Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Желание на Рождество. Глава 13 (часть 2)

 

Новое шмыганье носом и лёгкий вздох Эсми говорили о полной женской солидарности. Мужчины молчали, запрятав волнение за дежурной улыбкой. Эдвард, единственный, у кого вырвался смешок, почувствовал острую необходимость оправдаться: 
- Я бы с радостью, но налётчик оказался на редкость шустрым, мы с Блэком не успели его опередить. - Шмыганье перешло во всхлипывание. 
Агент смотрел на покрасневшие веки дочери, и тёпло любви и нежности волной разошлись по груди, остановившись в районе сердца. Он похлопал здоровой рукой по матрацу: 
- Несси, иди сюда, - и попытался отодвинуться на край кровати, но боль, кольнувшая плечо, не позволила сделать этого. Он прошептал сквозь сомкнутые зубы, стараясь сдержать стон: - Сядь рядом, не бойся. 
Глаза удивлённой сестры округлились, левая бровь Каллена-старшего полезла вверх. Джаспер не смог сдержать улыбку, а Эсми следом за внучкой принялась всхлипывать, и только Элис сохраняла спокойствие. 
- Вот это да! Видно, хорошо тебя по голове припечатали, раз ты так сейчас дочь назвал, как ты там говорил… Лох-несским чудовищем? 
Внешний вид раненого не был столь ужасным, как ожидали. Элис понемногу пришла в себя и была готова острить по любому поводу. 
Эдвард смолчал. Не стоило объявлять всем присутствующим, что за какие-то полчаса, пока он находился в сознании, мысль, что стажёр в очередной раз рисковал жизнью, защищая незнакомых людей, несколько изменила мнение о нём. Но этого не должен был знать никто и уж прежде всего Джейк. Тот факт, что с уст сорвалась кличка, данная дочери настойчивым ухажёром, вызвал в агенте лёгкую досаду. Но не задать следующего вопроса он не мог: 
- А что с ним? Где сейчас Блэк? - Эти слова послужили луковым соком для глаз Ренесми. Девочка не могла больше сдерживаться и разревелась в голос, уткнувшись носом в здоровое плечо отца. 
- Надеюсь, ранение не серьёзное? 
Эдвард опешил. Его расстроили слёзы девочки, но то, что она сейчас вот так, в открытую, проявила чувства по отношению к нему... 
Людям, коих не считают родными, не доверяют своих эмоций. 
Он судорожно вздохнул, погладив рыжую голову дочери. Теплота, всякий раз появляющаяся в груди при взгляде на девочку, столь похожую на него не только внешне, но и жестами и какими-то ужимками, переросла в обжигающие горячую нежность и трепет… его сокровище с макушкой медного цвета… 
Всё-таки Бог есть на свете, раз через столько лет позволил ему испытать подобные чувства! И благодарить по самый гроб за это он должен Беллу. Его девочки… Агент обвёл взглядом лица с трудом сдерживающей слёзы матери, пытающейся казаться совершенно спокойной сестры… его любимые женщины. 
- Так, хватит тут сырость разводить! – Первой, как всегда, взяла себя в руки Элис. - Все живы-здоровы, и Джейк в том числе! Подумаешь, не сможет пару недель ходить на свидания. - Она прикоснулась ладонью к вздрагивающей в беззвучных рыданиях худенькой спине Ренесми. - Шрамы украшают мужчину. - И уже со смешком добавила: - Костыли и гипс тоже. Всё к лучшему!
Девочка оторвала голову от плеча отца, с удивлением и гневом воззрившись на тётушку. 
- А что ты так сверлишь меня взглядом? – мисс Уитлок улыбнулась и подмигнула в недоумении уставившихся на неё двум парам зелёных глаз. - Есть железобетонный повод остаться в Вашингтоне! 
«Заноза» в нетерпении постукивала ногой: ну неужели никто, кроме неё, ещё не понял, что Свон не захочет ломать психику дочери. 
- Не, вы что все не догоняете? - Вопрос в глазах присутствующих начинал раздражать прозорливого «эльфа». 
