Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Словно лист на ветру. Глава 31

Глава 31 

Некоторые сцены навсегда врезаются в память. Уверен, что никогда не забуду профиль Беллы на фоне звёздного неба или то, как открыл дверь ванной комнаты и не обнаружил там никого. Я всегда буду помнить эти моменты и те чувства, которые вызвали они во мне. Ощущения, прикосновения, запахи, эмоции – ничто никуда не девается, всё остаётся с нами и в определённые моменты, благодаря памяти, оживает вновь. 

Я с размаху захлопнул крышку ни в чём неповинного лэптопа и уткнулся лбом в столешницу. 
Нет, это не могло быть правдой. Столько грязи просто не могло быть правдой. Ведь так? 
Так или нет так – знает только один человек. Белла. И мне надо спросить у неё. Чтобы отделить вымысел и ложь от истины. 
Не мне ли знать, как жестоки порой люди. Я сам, бывало, врал, но не оговаривал, конечно. Только вот наслушался в своей жизни порядком сплетен. Даже если их не ищешь, отголоски всё равно долетают до тебя, и невольно ты что-то узнаешь. Там брошенная фраза, здесь подхваченное слово – как легко плод чьего-то воображения становится реальность. 

За Беллой закрепилась определённая репутация – доступной девушки. Кто-то утверждал, что ей можно даже заплатить, кто-то не советовал с ней связываться, указывая на частые посещения больницы Форкса. Один называл её безумной, другой – заразной. Стенли большими красными буквами приписала от себя, что, мол, в Финиксе Белла вышла из-под контроля матери, гуляла направо и налево, спала с кем попало, и что к Чарли её отправили на перевоспитание. Вот только и в Форксе нашлись парни, типа Ньютона, утверждавшие, что успели её поиметь. 
Я бы и гроша ломаного не дал за эти сплетни, но… откуда-то же они родились. В чём же был корень проблем? На пустом месте ничего не растёт. 

Первой моей мыслью было, забив на голос разума, рвануть к дому Свонов. Плевать, если Чарли там. Я заслуживаю правды. Только вот прежде чем их получить, мне придётся объяснить шефу, чего ради я припёрся во втором часу ночи. 
Второе решение – поискать правды завтра в школе – я тоже отбросил. На кого я буду похож, бродя по углам и собирая слухи. 

Можно было расспросить Лорен, она всегда в курсе всех дел. Только это не тот вопрос, по которому у неё стоило брать консультацию. 
Попав в замкнутый круг, я видел лишь один выход из него – поговорить с самой Беллой. Только вот не уверен, что она откроет рот, если я подниму эту тему. Но, в конце концов, сколько можно от меня бегать? У меня есть вопросы, и ей придётся на них отвечать. 
 

***


Утром я караулил Беллу на парковке. Не помню, как заснул вчера. Чудо, что мне это вообще удалось, кажется, я до бесконечности наматывал круги по комнате, потом лежал в наушниках, врубив звук на максимум и стараясь отключить поток навязчивых мыслей. Но даже агрессивные ноты Честера не помогли. Кажется, я чувствовал себя охрененно несчастным и обманутым в своих лучших ожиданиях. Сплетничали про Беллу, но, мне казалось, что про меня. Вроде бы её частная жизнь должна меня мало интересовать, но так выходило, что я ощущал себя частью её прошлого. Или настоящего? 
Разбитый и с миллионом вопросов в голове, я приехал в школу. Ученики проходили мимо меня, и в каждом из них я видел врага, особенно в парнях. Кто и что писал про Беллу? Кто действительно был с ней? Кто сочинял? Кто говорил правду? Насколько правда была правдой, а ложь ложью? Зачем им это? 
Машины всё подъезжали, парковочные места заполнялись, а грузовика Беллы не было. Опять решила прогулять? Или научилась перемещаться, как мышка, незаметно для остальных. Да, она не любила привлекать внимание. И теперь я знал почему. 
На стоянку вырулил старый форд, я уже отвёл взгляд, но быстро вернул его обратно. На переднем сидении была Белла, а рядом этот её выскочка, Джейкоб. Он не учился с нами, тогда… с чего привёз её на занятия? Разве что… 

Воображение тут же дорисовало то, чем эти двое могли заниматься накануне или всю ночь. Тем более, мне не был ясен статус их отношений. Тем более, теперь я знал, какой образ жизни вела Белла. Возможно… Пришлось себе напомнить, что сплетни – это не истина в последней инстанции. 
Белла выскочила из машины и, закинув рюкзак на плечо, поспешила к дверям школы. Я же пнул колесо своего любимого и ни в чём не повинного вольво и быстрым шагом направился за ней. Проходя мимо форда, обменялся выразительными взглядами с Джейком. У выскочки хватило наглости прищуриться и со злостью посмотреть на меня. Пусть знает, что со мной лучше не связываться в свободное от поимки преступников время. Да, он нам помог, на этом мои спасибо иссякли. То, что этот тип постоянно маячил поблизости от Беллы, раздражало. То, что я не понимал природы их отношений, выводило из себя. 

