Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Удержи меня... Глава 5. Часть II

Глава 5. Часть II

Никогда в жизни я, избалованный покоем и достатком, не испытывал подобной ярости и бессилия. 
Белла вцепилась в мои плечи, пряча лицо; затем, резко отстранившись, забилась вглубь дивана, закрываясь от меня. 
Я мягко охватил ее запястья, чтобы не напугать, ни на секунду не уподобиться тому, с чем она столкнулась снова. Лаской, поцелуями, нежностью, которой не могло быть слишком много сейчас, мне удалось отвести ее руки от лица. И теперь я молил бога, чтобы то, что я чувствовал, не нашло отражения на моем лице. 

Ее правый глаз был полностью закрыт; синева переходила в черноту, разливаясь почти к виску, верхняя губа разбита. Она непроизвольно охнула, когда я коснулся ее ладони; ее основание тоже припухло и посинело. 
- Когда... когда это произошло? - выдавил я, надеясь, что мой голос не напугает ее. - Тебе нужно к врачу... 
- В-в-вч-е-р-ра... Эдвард! - Она почти крикнула, так горестно, что я едва владел собой. - Н-н-не н-н-над-до в-в...
Она так и не смогла выговорить слово до конца. 
- Повреждения могут быть серьёзными, - сказал я тихо. Я не мог давить на неё, она была уже за гранью. Только умолять... - Белла... послушай... 
Она молчала, качая головой. Медленно, устало прислонилась ко мне, гладя ладонью мою руку, словно пытаясь успокоить. 
- Н-н-не з-з-лис-сь... - Она заглянула мне в лицо. Я невольно застонал. Она думала, что ее вид разозлит меня. Я сполз на пол, сел у ее ног. 
- Белла... - Как мне объяснить ей... - Твои раны не могут вызвать у меня ничего, кроме боли. Ты понимаешь меня? Если тебе показалось, что я зол... Это так. Но это не направлено на тебя. Никогда в жизни я не заставлю тебя страдать. Позволь мне помочь тебе... 
Она вскинулась; в ее глазах стоял панический страх. 
- Тише... тише... ты сейчас в безопасности... Я ничего не требую... Только обработать твои раны... Никаких врачей...
Мне хотелось кричать. Ей нужно в больницу, нужен рентген, да мало ли что еще... Я не прощу себе, если она пострадает ещё сильнее. 
- Ты можешь попытаться... Белла... - Я коснулся губами ее губ, чтобы не дать самому себе поддаться этой бессильной злобе. - Довериться мне... 
Она выпрямилась, долго смотрела мне в лицо. Кивнула, словно заключенный, принимающий приговор. 
Неважно. Все потом. Я вытащил телефон, сопровождаемый ее взглядом, полным смирения перед неизбежным. Набирая номер, я держал ее руку, согревая, давая понять, что она может не бояться... Как будто это возможно...
- Джас... Слава богу... 
- Что, Эдвард? - Мой вечно угрюмый кузен-хирург. Я мог доверять ему, во многом и потому, что Джаспера ничего не интересовало, кроме работы. 
- Ты на смене? 
- Да. 
- Помоги, мне необходимо...
- Жду. - Вот так. Такая помощь нам и нужна сейчас. Без лишних слов. 