Карлайла возмутил сверх «народный» лексикон дочери: 
- Вот только давай обойдёмся без жаргонов твоих электриков, ты не на работе находишься. 
Элис не дала отцу договорить: 
- Пап, ну не ворчи, не тот случай. - И наконец озвучила собственные мысли вслух: - Ну, не станет Белла требовать от Ренесми возвращения домой, раз Джейк валяется в больнице, чудом оставшись в живых после автоматной очереди. Не разлучит с раненым героем - Несси снова всхлипнула, она сунула ей в руку очередную порцию разовых платков. – Говорю, хватит сопли разводить! Мы-то с тобой знаем, что от выстрела в ногу не умирают. 
- Это смотря как выстрелить. - Девочка поглядела на раненое плечо отца. 
Элис не унималась, её переполняло чувство радости от того, что появилась возможность для племянницы надолго задержаться в Вашингтоне. И, возможно, жить она будет в её с Джаспером доме. Эдвард и Джейк живы: ну и хватит так переживать по поводу ранения. Ещё накаркают причитаниями и слезами беду. Нужно жить дальше. 
- Несси, я тебя умоляю! Эдвард и вся наша дружная фэбээровская братия не позволили бы твоему, снующему под пулями, балбесу истечь кровью. - Она с осуждением уставилась на брата. - Скажи дочери, что я права! И то, что если ещё раз так сглупишь, придушу тебя собственными руками! 
Агент представил, как сестра пытается воплотить свои угрозы в жизнь, и расхохотался, скривив лицо от пульсирующей в висках боли. 
- Заноза, пока ты будешь подставлять стул, чтоб выполнить свои угрозы, я успею смотаться. 
Теперь уже улыбались все. Элис в очередной раз сумела снять напряжение в казалось бы невозможной для шутки обстановке. Смеясь вместе с родственниками, она добавила слова, вызвавшие новый приступ смеха: 
- Не надейся! Я подкрадусь ночью, пока ты будешь спать глубоким сном. – Она, подняв руки вверх, изобразила, как подкрадывается, растопырив пальцы, словно когти вампира. Смех вкупе с болью вызвал у агента икоту. 
- Ренесми, дочка, не открывай по ночам этому злобному монстру двери! - пробормотал он в перерывах между спазмами. 
Элис помогла брату отпить из стакана воды, продолжая при этом поучать: 
- Лучше будь впредь осторожен, и не позволяй строить из себя героя Блэку. 
- Невозможно притворяться тем, кем являешься на самом деле. - Если бы кто-то сказал Эдварду день назад, что он произнесёт эту фразу, он рассмеялся бы, но факт оставался фактом: за бравадой возвышенных слов и излишне самоуверенными поступками стажёра скрывалось храброе сердце гордого представителя племени квилетов. 
Ренесми промокнула салфеткой капли воды с подбородка отца. 
- Ты изменил мнение о Джейкобе и разрешишь нам спокойно встречаться? 
- Даже не надейся! Конечно, стану мешать, хотя и изменил… - Он заговорщически подмигнул. - Только пусть это останется нашей маленькой тайной, ладно? 
Она довольно улыбнулась и осторожно обняла его за шею. Каллен готов был поклясться, что почувствовал, как дочь втянула воздух, обнюхивая его кожу, теплое дыхание обожгло щёку, заставив сердце биться от прилива отцовской нежности. Он с трудом расслышал сказанные в ухо слова: 
- А ты дай обещание, что посещения больницы по поводу ранений станут последними. 
Ком, образовавшийся в горле агента, осознавшего в этот момент, насколько сильно девочка, лишённая обстоятельствами отца, мечтала о родном человеке, помешал ответить сразу. Он прочистил горло и ответил хриплым голосом: 
- Не могу обещать, но клянусь, что сделаю всё, чтоб больше ты не плакала по моему поводу! 
На несколько секунд в комнате воцарилось молчание. Первым нарушил его Каллен-старший. 
- Наши десять минут на исходе. 