- Постой! – Я нагнал Беллу у входа в класс, но, кажется, она пошла ещё быстрее, так что, не церемонясь, я схватил её за лямку рюкзака и совсем не по-джентльменски дёрнул на себя. – Есть разговор! 
Белла охнула и извернулась, сбрасывая мою руку. 
- Эдвард, что с тобой? 
Что со мной? Что… со… мной? Наверное, мой безумный вид о чём-то ей сказал. 
Мы стояли, тяжело дыша, и сверлили друг друга взглядами. «Скажи мне правду! Скажи мне правду!» - мысленно чуть ли не орал я, но мимо нас шли учащиеся, кто-то уже странно посматривал в нашу сторону. Если бы я сам толком понимал, что со мной, то вряд ли бы спрашивал об этом её. 

- Какие-то проблемы? – Учитель подошёл к нам и опустил ладонь Белле на плечо. – Занятие уже начинается. 
Белла кивнула и скрылась в классе, а я, подняв руки ладонями вверх, попятился. 
Я не стану устраивать сцен. Не на глазах у всех. 
В обед я сидел в кафетерии без Эммета и Алека. Первый убежал решать вопрос с пропущенным тестом, второй, наверняка, ушёл на трибуны стадиона, даже повышенная влажность и туман не были этому помехой. Оно и лучше, я не был в настроении поддерживать разговор. На втором совместном занятии друг лишь поинтересовался, поговорил ли я с Беллой, но я отрицательно покачал головой, не желая поднимать эту тему, но позже всё-таки слегка затронул её. 

- Как думаешь, это всё правда? 
- Я не в курсе, что именно ты узнал, - резонно заметил Алек. 
Раздражено выдохнув, я уставился на него. 
- Ты, что, предлагаешь мне всё пересказать? 
- Нет, я по-прежнему настаиваю, что тебе надо поговорить с самой Беллой. Чувак, не кипятись раньше времени. 
Хруст сломавшегося в моих руках карандаша, привлёк внимание преподавателя и сидевших поблизости учеников, я натянуто улыбнулся, извиняясь, и бросил две половины на парту, потянувшись за ручкой. 
Теперь же мои мысли занимал вопрос: как поговорить с Беллой и с чего начать. Я немного поостыл и успокоился, не стоило набрасываться на неё с утра, но уж такой у меня характер – я не умею терпеливо ждать у моря погоды. 

Мне на затылок легла чья-то ладонь, пальцы зарылись в волосы, лаская шею. Жест был таким привычным, таким знакомым, призванным успокоить, но сегодня он лишь разозлил меня. 
- Чего тебе, Лорен? – не слишком любезно произнёс я, отодвигая поднос с растерзанной едой. Я вроде как и был голоден, но кусок в горло не лез. Поэтому я истыкал и изрезал свою пиццу, представляя под лезвием пластикового ножа то ли выскочку Джейкоба, то ли всех сплетников школы вместе взятых. Даже не знаю, кто сейчас мне был более противен. А стало ещё противнее от того, что я развесил нюни, как девчонка. И всё из-за Беллы. 

- Ты не в духе, Эдвард? Что случилось? 
- Ты, кажется, забыла, что мы больше не вместе, и что происходит в моей жизни, тебя не касается, - резко отрезал я. 
- Так, значит, всё-таки что-то произошло? – мягко уточнила она и, не дождавшись ответа, добавила. – Слышала, у Роуз неприятности? Как она? 
- С этими вопросами к Эммету, - буркнул я, но потом обернулся, только сейчас осознавая, что она знает о несчастье с Розали. Ни мы, ни семья Хейлов не распространялись на эту тему, так откуда же дул ветер, который принёс новую волну сплетен? – От кого ты слышала про неприятности Роуз? 
Её лицо, вопреки нежному голосу, не выражало той покорности и мягкости, которую она мне тут демонстрировала. Интересно, почему я раньше не замечал в ней этой резкости, твёрдой складки в уголках губ? 
- Да уже полшколы гудит. А ты, как всегда, с луны свалился. 

- Если я не трусь по углам и не обсуждаю животрепещущие темы дня вместе с остальными, это не значит, что я откуда-то там свалился. – Раздражённый, я стряхнул её руку, потом резко встал из-за стола и, наклонившись, прошептал ей в ухо. – И если не хочешь выставить себя на посмешище, не подкрадывайся ко мне и не изображай, что между нами по-прежнему всё хорошо. Во-первых, это не так. Все окружающие, как ты выразилась, уже прогудели эту сплетню до основания. Во-вторых, ничто не мешает мне напомнить об этом прилюдно ещё разок. 
Схватив рюкзак, я пожелал Лорен приятного аппетита и быстрым шагом вышел из кафетерия. 

