Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Моя любовь, моя ошибка. Глава 55. Часть II

Глава 55. Часть II


Эдвард


Я придавил коленом крышку чемодана и огляделся, пытаясь понять, что забыл. Меня охватило странное чувство, оцепенение, смешанное с волнением, какой-то лихорадкой. Все произошло очень быстро. 


После той ночи, когда я рыдал пьяными слезами, лёжа на тротуаре у какого-то бара, из которого меня вышвырнули, моя жизнь начала меняться. По крайней мере в профессиональном плане. 
Через три дня я приехал на свои первые после автокатастрофы пробы. Сказать, что я нервничал – не сказать ничего. Роль была очень интересной, неординарной. Я пробовался на роль молодого вдовца, оставшегося с ребенком на руках в очень стесненных условиях. Фильм, представлявший собой семейную сагу, должен был состоять из четырех частей и охватывать всю жизнь главного героя вплоть до его смерти. Ожидался возрастной грим; лишь в самом конце его заменял пожилой актёр. О режиссёре, Барни Коулмэне, я слышал только хорошее; к работе был привлечен титулованный оператор. 

Пробы проводились в павильоне в пригороде. Я приехал туда раньше Арчи, пообещавшего мне моральную поддержку. До начала проб оставалось время, и я тихонько бродил по павильону. Один лишь специфический запах, стоявший там, запах, который я бы не перепутал ни с каким другим, заставил моё сердце сжаться. Я помнил все, что было связано с моим последним появлением на съёмочной площадке. Вспомнил, с каким энтузиазмом приступал к съёмкам, как обсуждал с Дэйвом и его командой фильм, который мне не суждено было закончить. Свою тесную, но уютную гримерку. Беллу… Маленький вихрь с глазами цвета шоколада, смотревшими на меня почтительно, но с озорством, когда она втаскивала в мою комнату свой чемодан. Её лицо, так близко к моему… прикосновения её лёгких пальцев к моему лицу… боль, шрамы, интриги… 
- Мистер Каллен? – Женский голос окликнул меня. Я обернулся. – Добрый день. Я – кастинг-менеджер, Розали Хейл. С Вами все в порядке? 
- Да, разумеется. Простите, я приехал немного раньше и вот… осмотрелся немного. 
- Прекрасно. Мистер Коулмэн ждёт Вас. Пойдёмте со мной. 
Я молча последовал за мисс Хейл, ощущая странное смятение и тоску. Нужно взять себя в руки. 
В практически пустом помещении меня ожидал Барни Коулмэн и ещё несколько человек. 
- Здравствуйте, мистер Каллен. Давайте сразу и начнём. Я бы хотел видеть вот что… - Он взглянул на меня в упор. В его взгляде не было недоброжелательности, но он смотрел настороженно. – Ваш герой – вдовец. Его жена погибла в автокатастрофе, совсем недавно. 
Он продолжал пригвождать меня взглядом к месту; я боролся с тошнотой и головокружением. 
- Первой моей мыслью было взять для проб отрывок, где главный герой узнает от смерти жены от полиции. Но поймите меня правильно. Любой мало-мальски опытный актёр сыграет это: шок, неверие, крики «нет» и тому подобное. Мне бы хотелось увидеть другой момент, Эдвард. Я могу Вас так называть? Кстати, я – Барни для Вас. Так вот, Эдвард. Мне нужно осознание. Вы понимаете меня? То, что приходит потом. Глухое отчаяние, безысходность. Вы – молодой отец, оставшийся один с крошечным ребенком. Вот Ваш текст. 
Он протянул мне страницу с отпечатанным текстом. Я всмотрелся в текст. Реплики сочились тем самым отчаянием. Что я мог сказать? Как сыграть это? Как понять, что чувствует этот человек? Я выжил в катастрофе. Женщина, которая была для меня всем, была далеко от меня, но она была жива. И я должен был благодарить Бога за то, что это было так. Ребёнок… Внезапное видение малыша на моих руках, с темными глазами и волосами, так похожего на Беллу… Спазм сжал горло, я опустил лист с текстом, вновь поднес его к глазам, но не мог сказать ни слова. Я покачал головой, отвернулся к окну. Вся тоска, вся боль, мучившая меня, болезнь матери, отсутствие Беллы, воспоминания о ней – все обрушилось на меня в самый неподходящий момент. Я молча смотрел на собравшихся в помещении. 
- Простите меня, - сказал я глухо; голос не повиновался мне. – Я не знаю, что мне делать. Я сожалею… что отнял ваше время. Прошу еще раз меня извинить. 
Под гробовое молчание группы я положил лист с текстом на стол, провёл рукой по лицу. Ощутил под пальцами влагу и молча направился к двери. 
- Эдвард! – Резкий голос Коулмэна настиг меня у выхода. Я обернулся. – Всего доброго. 

