Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Подарок. Глава 10

Подарок. Глава 10 

 

– Куда ты меня привезла? – Белла с чувством непонятной тревоги рассматривала вывеску бара. – Ты бываешь в таких местах? 
– Конечно, или ты думаешь, что байк – единственное моё отличие от расфуфыренных кукол типа Лорен? Нет, у меня и подруги совсем другие. С одной из них я тебя сейчас познакомлю. – Элис достала из куртки айфон и нажала на кнопку вызова. – Таня, ты ещё здесь? – а, услышав ответ, добавила: – Да, мы уже на месте. Джас не подъехал? Ну, нам больше достанется. – И уже у Свон поинтересовалась: – Как ты относишься к русским? 
Брюнетка пожала плечами. 
– Никак… 
– Это зря, не вздумай так сказать за столиком. Таня немного резковата после принятия спиртного и очень любит спорить, при этом за неуважение к исторической родине порвёт всех. У тебя есть ровно пять минут на то, чтобы вспомнить всё, что учила про суровый край в холодной «жопе» мира. И не вздумай спросить, правда ли, что там по улицам городов гуляют медведи. 
– «Медведи»? – Карие глаза училки приняли круглую форму. – Прямо по улицам? 
Байкерша рассмеялась. 
– Ну, ты даёшь, это же самая расхожая байка о России, штамп, так сказать. 
– В нашей семье об этой стране не говорят, а телевизор я стараюсь не смотреть, разве что Дискавери и Национальную географию, путешествия, животные и всё интересное, только не политические новости. 
– А мелодрамы? 
Белла усмехнулась, представив, как часто, сидя на диване перед экраном, сопереживая героям очередной «слёзовыжималки», Рене пускает слюни и сопли в шёрстку Джейкоба, вынужденного вместе с «мамой» пялиться на онанистические мечты старых дев да двуногих перезрелых подростков. Все любовные страдания самого косого ограничивались безответными чувствами к бездушным тапкам, которые он нещадно сношал всякий раз после подобного стресса, при условии, что злобной брюнетки нет дома. 
– Подобная дрянь меня вовсе не интересует. Зачем лишний раз убеждаться в вере глупого человечества в розовые и сопливые сказки? Я предпочитаю смотреть и читать фантастику, в редком случае что-либо историческое, только без всяких там заточённых в замках анорексичных девиц малолетнего возраста. 
– Ты не веришь в рыцарей и принцев? 
– Я ненавижу ходячие «консервы» за их издевательства над благородными дракончиками, а принцы… Последняя вера умерла после проведённой с известным тебе рыжиком ночи, по ошибке принятым мною за благородного... Не дай Бог кому с ними связаться. 
– А вот Диана английская верила… 
– Верила в полулысого, носатого мужа, мечтающего занять место «Тампакс» во влагалище старушки Паркер? И чем это закончилось? 
– Ты не дала мне договорить. Рыжики-то получились неплохими? Королевскую породу она улучшила в разы, может быть, именно в этом и состояла её миссия? 
Учительница громко икнула, ухватившись руками за плоский живот. 
– Господи, я и забыла… ребёнок. – Она вновь взглянула на вывеску бара с явным сожалением на лице. – Какое пиво? Мне сейчас и крышку-то от него нюхать нельзя. 
Перед глазами мисс Свон возникло лицо прелестного зеленоглазого малыша, с папиными рыжими вихрами и милыми, в маму, веснушками, украшающими вздёрнутый носик. Большие карие глаза увлажнились от умиления, но ровно до момента, когда в памяти всплыли газетные заголовки над фотографиями с места аварии венценосной особы... Улыбку сменила внезапная бледность. 
– Боже, я не желаю становиться принцессой–миссионером, чтоб погибнуть в автокатастрофе… 
– Прекрати немедленно беспокоиться о том, чего нет! Ты живёшь в Америке, слава Богу. – Каллен надавила плечом на входную дверь и подтолкнула Беллу вперёд, отрезая любые пути к отступлению. – Обильное принятие спиртного в первые сутки после зачатия – отличная возможность избавиться от нежелательного сперматозоида. Если, конечно, слова о том, что Эдвард тебе отвратителен и не нужен, не являются лишь уловкой. 
– Не нужен! – слишком поспешно ответила Свон и хорошо, что она не видела в это время ухмылку довольного эльфа. 
– Вот это сейчас и обмоем. Таня тоже не является его поклонницей. Мы, можно сказать, представляем собой коалицию «Антикозлов»! Не дай усомниться в твоей лояльности к мужененавистницам! 
Учительница обвела глазами витрину бара, плотно уставленную бутылками с напитками разных градусов, нервно икнула, смирившись с пьяной неизбежностью, и горячо проговорила: 
– Что ты, я с вами душой и телом… – Внутренности согласившейся на ещё одну ночь вакханалии жертвы затрепетали, пытаясь протестовать против принятого хозяйкой решения, но кто их обычно слушает? 
Брюнетка помассировала ладонью сжатый спазмом живот и направилась в тёмную пасть алкоприбежища. 
Из глубины зала им махала рукой высокая, крепко сбитая блондинка в обтягивающих выпуклую попу джинсах и облегающем пышную грудь свитере ярко красного цвета. 
Элис направилась к её столику, предупредив Свон: 
– Это моя подруга. 
– Красивая девушка. 
– И человек замечательный, когда познакомишься с ней поближе и вникнешь. 
Во что именно нужно вникать, переспросить учительница не успела, но узнала на личном опыте уже через час. К этому времени девушки не по разу выпили за знакомство, перешли на «ты», начали изливать друг другу души и даже спорить, с трудом понимая друг друга. 

