Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Словно лист на ветру. Глава 33

Глава 33 

Несколько дней спустя я всё ещё не знал, что делать с Беллой и с нашими… чем? Взаимоотношениями? Иногда на уроках или в коридорах школы я ловил на себе её загадочные взгляды. Словно она чего-то ждала от меня. Действий? Каких? Мы стали двумя людьми, разделившими горькую тайну. Порой мне казалось, что даже слишком горькую. 
В какой-то момент я решил, что больше не могу думать ни о Белле, ни о неродившемся ребёнке, ни о её порушенной жизни – не без моего косвенного участия. Но человеческий разум имеет замечательную особенность – стирать прошлое. Чувство вины, разросшееся до невообразимых масштабов, постепенно начало сжиматься; запустился обратный процесс, и мне оставалось надеяться, что когда-нибудь оно достигнет размеров точки и затеряется в тумане воспоминаний. Печальные и тягостные, они станут прошлым, и их заменят светлые и куда более счастливые моменты. 

Иногда мне хотелось подойти и обнять Беллу. Иногда я едва не делал этого. Всегда, если мне что-то было нужно, я шёл и брал. Почему же сейчас тормозил? 
Даже Эммет, наконец, воспрявший духом после несчастья с Розали, как-то за обедом наклонился ко мне и тихонько сказал: 
- Ты, что, разучился ухаживать за девушками? Не могу смотреть на тебя и Беллу. Пригласи её уже куда-нибудь. 
- Она не пойдёт, - ответил я, вспоминая, как Белла отказывалась от моих приглашений ещё до разговора. – К сожалению. И я уже пытался. – Я не обманывал брата, несколько раз я подкатывал к Белле с предложением подкинуть её до дома, когда она была без колёс, но она неизменно отказывалась, и после занятий я наслаждался её видом в машине выскочки-Блэка. 
Эммет фыркнул, а потом посмотрел на меня так, будто я был конченным идиотом. Видимо, он реально посчитал меня таковым, потому что добавил: 
- А ты пригласи так, чтобы она пошла. 

Поначалу совет Эммета казался мне глупым, ведь он не знал, что на самом деле произошло между мной и Беллой. Если бы она была простой девушкой, в которой я был заинтересован, проблем бы не было… Точно? Ага… Я никогда особо не прикладывал усилий, знакомства начинались сами по себе, а Лорен мне не надо было завоёвывать, она сама прыгнула мне в руки. А другие – в их взглядах читался призыв, такое особое состояние, лёгкая поволока и обещание большего – у них отказа я не знал. Легко читать по глазам, когда знаешь, что в них должно быть написано, пустые строки или адресованное не тебе можно пропускать, а Белла оставалась загадкой. До сих пор я так и не понял, почему она тогда пошла со мной до конца. Она несла какую-то ахинею про протест и вызов матери. А был ли только протест тому причиной? Я надеялся, что нет. 

Слова Эммета, однако, в какой-то степени раззадорили меня. В один из дней перед сном я лежал и размышлял на тему, что могло бы заинтересовать Беллу. Кажется, я перебирал в уме всё, что могло её зацепить, что ей нравилось. Я не так уж много знал про неё, но и этого было достаточно, чтобы план созрел сам собой. 
В конце недели, проезжая по единственной центральной улице Форкса, я увидел грузовичок Беллы, припаркованный возле супермаркета. Решение пришло молниеносно. Торопясь, я немного криво пристроился рядом на стоянке и поспешил ко входу в магазин. 
Кондиционеры работали на полную мощность, что было весьма странно для конца осени. Махнув знакомому парню за кассой, я углубился в зал, невольно поднимая воротник куртки повыше. Знакомую зелёную шапку, проплывающую за рядами товаров, я заприметил довольно быстро. Белла медленно катила тележку, снимая с полок продукты и сверяясь с небольшим списком в руках. 