Жаль, я не знал расписания Беллы. Увы, она не дала мне свой телефон. Побродив по аудиториям, я натыкался на пустоту или кучки озадаченных моим вторжением людей. 
- Не Свон ли ищешь? – раздался рядом сладкий голос Стэнли. – Она так тебе и не дала. Странно, Эдвард, учитывая её развязность. 
- Не твоё дело. – Мне хотелось толкнуть её плечом, но я просто аккуратно обошёл Джессику, не желая опускаться до такого уровня. 
- Я видела вашу прекрасную немую сцену у кабинета с утречка, - с глупым хихиканьем добавила она, и я застыл. – А также слышала, что вчера ты съездил по морде Ньютону из-за Свон. Что, Каллен, совсем прижало? Моё предложение ещё в силе, - напомнила она, опуская ладонь на ручку двери кабинета, но входить не торопилась. – А со Свон не стоит спать. Не так давно она даже лежала в больнице. Кто знает, какую дрянь она подцепила, ну, ты понимаешь… - Джессика многозначительно приподняла брови. 

- Мне неинтересны твои сплетни. 
- Да ну? – удивлённо округлила глаза Стэнли. – Что ж ты до сих пор стоишь и слушаешь их? 
- Пытаюсь быть вежливым, хотя такая сука, как ты, не стоит моих усилий. 
Окончательно отвернувшись, я зашагал прочь, но наполненный ядом голос Джессики заезженной пластинкой крутился в моей голове. 

Всю оставшуюся часть дня я старался не думать о Белле и сосредоточиться на учёбе, насколько это было возможным. Делал всё, чтобы не смотреть на парней, решая, кто из них спал с ней, а кто ещё нет. Почему-то казалось, что каждый в этой грёбанной школе добрался до Беллы. Слова Стэнли против воли проникли в разум и теперь точили его изнутри. 
Как часто так бывает, когда ты не ищешь, оно приходит само к тебе в руки, так и я получил желаемое в виде Беллы, ждущей меня в коридоре у моего шкафчика. 

- Ты хотел поговорить? – нервно покусывая нижнюю губу, произнесла она. – О чём? 
Я обвёл взглядом находящийся поблизости народ, кажется, они даже говорить стали тише, прислушиваясь, впрочем, это могло быть моё больное воображение. 
- Не в школе. Могу ли я приехать к тебе после занятий? Ты будешь дома? 
- Конечно, - кивнула она. – Возможно, Чарли будет дома, это ничего? 
- Ничего, - бросил я, думая, что, в крайнем случае, могу увезти её в какой-нибудь укромный уголок. 
Белла коротко улыбнулась, и я, на миг утонув в глубине её глаз, очередной раз задал себе вопрос: что было правдой в том бреде, который я узнал? Из-за этой её улыбки и мягкости я был готов поверить, что ничего. 

Однако на стоянке после занятий моя уверенность и моё спокойствие пошатнулись. Я только обдумывал вариант предложить Белле подвезти её до дома, когда увидел, как выскочка имеет наглость забрать её из школы и увезти в неизвестном направлении на багажнике своего мотоцикла. То, как она прижималась к нему, вновь заставило неприятные чувства свернуться в клубок в моём животе. Ревность полыхнула зелёным огнём в глазах. Ревность? 

И как будто бы этого было мало, ко мне подошла Стэнли, поигрывая бровью и натягивая перчатки.
- Парни из Ла-Пуш такие горячие. Говорят, она спит со всеми его друзьями. Они называют это «музыкальная группа», - Джессика хихикнула, прикрыв рот ладонью, и приторно пропела: – У них, конечно, группа, только, сдаётся мне, совсем не музыкальная. – Придя в восторг от собственной шутки, она рассмеялась. 
Я одарил её таким взглядом, после которого, надеюсь, у неё надолго бы отпало желание приближаться ко мне с какими-либо комментариями. 
- Ты меня сегодня преследуешь? На такие дела можно подать в суд. 

Закинув вещи домой, я перекусил, хотя есть совсем не хотелось, позвонил брату, поинтересовавшись, как дела у Розали, ту уже скоро должны были выписать из-под наблюдения врачей, ей предстояло мучительное возвращение в общество. После сегодняшних слов Лорен я даже представить себе не мог, что её ждёт в школе. Стоило надеяться, что у большинства хватит такта не расспрашивать её о причинах отсутствия. 
Выдержав достаточную паузу – мне она была тоже нужна – я отправился к дому Свонов, полный решимости расставить все точки над «и». Самое ужасное, что меня до сих пор тянуло к Белле, конечно, я готов был простить её, только не понимал за что. Какова степень её вины? А, может быть, и моей? Возможно, именно из-за меня она пустилась во все тяжкие, в конце концов, это я положил начало её «взрослой жизни». Только пока не понимал, каким боком мне вписать себя в эту историю. Всё запуталось. 