– Знаешь, что раздражает меня в американцах больше всего? 
– Что? – Белла икнула и извиняюще улыбнулась. – Прости, на меня постоянно что-то находит, стоит чуть выпить. Иногда вот икота. 
Элис улыбнулась, но промолчала; спустя два дня после знакомства вряд ли стоит выступать в роли эксперта о человеке, но о «кое о чём пьяном» от Свон она могла рассказать… 
Таня же с неодобрением уставилась на полные губы брюнетки. 
– Ваш вечно приветливо распахнутый рот. 
– Как это понять? 
– Вот и мне очень часто хочется задать этот вопрос. Про нас, русских, говорят, что мы излишне угрюмые. 
– И? – училка снова икнула и улыбнулась. 
Блондинка в раздражении выгнула ноздри. 
– Вот только попрошу – убери этот наивно добрый дебилизм с лица. 
– Какой? – Искренность в огромных карих глазах подкупала, делая коррективы на снисхождение. 
– Дай договорить, зубрила. Так вот, мы не угрюмые, мы умные и искренние, нас не приучают с пелёнок врать. 
– А нас? 
– Думаю, учат. А как иначе назвать всеобщее бодрое осклабание нации? Ну, сущие младенцы, унюхавшие мамкину сиську. 
– «Всеобщее» что? 
Белла безуспешно пыталась понять иностранную подругу, но правильно кто-то из классиков, возможно, даже русских, сказал, что умом Россию не понять и чем-то там не измерить. Мерить она ничего не собиралась, а понять собеседницу с каждым выпитым бокалом становилось всё труднее. Брюнетка уставилась на покачивающийся внушительного размера предмет доверия и обожания грудничков русской. 
– Я ещё не кормила, не нужно всё понимать буквально, хотя, – девушка поправила лямки тесного бюстгальтера, – тут есть на что посмотреть, причём всё исключительно натуральное. Мой пятый размер – это родной кусок плоти, а не силиконовый мяч для гандбола… Так вот, на чём мы остановились?.. Ты всё время сбиваешь меня… бедные ученики… А! Про улыбку… Русские улыбаются, если им человек приятен. Мы рады видеть его рядом, благодарим за что-то хорошее или хотим предложить искреннюю помощь. – Длинный, с покрытым бесцветным лаком ногтём палец уткнулся в подбородок училки и потянул его вниз. – Ну, и что означает сейчас твой оскал? 
Свон икнула и плотно сомкнула губы. 
– Вот так-то лучше, – одобрила перебравшая виски горничная. – А то у нас был один племенной бык–производитель Яшка, скотина страшная и агрессивно бодливая. И ведь что делал гад, прежде чем напасть? 
– Что? – Биологичку искренне занимал вопрос поведения парнокопытного перед тем, как выполнить предназначенную природой функцию. Она вытаращила глаза, поймав себя на мысли, что мозг снова работает в направлении образа Каллена, постепенно из козло-кроличье-осьминожного мутанта инопланетного происхождения приобретающего черты Минотавра. – Так что он делал? – поторопила Белла с ответом бывшую ударницу доильного фронта. 
– Улыбался! 
– Врёшь… – икота оставила организм Свон, заменив нервный спазм подёргиванием века. 
– Это я вру? – Таня угрожающе наклонилась над барной стойкой. – А в глаз? 
– Не надо, она просто шутит, – вмешалась давящаяся смехом Элис. 
– В каждой шутке есть… – дива славянского происхождения попыталась вспомнить продолжение спрятанной в лабиринте памяти мысли, но, махнув рукой, продолжила: 
