Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Моя любовь, моя ошибка. Глава 35. Часть I

Глава 35. Часть I. 

Эдвард 

- Ты считаешь, это выход? 
Я сжимал виски ладонями. Арчи сидел напротив меня; он смотрел на меня с жалостью. Не с сочувствием, а именно с жалостью. 
- Ты уж прости меня, я воспользовался своим ключом. Мне необходимо было срочно увидеть тебя. 

- Зачем? – Я все ещё с трудом соображал. 
- Это больше не имеет значения. Из этого все равно ничего не выйдет. 
Меня это и не интересовало. Впервые в жизни я набрался так, что практически ничего не помнил. Последнее, да и, пожалуй, единственное, что врезалось в мою память – это Белла, покидающая мой дом. С каждым глотком я погружался в все глубже в забытьё, такое сладкое, где не было боли, ни физической, ни душевной, только видения – размытые, соблазнительные, имевшие цвет горького шоколада. 
Пробуждение было отвратительным. Я лежал на диване в гостиной, пустая бутылка валялась на ковре. От запаха алкоголя щипало глаза; очевидно, часть вылилась и пропитала толстый ковёр возле дивана. Голова раскалывалась; напротив меня сидел Арчи с видом прокурора, зачитывающего обвинительный приговор. 
- Она уехала, Арч, - сказал я невпопад. 
Его взгляд слегка смягчился. 
- Я знаю. Она не бросила тебя, Эдвард. Я надеюсь, ты понимаешь это. 
- Да… понимаю… я опять все испортил. И снова из лучших побуждений. – Я поднял голову и, наконец, набрался смелости взглянуть в лицо своему единственному другу. – Я просто хочу уберечь её. От страданий, проблем. Я все ещё убеждён, что находясь рядом со мной, она губит свою жизнь. Но я не знаю, смогу ли окончательно отпустить ее. 
- Тебе не приходит в голову, что ей так же плохо без тебя? Почему ты так слеп, Эдвард? Ты делаешь с Беллой то, что однажды сделала с тобой Аманда. Но ты не любил ее и нашёл в себе силы идти дальше. Белла любит тебя, без сомнения. Но она сильная девочка. Она справится. Только вот… хочешь ли ты, чтобы она шла дальше? Без тебя? Спроси сам себя, Эдвард Каллен. Хочешь ли ты, что бы она страдала так, как сейчас страдаешь ты? Выдержишь ли ты? Или ты дашь шанс вам обоим?
Он замолчал на секунду. – Она была у меня сегодня утром, Эдвард. Она очень подавлена. Она надеется, что ты придёшь в себя и перестанешь решать за неё. 
- Она знает? 
- Нет. Я поехал к тебе, после того как она ушла. 
- Я не хочу, чтобы она узнала… прошу тебя…
- От меня она не узнает ничего, не волнуйся. 
- Почему Белла приходила к тебе? Ей очень плохо? 
Я неловко поднялся. Моя трость валялась у противоположной стены. Держась за диван, я доковылял до неё. Голова кружилась, но боль была привычной силы. Можно было даже постараться не обращать на нее внимание. Арчи молча наблюдал за мной; я улыбнулся ему. Мы все ещё понимали друг друга с полуслова. 
- Нет, Эдвард. Я пригласил ее, потому что нашёл ей работу. Как и обещал. 
Я почувствовал, как радость наполняет меня. 
- Серьёзно? Арчи, это же потрясающе! Боже… спасибо тебе… я не знаю, как благодарить тебя за все, что ты делаешь. Но где? 
- Позволь ей самой рассказать тебе. Она была так рада. Послушай, Эдвард… я пойду. Я вижу, что ты в порядке… насколько это возможно. Просто задумайся. Я знаю, что ты примешь правильное решение. 
Когда он ушёл, я добрался до ванной комнаты. Раздевшись с большим трудом, чем обычно, я встал под ледяной душ, смывая с себя эту жуткую ночь. Я знал, что увижу Беллу завтра, на операции. Снова в больнице, снова в ожидании боли. Снова слезы на её лице. Я застонал, сжав зубы, почти жалея, что попросил ее сопровождать меня. В тот момент, когда я уже совсем отчаялся, у меня родилась идея. Я и так потерял слишком много времени. Я не видел ее со вчерашнего вечера. 
Руки дрожали, когда я набирал ее номер. Я не знал, как она отреагирует на мой звонок, не слишком ли я давлю на неё. Вся эта история заставила меня сомневаться в каждом своём шаге. Впервые в жизни мне было что терять. Я мог остаться без работы, потерять здоровье – мне было больно, но я пережил это. Потерять Беллу я просто не смогу. 
- Эдвард? – отозвалась она наконец; я так шумно выдохнул, что она тихо рассмеялась. 
- Привет. Извини, я не могла найти свой телефон. 
- Я уже и не знал, что думать. Я очень соскучился, прости. Я хочу видеть тебя. 
- Мы увидимся завтра перед операцией. 
- Я знаю, но… я приглашаю тебя на свидание. 
Она затихла. 
- Я сказал что-то не то? Белла, умоляю, не молчи. 
- Ох, Эдвард… это просто… прекрасно. 


