Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Словно лист на ветру. Весна

Весна

Настоящая, а не календарная весна, как считала Белла, начиналась, когда солнце не просто отмеряло длительность часового дня, но и начинало греть. Так приятно было поднять лицо к небу и подставить его под первые робкие тёплые лучики.

Облака куда-то разлетелись, голубая гладь была низкой, но совершенно чистой. Природа оживала. Город оживал. Просыпалась от затянувшегося сна и сама Белла.

Стоило оттаять газону на спортивном поле, как полный энтузиазма мистер Клапп всех выгнал порезвиться на улицу. Белла своё уже отработала и теперь сидела на трибунах в заботливо накинутой Эдвардом куртке, то и дело дотрагиваясь до ушибленной щиколотки. Надо ж было так неаккуратно поскользнуться на ровном месте.

Эдвард время от времени посматривал на неё с поля – там ребята из команды перекидывали друг другу мяч, разогреваясь для футбольной партии; он то махал ей, то просто посылал внимательные взгляды.

- Ну, как ты? – Рядом на скамейку шлёпнулся Алек.

- Жива, почти здорова, - попыталась пошутить она.

- ДОктора?

- Ну уж нет, думаю, обойдусь. – Белла даже немного содрогнулась, больниц за последний год в её жизни было предостаточно. – А ты чего не играешь?

Алек немного помедлил с ответом, откинулся назад на локти и прищурил глаза от солнечного света.

- Ушёл из команды. А просто так разминаться – нет желания. Зачем дразнить себя? Других? – И с иронией добавил: – Харрис вон по самые уши счастлив. Пусть наслаждается. Это его звёздный час. И ничего что под самый конец года.

- К-как ушёл? – запнулась Белла. Алек был прекрасным игроком, и ему светила спортивная стипендия – это все знали. Сейчас, когда до взрослой жизни оставалось с полшага, был неподходящий момент разбрасываться такими перспективами и возможностями.

- Понимаешь, решил поступать в Северо-Западную Академию. Спорт, конечно, хорошо, но не то, что мне надо.

- А что тебе надо?

Алек таинственно ей улыбнулся.

- Мне надо в Северо-Западную Академию. Позарез.

- Ммм…

- Я, кстати, уже отправил им документы. Жду вот приглашения.

- Уверен, что оно придёт?

- Придёт! – В его голосе не было ни тени сомнения.

Парень ухмыльнулся. Ну не мог же он ей напрямую сказать, что идёт по следам Синтии. О его планах знал только Эдвард. Конечно, тот покрутил пальцем у виска, но удачи пожелал.

Алек сегодня был вообще в странном расположении духа: ему хотелось отвесить хороших пинков и Эдварду, и Белле. Сам он время терять не привык, а друг тормозил, да и la dame de ses pensées, то бишь дама его сердца, никак не могла решиться на ответные действия.

Белла лишь закатила глаза, а после перевела взгляд на поле. Эдвард смотрел в их сторону, затем помахал ей, и она подняла руку в ответ.

- Когда так долго пытаешься вытравить кого-то из головы, а это не получается, - медленно начал Алек, снова привлекая её внимание, - приходишь к мысли, что сердце лучше холодного разума знает, что тебе нужно.

- Философское настроение?

- Типа того. – Он быстро выпрямился и передвинулся, повернувшись всем корпусом к Белле и оседлав скамейку. – Вот ты чего хочешь?

Спокойствия? Счастья? Самореализации? На ум Белле тут же пришло с десяток вариантов, а сердце вдобавок сжалось ещё от одного нереализованного желания.

- Вот Лорен точно знает, чего хочет.

- Что? – Белла резко обернулась к полю и посмотрела в направлении, в котором указывал Алек. Меллори, сложив руки на груди, следила за разминкой Эдварда. Возле неё тёрлись подружки, компания о чём-то оживлённо шепталась.

- Не что, а кого. Эдварда, конечно. Он ей нужен, вот прям ну очень…

В груди у Беллы что-то зашевелилось. Ревность?