Проходя мимо товаров в дорогу, я схватил с полки подушку в машину в виде дурацкой изогнутой шеи жирафа, а из корзины по центру зала – большой пакет «Эмэндэмс», и аккуратно подкрался к Белле. 
- Не забудь про дорожный набор, - напомнил я, небрежно бросая поклажу ей в тележку. 
Белла, подскочив, резко обернулась, а в этот момент подушка срикошетила от пакета молока и полетела на пол, благодаря быстрой реакции, я резко наклонился и поймал её почти у самого пола. И со смущённой улыбкой аккуратно запихал поглубже в тележку. 
Белла прикрыла ладошкой невольную улыбку, эффект, конечно, был подпорчен дурацкой подушкой, но зато она расслабилась и, улыбнувшись, посмотрела, что я ей такого подкинул. 
- Хм, разве мы куда-то собираемся? 
- Конечно, как ты могла забыть? – Белла озадаченно уставилась на меня. - Я же пригласил тебя на выставку «Город в тумане». 
- Ты не приглашал. - На лице её недоверие сменилось улыбкой. 
- Точно, значит, это я забыл. Так что приглашаю, – быстро исправился я. 

Пальцы Беллы поддели край шапки, но она неуверенно разжала их. Зря она смущалась. Шапка, конечно, была нелепой, но как-то ей шла. В Форксе стремительно холодало, того и гляди выпадет первый снег. За прошедшую неделю я уже привык видеть Беллу укутанной в тёплую одежду. Наверняка человеку из жаркого Финикса не так-то просто привыкнуть к нашим дождям и ледяному ветру с залива. 
- Когда? – Рука Беллы взметнулась к шапочке и всё-таки стянула её с головы. 
- Сейчас! Поехали? – Увидев шок в глазах Беллы, я поспешил успокоить её. – Шучу. В эти выходные. Как насчёт субботы? 
Мы же договорились общаться и не избегать друг друга ещё в тот вечер, когда я отвёз её домой с озера. Мне стало интересно, сдержит ли она своё обещание. 
- Суббота? – размышляла Белла, закусив губу. - Пожалуй, можно. А где будет проходить эта выставка? Кажется, я немного отстала от культурной жизни Форкса. 
- Ну, это в Порт-Анджелесе. 
- Ох, - выдохнула Белла, оценивая вероятность долгой дороги со мной наедине в машине и целого дня вместе. – Ну, можно, - она всё ещё колебалась. 

- Тогда договорились. Рад, что ты приняла моё приглашение. 
- По-моему, меня поставили перед фактом, - усмехнулась она. 
Я приподнял брови, как бы сигнализируя ей: «С чего ты взяла?». 
- Тебе помочь с покупками? – решил сменить я тему. - Я знаю этот магазин, как свои пять пальцев. А товары тут… вот эти хлопья очень хороши на завтрак. – Взяв коробку, я постучал пальцем по упаковке, как бы в подтверждение своих слов. – И ещё нам обязательно надо взять в дорогу мармеладных мишек «Харибо». Эммет чуть ли не плачет, если мы забываем их купить. Говорит, без них дорога – не дорога. А ты их любишь? 

Белла огромными глазами смотрела на меня, и я подумал, а не слишком ли резко начал и не выглядел ли полным идиотом. Вероятно, так и было, ибо следующие полчаса я смешил, она смеялась. Кажется, во мне умер Луис Си Кейн или Крис Рок. 

***

- Так куда, ты говоришь, вы едите? 
Шеф Свон сидел в своём любимом кресле в гостиной и казался сосредоточенным на матче. Кресло в контрасте с почти новым диваном было продавленным и скрипело каждый раз, когда отец Беллы перекладывал вытянутую правую ногу на левую и наоборот. 
В мои планы не входило встречаться с ним, но Белла была ещё не готова к выходу – или мне не терпелось, и я приехал слишком рано – поэтому, открыв мне дверь, она предложила подождать в гостиной, кинув через плечо, что вернётся быстро. 
Следующие семь минут я чувствовал себя на грёбанном низком диване, как на скамье подсудимых. Плохо, что по виду шефа Свона было не определить, знал ли он про нас с Беллой или не знал. Я не спрашивал у неё, и мне казалось, что она не стала бы делиться такими подробностями своей жизни с отцом. С отцами этим, как правило, не делятся. Но чёрт знает, как она поступила. При такой-то матери. 