Белла

Я действительно нервничала перед свиданием с Эдвардом. 
« Это смешно и нелепо «, - повторяла я самой себе. Я проделывала все эти высмеянные в книгах и фильмах штучки: стояние в полной растерянности у шкафа с одеждой, поминутное поглядывание на часы и в окно. За сравнительно короткий срок наших отношений мы испытали в разы больше, чем многие пары нашего возраста. И все же нам предстояло восполнить кое-какие пробелы. У нас не было нормальных встреч, походов в ресторан или театр, встреч с друзьями, да просто обычного общения на повседневные темы – всего того, что и составляет тихое счастье зарождающейся любви. Пережитое обострило до предела все, что мы испытывали. Мы теперь никогда не узнаем, когда бы мы сказали друг другу заветные слова, если бы тени прошлого или страх потери любимого человека не преследовал нас; насколько мы были бы откровенны, если бы угроза в одночасье лишиться всего не была так реальна. Произошедшее с Эдвардом несчастье вывело нас на совершенно другой уровень; нам не нужно было погрязать в мелочах, в правильном или неправильном толковании случайно брошенных слов, в обидах по пустяковым поводам. Мы ещё не дарили друг другу подарков на День Святого Валентина, не отмечали маленьких, нам одним понятных годовщин. 
Я никогда не думала, что буду нуждаться во всей этой атрибутике, относясь к ней со здоровой долей иронии и скепсиса. И все же, когда я услышала слово « свидание «, неуверенно произнесенное Эдвардом, мое сердце пропустило удар. И вот я уже в лучших традициях жанра маялась у открытого окна, высматривая его машину. 
Я увидела черный Мерседес, остановившийся у моего подъезда, и не смогла сдвинуться с места, наблюдая, как он выходит. В чёрных брюках и рубашке цвета стали, с его невозможными волосами, даже этой чертовой тростью он сегодня выглядел тем, кем был и будет – любимцем камеры, с грацией и достоинством являющим себя миру. Этот эффект бросался в глаза всем, кто общался с ним, кто видел его в действии, кто наблюдал за создаваемой им на съёмочной площадке атмосферой, и усиливался тем, что он порой даже и не осознавал этого. 
У меня в который раз сжалось сердце при мысли о том, что удары, которые наносила ему жизнь в сочетании с его мятущимся характером и гипертрофированным чувством долга и ответственности, заставили его считать себя недостойным любви. Я была готова на все, чтобы переубедить его, но и он должен был сделать шаг навстречу. 
Вынырнув из своих размышлений, я схватила сумку и ключи и вылетела из дома. 
- Белла…, - выдохнул Эдвард, когда я практически врезалась в него, обхватив руками его шею. 
- Прости…
- Не извиняйся, все замечательно, - прошептал он мне в волосы, теснее прижимая к себе. – Я так соскучился… ты даже не представляешь… 
Он заполнял паузы между словами поцелуями, всматриваясь в мое лицо. 
- У тебя все в порядке, детка? 
- Да. Мне тебя не хватало. Ты хорошо выглядишь. Тебе очень больно сегодня? 
- Нет, Белла. Все хорошо. 
Он придержал заднюю дверь машины, пока я усаживалась. На сиденье около себя я увидела розу на длинном стебле. 
- Все по-настоящему, а, Эдвард Каллен? – усмехнулась я. Он сел рядом со мной; это действие причинило ему боль, лицо на секунду исказилось, но сразу же расцвело улыбкой, в которую я влюбилась, увидев его впервые. 
- Свидание – значит свидание, Белла. По всем правилам. Хотя… я бы с огромным удовольствием вёз бы тебя сам. Прости. 
- Давай попробуем избегать сегодня всего того, что может огорчить нас. Все прекрасно. 
Он привёз меня в Simpson’s in the Strand, очаровательный ресторан с традиционной английской кухней. В один из моих первых дней в Лондоне я долго стояла, задрав голову, рассматривая изображения шахматных фигурок, обрамлявших старинную арку двери.
( Прим. автора: с 1828 года в этом здании располагался шахматный клуб, излюбленное место лондонской интеллигенции ). Это место околдовало меня с первого взгляда. Увидев, как машина останавливается у входа, я не могла сдержать восторга. 
- Эдвард… это просто прекрасно! Как ты догадался? 
Он мягко улыбнулся.
 – Куда может пригласить один книжный червь другого книжного червя? Только в любимый ресторан Диккенса и Бернарда Шоу. 
Распахнув дверь и подхватив свою розу с сиденья, я вышла из машины. Подойдя ко мне, Эдвард вздернул бровь. 
- Могла бы пощадить мою гордость и подождать, пока я доплетусь, чтобы открыть тебе дверь. 
Я обняла его за талию, на короткий миг прижавшись к груди. – Я – неотесанная американка из провинции, так что расслабься. 
Взгляд его невероятных глаз стал серьёзным.
- Я так люблю тебя.
На мгновение мне показалось, что исчезло все вокруг: шум проезжающих машин, оживленной улицы. Остались только его глаза, не отпускающие мои, затягивающие, как в водоворот. 
- Эдвард…
- Пойдём, - сказал он, целуя меня в лоб. 