Я повернулся к Белле. - Ты доверишься мне? - спросил я снова. 
Она кивнула с видом настолько обреченным, что у меня выступили слезы на глазах. Я помог ей набросить пальто; 
она закрыла магазин, двигаясь, словно сомнамбула. Положила ключи в карман и застыла передо мной, как ожидающий казни. 
Я поддержал ее, усадил в машину. Белла молчала; я не знал, доверяет ли она мне или сдалась мне так, как сдаётся тому, кто... 
Я сжимал руль так, что белели пальцы; Белла смотрела в окно. 
- Мы приехали, - сказал я тихо, но она все равно сильно вздрогнула, непроизвольно отшатнувшись от меня, когда я приблизился к ней. Горло перехватило; мне было больно, но это не играло сейчас никакой роли. - Белла... Послушай меня... Ни одна живая душа не узнает от том, что мы были здесь. Мой кузен - хирург. Он осмотрит тебя и мы уйдём тотчас же. Никаких записей. Я обещаю. 
- Х-х-ор-рош-шо. С-с-п-пааа-с-сиб-бо. 
- Белла взглянула, наконец, мне в глаза, провела ладонью по щеке. - З-з-зааач-чем т-т-теб-бе... э-эт-то... Эдвард...
- Зачем? - Я накрыл ее руку своей. - С первого же дня, Белла... Ты нужна мне, вот и все. Мне все труднее быть вдали от тебя. Почти невозможно. 
- Н-но...
- Подожди... После осмотра... Я могу отвезти тебя к себе? Мы поговорим обо всем, слышишь? 
- Д-да. 

Я почувствовал горячую благодарность к Джасперу, не задавшему ни одного вопроса. Он осторожно осмотрел Беллу; присев к столу, написал что-то на листке. 
- Вот это нанести на веко, сверху - компресс. Кости не повреждены, но отек довольно сильный. Глаз в порядке, чудом, должен сказать. После того, как спадёт отек, хорошо бы тем не менее проконсультироваться с окулистом. Рука вывихнута, я наложу давящую повязку. Щадите ее. Есть боль в рёбрах, в солнечном сплетении? 
Белла кивнула; я еле слышно застонал. 
- Выйди, Эдвард. Вы позволите? 
Она снова кивнула. - Ты в безопасности, - сказал я ей. - Я прямо за дверью. 

Через десять мучительных минут она появилась в коридоре вместе с Джаспером. - Все цело. Повезло. - Он говорил, как всегда, рублеными фразами, хлопая себя по карманам в поисках сигарет. 
- Спасибо. Джас, пожалуйста, мы договорились...
- Все, Эд, мне некогда. Через пять минут я и не вспомню о вас. 
Он ушёл, а мы с Беллой вышли на улицу. Она нашарила в сумке солнцезащитные очки, надела их. 
- Поедем ко мне. Тебе нужно поесть и отдохнуть, - сказал я. И задохнулся от нежности, когда она, раздвинув полы моего пальто, обняла мою талию и прижалась ко мне, как потерявшийся ребёнок. 


 

 

Не нужно было открывать ему дверь. Я опять пошла на поводу у собственного эгоизма. 

Я так и сидела на полу гостиной, пока не услышала, как за Гарреттом захлопнулась дверь. Возможно, было уже утро. 
Моя реакция удивила меня саму. Гарретт не раз поднимал на меня руку; в основном, конечно, в постели, и так, что я могла выйти из дому на следующий день. Но вот так... Он нашёл мой рисунок, заметил мое смятение и решил наказать. 
Не надо полагать, что я была слепа или глупа. Я понимала, за кем замужем и как живу. Так было всегда. Но я также знала себя. У меня не было профессии, не было ни прошлого, ни будущего. Я не умела даже нормально разговаривать. Я знала только Гарретта и такую модель отношений. Все остальное - беллетристика, по крайней мере для меня. 
Знакомство с Эдвардом было сродни острой палке, воткнутой в муравейник. Оно всколыхнуло во мне что-то, что дремало до сих пор так глубоко, что казалось несуществующим. 
«Подожди... Он ещё проявит себя... Зачем ты могла ему понадобиться...», - твердил уродливый, въедливый голосок внутри меня. Я всегда прислушивалась к нему; он удерживал меня там, где я должна была быть. На моем месте. 
Я поднялась, дотащилась до спальни. Телефон на тумбочке мигал; я спрашивала себя, проконтролировал ли Гарретт мои звонки перед отъездом. 
Сообщения, пропущенные вызовы. Эдвард. 
Сунув телефон в карман, я взяла сумку и вышла из дома. Хотелось есть, но я не могла оставаться здесь. 
В магазине я заперла за собой дверь и наконец, смогла вздохнуть. Болели рёбра, но я успокаивалась. Ничего страшного. Все пройдёт. 
Я чувствовала боль в правом глазу. Он распух и закрылся; это беспокоило меня. Но если я пойду к врачу, характер травм может заставить его заподозрить неладное. А мне это не нужно. 