Однако мою доброжелательность как ветром сдуло, когда Чарли Свон сходу объявил мне, что Беллы нет дома. 
- Она уехала в Ла-Пуш, они вроде как выступают с Джейкобом и группой, - сообщил он, не совсем уверенный, что конкретно я делаю у них на пороге. 
- Понятно, - пробормотал я, отступая. Высокий голос Стэнли долбился внутри моей черепной коробки: «Они называют это «музыкальная группа». 
Потихоньку я начал закипать. Она сказала, что мы поговорим, а сама уехала с этим. Как его?.. И теперь чёрт знает, чем занималась. Белла писала, это я знал, но, оказывается, её увлечение искусством не ограничивалось одной лишь живописью – вот это новость. Или всё именно так, как вещала Стэнли? Я зажмурился и стиснул зубы, разрываемый на части подкатывающим неверием и бешенством. 

Узнать, где находился дом, в котором шла вечеринка, труда не составило, таким образом, вскоре я мчался пятнадцать миль по шоссе, соединяющему Форкс с Ла-Пуш. 
Дом, к которому я подъехал, был полон народа. Дорогу к нему заполонили машины гостей; так и не найдя места, куда вклиниться, я бросил вольво почти у поворота с шоссе и бегом, полный решимости, направился вперёд. Я не был частым гостем в Ла-Пуш, друзей в резервации у меня не было, отец иногда ездил туда, пару раз, когда я был помладше, он брал меня с собой. Это был другой мир, хоть и граничащий с Форксом. Мы редко пересекались. Хотя некоторые девчонки в школе любили тусить с парнями из резервации. 
На лужайку перед домом высыпала толпа, кто-то разливал напитки, кто-то валялся на надувных матрацах, хотя погода совсем не располагала к неподвижному пребыванию на улице – с реки, прорезающей прилегающий к дому лес, набегал туман. Кое-кто бегал от одной кучки народа до другой. Общались, обменивались сплетнями. В освещённых окнах дома мелькали силуэты. Кажется, вечеринка была в самом разгаре. 

Окинув взглядом веселящихся на улице и не найдя среди них Беллу, я решительным шагом направился прямо ко входу в дом. Мой гнев уже поутих, но это не значило, что он не разгорится с новой силой, когда я увижу её. 
О, и я увидел. Во всей красе. Её голос достиг моих ушей, как только я перешагнул порог. Белла пела, и какой-то частью своего сознания я признал, что получалось у неё великолепно. 

- Нужно просто обнять тебя на прощание, 
Но я не могу…
 

Нежно, с чувством, с затаённой грустью и скорбью в мягком голосе. Мне слышалась тоска, природы которой я не понимал, но уже проникся к ней сочувствием. Мне хотелось обнять её, а ещё почему-то казалось, что она пела про меня. 

- И вот мы снова здесь. Одни. 
Это так знакомо, знаешь. 
Будто дежавю той ночи, когда мы целовались на крыше. 
Под чистым небом среди городских огней…
 

Я шагнул обратно в коридор из гостиной. Закрыв глаза, прислонился к стене, позволяя ласковым ноткам в голосе Беллы подхватить меня и перенести на краткий миг в Финикс. 
«Эдвард, ты нарушаешь личное пространство… Твои волосы, словно тёмное пламя… Я же предупреждала, что не во всём идеальна…» 
Это было так давно, но, кажется, было вчера. 

Мысли о моей уязвлённой гордости как-то сами по себе исчезли, я просто видел перед собой ту девчонку, которая очаровала меня в «Шоколаде» и продолжала делать это до сих пор в одной, присущей лишь ей манере. Я хранил в памяти её образ, проникся красотой её картин, теперь же шёлк её голоса пополнил спектр моего восприятия Беллы. 

- Думаю, некоторые вещи никогда не изменятся, 
Ведь я по-прежнему таю, 
Когда ты прикасаешься ко мне 
И произносишь моё имя…
 

Мне хотелось, чтобы она пела про меня. Что-то заставляло меня страстно желать именно этого. 
Оттолкнувшись от стены, я пересилил себя и снова заглянул в комнату. В большой гостиной на первом этаже собралась толпа, я видел знакомые лица из школы, но было ощущение, что сюда съехалось немало неизвестного народа. Возможно, часть была из резервации, часть, вероятно, даже из Порт-Анджелеса. Многие были одеты в одном стиле, словно попадали из одного гнезда, конечно, не сложно было предположить, что большинство гостей являлись начинающими музыкантами. 

