Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Словно лист на ветру. Глава 15

Глава 15

"Ты не хочешь попробовать ещё раз связаться с ним?"

"Связаться с ним..."

Слова отца, словно долгое, протяжное эхо, отдавались у меня в голове, которая, к слову, раскалывалась от боли.

Зажмурившись от дневного света, проникающего через окно моей спальни, я перевернулась на живот и уткнулась лицом в подушку.

Нос заложило, голова действительно казалась неподъёмной, веки налились свинцовой тяжестью – все верные признаки того, что я плакала накануне. Не просто плакала, рыдала взахлёб, изливая отцу душу.

Было заметно, как тяжело всё это далось ему. Но он честно отругал меня за беспечность и необдуманность поступков, правда, не прекратил укачивать в своих объятьях и гладить по голове, словно я была маленьким, неразумным ребёнком, а не восемнадцатилетней девушкой в щекотливом положении.

Наверное, вся история показалась ему абсолютно дикой, даже мне самой не верилось, что это было реально.

Как только последнее слово было произнесено, я ощутила покой. Покой и необычайную лёгкость, словно весь груз наделанных ошибок враз куда–то исчез. Но мне не хотелось думать, что я переложила его на отца. Хотя, может, он и взял на себя какую–то часть моей боли.

Вздохнув, я перевернулась на спину, не открывая глаз.

В доме было привычно тихо, Чарли уехал на дежурство. Если учесть то, что закончили мы глубокой ночью, он совершенно не отдохнул и не выспался. Я ощутила неприятный укол вины. Но его слова, сказанные перед тем, как он закрыл за собой дверь моей спальни, продолжали настойчиво осаждать уставший мозг.

"Ты не хочешь попробовать ещё раз связаться с ним?"

Эта фраза без конца вертелась в моей голове и требовала какого–то решения. И, наконец, решение было принято.

Откинув одеяло, я рывком вскочила с постели. В глазах потемнело от резкой смены положения, я пошатнулась и неловко, путаясь в собственных ногах, подбежала к шкафу, где на дне сумки лежал нацарапанный на бумажке номер телефона. На пол комнаты полетели однотонные свитера и рубашки, пока я в буквальном смысле вырывала из–под груды одежды смятый клочок бумаги. 
Хотя зачем мне этот листок? Цифры намертво врезались в память – словно кадр фотоплёнки – стоило мне в самый первый раз взглянуть на них.

Пальцы коснулись бумаги. Я взглянула на ровный ряд цифр, написанный замысловатым почерком Зафрины.

"Вот его номер. Позвони, если он всё ещё нужен тебе", – раздался в моей голове её богатый на интонации голос.

На самом деле я не знала, нужен ли он мне. За прошедшие недели я успела смириться с тем, что, вероятно, буду ждать этого ребёнка одна, но вопрос отца, заданный мне напоследок, смутил разум и заставил усомниться в правильности принятого решения.

Подойдя к столу, я положила номер телефона на деревянную поверхность и несколько секунд гипнотизировала его взглядом. Пальцы зарылись во всклокоченные после сна волосы, отводя их от лица, я накрыла губы ладонью, чтобы они не шептали мне не делать этого, а потом быстро, пока не передумала, схватила сотовый, лежащий рядом на столе.

Но, повертев аппарат в руках, отложила в сторону.

Сначала надо привести себя в порядок, это несколько придаст мне мужества перед важным разговором. Надеясь, что это вполне весомая причина, а не один из поводов оттянуть момент, я пошла в ванную, попутно сдёргивая одежду со спинки стула.

"Ты не хочешь попробовать ещё раз связать с ним?" – снова зазвучал голос отца.

– Хочу, – сказала я своему отражению, но вышло как–то неуверенно. – Хочу! – более твёрдо повторила я.

Умыться, почистить зубы, уложить волосы и переодеться не заняло много времени. Я подумала о завтраке, а потом поняла, что стоит мне позвонить, как, есть вероятность, что он тут же покинет меня – так сильно я нервничала.

Вернувшись к себе в комнату, я снова подошла к столу. Взяв в одну руку сотовый, в другую – листок с номером телефона, я села на незаправленную кровать.

Что мне сказать ему?

Я не знала ответа на этот вопрос, и, сколько бы не пыталась сформулировать его, этого никак не получалось. Решив действовать экспромтом, я быстро набрала на телефоне ни разу не использованный номер и нажала "вызов". Телефон пискнул, пошло соединение.

Закрыв глаза от напряжения, я ждала собственной участи, вслушиваясь в глухую тишину, повисшую в трубке, прерываемую лишь еле слышными щелчками, указывающими на то, что вызываемый абонент сейчас находится где–то очень далеко. Так далеко, что соединение требует не секундного ожидания.