– Ладно, на первый раз ограничимся устным замечанием. Я никогда не вру! Запомни, за это меня многие и не любят. Каллены – восьмая семья, где я работаю, на моё счастье в этом доме есть светлая голова, – она кивнула на Элис. – Так вот, возвращаясь к нашим баранам. Ваши вечно осклабленные физиономии говорят либо о скудоумии, либо о лицемерии или, что ещё хуже, о вечном желании поиметь всех и вся. Ведь как происходит у нас в России? Если тебя посылают на детородный мужской орган… – девушка скосилась на стоявшего неподалёку мужчину. Проследившая за указанием её глаз, учительница биологии упёрлась в выпуклую промежность, запрятанную в до боли знакомые серые брюки. Взгляд, покачиваясь вместе с головой, поднимался в упрямом желании разглядеть хозяина предмета, на который посылают русские друг друга. Голос Тани доносился как бы издалека. 
– Мы точно знаем, в каком направлении нужно идти. Вы же будете улыбаться при этом, и становится непонятно, то ли вам хочется, чтоб ушли, то ли вы делаете предложение прямо здесь и сейчас заняться половым актом? 
Белла за это время полностью подняла голову и наткнулась на взгляд зелёных глаз. Наглые, выпученные зенки, обрамлённые густыми ресницами, сначала располагались на серой бородатой морде, мгновенно покрывшейся мелкими кучеряшками. Странная голова постепенно увеличивалась в размере, меняя волосатую бледную кожу на коричневую. Загнутые назад рога завернулись улиткой, но тут же распрямились, превращаясь в заострённое на концах оружие для бодания… И ведь она точно знала, кто эта странная особь. Рот по привычке открылся сам собой и выдал пришедшую в голову мысль: 
– Жуть какая-то, а не Эдвард. То козёл, то баран… а теперь и вовсе бык… 
Обидевшееся на сравнения видение заколыхалось в воздухе. 
– Что? – спросила в удивлении Таня.– Какой ещё «овцебык»? Я про улыбки сейчас говорю. 
Рельефные губы Каллена–Минотавра сложились в плотоядной ухмылке, и привидение исчезло. 
Брюнетка вздрогнула, и к ней тут же вернулась икота. 
– Так и я про неё... – В этот раз дыхательные спазмы стали излишне агрессивными, заставляя нетрезвую жертву странно подёргиваться. 
– Всё, больше не улыбаюсь и даже не пью… 
Элис сделала знак бармену, тот тут же долил в фужер глюконаторши новую дозу жидких пузырьков. Свон залпом осушила бокал в желании избавиться от судороги и сделала следующий вывод: 
– И меньше тоже! 
– Наш человек! – рассмеялась Таня, обняв за плечи и чмокнув новую знакомую в щёку. Целоваться по-пьяни – привычка, раздражающая в русских американцев. Суровые жители бескрайних просторов одной шестой суши не улыбались понапрасну, а действовали решительно, переходя после литра водки сразу к финальной стадии сексуально мимических игр… 
– Ты кто по гороскопу-то? 
– Я? Рыба вроде как, а это так важно? 
– Да нет, просто ты начала про овцебыка, и я подумала… Я вот тёлка. 
– Кто-кто? А разве есть такой знак? 
– Ну, Телец, я имею в виду. И это карма: у меня вся жизнь связана с коровником и его обитателями. А ты, значит, у нас в воде плавающая особь. 
– Нет, я не водоплавающая, не птица. 
– Да какая разница? Всё равно в воде барахтаешься. Короче, нерешительная особа с жидкой кровью, а я вот крепко стою на земле, но вокруг меня вечно быки какие-то… 
– Как это «быки»? 
– А вот так, то козлы, то быки. Думаешь, как я попала в Америку? 
– Как? 
– Ха, влюбилась в «быка», ковбоя с Техаса. Приехал к нам в посёлок договариваться о поставках чего-то там. Я-то кровь с молоком, сама видишь, кусочек лакомый. Вот он и проникся любовью к «породистой тёлочке», и я – дура, челюсть отвесила, в рот ему заглядывала. Очнулась лишь через несколько месяцев, оказавшись на его ранчо в качестве жены. 
– Ой, как романтично… – протянула училка, в умилении закатив глаза. – Люблю правдивые истории с хорошим концом… 