Я повторно объяснил шефу Свону наш маршрут. Он буркнул, что ничего не смыслит в искусстве, а название и вовсе показалось ему нелепым. Ага… пусть больше сочиняет… Это он-то ничего не смыслит? Тот, стены чьего дома увешаны непризнанными полотнами авторства бывшей жены? 
К счастью, в этот момент спустилась Белла и избавила меня от необходимости вдаваться в нюансы современной живописи. Распрощавшись с шефом Своном, кинувшим напоследок в мою сторону задумчивый взгляд из-под бровей, мы вышли в холл. 

- Вот, чуть не забыла. – Она подхватила с полки у выхода пакет с мармеладными мишками. 
- Как бы нам не лопнуть, - пробормотал я. 
- А? – не расслышала Белла. 
- Я тоже купил, - пояснил я. - Думал, может, ты уже те съела. 
- Как? Они же были в дорогу. 
- Тогда, - лукаво улыбнулся я, уже просчитывая, куда ещё я могу пригласить Беллу. – Оставим на следующий раз. 
- Я не жадная, могу поделиться с Эмметом, - предложила она, выходя на крыльцо и прикрывая дверь. 
- Зато я жадный, - заявил я и, прежде чем она успела засунуть руки в карманы, схватил её ладонь в свою. Её пальцы дрогнули, запястье слегка напряглось, словно Белла намеревалась высвободиться, но потом, передумав, расслабилась и, шурша пакетом, полным мармелада, пошла рядом со мной по мокрой подъездной дорожке к Вольво. 
Невероятно довольный собой, я подвёл Беллу к машине и открыл перед ней дверь. Нам предстоял неспешный путь. Не меньше двух часов бок о бок. Неспешный, потому что я не собирался гнать. Тем более, отец Беллы просил быть аккуратнее на дорогах. А кто я такой, чтобы нарушать приказы самого шефа полиции? 

***

Мы бродили по полупустым широким залам Центра изобразительного искусства. Однородные серые стены, высокие потолки, лучи света, направленные на холсты, реденько развешанные то тут, то там, иллюминация, призванная подчеркнуть особенности картин и помочь посетителям погрузиться в общую атмосферу. На этот раз тумана и дождя. 
Возможно, кому-то тема могла показаться мрачной и скучной, но я знал, что Белла оценит, чувствовал это. И выставка действительно её увлекла. Она ходила от картины к картине, всматриваясь в призрачные силуэты городов и людей, укутанных в серую, иногда фиолетовую, реже лиловую или синюю дымки. 

Я видел восторг на лице Беллы, когда она анализировала технику, которой писал художник, она то сцепляла, то расцепляла руки, покусывала губу и, можно было биться об заклад, прикидывала в уме, а каково это, так изобразить окружающий мир: фактурно и с пастозностью, чтобы он вышел ярким и загадочным. 
В конце концов, мы повели себя как любые студенты художественных курсов, сели на пол и достали из рюкзаков альбомы для набросков, чтобы попытаться скопировать сотую часть кропотливого труда, выставленного перед нами. 
Белла предпочла карандашу или углю соус, перерисовывая линии моста Золотые ворота. В оригинале опоры тонули в молочном тумане, у Беллы же, благодаря материалу, набросок приобрёл лёгкость, как бы то ни было, мы вносили что-то своё, не способные копировать без вмешательства собственного «я». 
- Здорово, - искренне похвалил я, - очень удачно. Посмотри, как здесь мерцает. – Я указал на фонари моста на оригинале и на её варианте. 
- А мне нравится, как у тебя вышла дымка между подвесными тросами, - в свою очередь заметила Белла, - так естественно. 
Мы улыбнулись друг другу. На душе было легко и спокойно. Неожиданная мысль вдруг потрясла меня – мне нравилось общаться с Беллой, просто находиться рядом, делать что-то вместе… это было так… естественно. 

