Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Словно лист на ветру. Глава 19
Эдвард 

 


Как никогда была нежна, 
Я вспомнил губ забытый вкус 
Со мною выпила до дна 
Ночь и ноябрьскую грусть. 

 


Глава 19

- Быстрее бы уже, - пробормотал я, опуская шторку иллюминатора. - Чёрт!

По салону самолёта разнёсся тихий сигнал, понятный лишь одним бортпроводникам. Секунду спустя по проходу мимо меня пронеслась молоденькая стюардесса.

Глубже вжавшись в кресло, я закрыл глаза. Самолёт тут же тряхнуло на очередной воздушной яме, голова моментально закружилась, меня накрыло ощущение падения, и я снова распахнул глаза, глубоко вздыхая. Нет, так только хуже.

Ненавижу летать.

Я боялся. Только чёрта с два кто-нибудь когда-нибудь об этом узнает.

Хорошо, что Лорен вырубалась сразу после взлёта и не видела моих "душевных страданий", хотел бы я, как и она, быть равнодушным, не желая каждую секунду контролировать полёт.

Я любил свою машину, потому что это мои руки и мозги управляли ею, а здесь... на высоте десяти тысяч километров над землёй моя судьба была в руках неизвестно кого.

Бог мой, мне на хрен надо пойти закончить лётные курсы, что ли, тогда, может, успокоюсь хоть немного. В случае чего, всегда смогу ворваться в кабину пилотов и посадить самолёт. Тихо посмеявшись своим нелепым мыслям, я заметил, как зажглась надпись "пристегните ремни". Значит, скоро будем снижаться.

Перелёт от Финикса до Порт-Анджелеса не такой уж и долгий. Это не над Атлантикой лететь, где воздушных ям больше, чем тупых слов в запасе у Ньютона.

И по милости Лорен нам пришлось летать в Европу два раза вместо одного. Её вторая старшая сестра выходила замуж, на это действо собиралась вся их большая семья. Пропустить немыслимо. Так что, вынужденные прервать наше путешествие по Европе, мы прилетели домой на две недели, а теперь ровно на те же самые две недели опаздывали к началу учебного года.

Моя тётка, Зафрина, организовала нам эту поездку в составе одной из групп юных дарований, что спонсировал её фонд. Я был готов отказаться. Вероятно, кому-то бы деньги фонда пригодились больше, чем мне (связывать свою жизнь с живописью в мои планы не входило), но Лорен уж больно хотелось поехать, да и Зафрина настаивала. Она часто повторяла "у тебя талант" и "зачем ты зарываешь его в землю", но уже давно я решил, что хочу пойти по стопам отца и стать врачом, а не художником, в соответствии с советами Зафрины, или юристом, как того хотел сам Карлайл.

В любом случае, у меня был ещё год, чтобы передумать и определиться.

По громкой связи объявили, что самолёт приступает к снижению, и я дотронулся до руки своей девушки.

- Лорен, просыпайся.

Она что-то пробормотала в ответ и медленно раскрыла глаза.

- Уже прилетели?

- Почти.

- Так разбудил бы меня уже на земле.

- Двадцать-пятнадцать минут не сыграют роли, - пожал я плечами. Не хотелось признаваться, что мне не нравилось переживать момент приземления в одиночку, достаточно уже того, что я нервничал весь полёт, в то время как она мирно посапывала в соседнем кресле.

Снова беззвучно зафыркав на самого себя, я подумал, что ещё не хватало вцепиться ей в руку, ища поддержки и безопасности.

- Что-то мне нехорошо, - пробормотала Лорен.

- Укачало? - не без иронии спросил я.

- Нет, по-моему, у меня жар, - никак не отреагировав на мою шутку, ответила она, и я встревожился.

Накрыв ладонью лоб Лорен, я понял, что у неё, и правда, температура.

- Быстрее бы домой, - выдохнула она и закрыла глаза, а я взял её пальчики в свою руку и легонько сжал (нашёлся всё-таки повод).

- Ещё два часа на машине.

- Угу, - кивнула Лорен, - а завтра уже на занятия выходить.

- Не ходи.

- Как? Мы пропустили две недели.

И по чьей вине? - приподнял я бровь, но не стал говорить этого вслух.

- Парой дней больше, парой дней меньше - никакой разницы, - уверил я. - Прости, что разбудил, - добавил через секунду.

А потом самолёт начал разворачиваться над аэропортом, и мой желудок переместился куда-то в область горла.

 

. . .

- Эдвард, - моя мать, Эсме, почти задушила меня в объятьях, будто мы не виделись целую вечность, хотя всего какой-то месяц назад я приезжал домой.

- Мам, - приобнял я её и быстро отстранился.

- Где Лорен? - она выглянула на крыльцо, будто в моих правилах было оставлять свою девушку мёрзнуть на улице.