– Ага, но это не мой случай. Сплошное счастье с полгода длилось, пока не поймала мудака за тем, что мял «вымя» другой «тёлочке». 
Обилие новых непонятных слов делало рассказ Тани слишком сложным для коренной американки, воспитанной в семье служителей Музы и Мельпомены. Белла поняла лишь одно: русскую жестоко обманули в любви, увезли на чужбину и поглумились над светлыми чувствами. Она пустила слезу, представив, насколько больно в тот момент было Тане, и с сочувствием поинтересовалась: 
– И что ты сделала? 
– Как «что»? – блондинка с недоумением воззрилась на новую знакомую. Подобный вопрос был неуместен для тех, кто отлично знал темперамент жительниц бескрайней России, способных и в избу горящую войти, и коня на скаку подковать. – Я, может быть, и деревня неотёсанная, но никак не лохушка конченная, не на ту нарвался. Мой мужчина будет только моим и ничьим больше! – разозлённая неприятными воспоминаниями девица стукнула рюмкой по столу. – Заехала коленом выше спущенных штанов, взбив омлет из «бычьих» яиц, и умчалась в даль светлую в поисках лучшей жизни. 
– Мо-ло-дец! – пробормотала восхищённая Свон. – Я бы так не смогла… 
– Да что ты! – смеясь, воскликнула Элис, обращаясь скорее к горничной, чем к икающей, окосевшей от алкоголя училке. – Она сегодня Эдварду детородную часть чуть не отшибла! 
– Вот это да! – пришла очередь удивлённо восхищаться россиянке. – Расскажешь потом? – и, не дожидаясь ответа подруги, полезла обнимать биологичку: – Я сразу определила, что ты – наш человек. Будем дружить до смерти! 
Умирать от удушья прямо сейчас брюнетке не хотелось. Она попробовала вырваться из крепких объятий вовсе не хилой «тёлочки». 
– Прости, но я задыхаюсь… – еле слышно пропищала жертва внезапно зародившейся дружбы. 
Но лишь ринувшейся на выручку Элис удалось вырвать из рук бывшей доярки биологичку. 
– Хватит, Таня, поаккуратней. Белла у нас девушка не спортивная пока. Вот через пару месяцев походов в тренажёрку можешь применять к ней любые захваты. Крис научит её из них уверенно освобождаться. 
– Крис, мой лапочка. Он что вас обеих тренирует? 
– Да. 
– Так… – Теперь взгляд русской, направленный на Свон, вовсе не был дружелюбным. – Смотри мне там, не увлекайся, Кристофер – моя новая любовь! Усекла? 
Как и что без необходимых приборов можно было усечь за столом в пивном баре, учительница не поняла, но поспешила торопливо согласиться: 
– Да, конечно. 
– Вот так-то. – Таня допила из рюмки остатки водки и, поняв, что на сегодня хватит, решила отправиться домой. – Пошла я, нужно отоспаться и приготовиться к завтрашнему дню. Утром Золушке вновь отправляться в замок злой мачехи… 
– Куда, кому? – снова ничего не поняла Белла. 
– Горничной я работаю в доме у Калленов. Вот до чего доводит безоглядная любовь: была дояркой передового фермерского хозяйства, победительницей многочисленных конкурсов, а стала прислугой… – Девушка обвела взглядом хрупкую фигурку новой знакомой. – Не повторяй моих ошибок, не верь козлам! Хочешь полюбоваться на мужиков – врубай канал Дискавери! 
– Ой, я и так его смотрю, но там мужчин почти нет… 
– Как «нет»? – перебила биологичку русская. – Ты что по особым спутникам смотришь? Самцы там на любой вкус : и с рогами, и с гривой, и с жопами красными по деревьям лазают. Но самое главное, хорошо раскрывают свою поганую сущность: дерутся, постоянно жрут, гадят и при любой возможности трахаются… 
 