- Можно мне посмотреть твой альбом? – немного застенчиво попросила Белла и потёрла пальцы друг от друга, убирая следы соуса с них. 
Недолго поколебавшись, я кивнул. Пусть смотрит, даже если она найдёт то, что её удивит, пусть так. 
Белла приняла мой альбом как высшую драгоценность, аккуратно и неторопливо перелистывая страницы. Он был один из многих, заполненный не больше чем на треть. Между её бровей залегла морщинка, когда она разглядывала пейзажи нашего сумрачного городка и вид из окна моей комнаты, написанный раз десять, не меньше. 
- Это в разное время суток, - пояснил я, - и при разной погоде. 
- Каждый раз тебе удаётся уловить что-то новое, - отметила она. 
- Нет, это мир меняется, я лишь запечатлеваю моменты. – Я прочистил горло, немного смущённый её похвалой. 

Белла откинула мешающие волосы со лба и наклонила голову к плечу, продолжая рассматривать последние минуты перед закатом, солнце прыгало по макушкам прапрадедовских елей, нарисованных мной, надо отметить, весьма небрежно и без должного уважения. Меня в тот момент, кажется, больше интересовало небо – причудливый размах облаков. 
- Кто-то увлекается фотографией, снимает одни и те же места, а я делаю наброски. 
- Я тоже иногда балуюсь, - призналась она и рассмеялась, когда на смену природе пришло лицо моего кривляки-брата. 
- Человек-эмоция. 
- Да, не думала, что Эммет может быть таким забавным. 
- Просто ты познакомилась с ним не в лучшее время. 

Она помрачнела и перелистнула ещё пару страниц, затем краем глаза взглянула на меня. 
- Вы ещё ездили искать этого… подонка? Или забили? 
- Один раз. И ещё поедем. – Вылазка оказалась пустой и бессмысленной. Брат был крайней расстроен, зато, благодаря рисунку Беллы, мы точно знали, кого ищем. - Эммет не сдаётся. 
- И правильно, - кивнула Белла с убеждённостью. В её глазах полыхнули искры гнева за Розали и за ту пострадавшую девицу. 
- Я бы выждал немного. Прямо сейчас он бездействует. Ведь его почти поймали с поличным. – Белла снова кивнула, соглашаясь с моими доводами. 
А потом наступил тот момент, которого я ждал с той секунды, как она полезла в мой альбом. Мне не было неловко, я не хотел проваливаться сквозь землю, хотя и ожидал каких-то подобных ощущений от себя, напротив, теперь я, не таясь, ждал её реакции, надеясь, что она мне скажет о многом. В конце концов, мир вокруг я рисую, сколько себя помню: ситуации, дома, природу, людей, из головы и… с натуры. 

Девушка на наброске стояла спиной, правое плечо слегка приподнято, а тонкая бретелька, балансируя на грани, готова с него соскользнуть. Молния частично расстёгнута, а копна мягких, уложенных крупными локонами волос, перекинута на бок. У девушки был виден лишь профиль и смущённо опущенные веки с длинными загнутыми ресницами. Невинность и соблазн. Но даже этого было достаточно, чтобы понять, кто изображён на рисунке. Я даже точно не помнил, как нарисовал его, очередной раз вспоминая наш первый вечер на крыше и комнату клуба. И Беллу… невинную и влекущую. 
- Что это? 
- Это… мои фантазии. – Я очень старался не смущаться, а вот щёки Беллы порозовели. 
- Эдвард Каллен… мне начинать тебя бояться? 
Она повернула голову в мою сторону, и её ресницы дрогнули, когда наши взгляды встретились, мы испытующе смотрели друг на друга. Переместив взгляд ниже: прямо на её рот – манящий и влекущий, полный ягодного вкуса и сладости, которую мне ни за что не забыть – я сказал себе: «Даже и не думай всё испоганить. Держи себя в руках». 
- Ни в коем случае, Белла, - произнёс я сухим, треснувшим голосом, - ни в коем случае. 