- А она ему? – Белла сглотнула в ожидании ответа.

- А она ему, видимо, не очень, но, впрочем, это ты лучше у самого Эдварда спроси. Ему-то виднее.

- Обязательно спрошу.

- Белла?

- Ммм?

- Вы скоро разъедетесь. Мы все скоро разъедемся. Разлетимся по разным штатам. А потом что? Хоп, и десять лет встречи выпускников?

Алек вскоре ушёл, а Белла призадумалась над его словами. Ведь всё так и выходило: Эдвард уедет, и они долго не увидятся, или, что ужасно, она потеряет его навсегда. Ни встреч, ни звонков, ни писем. Ничего.

Да, как просто было бы сейчас перейти черту, но за этой чертой было нечто, приводящее её в замешательство.

Отношения не ограничатся одними поцелуями.

А как? А что? Она боялась. Её внутренний подросток застывал в ужасе от мысли о возможных последствиях. А её внутренняя женщина, уже начинающая не просто просыпаться, а расправлять плечи, затрепетала от предвкушения.

Извечная борьба: хочу и нельзя.

Вот взять бы и наплевать на всё.

На всё.

***

Эдвард аккуратно вёл Беллу малохоженой тропой. Несколько лет назад он обнаружил это место и иногда любил приходить сюда, чтобы побыть одному. Часто брал с собой альбом для зарисовок, благо, природа не терпела однообразия, и всегда находил новые детали и новые краски в уже привычном пейзаже.

Его могли привлечь даже такие мелочи, как бабочка, по-особому сложившая крылья, или травинка, согнутая его же неосторожной ногой. Эммет такие изображения шутя называл макросъёмкой, а его матери они нравились, она даже несколько зарисовок определила в скромные металлические рамки и повесила у себя в кабинете.

Он давно хотел привести сюда Беллу, ещё с того времени как в художественном классе увидел на её мольберте серые унылые скалы местного побережья. Но Эдвард знал, что показывать поляну надо обязательно весной. Кто не видел это место в цвету, тот навряд ли оценит и другие его состояния.

- Здесь осторожней, - предупредил он, когда тропа пошла в горку.

- Мы уже так далеко ушли.

- Не волнуйся, обратную дорогу найдём. Я так часто в своё время сюда ходил, что, кажется, с закрытыми глазами пройду этот путь от и до: знаю тут каждый выступ, каждый торчащий корень. – Эдвард поправил рюкзаки на плече. Как настоящий джентльмен он, безусловно, взялся нести и ношу Беллы. – Почти на месте.

- Это хорошо, - произнесла Белла и споткнулась, раскрытой ладонью она затормозила о спину Эдварда.

Тот обернулся и, покачав головой, наклонился завязать ей шнурок на ботинке.

- Ну, я уж не настолько несамостоятельна, - возмутилась Белла, но Эдвард лишь отмахнулся.

Тропинка ещё чуть-чуть повиляла, растительность поредела, а когда деревья расступились, пара вышла на широкую разнотравную поляну, залитую солнечным светом. Здесь уже вовсю буйствовала весна. Фиолетовый, белый различной глубины, ярко-алый, яично-жёлтый, нежный лавандовый – гармония при всём разнообразии.

- Какое… чудо, - восхитилась Белла.

Эдвард усмехнулся так, как умел только он - уголком рта, и у Беллы всё внутри затрепетало от этой улыбки, действующей на неё с большим эффектом, чем самое откровенно прикосновение. Эта улыбка рождала предвкушение, а тепло его ладони вызывало покалывание в самых чувствительных частях её тела.

- Да ты подготовился! – Она смотрела на свёрнутый плед и контейнер с сэндвичами, яблоки и лимонад, которые Эдвард извлекал из рюкзака.

- Обижаешь. Конечно, подготовился. Давай устраиваться.

