Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Желание на Рождество. Глава 12( часть1 )

Желание на Рождество. Глава 12(часть 1)

- Это не то, что ты думаешь! 
Белла, закрыв глаза, приложила пальцы к внезапно онемевшим вискам. Сколько человек может вынести душевной боли в переводе на год, месяц, день, час, минуту… Если всю боль за тридцать два года её жизни перевести в шесть лет и два дня? Шесть лет было особенно больно, два последних дня вернули воспоминания о той давней боли, пять последних минут сделали её столь же невыносимой… 
И нельзя поддаться: иначе засосёт депрессия, нельзя её показать, иначе тебя сочтут слабой. Горло сдавил спазм. Она с трудом просипела: 
- Нет, конечно, не то, тем более, что ты не знаешь, о чём я думаю. - Она сделала несколько глубоких вздохов, дождалась, когда сердцебиение успокоится, и открыла глаза. 
- Я столько раз смеялась над фразой, произносимой в мелодрамах застигнутым на месте измены мужем, что даже не знаю, как на неё реагировать применительно к себе.
Эдвард ожидал чего угодно; взрыва эмоций, удара по щекам, истерики, но только не равнодушного тона, который, как правило, вызван полным душевным опустошением. И от этого осознание собственной вины становилось намного горше. Он хотел бы прижать к груди одевшую маску холодности Свон, успокоить, но боялся, что, сделав это, всё только усугубит. Как же сложно просчитать и насколько просто обидеть женщину, сотканную из сплошных противоречий, комплексов и оголённых нервов. Комплексов, автором и виной которых являлся он сам. Даже сейчас, делая предложение руки и сердца, он снова всё испортил. Непроизвольный стон сорвался с губ агента. 
Белла вскинула голову, всматриваясь в его лицо. Агент глядел в её глаза с таким осязаемо давящим отчаяньем, что она снова сомкнула веки, не в силах ответить на немую просьбу. Для принятия любого решения ей требовалось время.
- Принеси воды. Не хочу появиться в таком виде перед дочерью. 
- Сейчас, но прежде позволь всё объяснить. - Он запустил руку в другой карман. Пальцы тут же наткнулись на гладкий квадрат, и он протянул его к Свон. 
- Вот кольцо, что я купил для тебя вчера. Как в карман попало другое ,наверное, сможет ответить Элис, я сам не видел до этого момента ни его, ни записку.
Холодная гладкая упаковка легла в узкую ладонь. Эдвард сжал пальцы в кулак поверх её руки. 
- Я не стану просить тебя примерять его сейчас. Понимаю, что снова облажался, но прошу: посмотри. 
- Принеси, пожалуйста, воды. – Она повторила просьбу, не открывала глаз, выторговывая хотя бы минуту, чтоб прийти в себя. 
Денали опять вмешивалась в их судьбу, ломая любую надежду на безоблачное будущее. Белла слышала, как открылась и закрылась дверь за Калленом, его быстрые шаги в сторону кухни. Казалась, все ощущения обострились до предела. 
Она доверилась чувствам и в очередной раз получила удар. И что теперь делать? Белла открыла глаза, взглянув на то, что лежало в руке. Голубая коробка под кольцо от «Тиффани»; не праздничная, с бантиками, а стандартная, такая, в которой тысячи мужчин ежедневно покупали изделия престижной торговой марки. Сотни из них делали это с трепетом, представляя, как наденут прохладный ободок на тонкий пальчик любимой и назовут её своей перед Богом и людьми… 
Не случилось… Надежды на счастье снова разбились о нерушимую глыбу по имени Таня… 
Она застонала от пронзившей сознание холодной боли и закрыла лицо ладонями. «Господи, да это же бег по кругу, всё повторяется, меняются лишь лица…» 
Вот так же когда-то сидела другая девушка, проклиная за разбитые мечты о счастье её, Беллу… 
Торопливые шаги замерли напротив двери, на пороге появился Эдвард со стаканом в руке. Волосы взлохмачены, очевидно, за столь короткое время агент не раз запустил в них пальцы. Такой знакомый жест… 
Всё в этом мужчине знакомо до боли, но так же до боли чуждо. Сердце сжала тоска. «За что?» Почему это происходит с ними снова и снова? Кто виноват? Сейчас виноватым было выражение лица Каллена, остановившегося напротив кресла… 
Он протянул стакан. Свон приняла и мелкими глотками выпила почти до дна безвкусную жидкость. 