Небольшая группа Беллы – два гитариста, парень на клавишных и высокий, торчащий из-за установки, ударник – работала складно. Я слушал многократно повторяющийся припев, следил за тем, как ритм музыки постепенно замедляется и затихает, пока последние нотки не повисли в воздухе. 
Через секунду раздались одобрительные, приветственные возгласы. Белла улыбнулась, неловко поправила микрофон и… отойдя в сторону, попала в объятья выскочки, который по-свойски ей улыбнулся, прижал к себе и чмокнул в губы. Она даже не возражала… не вырывалась… Напротив, обняла его за талию и уткнулась лицом в плечо. Он что-то прошептал ей на ухо, и Белла кивнула. Когда они оторвались друг от друга, она сияла… 

Ярость снова одурманила мой разум, и я хладнокровно остался ждать момента, когда она, дойдя до выхода, окажется на моём пути. Ждать пришлось недолго. 
Её глаза удивлённо округлились, когда Белла увидела меня, но я, не дав ей опомниться, схватил за руку и, протащив через холл, вывел нас из дома со стороны второго выхода. 
Дом примыкал к лесу, но между ним и плотной стеной деревьев было пространство, не церемонясь, я уводил её подальше от освещённого клочка цивилизации. 
Не обращая внимания на протесты, я шёл сквозь туман и морось, пока расстояние не показалось мне достаточным, я должен был быть уверен, что нас не побеспокоят. 

- Ты сказала, что поедешь домой! – брезгливо отбросив её руку, кинул я. 
- Я собиралась. 
- Но ты здесь, на вечеринке. Тебе, наверное, очень весело. 
- Конечно, вот моё счастливое лицо. - Она махнула ладонью у себя перед носом. – Полюбуйся. 
- Ты пела, - обвинил я, словно это было великим преступлением. 
- Я люблю петь, - отрезала Белла и, засунув руки в карманы джинс, попятилась. 
Резко, пока она не успела отдалиться на большее расстояние, я схватил её за локоть и притянул обратно. 
- Что ещё ты любишь? – вкрадчивым голосом поинтересовался я, наклоняясь к Белле. Мы стояли почти нос к носу, взгляд к взгляду, испуг в её глубоких карих глазах лишь ещё больше меня разозлил. Ради всего святого, она имела наглость и дальше строить из себя святую невинность. 
Я ощущал себя одураченным, обведённым вокруг пальца, обманутым в лучших чувствах. Подумать только, носился с ней, как с горным хрусталём, а всего-то и требовалось – применить силу, надавить, не обращать внимания на якобы нежность. Может быть, я её и «распечатал», но, по всей видимости, Белла поняла, как можно использовать свою женскую сущность, и пустилась во все тяжкие. Наверное, ей это нравилось. О, да, определённо нравилось. Память тут же услужливо подкинула несколько моментов, когда она лежала подо мной и извивалась от наслаждения и нетерпения. Прав был Грегори: вовсе необязательно запоминать их имена в те ночи, когда каждый получает то, зачем пришёл. Это был обычный секс, а я возвёл его чуть ли не в категорию светлых моментов. Исказил образ Беллы до святой добродетели. Мои воспоминания, обиды, чаяния и надежды затуманили обманутый разум, я снова встряхнул её, побуждая хоть что-то сказать в ответ. 

- Эдвард! - Она дёрнулась, но вырваться я ей не дал. Видимо, что-то в моём лице её напугало. Прикусив губу, она опустила взгляд, затем вновь резко вскинула и тихо, будто я был сумасшедшим, которого нервировали резкие звуки, добавила: - Отпусти меня, пожалуйста. 
- Я всё про тебя знаю, - выплюнул я. - Знаю, почему мать выгнала тебя из дома. Единственное, что я хочу понять: каков процент правды в том, что стало мне известно. 
Мне хотелось верить, что небольшой. Хотя вина, вдруг промелькнувшая на её лице, вновь придавила меня к земле железными цепями. 
Белла всхлипнула и сморгнула застелившие её взгляд слёзы. «Пожалуйста», - именно это читалось в её взгляде, но как я мог отпустить её, не услышав от самой Беллы правду. 
- Эдвард… я… я… не знаю, кто тебе что сказал, но мне жаль. Я была напугана, я не знала, что делать. 

- Не знала, что делать? – озадаченно произнёс я, не понимающий, куда она клонит. – Так растерялась, что бросалась в объятья каждого встречного. Хотя чему я удивляюсь? Со мной ведь было так же. 
- Я не бросалась. 
- Не лги мне. 
- Кроме тебя я больше… я ни с кем больше… никогда… я… я… 
- Чёрт тебя дери, не лги мне, Белла, - перебил я её попытки назвать секс сексом. – Этот твой, - я качнул головой в сторону дома, - давно вы спите? – На языке вертелось более грубое слово, но я почему-то не мог произнести его перед Беллой. Слишком далека она ещё была в моём сознании от таких жёстких фраз, чтобы соотносить её с ними. Несмотря на все сплетни о ней, несмотря на всю мою злость. – А его друзья? Тоже принимают в этом участие? – тем не менее, с упорством мазохиста со стажем добавил я. – Именно из-за твоей распущенности мать выгнала тебя из дома, она больше не могла справляться с тобой и отправила к отцу, так всё было? 