И они устроились. Эдвард уговорил её прилечь, и Белла раскинулась на покрывале, смотря в бесконечное голубое небо и слушая звуки леса и поляны. На неё снизошло спокойствие. Краем глаза она смотрела на Эдварда, когда он опустился рядом, заложив руки за голову.

- Полежим немного.

Это был не вопрос, так, мысли вслух, но она всё же что-то утвердительно промычала в ответ.

- Вот и лето скоро, - чуть погодя сказала она ясному небу.

- Это Форкс, на следующей неделе может пойти дождь, который будет лить не одни сутки, ты уже успеешь позабыть, что недавно было тепло и так многообещающе.

- В Финиксе такого нет. Всё предсказуемо.

- Хочешь поговорить о погоде? – усмехнулся он, и Белла покачала головой.

Эдвард пошевелился, убирая ладони из-под головы. Теперь их руки лежали совсем рядом, пальцами они едва касались друг друга, что вызывало у обоих мелкие электрические токи, пролетающие по их телам то и дело.

- Ты… поедешь в Финикс?

Эдвард спросил аккуратно, зная, что разговоры про мать всё ещё причиняли Белле боль. Она как могла объяснила ему мотивы поступков Рене. На его взгляд, они и яйца выеденного не стоили. Так уж случилось, что мягкость и доброта Эсме, широта её души, материнская любовь и забота служили для Эдварда эталоном родительского отношения. Иного он не понимал.

- Да, навещу Рене. Она же сделала шаги к примирению. Чарли уверен, мне надо пересмотреть своё отношение. Да и мама обещала… ну… стать мягче что ли.

Ей хотелось до конца простить мать, может быть, она даже и простила её. А ещё ей хотелось уткнуться той в колени и поплакать. Но сложно представить, что такое возможно, ведь ни разу в жизни между ними не было подобной близости.

- Наверное, это правильно.

- Наверное?

- Посторонним людям можно и не давать второго шанса, а родным следует предоставить на эти шансы безлимит.

Белла ненадолго призадумалась. Быть может, Эдвард был прав.

- А ты… поедешь в Финикс? – вернула она тот же вопрос.

Эдвард ответил утвердительно.

- Собираюсь в июле.

- Один? – Белла закусила губу, Эдвард медленно повернул голову в её сторону. В памяти у неё всё крутились слова Алека про Мэллори.

- Один.

- А Лорен не собирается?

Эдвард поднялся на локте, теперь уже нависая над Беллой.

- Даже если собирается, то мне об этом ничего неизвестно.

«Да пошло всё», - подумала Белла.

Рука её поднялась сама по себе и легла ему на грудь, пальцы вцепились в мягкую ткань рубашки. Она слегка потянула его на себя, и Эдвард поддался и наклонился ещё ниже, закрывая для Беллы окружающий мир. Взгляд её был устремлён на его губы. Он, в свою очередь, смотрел на её мягкий чувственный рот.

Других приглашений не потребовалось. А ещё ему очень хотелось прижаться к Белле всем телом и поцеловать её, что он и сделал.

На обратном пути, который традиционно показался обоим короче дороги до поляны, разговор как-то сам собой зашёл про Джейкоба. Они говорили про общих знакомых, и Белла упомянула, что Джейк собирается с группой на осенний фестиваль в Чикаго. Ну, конечно же, Эдвард не смог удержаться и нелестно прошёлся по творчеству и возможностям извечного соперника.

- Не смей так про него говорить, - резко взвилась Белла, выдёргивая ладонь из руки Каллена. – Он талантливый. У него всё получится. Слышишь, всё у него получится.

Эдвард немного растерялся от такой горячности и поругал себя за необдуманные слова. Вот снова: только ему показалось, что между ними стало всё налаживаться, ситуация опять развернулась на сто восемьдесят градусов.

- И вообще. – Тряхнула волосами Белла, складывая руки на груди. – Возможно, я поеду с группой. Джейкоб считает меня частью команды.

- Ты уезжаешь с Блэком? – сдавленно произнёс шокированный Эдвард.

- Ещё не решила.

- То есть ты реально рассматриваешь такую возможность?