Я механически складывала вещи, наводила порядок. Это успокаивало меня, несмотря на боль во всем теле. 
Вдруг я услышала грохот у двери и его отчаянный крик. И открыла дверь, хотя не имела на это права. 

Когда я увидела встревоженные, полные боли глаза, мне стало мучительно стыдно. Зачем ему все это, зачем... Эдвард молод, красив, умён. В нем столько нерастраченной любви, какой-то чистоты, которая уже не раз поражала меня. Он мог бы сделать счастливой девушку, такую же, как он. Тогда в его глазах не было бы этого выражения, за которое я ненавидела саму себя сейчас. Я отбирала у него эту чистоту, покой. 
Он был нежен, ласков, хотя я видела боль и страх на его лице. И ярость. Эдвард был в ярости. 
Я часто видела такое выражение на лице Гарретта, и знала, чем это может закончиться. А Эдварда я не знала. 
Я прикоснулась к нему, умоляя не злиться. Когда он заговорил, я поняла, что мне ничего не угрожает, но ненависть к самой себе стала ещё сильнее. 
Ему было больно из-за меня. Я прятала лицо, в совершенно идиотской попытке скрыть от него свои увечья, но он уже звонил кому-то. 
Я почувствовала нарастающую панику, но была словно парализована. Все произошедшее словно набросилось на меня снова, лишив языка и воли. 
Эдвард умолял меня поверить ему; я шла за ним, наблюдая за собой словно со стороны. 
Он отвёз меня в больницу; там нас встретил его кузен, хмурый молодой человек с зажатой в зубах сигаретой. Пока он осматривал меня, я видела, как искажалось лицо Эдварда. В конце осмотра врач отослал его; только так я могла показать багровое пятно, разлившееся по рёбрам. К счастью, ничего не было сломано, иначе мне пришлось бы остаться здесь, а этого допустить было нельзя. 

Я вышла с Эдвардом на улицу. Солнце светило почти невыносимо. Я надела тёмные очки; теперь мне было проще смотреть ему в лицо. Солнечный свет усилил зелень встревоженных глаз, отогнал на мгновение тень с безупречного лица. Меня затопила волна эмоций, с которыми я едва справлялась. Я никогда не чувствовала ничего подобного прежде и не могла дать этому название. 

Эдвард предложил поехать к нему, чтобы я смогла поесть и отдохнуть. Никто и никогда не предлагал мне просто отдохнуть, подкрепить силы. 
Мать могла ломать мой характер; муж мог сломать мне ребра. Но искреннее участие, забота, поддержка этого странного молодого человека, ураганом ворвавшегося в мою жизнь, ломали те кривые и хрупкие барьеры, которые я выстроила вокруг себя для собственной защиты. За ними была я - тридцатипятилетняя заика, нелепая и замкнутая, живущая в аду по собственной воле. Позволившая себе забыться настолько, чтобы... Влюбиться? 
Осознание сбило меня с ног сильнее любого удара, нанесённого трусливо и исподтишка. 
Я подошла вплотную к Эдварду, ждавшему моего ответа. Чуть раздвинула полы его чёрного пальто и обвила его руками, прижавшись щекой к груди. Закрыла глаза и наслаждалась, купалась в тепле под аккомпанемент его быстро, неровно бьющегося сердца. 


Эдвард жил в престижном районе, в последнем этаже небольшого дома в стиле городской виллы. Его квартира была небольшой, прекрасно обставленной. Я видела немало таких квартир. Но вот он открыл передо мной двери, помог снять верхнюю одежду, одновременно убирая разбросанные книги и журналы. И его дом начал оживать. 
Свернувшись клубочком в его огромном кресле, я наблюдала, как он быстро, делая большие, торопливые шаги, включил кондиционер, загремел посудой в кухне-студии, соединённой с гостиной в одно огромное пространство. Через мгновение он был снова рядом; мне на плечи лег плед, пахнущий его одеколоном. Эдвард спрашивал меня, что бы мне хотелось съесть, но я боялась даже пошевелиться. Никогда в жизни мне не было так спокойно. Спрятав лицо в мягком пледе, пропитанном его теплом, я не заметила, как задремала. 