- Что? – Белла шокировано и с немым укором уставилась на меня. – Как ты можешь так говорить? 
Схватив девушку за запястья, я притянул её к себе, не собираясь отступать. 
- Если ты готова уделять своё драгоценное внимание доброй части мужского населения Форкса, почему бы нам не повторить? Я помню, ты была горяча, - наклонив голову, я посмотрел на её губы, вспоминая их теплоту и сладость. – Правда, если верить некоторым, не только со мной. 
- Кто тебе сказал? Стэнли? – задохнулась она. 
- Не только. 

- О, да, Джессика постаралась на славу. Откуда в людях столько злости? – Я нахмурился, не понимая, к чему сейчас вся эта философия. – Она завидует мне. Мне! Как будто у меня есть то, чему можно завидовать? А остальные? Готовы подхватить любую сплетню, только бы получить лишний повод посмеяться. Просто так, забавы ради. 
- Слухи не рождаются из ничего, но не важно. - Переместив ладонь на затылок Белле, я притянул её голову ближе, намереваясь поцеловать, но перед этим, конечно, мне требовалось ранить её ещё сильнее, поэтому я произнёс: - Просто поцелуй меня, и покончим с этим. Я устал, что ты бегаешь от меня, выставляя идиотом. Я хочу тебя, ты хочешь меня, не отрицай. Чем я хуже твоих друзей? Не понимаю. Ты же всё равно не только с ними спишь. 
- Ты, кажется, не слышал, что я говорила. Я ни с кем не сплю… не спала после тебя… 
- Ой ли? - Не дожидаясь ответа, я прижался к её губам в попытке что-то доказать или причинить боль и получить удовольствие одновременно, сам не понимая, чего мне хотелось больше. 

Но Белла сопротивлялась и так яростно, что ей удалось оттолкнуть меня. 
- Нет! – упёрлась она кулачками в мои плечи с двойной силой, поразившей меня настолько, что я уступил. – Я не спала… не спала ни с кем! После тебя у меня никого не было! Я не делала всех тех ужасных вещей, в которых обвиняет меня Джессика! Не делала! Да, я приехала в Форкс, потому что мама выставила меня из дома, но не из-за разгульного образа жизни, как ты тут выразился. Она хотела, чтобы я избавилась… избавилась от ребёнка. Твоего ребёнка, Эдвард! - Белла прижала ладони ко рту, словно так она могла заставить вырвавшиеся слова вернуться обратно, будто бы она ничего не произносила. 

Мои руки опустились, когда до меня медленно начало доходить, что она произнесла. Вернее, эти слова лишь коснулись сознания, прежде чем я начал улавливать их смысл. Однако Белла решила: раз уж начала, надо говорить до конца. 
- А я не хотела от него избавляться. Я пыталась найти тебя. И искала. Спроси Грегори, он подтвердит. Я приходила в клуб, пыталась связаться с тобой. Спроси Зафрину, я была у неё дома! Миллион раз порывалась позвонить тебе, но трусила, а потом… потом надобность отпала сама собой. - Белла смахнула беспомощные слёзы, не замечая моего молчания, она была в своём мире, мире воспоминаний. 
Я сглотнул скопившуюся во рту горечь. 
- Где… ребёнок? – Взгляд уткнулся в её плоский живот, если бы она всё ещё была беременна, это было бы уже заметно. 
- Случилось несчастье, Эдвард. Он… я… по-по-те…потеря… - кажется, она никак не могла выговорить это до конца. – Эдвард. - Она подняла свои бездонные глаза. – Его больше нет. У нас больше нет малыша. 

До меня медленно доходил весь ужас её слов, реальность, казалось, готовилась раздавить меня. Белла отвернулась, вытирая лицо рукавом натянутой на кулак толстовки. Словно в тумане, я вытащил платок и протянул его Белле, но даже не пытался прикоснуться к ней. 
- И как долго ты собиралась молчать об этом? 
- Я бы сказала, обязательно бы сказала, набралась бы смелости и сообщила тебе. Но когда я потеряла ребёнка, решила, что раз так, то и нечего тебя тревожить. Разве я знала тогда, что мы встретимся вновь? 

В памяти внезапно всплыло видение: вот она входит в класс, припозднившаяся к началу урока, прижимает ладонь к груди, где, наверняка, в диком ритме бьётся сердце, в её глазах боль и удивление, нет, вернее, шок, лямка рюкзака соскальзывает с плеча, но я уже несусь вперёд, чтобы успеть подхватить её и потребовать объяснений, что, чёрт подери, она делает в Форксе. 
- Эдвард, - всхлипнув, прошептала она, возвращая меня в настоящее. - Единственная моя вина в том, что я в какой-то степени использовала тебя, пытаясь доказать что-то матери или себе. Что я выросла или что со мной надо считаться. Это такая дурость. Но я расплатилась за неё сполна, поверь мне. 
- О чём ты? – внезапно разозлился я от её попыток возложить вину на себя, а эти слова об использовании причиняли мучительную боль. Даже сейчас она пыталась всё выставить в таком свете, что я ни при чём, что её проблемы были лишь её проблемами. 
- Это… неважно, ты прав, - покачала она головой и снова всхлипнула, поднося ладони к глазам, чтобы стереть вновь навернувшиеся слёзы, а затем взглянула на меня с таким страданием и мольбой, что после следующих её слов почва окончательно ушла у меня из-под ног: - Я хотела его. Я уже любила его. 