- Пап, ну не будь ты таким занудой… 
Карлайл отвесил лёгкий подзатыльник фривольной в суждениях дочери. 
- Я прежде всего врач и знаю, насколько необходим покой человеку, недавно перенесшему операцию. - Он кивнул головой на тарелку с металлическим кусочком сплющенной пули, на которую до этого никто не обратил внимание. - Я попросил оставить этот сувенир тебе на память. 
Эсми подошла к столику и, взглянув на сталь, покачала головой. Несколько граммов холодной смерти. Вылети она из ствола под другим углом, и… блестящий комочек мог стоить её мальчику жизни. 
- Не хочу, чтоб к этому сувениру добавлялись другие… 
Эдвард взглянул в понимающие, всепрощающие глаза того же цвета, что и у него с дочерью. 
- Мам, и тебе клянусь: больше так бездумно под огонь не полезу! 
Ренесми придвинулась к ногам отца, давая возможность бабушке присесть рядом, но Джаспер подставил тёще стул. Эсми, устроившись на краешке обитого кожей сидения, погладила небритую щёку сына, почувствовав острое желание запустить пальцы в непокорные рыжие вихры любимчика, как делала это раньше, когда он был ребёнком. Но мальчик давно вырос и сейчас лежал перед ней на больничной койке, со спрятанными под плотной повязкой волосами. 
- Я тебе верю, иначе просто не смогла бы мириться с твоей профессией. - Она по-доброму улыбнулась, вовсе не желая винить или осудить сына следующими словами: - Каждое твоё задание стоит мне нескольких минут жизни и добавляет седых волос. 
- Прости. - Эдвард прижался губами к тёплой руке и, как несколько секунд назад сделала Несси, втянул ноздрями родной запах. 
Губы мисс Каллен дрогнули, но ей удалось сдержать слёзы и в этот раз, оправдывая звание «сильной женщины». 
- Не за что прощать человека, дарящего не минуты, а годы жизни другим. - Она наклонилась и осторожно поцеловала сына в лоб, прямо поверх бинтов. - Я тобой очень горжусь! 
Ренесми воскликнула: 
- И я! 
Слова жены подхватил Карлайл: 
- Мы все очень гордимся тобой. 
И теперь уже с того конца палаты, где стояла «заноза», раздался всхлип, но она была бы не она… 
- Вот только не задирай нос. - Элис шмыгнула носом и в надежде, что никто не заметил рвущиеся наружу слёзы, добавила бодрым голосом: - Эх, чёртовая приёмная комиссия! Это вы сейчас должны были бы говорить мне! - Она поморщилась. 
- Чувствую острый прилив сахара в крови и ещё в одном месте, но не могу смолчать: я тобой тоже горжусь, братец! 
Эдвард, к всеобщему удовольствию, покраснел, что случалось с ним крайне редко, и ответил с явным смущением: 
- Спасибо! В жизни не слышал столько добрых слов, высказанных в мой адрес, но кто-нибудь ответит мне наконец, что с Блэком? 
Как всегда, когда дело касалось медицинских вопросов, ответил Карлайл: 
- С ним всё хорошо, пулю извлекли, она задела малую берцовую кость. Твоему стажёру придётся некоторое время поскакать на костылях, но могло быть и хуже. - Он улыбнулся, добавив: - Всё-таки вы оба везунчики, раз отделались лёгким испугом. 
- Кстати, об испуге… - Агент обвёл взглядом присутствующих, остановившись на Ренесми. – Не нужно говорить о моём ранении Белле. Это ни к чему. - Он пресёк попытку дочери возразить, положив руку ей на колено. - Мы уже созванивались, я буду в Фениксе на выходные, что бы и кто бы мне ни запретил. 
Ренесми хотела возразить, но осеклась, понимая, что то, что она собирается рассказать, нужно сделать с глазу на глаз. 
- Она меня ждёт и даже заказала столик. - Каллен с мольбою смотрел уже на отца. 