- Дома. Она заболела, и мы сначала заехали к ней, - терпеливо объяснил я.

- Что-то серьёзное? - с заботой спросила мама.

- Нет, простудилась где-то. В Париже всю последнюю неделю лили дожди.

- Но в Финиксе ведь тепло.

- Обратная акклиматизация, мам, слышала о такой? - протянул Эммет, бросая ещё пару моих сумок на пол. - Это последние, Эдди, - он попытался взъерошить мне волосы, но я вовремя уклонился и стукнул его по руке.

- Спасибо, Эмми, - передразнил я.

Эммет, прищурившись, с угрозой взглянул на меня. О, да, я знал, что "Эмми" звучит в тысячу раз обиднее. Каждый раз, называя меня "Эдди", мой братец рисковал услышать в ответ это девчоночье сокращение собственного имени. Видимо, он, и правда, соскучился, раз уже с самого порога начал задирать меня, не задумываясь о последствиях.

С подозрительно невинной улыбочкой он снова подхватил мой багаж, намереваясь отнести его наверх.

- Эй, дальше я сам, - остановил я его.

Зная Эммета, можно предположить, что содержимое сумок вполне рискует отправиться в полёт через окно спальни или оказаться не там, где ему надлежит находиться.

- Спасибо, что забрал нас из Порт-Анджелеса, - кинул я брату.

- Главное – вовремя вспомнить о вежливости, - менторским тоном процедил он.

Не желая по сто раз спускаться, я захватил весь багаж и, пошатываясь под тяжестью сумок, поплёлся к себе в спальню.

Джаспер, наш старший брат, уехал учиться бизнесу в грёбаный пафосный Стенфорд, так что теперь мы с Эмметом лишились нашего рассудительного буфера, призванного гасить конфликты.

Ногой открыв дверь своей комнаты, я прошёл на середину, стряхнув с плеча пару спортивных сумок и побросав несколько пакетов следом, подошёл к кровати и, не разуваясь, упал на чистое покрывало.

Ладонью накрыв лицо, большим и указательным пальцами надавил на веки, слегка помассировав их. Чехарда из часовых поясов запутала мой усталый мозг. Мы даже не остались на ночь у Зафрины, захватили остатки вещей и вылетели домой. Тогда я злился на Лорен, которая торопила нас, но сейчас я был ей даже благодарен.

Я соскучился по своей комнате, по своей, а не гостиничной, кровати, по своей семье, в конце концов.

Взглянув на часы - день приближался к вечеру - я понял, что до прихода отца оставалось часа три, если только он не на дежурстве.

Хоть этого и очень не хотелось, надо было вставать и разбирать вещи, иначе, как я уже знал по прошлому опыту, они имели все шансы задержаться в чемоданах на несколько недель.

Притащив из прачечной корзину для грязного белья, я просто махом вывалил в неё содержимое одной из сумок.

- Минус один, - пробормотал и расстегнул молнию на втором чемодане.

Через полчаса я добрался до пакетов с картинами, которые прихватил у Зафрины. Эти работы я писал, когда гостил у неё несколько месяцев назад. Тётка всё аккуратно упаковала и подготовила к перевозке. Нетерпеливо сдёргивая ткань, я принялся перебирать полотна. На самом деле меня интересовала только одна, конкретная. Нет, не этот жуткий натюрморт. Я с отвращением отшвырнул его прочь. Затем снова поднял, быстро взглянув на изображение заваленного фруктами стола. По-моему, я переборщил с оттенками жёлтого. У персиков явно был какой-то нездоровый цвет. Я бы такие не рискнул съесть.

Тихо посмеиваясь, снова отложил его в сторону, на этот раз чуть аккуратнее. Не он был мне нужен. И не огни ночного Финикса, и не виды Южного Горного Парка. Но та картина так и не попалась мне, более того, последней шла и вовсе не моя работа.

Нахмурившись, я посмотрел на незнакомый пейзаж. Парк на полотне явно мог примыкать к поместью какого-нибудь английского лорда позапрошлого века. Немного сказочная картинка, я бы мог сказать, что ей даже специально придали этакий элемент нереальности. Но вместе с тем от водной глади озера и светлой мраморной беседки веяло каким-то спокойствием и светом. Природа на картине оживала, благодаря руке неизвестного художника, скрупулёзно выписавшего каждый кирпичик на каменной дорожке, ведущей к бельведеру. Каким образом эта работа попала ко мне?

В доме Зафрины постоянно ошивались "юные дарования", периодами её студия была похожа на проходной двор. К ней, бывало, приходили целые группы, и тогда она давала интерактивные мастер-классы, как сама их называла. Наверное, этот пейзаж принадлежал одному из её посетителей. Что ж, интересная работа.

Я снова посмотрел на разложенные передо мной картины.

Но где моя "Золушка" в зелёном платье? Где Белла?