- Да, рассматриваю.

Слова Беллы всё не шли у Эдварда из головы. Уже дома он измерил шагами всю спальню. Лёжа на кровати и смотря на картину с садом и беседкой, представлял, как Белла уезжает с Джейком… со всеми вытекающими оттуда последствиями.

Нет, такого он позволить ей не мог. Определённо.

Как, когда, куда делся беспечный подросток, которым он был совсем недавно, которому было плевать на многие вещи, Эдвард так и не понял. Он чувствовал, что изменился, вернее, ещё менялся. Такой медленный, аккуратный процесс происходил в его душе и в его голове во многом благодаря Белле и их истории. Ему хотелось продолжать заполнять страницы их жизни вместе, а теперь она, видите ли, собралась куда-то там с этим Блэком.

Будучи не в силах оставаться в четырёх стенах и чувствуя неотложную потребность поговорить с Беллой лицом к лицу, он выскочил из дома и, запрыгнув в автомобиль, помчал к дому Свонов. Припарковался на соседней улице и пробрался окольными путями к ним на задний двор. Время было далеко не детское, но свет, горящий в одном из окон, указывал путь. Эдварду оставалось лишь надеяться, что он не ошибётся и не попадёт прямиком к Шефу Свону.

Подняв мелкие камешки с земли, он принялся подкидывать их вверх, некоторые долетали точно и с тихим царапаньем ударялись о стекло.

Всё складывалось удачно – крепкая ветка старого дерева вела прямо к окну, а это действительно оказалась комната Беллы. Она уже распахнула створку и вглядывалась в темноту, пытаясь определить источник беспокойства.

- Эй, - позвал он аккуратно, надеясь, не напугать. – Я хочу подняться.

- Эдвард?! – громко сказала она, а затем быстро прижала ладошку ко рту. – Ты что тут делаешь?

- Я поднимаюсь, - отрезал он безо всяких объяснений.

Белла что-то там завозражала, но он её уже не слушал, сосредоточившись на подъёме. Да, нечасто ему приходилось лазить по деревьям, ещё реже – балансировать на отдельной ветке. Эдвард успешно добрался до карниза и, вцепившись в него, глянул вниз. Голова чуть закружилась.

- Как хорошо, что у тебя второй этаж, а не десятый.

- Эдвард, что ты делаешь?

Неужели она собиралась разговаривать с ним через окно?

- Впусти, а то упаду, - со смешком пригрозил Каллен.

- Ты сумасшедший? – Белла нервно хихикнула.

- Милая, открой пошире. Нам срочно надо поговорить.

- Срочно… да уж, вижу.

Секунда-другая, и Эдвард спрыгнул на пол комнаты. Белла присела на кровать, поджав под себя ногу, и переложила с одеяла на тумбочку большой перекидной блокнот. Видимо, когда он её побеспокоил, что-то в нём писала.

Эдвард заметил, как она была одета: короткие пижамные шортики и топ на кружевных бретельках. Забранные в хвост волосы открывали тонкую беззащитную шею, к которой безумно хотелось припасть губами в поцелуе, а потом уткнуться носом во впадинку ключицы и вдохнуть тонкий изысканный аромат её тела. Поцелуи на поляне взбудоражили его.

Белла видела, как Каллен сглатывает, смотрит на неё, затем переводит взгляд в сторону, и его глаза округляются от изумления.

- Это моё, - только и произнёс он, указывая на картину. – А я всё недоумевал, куда она пропала. Зафрина так и не смогла найти.

Белла в смущении покраснела. Ну как она забыла об украденной картине. Конечно, если бы она приглашала Эдварда к себе в комнату с центрального входа, уж позаботилась бы о том, чтобы убрать её подальше. В такой ситуации оправдываться не стоило, поэтому она сложила руки на груди и выдала в ответ:

- А у тебя моё.

- Твоё?

- Белый бельведер… парк… я оставила её взамен.

- Взамен?

Эдварду казалось, он растерял остатки разума и только и был способен переспрашивать, как какой-то болван.

