Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Ты - воплощение порока. Глава 9. Звезды

Stars

Звезды

Она молчит. Бокал с вином отложен. Изабелла понимает, что не стоит больше доверять алкоголю, так как соблазн дойти до точки не возврата слишком велик. Я же, напротив, подхожу к бару и наливаю себе скотч. Понимаю, что чтобы успокоиться, мне нужно что-то покрепче пресловутого вина. К слову, никогда не питал теплых чувств к данному напитку, который любили романтизировать женщины. Раздражение бурлит во мне легкими волнами, заигрывая со мной, словно летнее море. К моему сожалению, это понимает и девушка. Вижу это в ее глазах, когда подхожу к ней и сажусь на свое прежнее место. Делаю глоток. Раздумываю. Вспоминаю свою прошедшую неделю в Нью-Йорке. Она сопровождалась непрерывной работой, бессонными ночами и постоянными встречами. И все же сквозь весь этот хаос рабочего процесса и реалий бизнеса, пробивались мысли. Легкие, ненавязчивые и ничем не обременяющие. Мысли о девушке. Девушке, сидящей напротив. Я не знал, как трактовать их. У меня просто не было времени подумать над этим. Работа – капризная женщина, которая требует все твое время и не желает делить тебя ни с кем другим. Но вот я сижу здесь, в полумраке, с той, которая стала частым гостем моих мыслей. Практически получила монополию на них. Признаться честно – ощущения были двоякие. Во-первых, это будоражило воображение и пробуждало давно забытое чувство предвкушения. Получения приза за все заслуги. Словно подарка на рождество, который ждешь весь год, будучи ребенком. Во-вторых, неприятное чувство недовольства пробуждалось в груди от осознания того, что эта игра слишком поглотила меня. И я уже не знал, кто из нас двоих ведет ее. Это было не столь важным. Значимым было то, что я не просто позволил этому поглотить себя, но и получал от этого удовольствие. Продолжая наблюдать за Изабеллой, развязываю уже ослабленный галстук и снимаю его с шеи, отложив в сторону. За девушкой блистает панорамный вид на ночной город, окутанный в таинственный лунный свет и как никогда звездное небо. Все это я наблюдаю периферийным зрением, где-то на задворках. На деле я не отрываю взгляда от нее. И чем дольше я продолжаю смотреть на девушку, тем сильнее мне кажется, что отражаясь от кристальных поверхностей в помещении, свет блеклыми пятнами играет на ее белой коже, заставляя ее светиться. Рукой прохожусь по волосам, пытаясь тем самым вернуть свою концентрацию. Изабелла продолжает смотреть в одну точку на моей шее, на место, где только что висел галстук. Словно он давал ей силы и точку опору, а теперь она дезориентирована, потеряв его. Волны моего раздражения медленно отступают, прямо пропорционально с повышением градуса ее напряженности. Выходила занимательная арифметика. То ли до девушки только дошла мысль, что ей все же придется провести со мной ночь, хоть и не в том смысле, в котором воображал я, то ли без союзника в виде вина ей было тяжело продолжать данное противостояние. Я улыбнулся своим мыслям и, наклонив голову на бок, задумчиво потер нижнюю губу, тем самым привлекая ее внимание от моей шеи, к губам. Не прошло и секунды, как она неосознанно прошлась по своей губе в нервном жесте. Ей ничего не оставалось, как поднять свои глаза и снова установить между нами зрительный контакт.

- Не думала, что скажу это, но когда ты говоришь, мне нравится больше, чем когда…
Изабелла запнулась.

- Когда что? Храню молчание?

- Твое молчание красноречивее любых слов.

- Что ты имеешь в виду?

- Ты и сам прекрасно знаешь что.

- Я бы хотел услышать твою теорию.

- Нет никаких теорий, наук. Только практика.

- И к чему привели тебя твои практические исследования?

Вздохнув, она приподнимает платье и подминает под себя ноги, перекинув волосы на одно плечо, удобнее устраивается на кожаном кресле. Затем старательно разглаживает ткань платья. Я понимаю, что все манипуляции проведены с одной целью – отсрочить время. Наблюдая за ней, я делаю большой глоток обжигающего напитка. Молчу в ожидании продолжения. Время течет нехотя, медленно и зыбко, не желая продолжать свой ход. Я не тороплю его.