Наконец, долгую тишину прорезал неприятный звук и монотонный, автоматический голос оператора, оповещающий, что телефон абонента выключен.

Хлопнув себя по лбу, я вскочила. Часовые пояса! Ну, конечно, если он до сих пор в Европе, значит у него ещё ночь. Жутко нервничая, я никак не могла подсчитать разницу во времени. Девять? Десять часов? Наверное, где–то так.

Сила тяжести внезапно придавила меня к полу, и я опустилась обратно на кровать.

Желание звонить и вообще разговаривать с Эдвардом резко пропало.

Мысленно я представила наш разговор, который, наверняка, будет звучать примерно таким образом:

"Помнишь?"

"Не помню".

Застонав, я зажмурилась и упала спиной на одеяло. Но если мы когда–нибудь с ним поговорим, я скажу, он просто имеет право знать.

И это самое "право знать" ещё несколько недель тому назад прозвучало бы как "что мне делать?". Но теперь, благодаря Чарли, у меня и... моего ребёнка была хоть какая–то надежда. По всему, разговор с Эдвардом представлялся мне делом бессмысленным, тогда как с Джейкобом мне следовало разобраться уже сейчас и как можно скорее.

Взглянув на телефон, я хотела было удалить номер Эдварда из списка вызовов, но передумала. Что это даст?

Да и ему, наверняка, придёт сообщение о звонке с незнакомого – моего – номера. Остаётся надеяться, что он решит не тратиться на трансатлантический разговор с неизвестным абонентом.

Всё ещё ощущая нервную дрожь, я кое–как заправила постель и спустилась вниз, в гостиную, где, устроившись на своём излюбленном диване, завернулась в плед и уткнулась в телевизор.

Было сложно усидеть на одном месте, но, собрав остатки воли, я приказала себе не двигаться и, измученная сомнениями, в конце концов, провалилась в сон.

 

. . . . .

В дверь настойчиво барабанили. Потом раздался нервный звук дверного звонка и снова "бум–бум–бум".

Глаза распахнулись, заново привыкая к дневному свету. Сев, я посмотрела на пол, где валялся выпавший из руки сотовый. Видимо, я заснула с ним в обнимку.

Стёкла на окнах задрожали, но не от силы ударов в дверь, а от порывов ветра, что гулял на улице.

И снова звонок, и снова стук.

Буквально на автопилоте я встала с дивана и пошла в прихожую. Стучат и звонят, значит, надо открывать?

Распахнув дверь, я отскочила в сторону, чтобы тяжёлая рука гостя не опустилась мне на голову.

– Белла, – выдохнул Джейкоб, влетая в дом. Вслед за ним в небольшой холл ворвался холодный не по–летнему воздух. Пахло приближающейся грозой и ненастьем, которое было готово разразиться не только за порогом этого дома.

– Привет, – пробормотала я, отводя взгляд. Я не была готова объясняться с Джейкобом. Разговор с ним – последнее, что мне сейчас нужно, не пока я ещё не успела пережить откровения с Чарли.

– С тобой всё в порядке?! Ты обещала позвонить, и вот... – неловко начал он.

Его тяжёлый вздох сказал мне о многом.

– Я в порядке, – честно ответила я, так и не поднимая глаз.

Он шагнул ко мне, но остановился в паре считанных миллиметров. Мы едва ли касались друг друга, но мне почему–то казалось, что мы стоим, плотно прижавшись, кожа к коже.

Воспоминания о прошлом вечере, ощущения, вызванные во мне его поцелуем вернулись вместе с чувством вины.

– Прости, я...

– Чем я тебя обидел?

– Ничем, всё в порядке, – я попыталась даже пожать плечами, но вышло как–то озадаченно.

Парень, наконец, решился нарушить жалкие остатки пустого пространства между нами и, обняв за плечи, притянул к себе. Так легко и так просто было утонуть в его уютных объятьях. Забыть о реальности, что окружала меня. Отбросить проблемы, хоть ненадолго, совсем на чуть–чуть.

Права была Анжела, настойчиво убеждающая меня поговорить с Джейкобом до того, как всё усложнится. И вот теперь я вообще не знала, что ему сказать.

– Я поторопился, – прошептал он, уткнувшись в мои волосы.

– Нет, – замотала головой я. – Это я поторопилась. Нам надо поговорить.

Нехотя отстранившись и сделав знак следовать за мной, я отвернулась и направилась обратно в гостиную, слыша, как Джейкоб тихо притворил входную дверь, прежде чем пойти следом.

Выудив пульт из–под одеяла, я выключила телевизор. Оглушающая тишина давила на меня, лоб покрылся холодной испариной, враз сделалось зябко и неуютно.

Джекоб, словно чувствуя это, подошёл ближе и попытался обнять, но на этот раз я мягко высвободилась из его рук и отошла на несколько шагов.