У входа в павильон меня перехватил Арчи.
- Прости, сынок, я застрял в пробке. Движение жуткое, я должен был искать объезд… - Он осекся, увидев моё лицо. – Что произошло, Эдвард?
- Я не смог, Арч… Не смог… 
- Что? Ладно. Расскажешь, когда будешь готов. Поехали.
Всю дорогу домой Арчи молчал. Я понимал, что его терпению тоже приходит конец. Я испытывал его достаточно долго. А что я мог сказать? Хотя… 

Я должен был что-то предпринять. Я стал эмоциональной развалиной, неспособной управлять своими чувствами. Я пил. Каждый день. Я набирался до бессознательного состояния. Единственный человек, чьё общество я мог выносить, была Аманда. Я понимал, что навещая её, говоря с ней, я поддерживаю в ней чувства, которые никогда не смогу разделить. Она стала мне другом; мы оба были сломаны и могли понять друг друга как никто. Но я опасался, что ей недостаточно только моей дружбы. И что она может вновь вернуться в те времена, когда неразделенные чувства заставляли ее крушить все на своем пути. Ее нынешнее состояние могло только усугубить все. А моё сердце, моя любовь, моя жизнь принадлежали Белле. И я должен сделать все, чтобы однажды вернуть её.  Но я не имел права ранить Аманду, поддержавшую меня в такие тяжелые для меня времена. 

Все также молча Арчи высадил меня у моего дома и уехал. Я поднялся к себе и, нем включая свет, рухнул на диван в гостиной. 
Какое-то время я лежал в темноте, думая о матери и о том, где достать денег на её лечение. Я размышлял о том, что квартиру все равно нужно будет продать, когда мои мысли начали путаться. Я задремал. 

Из беспокойного сна меня выдернул телефонный звонок. Я сел на диване с колотящимся сердцем, нащупывая в кармане брюк телефон. Арчи.
- Что случилось? – пробормотал я вместо приветствия. 
- Мне звонил Коулмэн. – О Боже…
- Арч, послушай. Я знаю, что это была неудача по всем фронтам… дьявол… послушай, я ни в коей мере не оправдываюсь. Я запорол пробы… Коулмэн был еще предельно корректен со мной, он… 
- Заткнись хоть на секунду, Эдвард, - устало сказал Арчи. 
- Прости. 
- Послезавтра у нас встреча с ним. Обговорить детали.
- С кем? Какие детали? 
- Каллен, ты спишь ещё? Я же сказал, что звонил Коулмэн. Он отдаёт роль тебе, сынок. Я не знаю, что ты натворил, но он хочет именно тебя…
Арчи говорил ещё что-то, но я почти не слышал его. Я получил работу. Я снова буду работать. 

Аманда

Человеку свойственно оправдывать самого себя. Мало кто в состоянии осудить самого себя со всей строгостью. Я не могу. 
В моей жизни была только одна ценность, которой я по-настоящему дорожила, ради которой могла пожертвовать чем угодно. Моя любовь. Пока она была у меня, я легко мирилась со своим состоянием, с мыслью, что, возможно, долго не проживу. Считайте меня сумасшедшей, но за это очень долгое время я настолько привыкла надеяться, что реальность смешивалась с вымыслом, сновидениями, эмоциями. И везде – только он. Мой Эдвард. Да, мой. Никто не отнимет у меня время, которое я смогла провести с ним. Он пришёл ко мне, когда никто не понимал его.  

Мы столько пережили вместе за это время. Но я знала – что бы ни случилось, он придёт снова. Постучит в дверь моей комнаты. Войдёт, улыбнётся слегка, словно прося прощения. Как я любила эту улыбку…  Сядет на пол у моего кресла, помолчит несколько минут. А я буду смотреть. Просто смотреть на него, впитывая каждую черту, отмечая новую морщинку в уголке правого глаза, почти у самого виска. Радуясь, что сегодня чуть яснее глаза. Втайне усмехаясь при виде невозможной, взлохмаченной шевелюры, так идущей ему. У нас были и ужасные дни. Я видела, что он всю ночь провёл где-то, что он снова пил. Но он возвращался. Задавал мне множество вопросов о моем здоровье, говорил с врачами. Я видела неподдельное, искреннее участие по отношению ко мне, в независимости от того, каково приходилось ему самому.

Эдвард невыносимо тосковал по Белле, я знала это. Я не могла понять её, при всем желании. Я бы отдала полжизни за то, чтобы его глаза загорались так в моём обществе, как загорались при одном воспоминании о ней. Эдвард обладал тактом и очень редко упоминал Беллу в моём присутствии, не желая ранить меня. Но я видела боль, выжигающую его изнутри. 
Из его скупых ответов на мои вопросы, я знала, что Белла уехала домой и осталась там на долгих полтора месяца. За этото период Эдвард, казалось, достиг дна своей личной пропасти. И в это жуткое время я любила его, как никогда. 