- Тебе легче? Мы можем поговорить? 
- О чём? 
- О нас! Не делай этого! Не позволяй ей снова вмешаться и разрушить то, что предначертано судьбой! 
- А что нам предначертано? - Она смотрела в его лицо открытым взглядом. – Я начинаю понимать, за что нас каждый раз разводит в стороны судьба, которая, как ты говоришь, что-то нам предначертала. 
- И за что? 
- Ложь! Мы начали со лжи. Украденная ночь, разбитые чужие надежды. Так нельзя! 
- И что же нам теперь делать? 
- Начать всё с начала. 
- То есть как? 
- Так, как начинают нормальные люди. - Белла встала из кресла, положила так и не открытую коробочку на стол и направилась к двери. 
Эдвард придержал её за рукав. 
- Что ты делаешь? Неужели это всё? Ты выйдешь сейчас из комнаты, оденешься и вот так вот запросто уйдёшь? - Он старался говорить спокойно, не выказывать никаких эмоций, понимая, что в этот раз принимать решение должна Свон и последнее слово будет за ней. 
- Ты хорошо чувствуешь людей, просчитываешь их действия. - Её голос дрожал. 
- Работа у меня такая. - Он крепко сжал её руки. Если бы она только знала, каких усилий ему стоило сохранять спокойствие. - Ещё раз прошу, не делай этого с ними. Подумай о дочери, подумай о себе, подумай обо мне, в конце концов! Неужели ты думаешь, что я надел бы на твой палец кольцо Тани? - Эдвард, не выпуская её ладони, преградил выход. - Спроси у Элис, она полчаса назад наводила в спальне порядок и, очевидно, положила коробку в мой пиджак. 
- Дело не в кольце. Ты не дал мне договорить, чувствуешь всех, но не меня. 
- Хорошо, пусть так… тогда в чём? 
- В нас. Я уже сказала, мы не с того начали. 
Белла видела недоумение, написанное на лице агента, и не понимала:  почему он не хочет замечать очевидного? Она вздохнула. 
- Как ты не понимаешь! Мы вольно или невольно разрушили счастье Денали! Пытаемся построить своё на чужом… 
- Тут нет ничего не нашего, я люблю и хочу провести остаток жизни вместе с тобой и дочерью. 
- А что ты для этого сделал? 
- Не понял, как что? У нас есть дочь, и я… 
Белла застонала, это как игра в немой телефон. Они разговаривали друг с другом, но Эдвард совершенно её не слышал. Она освободила руки из захвата и прижала пальцы к вискам. 
- Господи, не повторяй одни и те же фразы в десятый раз! - Она видела в его глазах искреннее непонимание и почти сорвалась на крик: - Я сейчас о другом! Что ты сделал для того, чтоб мы были вместе, кроме как выпустил сперму в тело шестнадцатилетней влюблённой глупышки! Что? 
- Как что? Я, я… - агент осёкся, недоумение на его лице сменила растерянность. Он не знал, что ответить, тем более что она была совершенно права. - Я спас вас…- Он простонал, понимая глупость только что произнесённых слов, и замолчал. 
- Нас освободила бы и другая команда. - Белла пожала плечами. - Не знаю, остались бы мы живыми или нет, но факт остаётся фактом: ты выполнял свою работу. - Она заметила мрачную тень, промелькнувшую на лице агента после слов «остались бы живыми». И как скривилось его лицо от осознания, что она говорит абсолютную правду. Он, действительно, работал, выполнял поставленную задачу и сделал бы это независимо от личности людей, подвергшихся нападению. 