– Не надо. Пожалуйста.

– Если ты не готова двигаться дальше, прошу, давай всё забудем и просто... просто продолжим с того, на чём закончили. Ты и я... друзья... просто общаемся. Так как?

Покачав головой, я отвергла его заманчивое предложение.

– Нет, уже поздно. – Я поморщилась от этих слов, будто привнесённых мной в этот разговор из какой–то дешёвой мелодрамы. – Джейкоб, я никогда не говорила тебе о причинах своего переезда… сюда.

– Да, – кивнул он, хотя это и не было вопросом.

– Тебе… тебе разве не было интересно, почему я перебралась к отцу?

– Чарли сказал, что ты просто решила пожить с ним, что у твоей матери какие–то дела. Она постоянно в разъездах, и оставляет тебя одну, что её почти никогда нет дома.

– Вот как. А здесь, значит, мой отец не пропадает на дежурствах сутками, и у меня есть постоянная компания?

– Ну, он просил меня составить тебе компанию.

Закрыв глаза, я тяжело вздохнула. – Не всё так просто с моим переездом.

– Белла, ты меня пугаешь.

– А я и сама напугана.

Первый раз с момента его прихода я осмелилась встретить его взгляд: мягкий, добрый взгляд карих глаз молил понять, простить и поверить, дать надежду и не отталкивать. Попытаться.

– Извини, что заявился без приглашения, но я звонил, а ты не брала трубку, – оправдывался он.

– Я спала. Наверно, не слышала.

– А я не мог больше выносить неопределённости. Это убивает меня.

Я усмехнулась по–доброму над его словами и кивнула.

– Ты заслуживаешь правды, как никто.

– Какой правды?

Обхватив себя руками, я вздохнула, смотря куда–то в сторону. Не могла я представить себя вот такой, со стороны, отрешённо сообщающей ему о своей беременности. Какова будет его реакция? Ему покажется, что я предала его? Обманула? Вселила ложные надежды? А я не могла понять, давала ли я ему их или нет. Всё потому, что мои собственные чувства по отношению к этому парню были слишком непонятными. Может быть, встреться мы при других обстоятельствах, всё бы и получилось, но сейчас я боялась, что скорее искала в его лице и в его компании отдушину, способ забыться, повод побыть нормальной девушкой, не обременённой проблемами, хотя бы ненадолго. А ещё я слишком сильно боялась одиночества. Несмотря на то, что рядом был отец, а на расстоянии нескольких часов перелёта – Анжела, я всё равно ощущала одиночество. Особое одиночество, заполнить которое под силу лишь мужчине.

Но Джейкоб не был тем мужчиной. Мне был нужен совершенно другой человек. Тот, что находился на расстоянии одного неудачного телефонного звонка, тысяч километров суши и мирового океана и целой пропасти проблем, что повлёк за собою наш необдуманный поступок.

Очередной вздох Джейка послужил для меня неким сигналом.

– Джейкоб, ты замечательный, ты очень мне дорог, ты очень мне нравишься, – начала я издалека, – ты... мне так хорошо с тобой, я...

– Белла, – простонал он, – это звучит... звучит так, словно ты собираешься отказать мне.

Приподняв брови, я тяжело выдохнула и покачала головой. Общие фразы.

– В чём?

– В том... – неуверенно начал он, – эмм... быть моей девушкой.

Сжав виски пальцами, я зажмурилась и всхлипнула.

– Ну, зачем тебе надо ещё больше всё усложнять? Я не могу быть твоей девушкой.

– Почему?

– Потому что... Потому что не могу быть ничьей девушкой, – закончила я, ругая себя за нерешительность. – Вообще.

Устало проведя рукой по лицу, он в упор посмотрел на меня.

– Хорошо. В чём причина?

– Во мне.

– Это звучит... словно стандартный отказ. «Я не слишком хороша для тебя» и тому подобное... – его ладонь легла на спинку дивана, я видела, как побелели пальцы, когда он сжал мягкий валик.

– Если бы всё было так просто, – покачала я головой и попыталась улыбнуться, но улыбка вышла какой–то жалкой.

– Объясни мне.

– Я пытаюсь, ты же видишь?

Несколько секунд я умоляюще смотрела на него, пока он не кивнул.

– Может, присядешь? – указала я на диван.

– Твои новости способны сбить меня с ног? – попытался пошутить он.

– Кто знает.

Не обнаружив в моём голосе ни тени юмора, Джейк нахмурился и подошёл ближе.

– Белла, что происходит? – совершенно серьёзным, взрослым тоном спросил он.

Ни просьб, ни попыток рассмешить, ни извинений.

Закусив губу, я опустила взгляд в пол.

– Если я оскорбил твои чувства...

Я неистово замотала головой.