Застонав, я не сдержался и шагнул к ней, разрываясь от желания то ли обнять её и успокоить, то ли схватить и трясти до тех пор, пока она не скажет, что всё выдумала. Намного проще было обвинять Беллу, не чувствовать за собой грехов, но я был виноват, ужасно виноват перед ней, и не знал, что с этим делать. Мне нужно время: подумать и разобраться во всём. И желательно подальше от Беллы. Поэтому я опустил руки, так и не прикоснувшись к ней. 
- Эдвард! – крикнула она, улавливания изменения в моём настроении, но я, отрицательно качая головой, попятился. – Эдвард! – протянула Белла руку. Её лицо заливали слёзы, густые тёмные волосы завивались от влаги. В этот момент в ней была какая-то детскость и ранимость. Лишь взгляд взрослого человека – серьёзный, открытый, полный боли и опыта – нарушал картину. – Пожалуйста, не уходи. 

«Пожалуйста… не уходи». В этих словах было всё: безысходность дождливого городка, надежда на понимание, мольба обнять и успокоить, просьба о прощении. Одиночество, тяжёлое и неподъёмное, слишком большое для хрупких девичьих плеч. 
Боже, она боролась один на один с миром, она выжила, я мог предположить, как всё происходило, чего ей это стоило, но был не готов понять то, что она мне сообщила. Забеременела от меня? Это было невозможно. «Ну почему же? – тут же услужливо возразил мне внутренний голос. – Вы занимались сексом, ты не предохранялся». 
Я был беспечен и думал только о себе. Она сбежала, я был зол и думал только о себе. Я встретил Беллу снова, она отталкивала меня, а я думал только о себе. Пришёл сюда за объяснениями и думал только о себе. Даже сейчас я продолжал это делать – думать исключительно о себе. 

- Прости… мне… мне надо… мне надо побыть одному, - сквозь туман мыслей пробормотал я. 
То, что она сказала, никак не укладывалось в мою картину мира. Я мог ожидать чего угодно, только не этих её слов: ребёнок... потерять... твой. 
Дети – это не про меня. Это не моя жизнь и не моя реальность. Мне было проще принять мир, где Белла была развязной и спала, с кем попало, чем осознать свои ошибки и быть готовым нести за них ответственность. Всё прекрасно осознавая, я продолжал отрицать то, что мне открылось. Мне нужно время, я-то себя знал, нужно время наедине с собой, чтобы до конца принять случившееся, чтобы не сделать что-то неправильно прямо сейчас, не произнести ужасных слов, которым не будет прощенья. А я мог. В голове был вакуум, где крутилась одна брань, которая грозила вылиться на голову Беллы, если я сейчас не уйду. 

Поэтому я развернулся и пошёл к кромке леса, чувствуя, как туман капельками оседает у меня на коже, это в какой-то степени отрезвляло. 
- Эдвард! – Она кинулась следом за мной. – Эдвард, выслушай меня! – Белла схватила меня за куртку, но я, медленно повернувшись, аккуратно убрал её руки от себя. Мне стало почти смешно: теперь она хотела, чтобы я её слушал. – Ты не можешь просто взять и уйти. Не после всего, что я тебе сказала, - голос её почти сломался от боли. 
- Белла, на хрен, ты сказала, что была беременна от меня, ты не можешь ожидать, что я восприму это, как нечто само собой разумеющееся. 
- Я и не прошу тебя воспринимать это так, просто… поговори со мной… дай я всё расскажу… не могу это уже носить в себе. 
- Это не мешало тебе молчать столько времени. Когда я вернулся в Форкс, почему ты мне сразу ничего не сказала? 
- А ты как думаешь? Я боялась. Я и сейчас боюсь. Боюсь, что ты уйдёшь, и мне снова придётся справляться со всем одной. Ты не можешь просто так расковырять эту рану и свалить. 

Она была «обнажённой», предельно честной, но я видел, что рана, о которой она говорила, не заживала ни на секунду. Хотелось обнять её, успокоить, но как я мог сделать это, ничего не переломав ей от злости? Это была чистая ярость: на себя за глупость, на Беллу за молчание, на весь мир за несправедливость. Жизнь – дерьмо! О, сейчас я в полной мере начинал проникаться всей правдивостью данного выражения. 