Её не было. Улыбнувшись своим мрачным мыслям, я решил, что теперь-то она окончательно сбежала от меня.

 

. . .

Утром, по приезду в школу, пока я пробирался к своему первому уроку, рука успела заболеть от количества рукопожатий, а плечо - от массы приветственных похлопываний. Спрашивали, "ну, как там Европа, не смыло?" и "где Лорен?" Приходилось объяснять, что мы не были в тех странах, где разразилась череда наводнений, и что Лорен появится в школе через пару дней.

Моя девушка осталась дома, поэтому я был освобождён от обязанности извозчика. Она уверяла, что всё с ней хорошо, но, если судить по сиплому голосу, преувеличивала. Я напомнил себе заехать к ней после занятий. Надо забросить кое-какие её вещи, что обнаружились в моих чемоданах, да и просто посмотреть, насколько всё с ней плохо.

Первым уроком шла биология.

Внутренне застонав, я ввалился в класс, махнул приятелям, улыбнулся поглядывающим на меня девушкам и поплёлся к своему месту. Опоздал на две недели и наверняка остался без партнёра для лабораторных. Как сложно после каникул включаться в учебный процесс, я ненавидел эти ощущения.

Покидав учебники с конспектами на стол и усевшись за него, я, игнорируя звуки взаимных милований Ньютона и Стенли, расположившихся за два стола от меня, уставился на доску.

Народ постепенно стекался в класс, я рассеянно листал учебник, пытаясь понять, сколько пропустил и как быстро смогу догнать остальных по программе.

Внезапно я почувствовал на себе чей-то взгляд.

Нет, я привык ко взглядам. На меня часто посматривали: исподтишка, игриво или кокетливо. Но это... какое-то иное ощущение. Этот взгляд словно был материален, имел какой-то свой особый вес и энергетику. Может быть, именно поэтому волоски на затылке словно бы наэлектризовались.

Оторвавшись от учебника, я вскинул голову.

И пропал.

Прошлое настигло меня, воспоминания вернулись вместе с ощущением аромата её кожи, которая сейчас выглядела необычайно бледной, гладкостью её тёмных, как воды залива Строберри, волос. Они взметнулись и опустились ей на плечи, потревоженные повернувшимся в её сторону вентилятором, гоняющим застоявшийся воздух лабораторного кабинета. Выразительные глаза распахнулись, ладонь прижалась к груди, лямка рюкзака соскользнула с плеча, на пол посыпались книги.

Я видел руку Ньютона, потянувшуюся к ней, и не заметил, как встал. Позабытый учебник улетел под стол. Шаг, другой - я оказался рядом.

Злость заполнила каждую клеточку моего тела. Хотелось взять Ньютона за шкирку и швырнуть в самый дальний угол класса, но она сама отшатнулась от него.

Наши взгляды встретились. Уверен, сейчас выражения наших лиц были зеркальным отображением друг друга. Узнавание, удивление, шок, неверие, раздражение и... Бог его знает, что ещё.

- Ты... - начал я, но её глаза закрылись, и она начала оседать к моим ногам.

Я еле успел поймать её и, встряхнув, поднять обратно.

- Эй, не сметь падать в обморок, - это прозвучало, чуть ли ни как приказ.

- Я никогда не падаю в обморок, - не открывая глаз, пробормотала она и, опровергая свои собственные слова, тут же обмякла в моих руках.

Рядом верещала Стенли, из её причитаний я разобрал только два слова: врач и срочно.

Подхватывая Беллу на руки, я пинком распахнул уже закрытую дверь класса и вышел в коридор.

Четыре месяца назад Белла показалась мне почти невесомой, сейчас же я с трудом поднял её. Завернув за угол, наткнулся на небольшой диванчик. Опустившись, прижал к себе Беллу и дотронулся до её щеки, холодной, как лёд.

- Я сплю, да? - спросил я сам себя и, не веря в происходящее, покачал головой.


Дальше главы будут идти от лица Эдварда.

Спасибо всем, кто читает. Оставляйте отзывы, мне, как автору, приятно)



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1718-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Тэя (04.07.2014) | Автор: Тэя
Просмотров: 345 | Комментарии: 10 | Теги: Словно лист на ветру | Рейтинг: 5.0/16
Всего комментариев: 10
avatar
10
good
avatar
9
спасибо за главу
avatar
8
спасибо за главу, думаю им есть о чем поговорить fund02002
avatar
7
Ну наконец-то я очень ждала этой встречи и надо же было ей вырубиться в самый неподходящий момент, с нетерпением жду продолжения.
avatar
6
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
5
Спасибо за новую главу!
avatar
4
Главы от лица Эдварда - приятная неожиданность. Огромное спасибо. Так хочется продолжения. lovi06032
avatar
3
Мир тесен! Большое спасибо за главу!
avatar
2
Спасибо !
avatar
1
Спасибо. Наконец они встретились.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]