- Я опять сморозил что-то не то. - Каллен снова застонал. - Я понятия не имею, что ответить на твои обвинения, но точно знаю, что не хочу, чтоб это закончилось вот так! - Он заглянул в её глаза. – Прошу, не уходи! - Его взгляд буквально кричал. - Я никогда и никому не говорил этих слов… останься со мной. 
- Не могу! - Белла покачала головой. - Не сейчас… - Она надавила на напряжённые пальцы, освобождая руку из отчаянного захвата, прошмыгнула за спину агента и вышла из спальни. 
Она не помнила, как добралась до следующей двери, как закрыла замок своей комнаты, и, лишь рухнув на кровать, дала волю слезам… 
Свон слышала осторожный стук в дверь ванной комнаты, но открыла её лишь после угроз Эдварда выбить дверь. Она с трудом поднялась и, щёлкнув замком, распахнула створки. Каллен-младший пробежал взглядом по заплаканному лицу, тонким пальцам, нервно теребившим локон волос, хрупкой фигурке и, удостоверившись, что всё нормально, облегчённо вздохнул. 
- Извини, я думал о худшем. 
- Чего ты боялся? Что я покончу с собой? - Она усмехнулась. - Я не сделала этого тогда и уж ни за что не сделаю сейчас. У меня есть для чего жить. 
Белла тяжело опустилась в кресло, а он присел на угол кровати, находившейся всего в метре от длинных ног, белым пятном выделяющихся на фоне ворсистой обивки сиденья. 
- Давай дадим друг другу шанс? Я же чувствую, как ты дрожишь при любом моём прикосновении, и точно то же испытываю я сам, нас тянет друг к другу и не только на физическом уровне. Как бы ты не хотела сейчас откреститься от всего происходящего - не получится. Мы не одни, у нас есть дочь, любящие тебя мои родственники, есть… 
Она перебила Эдварда, не дав договорить, или, вернее, не в силах больше слушать его уговоры и оправдания. 
- Нет! Дрожит тело, а не душа! А это совершенно разные вещи. И дело не в нас с тобой. Не в этом кольце и даже не в Тане. - Она вдавила ладони в грудь. - Дело во мне. Мне нужно время. - Свон откинулась на мягкую спинку кресла и поджала под себя ноги. - Прошло столько лет, я уже почти забыла обо всем. - Из гостиной послышался громкий радостный смех Ренесми, Белла тяжело вздохнула и, сложив руки на колени, опустила взгляд. 
- Насколько смогла забыть. Мне нужно время, чтобы вспомнить, за что я тебя любила. Вспомнить ту полноту чувств и трепет, что испытывала прежде от одного твоего взгляда. Она вскинула голову и с отчаяньем взглянула на Эдварда. 
- Мне просто необходимо всё это вспомнить! 
- Ну, так вот он я, здесь, рядом. Что ещё нужно? Я думаю, мы на верном пути. Давай попробуем начать всё с начала. 
- Вот именно что! Его нет у нас и никогда не было! 
- Чего нет? 
- Этого «всё»! О каком пути ты говоришь? - Белла смотрела на Эдварда глазами, полными слёз и какого-то непонятного сожаления. Не о том, что случилось всего полчаса назад в его спальне, не о том, что произошло с ними в далёком прошлом. Нет. Было что-то ещё, о чём эта красивая женщина очень переживала. И Эдвард не был уверен, что хотел бы знать о причине её дополнительных волнений. Она вновь тяжело вздохнула. 
- Дай мне время. 
Они сидели несколько минут, ничего не говоря друг другу. Каждый про себя решая, чего ждёт от будущего. 
- Дам. - Эдвард взял её ладони в свои руки. - Я готов отдать тебе всё, что угодно, но есть ли уверенность, что что-то изменится? 