- От тебя всегда веет таким холодом или этого удостаиваются только избранные? Хотя, полагаю, это имена та причина, почему ты доводишь людей до нервного тика одним лишь взглядом. Наверное, практикуешься каждое утро перед зеркалом?

- Холодом? – я усмехаюсь ее словам.

- Ладно, возможно это не совсем подходящее слово.

- Я заинтригован.

- Ничего нового или экстраординарного. Или того, чего ты не знаешь сам.

- Я хочу услышать твои мысли.

- Ладно… Возможно властностью? Ты всегда смотришь взглядом, в котором отчетливо читается пренебрежение и некое покровительство.

- Помнится, ты только что обвиняла меня в буйной фантазии.

- Будешь утверждать обратное?

- Я само терпение и радушие. Мне немного обидно, что ты не оценила мои старания.

Она не улыбнулась. Между нами снова воцарилась тишина. Изабелла продолжала смотреть на меня тяжелым взглядом, в котором плясали серебряные лучи света, и словно ждала от меня каких-то слов. Но я молчал, давая ей время вылить свои мысли в слова.

- Терпение и радушие? Ты же не думаешь, что я не вижу того, что происходит?

Размышляя, я потер подбородок, ожидая ее дальнейших слов. Мое легкое замешательство не укрылось от девушки. Вздохнув, она покачала головой.

- Все твои старания направлены лишь на то, чтобы не оттолкнуть меня и не спугнуть, что, говоря откровенно, выходит у тебя не так замечательно, как ты себе возомнил. Я вижу твои мотивы кристально чисто. Ты как кошка, которая улыбается мышке и только и ждет, когда та потеряет бдительность, чтобы напасть. Тянешь время.

Залпом допив скотч, я приподнялся, чтобы отложить бокал в сторону. Прищурив глаза, я посмотрел на нее и сел в прежнее положение. Признаться, я был немного впечатлен.

- Не то, чтобы я сомневался в твоих умственных способностях, но… ты почти меня не знаешь. Почему ты делаешь подобные и весьма поспешные выводы?

Изабелла закатила глаза.

- Мужчины называют это внутренним голосом разума, женщины – интуицией.

- Изабелла, все немного не так просто, как ты умело разложила у себя в голове. Ты видишь мир в черно-белом свете. Но это всегда что-то между. Середина. Жизнь не черная и не белая. Она серая. Не стоит так быстро делать выводы, не разобравшись до конца во всем.

- Хочешь сказать, что я ошибаюсь на твой счет и ты у нас не злая волшебница Запада, а добрая и просто всеми непонятая?

Я улыбнулся ее словам и, поднявшись, подошел к ней, протянув руку. Она не стала долго раздумывать и поднялась, приняв мою помощь. Шелковое платье с легким шумом соскользнуло вниз, укрыв под собой ее ноги.

- Полагаю, детская сказка не лучшее сравнение, которое стоит использовать в моем случае. На деле все не так мелодраматично. Потому что во всей твоей теории есть только одна брешь.

- И какая? – еле слышно, на одном выдохе. Только услышав ее сдавленные слова и придыхание, понимаю, что неосознанно подошел к девушке слишком близко.

- То, что ты приняла за холодность, является просто сдерживаемым желанием.

Отойдя в сторону, я повел ее за собой.

- Пойдем, я тебе кое-что покажу.

- Куда мы? – спросила она. Ее вопрос прозвучал слишком быстро. В нем проскользнули нотки удивления и напряженности.

- В спальню.

- Что?

Она затормозила. Точнее попыталась. За неимением необходимых сил, пытаясь остановиться, девушка полетела на меня, споткнувшись о платье. И тут в точности как в дешевом кино и не менее дешевых романах, которые так обожала моя сестра, и не переносил я, Изабелла упала в мои объятия. Неловкое падение для нее. Приятное для меня. Ее растерянный и испуганный вид заставили меня улыбнуться от осознания того, что контроль над ситуацией снова перешел в мои руки. Как и должно быть.

- Расслабься, Изабелла, наше соглашение еще в силе. Я сдерживаю данные обещания.