- Надеюсь, у вас нет никаких дальнейших планов, мистер Каллен, - спрашивает Гарретт. Он здесь, дружелюбно разговаривает с Эдвардом, но я знаю, чем это закончится. Я вижу Эдварда, спокойно смотрящего на Гарретта. Он улыбается, качает головой. Я кричу, повисаю на руке мужа, но ни один звук не покидает мое горло. Я бросаюсь к Эдварду, который молча берет меня за руку и заводит за свою спину. В его глазах теперь - ярость и вызов. Но Гарретт опережает его. Удар сбивает Эдварда с ног. Он падает, задевая головой угол журнального столика. По его виску течёт кровь... Я снова кричу, но все также безмолвно... 


- Тише... Белла, тише... не надо так... все хорошо, это просто сон... Я с тобой...
Он взял меня на руки, укачивая, как ребёнка. Я вцепилась в него и разрыдалась, не в силах выдавить из себя ни одного членораздельного звука. Это сон... слава богу, это сон... Я провела ладонями по его лицу, словно делая убедиться, что он действительно цел, что эта кровь, струившаяся по его виску - плод моего воспалённого воображения. 
- Эдвард... Эдвард... - Я повторяла его имя, то единственное слово, которое было подвластно мне. 
- Я с тобой... - Он отнёс меня в свою спальню, положил на постель, сам лёг рядом. - Ты устала... ничего не бойся... ты в безопасности... Я не оставлю тебя. Не оставлю...
Я смотрела на него, и мне казалось, что Эдвард клянётся в чём-то самому себе. Он медленно склонил голову, легко целуя меня. 
Мы лежали вот так, обнявшись, пока сон снова не накрыл меня. Засыпая, я сквозь дымку видела, как Эдвард плотнее накрыл меня пледом, закрыл глаза. 
«Я люблю тебя», - услышала я, снова проваливаясь в сон.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-3076-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: irina_vingurt4514 (06.03.2018)
Просмотров: 844 | Комментарии: 38 | Рейтинг: 5.0/19
Всего комментариев: 381 2 »
0
38  
  Тяжко им дастся этот совместный путь.. но начало положено. Надеюсь, Эдвард не отступится.

1
37  
  Мне не понятно зачем сделали Бэллу на 10 лет старше Эдварда. Такая взрослая женщина и совершенно беспомощна?

1
34  
  Оу, как Эдвард искренне влюблен и насколько нежно, обходительно с чуткостью отнесся а, Белла отторжена от себя, становясь для недоумка бездушной куклой.........................................................................
Да уж, она едва вняла ему и вручила себя ох, перенеся невыносимые муки лишь, тело вдоволь изуродовано что, тяжко выносить......................................................................... ...........  
Но к счастью, Джаз с честью исполнил, требуемое однако, Эдвард усмирен пока, Белла нуждается в уходе............................................................................ .......................
Ух ты, ОН то образцовый джентльмен итак, полноценный комфорт создал ей, одной и она, впервые умиротворена да, вымолвил сокровенное...................................................................... ...........