***



Как добралась до дома, Свон не помнила, да и на воспоминания совершенно не было времени. Она снова опаздывала. Пробудившийся с утра пораньше Чарльз выплескал на восстанавливающееся после голодания во имя любви тело всю горячую воду. Ждать, когда она снова нагреется,  не было времени. Прохладный душ даже способствовал окончательному протрезвлению. Думать, а тем более размышлять над вчерашним походом в тренажерку не хотелось. Вечер, хоть и наполненный пьяными откровениями и нравоучениями, оказался чудесным. Белла давно не чувствовала себя настолько счастливой и уверенной. Две новые подруги , именно подруги, а не приятельницы для сплетен, – сделали его необычайно полезным и познавательным. Столько комплиментов, пусть даже и от женщин, она не получала никогда. 
Учительница зачесала волосы в конский хвост, нанесла лёгкий макияж, подчеркнув размер глаз тонкой подводкой. Натянула плотную водолазку белого цвета, выделив грудь, чёрную юбку-карандаш, никогда не выходящую из моды и так хорошо обрисовывающую упругую попу. Заскочила на кухню глотнуть остывший кофе, буркнув обомлевшей от внешнего вида дочери Рене:
– С добрым утром! Пока! 
Скинула тапки перед мордой Джейка, милостиво разрешив одуревшему от счастья косоглазику: 
– На, сволочь, люби! Я сегодня добрая. 
Сунула ноги в туфли на шпильке, те самые, в которых рухнула к ногам Каллена в День всех влюблённых, и выскочила за дверь. 

Белла не слышала судорожных всхлипом мамы, бросившейся в объятия пахнущего клубничным гелем для тела дочери Чарльза с криками: 
– Милый, это катастрофа! Видел бы ты её… 
И лишь через пять минут расспросов «что случилось» и попыток вызвать врача, констатирующей: 
– Это ужасно! Она похоже, действительно, влюбилась. И на этот раз всё серьёзно… 
– Ты говорила, что видела этого богатенького прохвоста? 
– Да. 
– И номер его машины запомнила? 
– Конечно, как и положено хорошей матери, желающей счастья неудачнице–дочери. А вдруг он её изнасилует, или ещё чего хуже… – Перед глазами расстроенной родительницы встала вовсе не замученная маньяком девочка, изрезанная в куски или с петлёй на шее, нет. Во внезапно возникшем видении дочь уходила из дома в обнимку с высоким рыжеволосым мужчиной. В руках переспелая «малышка» держала вовсе не куклу, а чемодан, прикрытый прозрачной фатой и жутко не гармонирующий со свадебным платьем. – Господи, что делается-то… 
Чарльз, не понявший внезапного испуга в глазах жены, потянулся к трубке стационарного телефона и пододвинул блокнот, лежащий на столике. 
– Напиши на листке, сейчас выясним: кто он, чем дышит и на какую компенсацию мы, как родители, можем рассчитывать? 
– Кому ты собрался звонить? 
– Другу, однокласснику, полицейскому. Билли, кому же ещё? 
– Третьему мужу миссис Свон? Хочешь, чтобы эта маньячка узнала о любовнике внучки? Ты соображаешь, что после этого начнётся? 
– Вот только маму не трогай! Если б не эта святая женщина, не было бы ни тебя в моей жизни, ни нашей дочери. Скажи «спасибо» ей за любовь ко всему показушно кричащему, актрисочки… 
Терпению женщины, второй день выносящей капризы раздраженного гуляки-мужа, наступил предел. Она встряхнула накрученными с утра на термобигуди волосами, захлопала густо накрашенными ресницами и растянула наглазуренные яркой помадой губы. Рене, мечтавшая когда-то о славе Сары Бернар и подающая в юности большие надежды, но попавшая в сексуальные сети красавца-художника, наградившего непокорной дочерью и участью домохозяйки, разрыдалась. Театрально заламывая руки, проклиная судьбу-злодейку и призывая кару небесную на головы всех врагов прошлого, настоящего, будущего. 
Чарльз мгновенно забыл, зачем в его руках издающая длинные гудки трубка, и ринулся в комнату за мольбертом и красками. Жена в своей крикливой истерике, с яростной безнадёжностью в глазах, извергающих влагу Ниагарского водопада, выглядела невероятно красивой. И так походила на любимую мамочку в пору цветущей артистической молодости, играющую в третьем составе второсортной пьесы вакханалку, обманутую цыганом на одном из рынков Сицилии… 

А вот Джейку, неутомимо «окучивающему» плюшевых любовниц, было совершенно плевать на кипящие в доме «африканские» страсти. При любом раскладе сладкая морковка на утро, кусок капусты в обед и травка на ужин были ему гарантированы. Люди могли любить или ненавидеть себе подобных, депрессировать, голодать от диет или нужды, но домашним любимцам ни в чём не отказывали. 
 