Отпустив ее, я снова взял девушку за руку и повел дальше за собой. Изабелла словно все еще не была уверена в том, можно ли мне доверять. Я не мог винить ее в этом. Если быть до конца откровенным - нет, не стоило. Доверие в принципе слишком переоцененная вещь в мире. Поэтому ее приходилось вести за собой с небольшой силой. Небольшой для меня, весомой для самой девушки. Зайдя в спальню, я включил свет и отошел от Изабеллы. Естественно, первым делом, ее привлек именно этот атрибут мебели в комнате, учитывая всю ситуацию. Замерев на месте, широко раскрыв глаза, она смотрела на широкую кровать, располагающуюся в центре комнаты. Смотрела взглядом, словно видела впервые столь искусное изобретение человечества. Я молчал, давая ей время прийти в себя. Думая о том, сколько она сможет смотреть в одну точку и не моргать, почти как загнанный зверек. Словно услышав мои мысли, Изабелла резко обернулась в мою сторону, с хмурым лицом и злым взглядом. Но стоило ей увидеть рядом с чем я стоял, как все раздражение и злость пропали с ее лица в тот же миг.

- Не может быть... - ее округлившиеся глаза выражали крайнюю степень удивления. - Это то, о чем я думаю?

- Смотря о чем ты думаешь. Кровать у меня и вправду большая. Вижу, она тебя впечатлила больше, чем это.

- Очень смешно, - выдыхает она, не находя в себе силы злиться.

Подойдя к картине, девушка встала рядом со мной и с неверием посмотрела на изображение.

- Это оригинал?

- Иначе я не привел бы тебя сюда. Точнее, привел бы, но по другому поводу.

Девушка была так впечатлена, что никак не прокомментировала мои последние слова. Ее глаза были расширены от восхищения, губы приоткрыты. Взирая на картину, как на самое прекрасное, что ей доводилось видеть, она покачала в головой в неверии.

- Мне уже стоит начинать ревновать тебя к картине?

- Определенно стоит, - ответила она, с легкими нотками истерики в голосе.

- Безусловно, ведь на меня ты никогда не смотрела таким восхищенным взглядом, - с улыбкой парировал я.

- Не бери на свой счет. Я ни на кого никогда не смотрела таким восхищенным взглядом и возможно уже и не посмотрю.

- Никогда не говори никогда, - сказал я. Тихо и без улыбки. Без намека на иронию или сарказм.

Возможно, вложив в голос слишком много экспрессии. Тихой. Властной. Что ж, стоит признать, что в ее обвинениях раннее была толика правды. Девушка заморгала и посмотрела в мою сторону. Только когда я улыбнулся ей, она сделала глубокий вздох и встряхнула головой, словно отгоняя от себя нежелательные мысли.

- Одна из моих любимых работ Ван Гога «Пшеничное поле с кипарисами». Это невероятно. Многие критики называют именно эту картину венцом творения художника. Она является квинтэссенцией его таланта и боли. Жизни и воображения. Находясь на грани, - она запнулась, когда моя улыбка стала шире.

- Но ты и так это прекрасно знаешь, прости, – Изабелла удостоила меня ответной улыбки. И это был первый раз, когда я увидел, как она улыбается. Улыбается по настоящему, искренне. Не бросая вызов, не доказывая что-то, а просо потому, что ей хорошо. На это было приятно смотреть.

- Но откуда она у тебя? В 1993 году она была продана на закрытом аукционе. О владельце ничего не было известно, он предпочел остаться анонимным. Я, конечно, не знаю, сколько тебе лет, но если это был ты, то ты очень хорошо сохранился.

Я усмехнулся ее словам.

- Нет, ее купил мой дед после смерти сына.

Девушка понимающе кивнула и сказала:

- Твоего отца.

- Да. Он чувствовал вину за его смерть. Эта картина была самой любимой у папы. Он всегда хотел заниматься искусством, но его отец был против и видел сына только в бизнесе. Родители погибли, когда совершали деловой перелет между странами по делам бизнеса. Это потрясло всю семью. После чего семейный бизнес развалился, а дед, собрав практически все оставшиеся деньги, приобрел эту картину. Думаю, это была сделка с совестью.

- Это мог быть и перелет связанный с арт работой. Его вины здесь нет.

- Здравый смысл в таких моментах перестает иметь значение, Изабелла. Эхо совершенных поступков всегда будут преследовать тебя везде. Так же как и тех поступков, которые ты не совершил, и о которых будешь жалеть в дальнейшем. Сложно иногда понять, что терзает сильнее: решение, которое в итоге привело тебя к не тому результату, которого ты ожидал. Или решение, которое так и не было принято.