- Нет! - Белла воскликнула это, ни на секунду не задумываясь, но, заметив недоумение в его глазах, попыталась объяснить: - Я не знаю, что будет со мною сегодня вечером, не то, что завтра. Но одно знаю точно: я хотела бы всё забыть и отпустить. - Она запнулась и закончила уже совершенно другим голосом: - Я хотела бы быть рядом с тобою, но… 
Она снова ненадолго замолчала, что-то обдумывая, и, высвободив одну кисть из плена тёплых рук Эдварда, положила её на тыльную сторону его ладони и слегка надавила. 
– Не сдавай кольцо. Я не могу принять его сейчас, но… всё может измениться. - Свон смотрела в пронзительные зелёные глаза совершенно открыто так, как делала это некоторое время назад. 
- Ты дашь мне время, а я нам - шанс на то, чтобы начать всё не с начала, а заново. Я не желаю возвращаться в ту ночь, а хочу, чтобы всё было совсем по-другому. - Она попыталась улыбнуться. – Мы с тобой ничего не знаем друг о друге. Мы нигде никогда не были вдвоём. Я не знаю, как умеет ухаживать Эдвард Каллен. И совершенно ничего не знаю о новом Эдварде, как, впрочем, и том, из прошлого… так мало информации, касающейся твоего внутреннего я, того, что знают только близкие… 
Они вновь помолчали, но на этот раз первым заговорил Эдвард: 
- В моих пристрастиях почти ничего не изменилось. Разве что немного в музыке, и появились новые любимые фильмы. - Он хмыкнул. – И ещё я голосую за демократов. 
Белла улыбнулась. 
- Я тоже. 
- Вот видишь, как много у нас общего. - Агент попытался улыбнуться, но получилась лишь кривая усмешка, указывающая на то, насколько сильно он нервничает. 
- Значит, бартер? - Белла молча кивнула в ответ. Он приподнял левую бровь. - Время на шанс? 
Она на мгновение закрыла глаза и вновь согласно кивнула. Но через несколько секунд добавила совершенно спокойным голосом, отвергающим любые сомнения и уговоры, тоном, которым судьи выносят окончательный вердикт: 
- Да! Но сегодня я улетаю в Феникс. 
Каллен вздрогнул: этих слов он боялся с той самой минуты, как Белла покинула магазин, заполненный фэбээровцами, вышла с ним под руку, но совершенно отчуждённая мыслями. Уже тогда он почувствовал, что она не готова к их встрече и при любой возможности постарается сбежать. Но почему-то в это не хотелось верить. Ну не зря же Бог дал им подобный шанс? 
Каким же он оказался придурком, внушив себе, что всё отлично там, где ничего хорошего нет. Он был счастлив обрести дочь и надежду на жизнь с любимой женщиной, но не догадался спросить Свон: нужно ли ей это? Эдвард пристально всматривался в бледное лицо. Сердце пронзила боль; Господи, да что он опять делает? Он опустил голову и сжал ладонями виски, готовый  выть от отчаянья, пытаясь найти единственно верное решение. Давить на неё нет смысла, всё станет только ещё хуже, рыдать и рвать волосы – тем более, он мужчина, в конце концов. Но и бездействовать не в его натуре, что сделано, то сделано. А теперь нужно собраться и попытаться хоть как-то сгладить ситуацию. Белла уезжает, а значит, увозит его дочь. Именно сейчас, когда вся семья празднует воссоединение. Когда она смеётся от радости в его доме. Он пообещал дать ей время, и обещание своё выполнит, но за дочь поборется. У девочки должно быть право выбора! 
Агент решительно поднялся с постели. 
- А что будет с Ренесми? 
- Решать ей самой. Я не стану её неволить. Поверь мне, я очень хочу видеть её счастливой. И если она захочет остаться, то останется. Сейчас каникулы, и это никак не повлияет на учёбу. Я обещала показать ей Вашингтон, но не успела. Если решит остаться, то это сделаешь ты. 