0
36  
  Спасибо за отзыв! lovi06032 
Белла очень переживала об осмотре у врача! Ведь врач при обнаружении избиения, должен сообщить в полицию! А Белле это совсем не надо было!
И, да,  Белла доверилась Эдварду! lovi06015

1
33  
  Спасибо, история очень заинтересовала! Буду читать! Жду продолжения! good  lovi06032

0
35  
  Пожалуйста от Ирочки! lovi06032 
Милости просим в историю! lovi06015

1
31  
 
Цитата
- Вот это нанести на веко, сверху - компресс. Кости не повреждены, но отек довольно сильный. Глаз в порядке, чудом, должен сказать. После
того, как спадёт отек, хорошо бы тем не менее проконсультироваться с
окулистом. Рука вывихнута, я наложу давящую повязку. Щадите ее. Есть
боль в рёбрах, в солнечном сплетении?
Как же это страшно читать... Этот мерзавец бьет беззащитную женщину... со всей силы как грушу в спортзале, не испытывая никакого сожаления, считая себя властителем ее судьбы. И избил - то он Бэллу "для профилактики", на всякий случай..., возможно почувствовал, что она уходит из- под его жесткого контроля.
Изувечил ее , и она могла потерять глаз; сложно в это поверить, но и не поверить нельзя - сколько рассказывают и показывают про домашнее насилие...
Но самое жуткое в этой ситуации- как Бэлла ее воспринимает - "Я знала только Гарретта и такую модель отношений". Все это понятно - воспитанная Рене в нелюбви и отторжении, не имеющая близких родственников и друзей, стесняющаяся своего недостатка, и в итоге получившая мужа - извращенца..., но ведь надо когда -то начать  пытаться себя уважать...
Не хочется думать, что сон Бэллы пророческий -она просто слишком боится Гаррета и очень переживает за Эдварда.
Для нее единственный выход - довериться Эдварду полностью...и поверить в его любовь, а он ведь признался -«Я люблю тебя».
Должны же теперь появится в ней силы для сопротивления этому изуверу....
И Эдвард ее заберет?, правда, Эсме будет стоять на пути, но ее можно и отодвинуть - Эдвард Каллен настроен серьезно.
Большое спасибо за потрясающее продолжение.

1
32  
  Пожалуйста от Ирочки! lovi06032 
Белле просто по жизни не повезло! Если у людей есть выбор, как жить, то у неё такого выбора не было! Когда тебе с детства внушают, что ты не достоин ничего хорошего, что ты сам виноват во всех прегрешениях своих, своих родителей, окружающих людей... что может чувствовать человек? Самооценка - ниже плинтуса, да ещё и дефект речи ( тоже можно в вину поставить!) 
Гаррет, перед ударом, очень нежно и вкрадчиво говорил с женой! Думаю, что такой тон у Беллы вызывает не очень хорошие ассоциации!
Ей сложно кому-то довериться...

1
29  
  Самое ужасное во всём этом безумии, окружающем Беллу, это чувство вины... При чём её вины... За что? Да наверное за всё подряд...
Тут просто так не избавишься от прошлого. Спасибо большое за главу! lovi06032

0
30  
  Пожалуйста от Ирочки! lovi06032 
Я думаю, что Белла считает, что заслуживает именно такой жизни! Она чувствует себя виноватой за поведение других людей... за жизнь, которая у неё сложилась... за то, что она вообще живёт! Согласна, что все очень сложно. Эдварду придётся очень постараться, чтобы Белла хотя бы поверила, что заслуживает совсем другой жизни и других отношений! girl_blush2

1
26  
  Спасибо большое за продолжение!  lovi06032

0
28  
  Пожалуйста от Ирочки! lovi06032

1
25  
  Большое спасибо за продолжение. lovi06032

0
27  
  Пожалуйста от Ирочки! lovi06032

1
21  
  Так жаль Беллу... Родителям не нужна была, муж деспот... Может Эдвард сможет помочь ей...
Спасибо за продолжение! good

0
24  
  Пожалуйста от Ирочки! lovi06032 
В том то и дело, Белла всегда считала себя лишним человеком, никому не нужной обузой! Да и сейчас мыслишки проскакивают что  Эдварду она тоже нужна для издевательств! А теперь ещё и сон!
Эдвард один не справится! Белла прожила так всю жизнь... Эдварда она знает несколько дней... Сначала ей надо довериться ему - это очень сложно, но если ей удастся справиться с этим ... Посмотрим на развитие событий!

1
20  
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good  good

0
23  
  Пожалуйста от Ирочки! lovi06032

1-10 11-20
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]