– Хорошо... Если тебе было неприятно...

Выставив руку перед собой, я попросила его не продолжать.

– Мне было приятно, – сказала я и искренне добавила, – очень.

– Тогда что не так?

– Я... я знала, что ты поцелуешь меня, и не остановила, – стыд пришёл вместе со слезами, которые, сформировавшись в уголках моих глаз, не выдержали и вырвались на свободу. – Думаю, я даже спровоцировала тебя, а это неправильно... нечестно, – поправилась я.

– Это не нечестно, и стыдится тут нечего, – внушал он мне, словно глупой девочке. – Пожалуйста, не плачь, я чувствую себя каким–то монстром.

Джейкоб подошёл и взял меня за руки.

– Эй, они, как лёд, – его удивлённый взгляд скользнул к моим ладоням, которые он тут же принялся согревать в своих руках, щедро делясь теплом. – Белла, я не понимаю, почему это так мучает тебя. Ты нравишься мне, я, может быть, нравлюсь тебе... ведь я нравлюсь тебе?

– Да, очень, – выдохнула я в ответ на его немного детский вопрос.

– Так почему же мы не можем попробовать?

Внезапно я разозлилась на Джейка. Не знаю, откуда взялось это чувство, совершенно неоправданное и неуместное, но волна ярости захлестнула меня. В его мире всё было так просто. Но он не понимал, что моя симпатия к нему и реакция на поцелуй – лишь верхушка айсберга. И ничего, и никогда уже не будет простым для меня.

– Я не могу пробовать, – отнимая руки от его ладоней, убеждённо сказала я.

– Да ты даже не пытаешься! – воскликнул он.

– Пытаться я тоже не могу! – мой голос, как и его, повысился.

– Но почему?

– Потому что...

Моя ярость так же быстро ушла, как и появилась. Я снова превратилась в невнятно что–то лопочущую девочку, тогда как Джейкоб разошёлся не на шутку.

– Почему?!

– Потому что...

– Почему, чёрт возьми? – не выдержав, закричал он, – ты не можешь просто сказать мне, в чём дело?

– Потому что я... беременна.

– Что? – потрясённо выдохнул он.

– У меня будет ребёнок.

Вот так просто. Взяла и сказала. Застывший, поражённый Джейкоб стоял напротив меня и, не веря, мотал головой из стороны в сторону.

– Нет, нет, нет, не может быть, – его глаза искали ответ в моих.

И я знала, что сейчас, после того, как потрясение пройдёт, он начнёт обвинять меня, поэтому мне надо уколоть его первой.

– Ну, что, – насмешливо протянула я, – ты всё ещё хочешь попробовать? Попытаться?

Его губы скривились, словно он силился что–то сказать, но лишь стоял и молчал, отрицательно качая головой.

– Тогда ты знаешь, где выход.

Он не сдвинулся с места, лишь внезапно спросил:

– Как давно? – его взгляд переместился к моему животу, а затем обратно к лицу.

– Ещё до переезда, – всхлипнула я. – Это, – я провела ладонью от груди до талии, – и есть причина, почему я здесь.

Джейкоб громко сглотнул и кивнул.

– А кто отец? Чей это... ребёнок?

– Это так важно?! – воскликнула я, разозлённая его вопросом и тем, что даже в такой момент он заставил меня вспомнить об Эдварде.

– Думаю, нет.

– Хорошо, что нет! А теперь уходи отсюда! Немедленно! – закричала я, слёзы брызнули из глаз, ладони непроизвольно сжались в кулаки.

– Белла...

– Что? Ты хочешь остаться? Хочешь меня даже такой?

– Не знаю, – его голос был совсем тихим. Я понимала, что буквально раздавила его своим признанием, но мне было в сотни раз тяжелее, чем ему. – Мне надо всё обдумать.

– Уходи!

– Белла, я... – он потянулся ко мне.

Я отскочила от его протянутой руки, как от огня.

– Убирайся, не трогай меня! Уходи! Сейчас же!

И он ушёл, оставив меня плачущую посреди гостиной. Ушёл спокойно, тихо закрыв за собой входную дверь.

А потом случилось так, что телефон, лежащий на полу, внезапно завибрировал, и на мигающем дисплее показались цифры... Цифры номера, который я уже давно знала наизусть.



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1718-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Тэя (25.06.2014) | Автор: Тэя
Просмотров: 238 | Комментарии: 4 | Теги: Словно лист на ветру | Рейтинг: 5.0/12
Всего комментариев: 4
avatar
4
Напряженная глава! Но, главное, что Джейк все узнал... Это правильно...
avatar
3
Спасибо  good lovi06032
avatar
2
Спасибо за новую главу!
avatar
1
Спасибо за продолжение. Как же трудно было сказать все Джейкобу, а на очереди еще и Эдвард.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]