Девушка-мечта на картине сидела сейчас перед ним. Как он мог забыть её тонкие щиколотки, обвитые золотистыми ремешками сандалий, соблазнительный профиль и нежную линию плеч. Первый и единственный раз он видел её такой. Больше никогда Белла не позволяла себе ни откровенной одежды, ни неприкрытого флирта. А Эдварду снова хотелось туда, в звёздную ночь, к той, что так свободно льнула к нему на танцполе и поднимала тосты за безрассудность и земные пороки.

Первый шаг было сделать легко, Белла лишь запрокидывала голову, безотрывно глядя на него, пока он шёл до кровати.

Вот как-то так они и оказались на ней вдвоём. Он совсем не собирался переступать черту, когда направлялся сюда. Но желание было сильнее Эдварда. Ему, наконец, удалось добраться и до её шеи, и до плеч и, немного замешкавшись, обхватить ладонью ладное полушарие груди.

- Белла, я?..

- Мы не…

- Что?..

- Ах. – Руками Белла обхватила его за шею, а пальцами зарылась в волосы, мягко поглаживая затылок. Эдвард задрожал, когда она нашла его чувствительные точки.

Сладкие глубокие поцелуи. Отдалённый привкус фруктовой зубной пасты. Они вжимались друг в друга и дрожали от возбуждения и желания, которое сдерживали так долго. Белле казалось, что в груди у неё образовался огромный горячий шар, постепенно спускающийся всё ниже и ниже. Она сжала бёдра, пытаясь унять жар и покалывание, но это лишь их усилило.

Эдвард совсем не облегчал её состояние, когда твёрдой плотью сквозь одежду вдавился ей в низ живота. Оба ойкнули одновременно.

- У меня на тебя стоит, - выдохнул он ей в ухо.

Белла прикрыла глаза. Вот как здорово было бы сейчас наплевать на всё, но она уже как-то так сделала. И получила по полной.

- Эдвард, я не могу… - Она толкнула его кулачками в грудь и отвернулась.

Каллен чуть ли не зарычал от досады, ему хотелось взять своё. Кажется, прошла вечность с тех пор, как он последний раз занимался сексом. Но в голове постепенно прояснялось.

Это же Белла, его Белла.

Тут же он с нежностью погладил её по щеке и, взяв за подбородок попросил посмотреть на него.

Взгляд Эдварда был затуманен желанием, но, как бы велико оно ни было, он ещё окончательно не растерял здравомыслия.

- Белла, я не за этим сюда шёл.

- Правда?

- Да. Хотел кое-что тебе сказать.

- Что?

- Чёрта с два я отпущу тебя куда-то с Блэком.

Они, конечно, долго разговаривали. О всяком. И целовались то и дело. Наконец, Белла уснула в его объятьях, а он, немного погодя, как они и условились, спустился вниз тем же путём, чтобы уехать домой.

Но внизу его ожидал сюрприз.

- Сынок? – ровный сухой голос остановил его и заставил замереть на месте. – Есть ли идеи, что мне с тобой делать?

В тени крыльца, выходящего на задний двор, на небольшом пластиковом стуле, вытянув перед собой ноги, сидел отец Беллы. Видимо, он не так давно пришёл с дежурства, так как был ещё в полицейской форме.

- Ш-шеф С-свон? – Эдвард запнулся, но всё-таки сумел выдавить из себя эти два слова.

Чарли положил руку на пояс, куртка его распахнулась, и Эдвард увидел не снятую по приходу домой кобуру. Видимо, отец Беллы намекал, какие возникли идеи лично у него.

- Карлайл – мой добрый приятель, да и Белле ты небезразличен, как и она тебе. Я помню, что ты сделал для неё на той лодочной станции, как рисковал собой. Поэтому у меня дилемма. – Чарли посмотрел вверх и вздохнул. – Давно это продолжается?

- Ничего не продолжается. Нам просто надо было срочно поговорить.

- А телефон на что?