- Пожалуйста, обними меня, скажи, что… скажи что… 
- Что всё хорошо? Ни черта уже не будет хорошо! 
Не сейчас, когда я узнал, что мог бы стать отцом, и эта мысль не прибавила мне радости, а также мог поломать Белле жизнь, вернее, почти сделал это, и ещё не понимал, что у каждого поступка есть свои последствия. На задворках сознания промелькнула мысль, которая подняла градус моего собственного отвращения к самому себе до небесных высот. Я чувствовал облегчение. Ведь проблемы больше не было, а значит, и не было надобности решать её. Как Белла вообще могла связаться со мной? Чёрт, я был омерзителен. 

- Пожалуйста, - не переставала всхлипывать Белла. Её голос – тихий, ранимый, наполненный слезами, которые она, казалось, вот уже тысячу лет носила в себе – сломал меня. Порывисто я обнял её, зарываясь пальцами в пропитавшуюся влагой тумана толстовку, утыкаясь лицом в её мягкие, дивно пахнущие ягодами волосы, чувствуя, как стук её сердца эхом отдаётся в моём теле. Ужасно… Это ужасно… Я не хотел отпускать её. Остаться бы так навеки и не возвращаться в реальность. Чувство потребности в ней, в её силе, в её стойкости неприятно поразило меня. Вмиг ощутив себя ещё более никчёмным, слабым, не приспособленным к жизни, я тут же до конца пропитался отвращением к самому себе. 
- Мне надо подумать, Белла, - прошептал я в её волосы, она коротко кивнула и ещё сильнее сжала своими тонкими ручками мою талию, не желая отпускать. Но я резко отстранил её, вырываясь из плена её аромата и нежной теплоты, которую даже сейчас излучала Белла. Она пыталась установить зрительный контакт, но я трусливо избегал её взгляда. Особенно погано мне стало после того, как я вспомнил, сколько чуши нагородил ей, притащив сюда. - Проклятье, дай мне побыть одному! - вырвалось у меня, и я постарался говорить тише. - Я вернусь, и мы поговорим. Но сейчас оставь меня одного. Пожалуйста, - подчёркнуто вежливо закончил я, терпеть и не сорваться было всё труднее. 

Окончательно оттолкнув её, я скрылся в тумане и, не возвращаясь к дому, побежал к шоссе по тропе через лес. «Наверное, на дороге почти нулевая видимость», - зацепил я мысль краем сознания. Но мне было по хрен… по хрен, если я разобьюсь. 
В такой ситуации это было бы даже наилучшим решением. 
Не думать ни о чём и не чувствовать вины, которая уже, как ядовитая паутина, расползалась по моим внутренностям. 

Внезапно я притормозил, упираясь ладонью в мокрый, окутанный мхом ствол дерева. Вглядываясь в туман, я ощутил себя словно на границе миров – до и после. Один был миром прошлого с его простотой, без надобности нести ответственность за свои поступки, мир, где я ничего не решал, мог плыть по течению и наслаждаться путешествием по безоблачным дням. Другой был наполнен проблемами, обязательствами, серьёзными взрослыми решениями, путь по нему не обещал быть лёгким, к тому же в нём была Белла, которая уже перешагнула эту границу. Мы оказались с ней по разные стороны. И сейчас у меня был выбор: остаться в уютном комфортном мире прошлого или двигаться вперёд в неизвестном направлении. Никто не решит моих проблем, кроме меня, а Белла никогда не уладит свои проблемы без меня. 

«Я боялась. Я и сейчас боюсь. Боюсь, что ты уйдёшь, и мне снова придётся справляться со всем одной». 
Сделав выбор, я быстрым шагом пошёл в обратном направлении. Жизнь уже никогда не будет прежней, не после того, что я узнал. 

Она стояла на прежнем месте. Плакала. Сердце сжалось от бесконечного раскаяния, когда я приблизился и молча обнял её, готовый взять на себя часть её тяжести, разделить с ней эту ношу. 


Кажется, туман начал рассеиваться... 

Оставляйте комментарии, это всегда радует)



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1718-4
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Тэя (12.08.2014) | Автор: Тэя
Просмотров: 341 | Комментарии: 8 | Теги: Словно лист на ветру | Рейтинг: 5.0/10
Всего комментариев: 8
avatar
1
8
Спасибо за главу!
avatar
1
7
good Спасибо за продолжение! Очень трогательно...  lovi06032
avatar
2
6
Ну наконец-то все узнал, посмотрим как он себя проявит теперь. Спасибо за новую главу.
avatar
1
5
Спасибо за продолжение! Очень эмоциональная глава.
avatar
1
4
ну вот давно бы так за ошибки надо отвечать fund02016 сп за главу good
avatar
1
3
Спасибо за продолжение.  lovi06032
avatar
1
2
Спасибо огромное за главу!   good lovi06032
avatar
1
1
Большое спасибо за продолжение! Как правильно, что он вернулся...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]