В одно из его последних посещений я ужаснулась тому, как он выглядел. Он снова зарос медного цвета бородой, руки были покрыты царапинами, глаза провалились. Его волосы были еще слегка влажными после душа, одежда была свежей, но его облик вызвал во мне панику.
- Эдвард? Что случилось? 
Он молча сидел у стены в моей комнате. 
- Я был у матери, - проскрипел он. – Запланированное лечение не помогает, они хотят пробовать другой метод. 
Я подъехала вплотную к нему, обняла за шею, борясь с желанием покрыть поцелуями его горячие, колючие скулы. – Мне так жаль. А каковы прогнозы с новым методом? 
- Это стоит в два раза дороже, чем то лечение, которое я едва мог себе позволить. Но я должен найти выход, должен… Арчи устроил мне пробы. 
Он резко поднял голову, высвобождаясь из моих объятий. Глаза сверкали безумным огнём.
- Это очень серьёзный проект. Четыре фильма, съёмки в разных странах. Если я получу эту роль, я смогу оплатить терапию для Эсме. Скоро пробы. Если бы ты знала, как мне страшно… 
Я уронила руки, вглядываясь в его лицо. Четыре фильма. Я знала, что съёмки могут занять огромное количество времени. Промо-туры каждого из фильмов, премьеры, показы. Гигантская, титаническая работа. Он сможет вернуться, заняться тем, о чем и не смел мечтать с момента аварии. Он сможет спасти мать. Он почувствует себя снова свободным. Достойным. Он возьмёт себя в руки, я знала это. Эдвард был сломлен, но обладал силой, которую подчас не осознавал, не доверяя самому себе. 
- Я верю в тебя… мой хороший, - тихо сказала я, беря его за руку. Он мягко улыбнулся мне, но в глазах была какая-то странная тревога. – Ты сможешь. Ты сумеешь изменить свою жизнь. 

Я верила в него безоговорочно. И так же ясно я понимала, что снова теряю его. И теперь уже окончательно. 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/67-2959-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: irina_vingurt4514 (16.05.2017)
Просмотров: 1123 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 4.7/13
Всего комментариев: 10
0
10  
  Новый шанс подворачивается - новый режиссёр стоящий спец оказался... только бы Эдвард не просрал всё окончательно  hang1

0
9  
  Как -то очень жалко его.

0
8  
  Неужели Эдя возрождается как птица Феникс из пепла  JC_flirt  fund02002

0
7  
  Провидение в виде заботливого Арчи все же выбило для Эдварда второй шанс...
Цитата
Реплики сочились тем самым отчаянием. Что я мог сказать? Как сыграть это? Как понять, что чувствует этот человек? Я выжил в катастрофе.
Женщина, которая была для меня всем, была далеко от меня, но она была
жива.. Ребёнок…
Внезапное видение малыша на моих руках, с темными глазами и волосами,
так похожего на Беллу…
Но Эдвард был так разочарован в своем неправильном видении роли, он решил , что не справился ... и сдался.
Снова - ежедневная пьянка, он сломлен эмоционально, и сила воли отсутствует, и лишь присутствие Аманды принималось безоговорочно - своими частыми посещениями и общением он давал ей надежду, прекрасно понимая, что любит только Бэллу и надеется быть с ней когда - нибудь..., но и Аманду не хотел ранить. А вот такое разделение чувств ...чревато ненужными последствиями.
И все же Коулмэн взял его на роль - такая вдохновляющая новость; у Эдварда появилась работа и надежда оплатить Эсме лечение.
А Аманда благодарна судьбе за крохи счастья, которая она ей дает-
Цитата
Считайте меня сумасшедшей, но за это очень долгое время я настолько привыкла надеяться, что реальность смешивалась с вымыслом, сновидениями,
эмоциями. И везде – только он. Мой Эдвард. Да, мой. Никто не отнимет у
меня время, которое я смогла провести с ним. Он пришёл ко мне, когда
никто не понимал его.
  И по своему она права - именно ей открывает Эдвард душу..., именно, она поддерживает его и верит безоговорочно.
Большое спасибо за замечательное продолжение.

0
6  
  спасибо  lovi06032  giri05003 good  fund02002  lovi06032

1
5  
  Всем огромное спасибо за чтение и комментарии! Моя идея заключалась в том, чтобы создать такие, неоднозначные образы героев. Сейчас Эдвард слаб и потерян, но он ещё проявит себя. Оставайтесь с нами lovi06015

1
4  
  Не покидает ощущение, что Эдвард очень слабый человек. Даже роль ему досталась без прикладывания усилий. Он даже не пытается. Если бы он занимался психотерапией, трудотерапией еще чем-то ради Беллы, мамы, а он только выливает страдания на Аманду и Арчи.
Понятно что ищ за травмы от потери сестры и откаща от него родителей он остался подростком внутри. Но надо его как то автору подрастить!

1
3  
  Чудной он какой-то: любит одну, плачется и, что более важно, ходит советоваться и делиться своими мыслями к другой...
Как-то это неправильно, мне кажется.
Но все равно спасибо за интересную историю

0
2  
  kiss111 Спасибо!

0
1  
  Спасибо lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]