***



Первые два урока промелькнули сплошным потоком из слов, макетов, объяснений, заданий и лиц странно улыбающихся детей. Во взглядах мальчишек читалось полное одобрение внешнего вида ставшей за два дня самой желанно сексуальной учительницы, но как говорится: глаз видит, да зуб неймёт. 
Девочки же смотрели, кто с осуждением на вызывающе тесную одежду биологички, облегать которой было что, а кто с открытой завистью, но по той же причине. 
Свон смирилась со столь диаметральным восприятием своего наряда, единственное, что раздражало, так это совершенное отсутствие реакции директора на сексуальную «обёртку» коварно изнасилованной чуть больше суток назад жертвы. 
Он встретил её у дверей школы, сухо поприветствовав и напомнив, что учителю не пристало приходить в школу вместе с последними учениками. Белла специально пришла в учительскую после первого урока, но руководитель на восемьдесят процентов состоящего из женщин коллектива не покидал своего кабинета. То же происходило и после второго. А вот после третьего в щели приоткрытой двери учительской появилась взъерошенная голова Тайлера, решившего, что для устранения врага нужно стать его другом, и трущегося возле директорской. 
– Мисс Свон, после урока зайдите в кабинет мистера Каллена на общее собрание, – прокричал с непонятым укором в глазах отличник, приглашающий предмет любви на свидание к сопернику. 

Эдвард битых десять минут разъяснял подчинённым новую политику попечительского совета. Всем предлагалось собраться, смобилизировав волю в кулак, и привести учеников к небывалым успехам в области знаний, за что по итогам года каждый получит персональную премию. Он старательно прятал взгляд, одаривая улыбками всех, кроме учителя биологии. Воспрянувшая духом Джессика в наглую строила глазки, выставляя напоказ упругие формы. Готовая предложить в награду директору себя любимую, в независимости от результатов общей успеваемости, в течение самого длительного срока. 
Росток непонятного чувства, так сильно похожего на ревность, мгновенно пророс в душе биологички, проникая колючими ветками во все органы тела, настойчиво свербя корнями в самом неудобном месте. Белла переминалась с ноги на ногу, мечтая оказаться где угодно, только подальше от «взглядового» вертепа. Она в числе первых ринулась к двери, едва дождавшись окончания короткого собрания, но была пригвождена грозным окриком: 
– А вас, мисс Свон, я попрошу остаться! 
Стенли замерла, пропуская коллег вперёд, надеясь узнать причину задержания соперницы. Директор пошёл навстречу любопытной красотке. Он, по-прежнему не глядя на Беллу, задал вопрос на ходу, выдавливая любопытствующих за порог и захлопывая дверь. 
– Как там у нас обстоят дела со средствами контрацепции? 
– С чем-с чем? – пробормотала ошарашенная учительница. 
– Вы что, не помните моего задания? 
– Какое из? Я совершенно запуталась. – Робкий взгляд моментально стал вызывающим. Ревность забыта. Желание постоять за себя перед сексуальной агрессией соблазнителя выступило на первое место. 
Каллен вздохнул, десять минут назад поведение Беллы нравилось ему гораздо больше. 
– А вот личное время с рабочим путать не стоит. В школе я твой начальник и изволь относиться ко мне соответствующим образом. Не забывая про почтение и субординацию. 
– Я не поняла, извини. Твои женщины тоже страдают от отсутствия у тебя презервативов. 
– А ты – моя женщина? – задал вопрос директор, подойдя вплотную к окну. Он внимательно рассматривал что-то, происходящее на школьной стоянке. 
– А как этот вопрос соотносится с презервативами для школьников? 
– Напрямую. Может быть, ты, как женщина, отвечающая за интимную безопасность, объяснишь ученикам, к чему приводят занятия незащищённым сексом на заднем сидении тесной машины. 
– Что? 
Брюнетка ринулась к окну, желая узнать имена любовников, и попала в сети крепких рук. 
Эдвард, не дав времени опомниться, впился в пухлые губы, требовательно раздвигая их языком, нагло запущенным в рот изумлённой учительницы. Сопротивляться у той не было сил, равно как и возможности. Коварный соблазнитель продумал секс-нападение до мелочей. Попа училки упёрлась в стоящий сзади дубовый стол, сдвинуть который было ей не под силу. Ноги, особенно их ударная часть – коленки, крепко зажаты мускулистыми бегалками директора, а руки прижаты строго по швам и зафиксированы его локтями. 
«Будто ребёнка спеленал», – успела подумать мисс Свон, прежде чем провалиться в западню удовольствия, коего не испытывала ни с одним из немногих ухажёров. Предатели-ноги стали мягкими как желе, изменник-живот вибрировал, возбуждённый не менее коварной истомой, зовущей биологичку в край неизведанного блаженства. Соски напряглись, сделавшись невероятно чувствительными пирамидками. Всё тело покалывало и… хотелось стонать от наслаждения. 
«Господи, если я испытываю такое от поцелуя, то что вытворяла во время секса? Нет, зря я стесняюсь своей неопытности… Похоже, Белла, ты – страстная штучка, хоть ничего и не помнишь!» 