Каллен облегчённо вздохнул. Белла снова удивляла его: дерётся, когда он уверен в её полной капитуляции, и не сопротивляется там, где он этого ждёт. 
- Хорошо, но в любом случае я провожу тебя в аэропорт. 
- Не возражаю. Ты можешь идти, мне нужно переодеться и привести себя в порядок. Я выйду через несколько минут. 
Эдвард усмехнулся уголками губ. 
- Элис знает, для чего я пригласил тебя в спальню. - Он развёл руками. - Извини, но выходить нам придётся вместе, если, конечно, не хочешь смотреть на её истерику и слёзы. Ты же понимаешь, насколько все рады вашему появлению. - Он посмотрел на платье, подобранное брюнетке сестрой. - И прошу, забери все её подарки, не обижай напрасно, не нужно. Она хочет казаться уверенной и твёрдой, но на самом деле ранимая и переживает за наши отношения очень остро. 
- Знаю, я про всех всё знаю. - И уже про себя добавила: «Кроме себя!». Белла оглядела комнату. - Ты не одолжишь сумку? Мои вещи в отеле, нужно позвонить на ресепшн и сделать кое-какие распоряжения. 
- Конечно, сейчас принесу. - Агент открыл дверь, прислушался и, стараясь остаться незамеченным, прошмыгнул в кладовку. Уже через несколько минут он вернулся, держа в руке объёмный кожаный саквояж. 
- Слишком большая. 
- Знаю, но найти меньше не смог, да я и не в состоянии искать. 
Свон усмехнулась. Похоже, Эдвард не знал, где и что лежит в его квартире. Конечно же, всем этим заведовала Таня. Она открыла объёмную сумку и заглянула внутрь. 
- Ладно, тогда сюда можно уложить и вещи Ренесми. 
- Ты сказала, что остаться или нет, она будет решать сама. 
- И не беру слов назад, но вдруг захочет уехать вместе со мной? 
Из гостиной послышались возбужденные голоса спорящих о чём-то родственников и громкий смех. Каллена передёрнуло. Всё так буднично, никаких тебе слёз, скандалов с выяснением отношений, но тут же оборвал себя: каких отношений? Как ни прискорбно в этом сознаваться, но Белла права. Есть только прошлое и сутки настоящего, а вот будет ли будущее, во многом теперь зависело от него. Он посмотрел на сосредоточенное лицо брюнетки и подумал, что опять пытается врать себе; всё зависит именно от неё и ещё от дочери. Но почему-то в поддержке девочки он не сомневался. 
- Не думаю, что она настроена на отъезд. 
- А вот это мы сейчас и выясним. - Свон открыла дверь и громко позвала: - Ренесми, зайди в мою комнату. - Она чуть помедлила и добавила: - Пожалуйста, это срочно. 
На пороге появилась довольно улыбающаяся дочь. Но, взглянув на родителей, тотчас потускнела, поняв, что между ними что-то произошло и это что-то может ей не понравиться. 
- Что случилось? 
Белла закусила верхнюю губу, продумывая первые слова. Ожидание чего-то страшного отдало в груди девочки неприятным холодом. 
- По какому случаю траур? Не молчите! 
- Я собираюсь уехать… 
- Мама, ну, мы всего день в Вашингтоне, ты же обещала как минимум три дня поездки. 
Свон покачала головой, но перебивать дочь не стала. 
- Я хотела просить тебя задержаться здесь до конца отпуска. Мамочка, ну, пожалуйста! 
- Подожди, выслушай сначала. - Она взглянула на Эдварда, предлагая тому самому озвучить новость с отъездом, но он молчал, и Белла продолжила: - Я именно сейчас уезжаю, улетаю в Феникс ближайшим рейсом, на который смогу купить билеты. 
Ренесми с недоумением переводила взгляд с отца на мать. 
- Не поняла, как это - прямо сейчас? 