***

Чуть позже мы сидели в итальянском ресторанчике в городе. Выйдя из галереи, мне не хотелось так быстро завершать день и ехать обратно в Форкс, хотя мы немало времени провели, изучая выставку. Я предложил Белле пообедать, и она – о, чудеса! – согласилась. 
- Итальянские рестораны – это классика, они везде. По всему миру, - рассказывал я, пока мы наслаждались своими блюдами. 
- Я дальше Финикса и Форкса особо не ездила, - пожала плечами Белла. – Но паста здесь восхитительная. – Она подцепила кончиком вилки своё орекьетте и отправила в рот. 
- Ну, я тоже только начинаю путешествовать. Куда бы тебе хотелось поехать? 
Она пожала плечами и неопределённо ответила: 
- Куда-нибудь. 
- Куда-нибудь – это довольно расплывчато. 

Официантка, подойдя, забрала наши пустые тарелки и принесла чай. 
- Ну, - протянула Белла, когда мы снова остались одни, - может, в Италию. 
- Почему? – тут же поинтересовался я. 
- Моя прабабушка была итальянкой. Мама говорила. – Белла крайне редко заговаривала о своей матери, а когда делала это, на лице её устанавливалось весьма странное выражение: смесь неуверенности и сожаления. Вот и сейчас я наблюдал нечто похожее. – Или… это хороший повод испытать на деле, насколько отличается настоящая итальянская кухня от того, что мы с тобой едим прямо сейчас. 
- Это повод, - согласился я, с улыбкой смотря на Беллу и представляя, с каким энтузиазмом она бы путешествовала по Италии. 

Кажется, она была открыта всему новому. И я внезапно понял, как бы мне хотелось быть причиной этого удивительного восторга, так редко загорающегося в её глазах. Я бы мог показать ей мир. Наш мир… свой мир… то, что рядом… хотя бы Форкс и наши окрестности… то, что она ещё не видела, то, куда могу отвести её только я. 
- Мне бы хотелось пригласить тебя в одно особое место? – интригуя, начал я, наблюдая, как её пальцы мнут уголок салфетки. 
- В какое? – тут же заинтересовалась она. – И что в нём особенного? 
- Это секрет, - тут же нашёлся я, чем ещё больше подогрел её интерес. 
Подошла официантка и поставила перед нами десерт: шоколадный кекс с шоколадом. Божественно. И ничем его не испортишь. 

- Ну, мне уже любопытно. – Белла вертела в руках вилку, не зная, с какой стороны приступить к своему кексу, затем аккуратно опустила её на салфетку и взглянула мне в глаза. – Может быть, хоть чуть-чуть намекнёшь, что это? 
- Не могу, - признался я, отчаянно желая прямо сейчас схватить её и увезти туда, но прекрасно понимал, что ещё не время и не повод. – Мне бы хотелось, чтобы ты сама почувствовала его особенность. 
- Вот как? 
- Да, знаешь теорию навязанного мнения? – Я неопределённо махнул ладонью. – Ну, когда человек, уже основываясь на чьих-то высказываниях или рекомендациях, выстраивает собственные суждения… о чём-либо. Это мешает восприятию. 

- Ради чистоты эксперимента? 
- Знаешь, это как третье меню «N», которое выбираешь в ресторане в темноте? 
- Что это мы сегодня всё о ресторанах? – рассмеялась она и вернулась к десерту. 
- Даже не знаю… - Я присоединился к ней, вилкой ломая свой кекс пополам, тут же моя тарелка заполнилась горячим тёмным шоколадом. 
- Погоди, ты сказал «в темноте»? 
- В абсолютной. 
- Кто захочет есть в темноте? 
- О, поверь мне, многие. У нас тоже есть такие места, но… не в этом городе, конечно. – Жаль, что мы не в Финиксе. Он был более крупным, и там я знал, куда можно было бы пригласить Беллу и что бы ей понравилось. – Обычно на выбор даётся три меню. В двух – расписаны блюда, а третье является загадкой. И тебе остаётся полагаться только на свои вкусовые рецепторы, чтобы определить, что ты ешь. 
- Здорово, - искренне улыбнулась Белла. – Я бы попробовала. 
Она была открыта всему новому. 
- Да, это здорово. В это лето я первый раз попал в такое место в Париже. Мы долго гадали, что же нам подсунули на тарелки. Благо, на выходе можно было посмотреть, что мы съели. Никого не стошнило. Честное слово. 