Странно устроенный мозг мисс Свон ни на секунду не переставал анализировать происходящее, не менее странный язык выдал то, что пришло на ум в тот момент, как Эдвард оставил его в покое: 
– Что, котяра рыжий, хочешь продолжения той ночи? Не выйдет! Только через мой труп! 
– Я уже начинаю об этом подумывать. Вот такой неподвижной ты нравишься мне намного больше, чем в движении, даёшь возможность почувствовать, насколько приятны тебя мои прикосновения. 
– Мне «приятны»? Что ты о себе возомнил? 
– Ничего, чего не было бы. Ты хочешь секса не меньше, чем я. Посмотри на соски, будто наконечники копий вонзились в меня, а на ощупь, наверное… – левая лапа «котяры» легла биологичке на грудь, оставив без присмотра руку пойманной «мышки», чем та воспользовалась незамедлительно. 
Хлёсткая пощёчина ударом кнута прозвенела в наполненной страстью комнате. 
Каллен непроизвольно отпрянул, и Белла тут же отпрыгнула в сторону, 
– Вот же  зараза! – Эдвард, потирая рукой щёку, надвигался на драчунью. – Для кого ты сегодня вызывающе вырядилась? Того и гляди одежда по швам лопнет, смотреть невозможно. Не для меня ли? Уж никак не для Тайлера или Майка. 
– Для себя! 
– Ещё скажи, что для кролика Джейка. Как, кстати, он поживает? – Ухмыляющийся директор, указав глазами на пах, со смехом проговорил: – Уши на месте? 
– И даже яйца не всмятку! – парировала разозлённая Свон. 
– Тем актуальнее задумка заняться любовью с трупом. – Эдвард плотоядно улыбнулся, заметив, что брюнетка отступает в удобном для него направлении. 
– Некрофил озабоченный! – взгляд училки метался в поисках чего-либо тяжёлого. 
Каллен, догадывающийся о желании жертвы, загнал её в свободный от мебели угол. 
– С кем поведёшься… Ещё пара ударов – и я воплощу твоё предложение в жизнь. Анестезия в помощь, и ты станешь моей к нашему общему удовольствию. Не забывай, что среди моих друзей есть врач – Гаррет… 

Дверь распахнулась, и на пороге возник мужчина, показавшийся Белле странно знакомым. 
– Кто тут упоминает имя моего сына? 
Эдвард, точно знающий, что закрыл кабинет на ключ, от удивления растерялся. 
Он даже не догадывался, каким умелым взломщиком замков является Тайлер. Подросток не решился войти в кабинет директора, но приготовил для любимой учительницы путь отступления. 
– Да мы тут с мисс Свон обсуждаем программу по размещёнию средств контрацепции для учеников. – Каллен направился к лучшему другу отца. – Щекотливая тема требует тщательной проработки. 
Он обернулся к Белле, представив неожиданного визитёра: 
– Знакомьтесь, Аро Вольтури – щедрый меценат и новый председатель попечительского совета, а это, – Эдвард глазами указал на задранный край водолазки, кивнув в сторону брюнетки, – наша учительница биологии – Изабелла Свон. 
Престарелый ловелас взглядом опытного эксперта ощупывал вчерашнюю спутницу «Заразы». 
– Мне кажется, мы уже виделись, но мельком и при не очень приятных обстоятельствах. 
Белла смущённо опустила взгляд в пол, чем лишь подогрела интерес повесы пенсионного возраста.
– Ну, что вы, милая, не нужно прятать глаза, хотя вам очень к лицу румянец. Думаю, наши встречи не случайны. – Он с удовольствием приложился сухими губами к протянутой кисти руки. – Вы полны грации, дорогая. Даже не знал, что такие милые леди работают в моей школе. 
Каллен остолбенел, зло раздув ноздри и сдерживая рык недовольного льва. Что-то случилось с миром или лично с ним? Почему та, которую он решил сделать своей, вдруг стала предметом вожделения самцов его круга? 
– У вас прекрасное итальянское имя, оно так подходит вам – Изабелла… – Рука Аро крепко удерживала узкую ладонь. – Есть повод познакомиться поближе, чтобы я, так сказать, был в курсе происходящего во вверенном моим заботам учреждении из первых уст. Я как раз приехал раздать несколько приглашений на субботний благотворительный вечер. 
Эдвард заскрежетал зубами; мало того, что Вольтури называл его школу своей, выступая в роли хозяина, так ещё и специально заменил слово в известном выражении. 
«В задницу меня чмокнешь своими устами». 
«Ну, вот ещё один похотливый козёл на мою голову». 
Мысли несостоявшихся любовников – тайно и явно желающих стать ими, – почти совпадали. Каллен был вынужден промолчать, а Белла – ответить вежливо: 
– Спасибо за приглашение, но не буду мешать, да и звонок уже прозвенел. – Она развернулась к выходу, но чуть задержалась, заметив ревность в зелёных глазах, и с улыбкой добавила, меняя деловой тон на кокетливый: 
– Очень рада знакомству, с удовольствием проведу рядом с вами вечер. 
– Мы не договорили, мисс Свон, перенесём обсуждение на вечер, – зло пробурчал «котяра», но учительница сделала вид, что его не услышала. 