Агент опустил глаза в пол, но тут же поднял и с виноватым видом взглянул на дочь. Брюнетка расстроено вздохнула и замолчала. И ему самому пришлось объяснять девочке причину внезапного отъезда матери: 
- Так получилось. Но мы позвали тебя не для обсуждения своих проблем. Мама хочет тебя спросить, - он выпустил воздух сквозь сжатые зубы, - не так! Мы оба хотим спросить: ты полетишь с ней или захочешь остаться? 
Белла положила ладонь ему на руку, решив переговорить с Ренесми с глазу на глаз. 
- Тебе всё-таки придётся выйти и, пожалуйста, закажи такси. 
Каллен с недоумением смотрел в карие глаза. Его удивляла иррациональность этой женщины. Она вообще когда-нибудь думает о последствиях своих поступков? 
- Хочешь уехать в аэропорт, даже не справившись о наличие билетов? А если все рейсы заняты? Ты готова провести ночь в аэропорту, сидя на скамейке? 
- Не стоит утрировать, переночую в гостинице, но не думаю, что билетов не будет. Рождество уже наступило, и только в крайней необходимости кто-то полетит в день праздника. 
Ренесми стояла совершенно растерянная, с тревогой всматриваясь в лицо матери. 
- А у нас что? Острая необходимость? Ты чего-то недоговариваешь? Случилось что-то, что ты пытаешься скрыть? – Девочка побледнела. – Фил серьёзно болен, и это вовсе не простуда? 
Белла прижала её к себе, указав Эдварду глазами на дверь. 
- Я всё-таки позвоню в аэропорт и узнаю о билетах, если ты не передумала, конечно. 
Брюнетка кивнула в ответ. Он вышел, а она отпустила дочь и, заглянув в испуганные зелёные глаза, взяла за руку и подошла к креслу. Ноги дрожали, в голове путались мысли, но объяснить хоть как-то свой отъезд было необходимо. Она присела в кресло и потянула девочку за руку, усадив, как в детстве, себе на колени. 
- Я не могу здесь оставаться, так же, как не могу и объяснить причину. 
- Что значит: не можешь? Случилось что-то очень неприятное и непоправимое? 
- Можно и так сказать, хотя нет, исправить можно всё и всегда, и произошедшее между нами с папой не исключение, но поверь, причина очень серьёзная. 
- Он тебя обидел? 
Белла с трудом сдерживала слёзы, боясь испугать Ренесми рвущейся наружу истерикой; неужели ей придётся оставить её в Вашингтоне одну? И это желание ребёнка найти виновного и защитить мать... Её серьёзная дочь, всегда пытающаяся докопаться до истины... 
- Нет, не он, скорее, это я сейчас всех обижаю своим отъездом. 
- Так не делай этого! 
Свон тяжело вздохнула.
- Миленькая моя, я не могу тебе всего объяснить. По крайней мере, сейчас. Мне просто необходимо уехать или я сорвусь, и тогда всё станет намного сложнее. 
- Но ты вернёшься? - В глазах девочки читалась мольба. 
Белла, преодолевая себя, улыбнулась. 
- Ты так говоришь, будто я бросаю тебя. - Она внимательно смотрела на дочь, и Ренесми, не выдержав пристального взгляда матери, опустила глаза. - Я так поняла - ты остаёшься? 
Девочка промолчала, но Белла и без слов уже знала ответ на свой вопрос. Сердце щемила тоска, но невозможно вечно удерживать дочку возле себя... как же быстро она выросла... 
- Я сама когда-то вот так же с первого взгляда влюбилась, но этой любовью сломала себе жизнь. - Ренесми подняла взгляд, и мать пожалела о произнесенных ранее словах. - Только не вини себя! Что ты! Ты самое лучшее, что было, есть и будет в моей жизни! Я просто хочу уберечь тебя от своих ошибок. Не нужно безоглядно отдаваться чувствам. Лишь об этом хочу предупредить! 