Он повёл меня внутрь; я смотрела на него, словно видела впервые. Собственно, так оно и было. Я видела его на съёмках, играющего роль. В перерывах, читающего сценарий, сидя прямо на полу павильона в небрежно наброшенной клетчатой рубашке; пьющего кофе с устало прикрытыми глазами. 
Я видела его полумертвым на больничной койке, корчащимся от боли, сломленным, рыдающим на моем плече. Все это я не забуду никогда. Но сегодня мне посчастливилось добавить нового Эдварда в мою копилку: спокойного, двигавшегося грациозно, даже несмотря на хромоту. Его лицо светилось; на нем не было следов горечи и боли. Я понимала, что травма мучает его, как и всегда. Но что-то окрыляло его, придавало сил. И мне оставалось только молиться о том, чтобы сегодняшний день не заканчивался. 
Он что-то вполголоса сказал встретившему нас метрдотелю. Тот почтительно наклонил голову, провожая нас к столику в нише у окна. 
- Тебе нравится? – спросил Эдвард, отодвигая мой стул и помогая мне сесть. 
- Просто превосходно. Спасибо тебе. – Из этого окна была видна живописная улица Strand, отель Savoy – места, ставшие образами, именами нарицательными для всех любителей английской литературы. 
В этот вечер мы говорили обо всем на свете. По молчаливому обоюдному уговору мы оставили всех демонов, преследовавших нас, за пределами этого потрясающего места. Мы говорили о книгах, театре, наших вкусах и привычках, обо всем том, что составляло нас, без горечи, без потерь и рухнувших надежд. Эдвард оказался потрясающим собеседником: он буквально впитывал в себя все, что я рассказывала ему. Его внимательный взгляд светился искренним интересом. Он задавал мне вопросы о моей жизни; ни один из них не покоробил меня, не показался неуместным. В свою очередь я расспрашивала его о знакомстве с Арчи, о том времени, когда эти двое из знакомых стали семьёй. Без пафоса и позёрства Эдвард рассказывал мне о том, как работал на стройке и в ночном баре, чтобы стать чуть ближе к своей мечте. 
Время летело; в какой-то момент Эдвард подозвал официанта. Тот убрал блюда и приборы после ужина, навел идеальный порядок на столе. Его коллега поставил перед нами два бокала с шампанским. Я вопросительно посмотрела на Эдварда. 
- Я все жду, когда ты мне расскажешь, - тихо сказал он, беря мою руку и поднося ее к губам. 
- Что, милый? 
Он смотрел на меня, улыбаясь. 
- Белла. – Черт. Могла бы и догадаться. Ох, Арчи…
- Эдвард, я прошу тебя, не надо. В этом ничего такого нет. 
- Неужели ты думаешь, что я не способен радоваться твоим успехам? Белла, я прошу, не оскорбляй меня так. Ты не представляешь, как я был счастлив, когда Арчи рассказал мне об этом. Да и потом, он сказал совсем немного. 
Он был так искренен, так воодушевлен; я не видела ни следа боли или горечи на его лице. 
- Твой, а по совместительству теперь и мой ангел-хранитель нашёл мне место гримёра в театре Sadler’s Wells, на постоянных условиях. – Я уже не могла сдержать радости. – Мне предстоит испытательный срок в полгода; надеюсь, я справлюсь. 
- Я уверен. Только так, Белла. Поздравляю тебя, детка. – Он поднял свой бокал, коснулся им моего. 
- Белла? 
- Да? 
- У меня есть просьба к тебе. Прошу, не отказывай мне сразу, подумай. 
Я видела, как он внезапно занервничал, опустил взгляд. 
- Эдвард? 
Он поднял глаза. Их выражение изменилось. У меня перехватило дыхание. 
- Проведи эту ночь со мной. Только одну ночь. 
Поднявшись, он подал мне руку. 
- Ты не возражаешь, если мы поедем ко мне? – спросила я. 
Вместо ответа он поцеловал мою ладонь. 