Она захлопнула дверь местом, с которого с недавних пор не сводил глаз мистер Каллен, улыбаясь в отличие от последнего. В голове стоял образ сестры директора, а её слова, сказанные вчера на прощание, становились аксиомой, приглашая в новое будущее: 
– Запомни одно: что бы теперь с тобой не случилось и какой бы нелепой не казалась жизнь, ты стала вызовом, вступив на неизведанный путь, и будешь идти по нему не одна – я всегда буду рядом. Заноза для мужчин, для подруг, для коллег. Я сделаю всё, чтоб твоя жизнь не была больше скучной. Отныне ты с нами, а мы, что бы кто ни говорил, весьма успешные леди, занимающие свою нишу в так называемом гламурном обществе. С завтрашнего дня начни любить себя прежде всего. Плюй на чужое мнение, поступай так, как считаешь правильным, ты для этого достаточно взрослая, и увидишь, какой это кайф – чувствовать себя независимой. Живи, получая от каждого дня удовольствие. Ты красива, умна, сексуальна, но недоступна – пусть это увидят все! Мой брат упадёт к ногам именно такой девушки. 

У стены, напротив кабинета, её появления ожидали четверо: баскетболистки и Тайлер, откровенно раздражённые довольной улыбкой биологички. 
Белла вскинула голову и рыкнула не терпящим возражения голосом: 
– А вы что тут делаете? Быстро разошлись по кабинетам, или завтра познакомите меня с родителями! 

С родителями назавтра она познакомилась, но не учеников и не в школе… 
 

 

Та-да-дам! Наконец-то новая глава с новыми словесными шедеврами от Галины) Жду на форуме



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1645-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Svetla_ya (03.10.2014) | Автор: Галина 1963 E
Просмотров: 618 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 4.9/22
Всего комментариев: 12
avatar
0
10
Ура! Наконец-то! Хотим не
только страдать, но и посмеяться, даешь смех...
avatar
0
11
Да особых страданий в главе как-то не заметила...И смеха,по-моему, предостаточно
avatar
1
9
давненько не было обновлений) наконец-то дождалась)спасибо!
avatar
1
8
Очень интересно, особенно как они ревнуют друг друга. 
Спасибо за главу  cwetok02
avatar
1
7
Отличная глава!!! Спасибо за продолжение!!!! good
avatar
1
6
Спасибо как всегда супер, уже очень хочу продолжения, очень нравиться ваш фф lovi06015 lovi06015 lovi06015
avatar
0
12
Он не мой! Я лишь выкладываю его на сайте. Все благодарности Галине!
avatar
1
5
Ура. какое событие. Долгожданная глава.
"начни любить себя прежде всего. Плюй на чужое мнение, поступай так, как считаешь правильным, ты для этого достаточно взрослая, и увидишь, какой это кайф – чувствовать себя независимой. Живи, получая от каждого дня удовольствие. Ты красива, умна, сексуальна, но недоступна – пусть это увидят все! "- это же девиз по жизни для всех .  БРАВО!!!!! lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032

Очень ждем ..." перенесём обсуждение на вечер, – зло пробурчал «котяра», " и знакомство с родителями.... 
Спасибо....
avatar
2
4
о, да! страстная, крутая глава! fund02002
avatar
1
3
Спасибо за продолжение lovi06032 good good good
avatar
1
2
Глава подняла настроение, спасибо)))
avatar
2
1
Давно ждала продолжения. Спасибо, посмеялась. fund02002
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]