Лицо Беллы погрустнело, а взгляд потух и застыл. Какой же я идиот. Заговорил про Париж. Пока она решала проблемы и была беременна моим ребёнком, я развлекался с Лорен в Европе. 
- Лорен. - Она будто бы прочитала мои мысли. 
Я тут же начал что-то бормотать, но Белла покачала головой. 
- Лорен. Там. 

Белла взглядом указала на дверь, и я обернулся. На пороге у стойки администратора замерла моя бывшая с подругами. Вид у неё был растерянный, а взгляд ледяной, не стоило сомневаться, что она приехала в выходной за покупками, после удачного пробега по магазинам решила зайти с подружками и чего-нибудь перекусить и наткнулась на нас. Также не стоило сомневаться, что, если не благодаря ей, то её компании, новость о том, что мы с Беллой ездили в Порт-Анджелес вместе, станет всеобщим достоянием и сладкой новой сплетней на целых несколько дней. Впрочем, мне было всё равно. До тех пор, конечно, пока это не касалось Беллы, не причиняло ей неприятностей. 

Лорен что-то сказала подругам, те одарили нас с Беллой убийственными взглядами и ретировались. Колокольчик на двери тихо звякнул. 
- Ты знаешь… ей всё ещё больно, - зачем-то заметила Белла с грустью и странным в данной ситуации сочувствием. 
Если она хотела пристыдить меня, то ей это отчасти удалось. В момент меня шандарахнуло по мозгам: каково было Белле понять, что я переспал с ней, будучи несвободным… находясь в отношениях с другой? Расценивала ли она это как измену? Как это расценивал я сам? Тогда никак. И это правда. Потому что, даже несмотря на Лорен, я не просто думал, я ощущал себя свободным. Но сейчас я вдруг испугался, а не станет ли этот момент звоночком для Беллы… своеобразной галочкой о моей ненадёжности. Очередным поводом прекратить общение и не идти на контакт? Мне не хотелось возвращаться к этой бессмысленной беготне друг от друга. Она от меня, а я за ней. И ещё я вдруг испугался, что если выскочка наберёт в её глазах несколько пунктов и обгонит меня… А? О чём это я? Это, что, блять, грёбанное соревнование? 
Но не вдаваться же мне сейчас в подробности наших взаимоотношений с Лорен! Она – последняя тема, которую мне хотелось обсуждать с Беллой. 

Поэтому я просто отрицательно покачал головой, никак не озвучивая то, что ни при каких обстоятельствах не стоило говорить одной девушке о другой. Разговоры о бывших ещё никого ни к чему хорошему не приводили. 
Мы закончили наш десерт не в молчании, что уже хорошо, хотя предыдущая лёгкость разговора куда-то ушла. 

Вскоре я попросил счёт у официантки. 
- Поделим? – предложила Белла, но я так красноречиво посмотрел на неё, ничего не говоря, и, вытащив из кошелька наличные, бросил их на стол. 
Затем встал и уже без приглашения и лишних колебаний взял её за руку. Белла хотела что-то сказать, но передумала, лишь мотнула головой, словно проспорила сама себе. 


Кажется, у них всё начинается заново? А вы что думаете?



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1718-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Тэя (28.08.2014) | Автор: Тэя
Просмотров: 674 | Комментарии: 8 | Теги: Словно лист на ветру | Рейтинг: 4.9/23
Всего комментариев: 8
avatar
0
8
Классный фанф,респект автору, но уже год прошел с опубликования последней главы, а продолжения все нет. Очень жаль, хотелось бы узнать как " жили они долго и счастливо"! Спасибо.  good good lovi06032
avatar
1
7
Большое спасибо за продолжение! Вроде, все налаживается...
avatar
1
6
Спасибо за продолжение.  cwetok02 cwetok02 cwetok02
avatar
1
5
Спасибо огромное за главу!  good lovi06032
avatar
1
4
Благодарю за долгожданное продолжение! Спасибо!!!  good
avatar
1
3
Спасибо за главу! Я надеюсь все будет хорошо! Они любят!! Все наладится.
avatar
1
2
Спасибо.
avatar
1
1
Спасибо за главу!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]