 

 

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/29-2959-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: irina_vingurt4514 (07.03.2017)
Просмотров: 910 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 4.7/15
Всего комментариев: 8
0
8  
  молитесь на Арчи, олухи!  girl_blush2

0
7  
  У Беллы все начинает налаживаться, теперь осталось, чтобы и у Эда все стало налаживаться  JC_flirt

0
5  
  Приятно читать, что история будет развиваться. Но наш  талантливый Автор, прямо как-то изыскано жесток. Все вспоминается пролог и девушка в коляске; Аманда или Белла? Какое-то предчувствие, что Белла с Эдвардом поменяются местами. Возможно ошибаюсь!  И о какой передышке речь? И бедный Эдвард! Надеюсь обезболивающие таблетки с ним. Спасибо за главу!

0
6  
  Ну что Вы, какая жестокость! Все останутся на своих местах, все будет исключительно на отношениях и эмоциях, больше никаких физических травм. А Эдварду в этой главе завидовать надо, а не сочувствовать. И таблетки не понадобятся... пока.

0
3  
 
Цитата
Впервые в жизни я набрался так, что практически ничего не помнил. Последнее, да и, пожалуй, единственное, что врезалось в мою память – это
Белла, покидающая мой дом. Я погружался в все глубже в
забытьё, такое сладкое, где не было боли, ни физической, ни душевной,
Все это уже было ...до встречи с Арчи, лишь Арчи смог вытащить Эдварда из запоя.
 У него два варианта - быть с Бэллой или отпустить ее... , и что победит - его желание уберечь Бэллу от всех проблем... или впустить ее в свою жизнь на ее условиях.
Настоящий мужской поступок - пригласить любимую девушку на свидание...
Похоже, он сумел взять себя в руки.
Цитата
У нас не было нормальных встреч, походов в ресторан или театр, встреч с друзьями, да просто обычного общения на повседневные темы – всего того,
что и составляет тихое счастье зарождающейся любви
Самое первое свидание - пора восполнить упущенные возможности из-за произошедшего с Эдвардом несчастья... Сложно было решиться ему на встречу "с его мятущимся характером и гипертрофированным чувством долга и ответственности". В этот вечер Бэлла увидела нового Эдварда - спокойного, сильного, уверенного.
С большим нетерпением жду ...ночь первой близости.
Большое спасибо за ...просто потрясающую главу.

0
4  
  Танечка, спасибо! Им нужна передышка, история длинная !

0
1  
  И чего нам ждать от этой ночи!? lovi06015

0
2  
  girl_blush2 А как Вы думаете?

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]