Пока я говорил, я приблизился к ней вплотную. Взяв ее за руку, я медленно переплел наши пальцы. Подняв переплетенные руки, поцеловал ее указательный палец. Почти не касаясь губами кожи. Поцеловал воздухом, который я медленно выдохнул на ее кожу.

- Ты обещал, - почти не слышно.

- Я помню.

- Тогда… тогда что…

- Расслабься, Изабелла. Я редко даю обещание, но если даю, то сдерживаю.

Отпустив ее, я сделал шаг назад, к стене, и, не обрывая зрительный контакт с ней, облокотился о холодную стену.

- Не могу не признаться, что жалею об этом.

- Почему?

Она озвучила его и только потом поняла, что сказала глупость. Сказала, только чтобы заполнить тишину между нами и отвлечься на слова. Игнорируя напряжение, которое исходило из каждого сделанного ею вздоха.

- Почему? – повторил я ее вопрос, усмехнувшись. – Думаю, ты и сама прекрасно знаешь, почему. Потому что я знаю, что если сейчас немного надавлю на тебя, то ты не сможешь противостоять.
Чувствую, что ночь, тишина и новые впечатления выбили тебя из колеи и погрузили в легкий туман. Потому что вижу огонек желания в твоих глазах.

- Или это всего лишь отражение огней города из-за панорамных окон в комнате.

- Это отражение твоего упрямства.

- Или твоего поражения.

Ироничная улыбка на ее лице, вызывает искреннюю на моем.

- Изабелла, - медленно, с расстановкой и со вкусом, - как ты еще не поняла, что это не мое поражение, а твоя упущенная возможность и именно тот шаг, на который ты не решишься в это мгновение, но будешь жалеть потом. Сожалеть, что не рискнула. Не понимать, почему не позволила себе утонуть в ощущениях, которые возможно больше никогда не сможешь испытать. Не с таким накалом.

- Эдвард…

Ее улыбка становится шире, а взгляд наполняется нотками… жалости? Продолжая смотреть в мои глаза, она приближается почти вплотную. Приподнявшись на носочках, поднимает руку и запускает в мои волосы, нежно перебирая их, проходя подушечками пальцев по коже головы. Мысли словно тараканы разбегаются по углам. Перед глазами начинает плыть туман и я закрываю их. Не открываю их, когда чувствую ее дыхание у самой шеи. Не открываю их даже тогда, когда она произносит с придыханием:

- Вы недооцениваете меня, мистер Каллен. Все время.

Ощущаю, как она опускает руку на затылок и начинает перебирать волосы там, массажируя кожу.

- Я не такая беспомощная, как ты думаешь. Если бы ты не появился на этом ужине, я бы и не вспомнила тебя. Никогда.

В следующее мгновение я ощущаю лишь холод стены. Нехотя открываю глаза и вижу, как она расстилает мою кровать.

- Сегодня я буду спать здесь. Полагаю, все необходимо смогу найти в ванне. У тебя ведь не возникнет проблем с ночлегом и лишними спальнями в квартире?

Продолжаю смотреть на нее, прожигая ее спину взглядом. Чувствую, как она сжимается под ним. Ничего не ответив, выхожу. Все это вывело бы меня из себя. Заставило бы рвать и метать. Безусловно. Если бы не одно но. Ее голос дрожал на каждом слове, а зрачки были расширены донельзя, несмотря на свет, отражающийся в них.

__________________________________________

Буду рада видеть вас на форуме Форум

Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Twilight_Queen (27.06.2017)
Просмотров: 313 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 3
avatar
0
3
Ух ты вот и Эдвард, также как Белла вовсю, поглощены состязанием в красноречии, кабы опередить..............................................
Хм а, ведь несмотря на неистовость между и очевидно, их притяжение хотя ОН, преимуществом владеет но, интуитивно лукава.................. 
avatar
0
2
супер спасибо fund02016
avatar
0
1
Вот два упрямых создания. Но я горжусь ими обоими. Умение сдерживать обещания дано не всем. Что ж. Кто то либо должен сдаться первым, либо переосмыслить всю их ситуацию..
Спасибо! lovi06015
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]