- Срочно, - подчеркнул Эдвард, немного расслабившись, понимая, что Чарли его убивать не собирается. – С глазу на глаз.

- Только не говори, что ты её на выпускной приглашал? – Эдвард был безмерно благодарен, что Шеф Свон по-прежнему сидит, иначе он просто не знал, как бы отреагировал. – Давай вот так: это первый и последний раз, и чтобы больше я подобного не видел. С другой стороны дома есть удобное крыльцо, можешь пользоваться им так часто, как тебе хочется. И гостиная на первом этаже в вашем распоряжении.

Нахлынуло облегчение: калечить его тоже не будут.

- Шеф Свон, я…

- Эдвард, – перебил Чарли, нахмурившись, – я не настолько глуп, чтобы не сложить два и два.

Каллен вдруг с ошеломляющей точностью понял, о чём именно заговорил Чарли.

- Шеф Свон, я и не предполагал…

- Эдвард, я не собираюсь с тобой это обсуждать. – С каким-то даже разочарованием произнёс Чарли. Каллену было невыносимо слышать лёгкую издёвку в голосе отца Беллы. – Просто учти, для меня нет ничего важнее счастья дочери.

- Для меня тоже очень важно счастье Беллы.

Обмен взглядами затянулся, но, в конце концов, Чарли медленно кивнул.

***

- Так хорошо, - выдохнула Белла и прижалась щекой к плечу Эдварда.

Они сидели на уединённой скамейке под раскидистым земляничным деревом, сгущались сумерки, природа затихала, но сюда долетали звуки музыки из то и дело распахивающихся дверей спортивного зала, который на этот вечер переоборудовали для выпускного.

- У нас сегодня действует комендантский час? – поинтересовался Эдвард.

После той ночи Чарли установил твёрдые рамки для их общения: звонки, контроль, регламентированное время для свиданий. Белла не понимала, что случилось с отцом, а Эдвард решил ей ничего не говорить про сцену на заднем дворе – зачем смущать её ещё больше?

- Папа ничего не говорил.

- Отлично, значит, не будем спешить.

- Вообще для чего всё это? Скоро мы разъедемся по колледжам. Будто пара месяцев что-то там решат.

- Да, дальше взрослая жизнь.

- Звучит как-то предостерегающе. Аж мороз по коже. – Белла отодвинулась посмотреть на него, но быстро прильнула обратно, на улице стало довольно свежо. На ней было лёгкое шифоновое платье, вязаная кофта, конечно, грела, но не так хорошо, как объятья Эдварда.

- Как твоя речь?

Послезавтра на вручении дипломов Белле предстояло держать слово. Она сама не понимала, за какие заслуги ей поручили это дело. Пусть отношения с одноклассниками немного и потеплели за прошедшие месяцы, она всё же считала, что в школе у неё есть лишь один настоящий друг – Эдвард.

- В процессе. - Она поддела его плечом. – Может, выступишь за меня? Боюсь запнуться и забыть весь текст.

- Готов поработать суфлёром или написать подсказки на больших карточках. – Эдвард поцеловал её в макушку. – Ты справишься.

- Эх, отказываешь. Ну, попытаться стоило.

Он поднялся со скамьи и потянул её за руку.

- Пошли потанцуем.

- Ну… я… - Белла с неохотой посмотрела на спортивный зал, в открытых дверях которого застыла вечно недовольная Лорен Мэллори.

Эдвард отвлёк её внимание, указывая на импровизированную временную беседку, декорированную вьющимися растениями и увешанную светящимися гирляндами.

- Можно здесь. Только ты и я.

- Только ты и я, - повторила Белла, улыбаясь этим словам.


Ну, и это ещё не конец! 
Дело сдвинулось, даже с Чарли поговорили. 
А впереди ведь целое-прецелое лето. 
Буду рада комментариям и отзывам.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1718-4
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Тэя (08.09.2017) | Автор: Тэя
Просмотров: 132 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
avatar
1
1
Огромное спасибо .
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]