- Мам, я не маленькая, мне уже пятнадцать, и голова на плечах. Не бойся за меня! Джейк меня не обидит. Я чувствую это вот здесь. - Она дотронулась до груди. - Не знаю почему, но я ему верю. 
Белла улыбнулась и посильнее прижала девочку, глубоко вдыхая аромат родного человечка. 
- Конечно, ты не маленькая и не такая глупая, какой я была в твоём возрасте, но на то я и мама, чтоб предупреждать о возможных последствиях необдуманных поступков. - Она заглянула в глаза дочери. - Может быть, всё же поедешь со мной? 
- Нет, раз ты разрешаешь остаться, я ещё немного погощу у отца. Да, я и город не видела, кроме выставки и нескольких магазинов, куда заезжали с Элис. - Она широко улыбнулась. - Мам, она клёвая! 
Белла улыбнулась. 
- Я знаю! 
- И отец тоже. 
- И это знаю. 
- Тогда почему уезжаешь? Это больше похоже на бегство. Эдвард точно не причинил тебе зла? - Ренесми вглядывалась в глаза матери, пытаясь понять, что стало причиной отъезда и не скрывает ли она что-то страшное? Что мог отец сделать такого, что она, как и много лет назад, спасается бегством. - Ты должна рассказать мне правду! 
- Нет, я не от Каллена бегу, а от самой себя, и расскажу почему. - Она дотронулась до носа дочери губами. - Когда-нибудь, но не сейчас! - Белла с любовью и сожалением смотрела в наполнившиеся слезами глаза ребёнка. – Ну же, девочка моя, ты всегда была намного сильнее меня. Это не конец света. Всё у нас наладится. 
- Я хочу, чтоб ты была счастлива! 
- Я тоже очень этого хочу, но главное для меня знать, что счастлива ты. - Она убрала вечно выбивающуюся рыжую прядку за ухо дочери. - Скажи, ты рада, что обрела отца и новых родственников? 
- Очень! 
- Ты простишь меня когда-нибудь за то, что молчала о них все эти годы? 
- Уже простила. Я не вправе судить никого из вас. 
- Спасибо, зая, вот и этот мой поступок прошу простить. - Она немного помолчала, размышляя, стоит ли говорить дочери всю правду, но так и не осмелилась. - Есть обстоятельства, на разрешение которых понадобится время. 
Ренесми хотела ответить: «Знаю я об этих обстоятельствах!», но промолчала, лишь согласно кивнув в ответ. 
- А теперь позови отца и, пожалуйста, никому ничего пока не говори. 
- Хорошо, мам. - Ренесми прижалась лицом к мягкой, пахнущей клубникой, макушке матери. - Я люблю тебя, ты же знаешь? 
Беллу уткнулась лицом в тёплый бок дочери. 
- Знаю, прости меня, глупую, за всё. Ты самое лучшее, что я сотворила на этом свете. 

 

 

Белла снова убежала…От обиды, от себя, от нахлынувших ли чувств и эмоций?! Делитесь на форуме своими мыслями. Надеюсь, что эта история не оставляет вас равнодушными после прочтения!

 



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1603-1127220-16-1389004493
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Svetla_ya (24.08.2014) | Автор: Галина 1963 E
Просмотров: 481 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 4.7/12
Всего комментариев: 7
avatar
2
7
Как же Белла права, не было никаких  отношений, нечего восстанавливать...
Спасибо за продолжение!!!
avatar
1
6
СПАСИБО!!!
avatar
1
5
Долгожданное продолжение! Спасибо! Надеюсь Эдвард приедет к ней, а то шустрый какой! Прыг и в койку! giri05003
avatar
2
4
Действительно... нужно время... Пусть все обдумает... Предложение поступило очень быстро... Большое спасибо за продолжение!
avatar
1
3
Спасибки за главку!!!!! lovi06032
avatar
1
2
Спасибо большое за главу!  good lovi06032
avatar
1
1
спасибо за продолжение good lovi06032 lovi06032 lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]