда сегодня у меня официальный выходной.

- Так и есть, милая, так и есть.

Они еще танцевали какое-то время, не обращая внимания на взгляды окружающих, но на этот раз тихонько подпевала Белла.

 


* Песня «Can't Take My Eyes Off You», более известная как «I Love You, Baby», впервые исполнена была Фрэнки Вэлли в 1967 году, позже кавер-версии вошли в репертуар многих исполнителей – от Глории Гейнор и Лорен Хилл до «Muse» и «U2». Часто авторство и первое исполнение песни ошибочно присваивается Фрэнку Синатре.  



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1730-21
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: bliss_ (26.10.2015) | Автор: bliss_
Просмотров: 1114 | Комментарии: 32 | Рейтинг: 5.0/49
Всего комментариев: 321 2 3 4 »
avatar
0
32
Какая прелесть!!!! hang1
avatar
0
31
Спасибо good good good
avatar
0
30
Спасибо за главку! lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
0
29
Скорее бы продолжение! Спасибо за главу!) lovi06032
avatar
0
28
а если она раньше сложит Весь пазл и догадается?! её реакция может быть Любая!
спасибо за глаау!
avatar
0
27
спасибо за главу! нда, что-то я побаиваюсь реакции Беллы, когда Эдвард во всем ей признается... fund02002
avatar
0
26
Спасибо огромное за главу!  good lovi06032
avatar
0
25
Спасибо большое за главу good good good good good good cwetok01 cwetok01 cwetok01 cwetok01 cwetok01 cwetok01 cwetok01 cwetok01 cwetok01
avatar
0
24
Автор, я обнимаю монитор каждый раз, как вижу новую главу  hang1 lovi06015
Спасибо!
avatar
0
23
Огромное спасибо!!!!!
1-10 11-20 21-30 31-31
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]