- Пап, помоги не сорвать наше первое свидание. - Карлайл попытался отвести взгляд, но с настойчивым агентом такое не проходило. - Я всё равно сбегу. Давай сделаем всё на законных обстоятельствах? Царапина на лбу и дырка в мякоти плеча - не повод для того, чтоб выглядеть в глазах будущей жены трусом и обманщиком! 
Карлайл не стал сдерживаться, то, о чём просил сын, нельзя было выполнить: 
- Ты сейчас слышишь самого себя? – Он покачал головой, раздражённый беспечностью Эдварда. - Элис права, ты хорошо ударился головой! А если откроется рана или начнётся сепсис? 
- Да на мне с детства всё заживает, как на собаке! – Агент обратился за поддержкой к родительнице. - Мам, ну скажи, разве не так? 
- Нашёл что сравнивать! - Эсми искренне возмутилась. - Царапины и шишки с ранением! 
Каллен глубоко вздохнул, скрипнув зубами от досады. 
- Да как вы не понимаете! Я не могу пропустить свидание! Если Белла узнает о ранении, то прилетит сюда! А я не хочу её жалости, мне нужно от неё совершенно другое! - Он смотрел в глаза той, кто лучше всех знала Свон. – Я выгляжу безнадёжным трупом? 
- Нет! 
- Вот пусть и она так считает! Хватит того, что я до смерти перепугал всех вас. Первое ранение за столько лет службы, и вы готовы пылинки сдувать с моих царапин. - Он перевёл взгляд на отца. - Я не поменяю решения и уйду в субботу утром. Тебе решать, будет это на законных обстоятельствах или нет. 
- Не нужно возводить меня в ранг бога. 
- Всего лишь в ранг друга главного врача клиники. 
- Хорошо, я подумаю, что можно сделать. - Карлайл подошёл к сыну и, как это совсем недавно сделал врач, осмотрел глазные яблоки. - Голова кружится, виски болят? 
- Нет! 
- Тошнит? - агент мотнул головой в знак отрицания, вызвав у отца непроизвольную улыбку. - Прям совершенно здоровый человек, для чего только на тебя столько бинтов потратили? 
- Чтоб вас напугать. 
Карлайл посмотрел на родных, ожидая от них осуждения безумного решения Эдварда. Ренесми открыла рот, и он вздохнул с облегчением, хоть внучка с ним согласна. Но то, что сказала девочка, было словами поддержки вовсе не Каллену-старшему. 
- Если хочешь, я могу полететь с тобой! - Она положила ладонь поверх руки отца. - Ты принял правильное решение. Нам не нужно от мамы жалости, она и так слишком многих жалеет! А уколы, если понадобится, тебе могут сделать и в больнице Феникса. 
***
Ранним утром тридцать первого декабря специальный агент Эдвард Каллен стоял в аэропорту «Даллес» в ожидании приглашения на посадку. Его никто не провожал. Он сам настоял, чтоб поцелуи в щёчку и слёзы не вышли за порог просторной квартиры района Джорджтауна. 
Синяя лёгкая куртка, накинутая на стянутое повязкой плечо, была расстегнута. Двое суток назад он впервые проснулся без температуры. Организм не гнушающегося ежедневными тренировками мужчины с лёгкостью выздоравливал, сыграв одной командой с душой, сердцем и мозгом хозяина. Агент не сомневался, что в нужный день и час будет здоров и выполнит то, что задумал. Свидание с любимой женщиной мог отложить, разве что конец света. Сам агент ни в какие безнадёжные концы не верил, только в начала. 
А там, в Фениксе, его ждало начало новых отношений. 
Он не удержался и набрал номер дочери. 
- У тебя всё в порядке? 
- Пап, ты звонишь уже в третий раз. Неужели думаешь, что за час, проведённый в больнице с Джейкобом, со мной могло что-нибудь случиться? 
«От этого маньяка можно всего ожидать, даже костыль не удержит». 
Эдвард улыбнулся собственным мыслям. Ведь верил слову индейца и всё равно каждый раз представлял худшее. 
- Элис с тобой? 
- Нет, спустилась в кафе за едой. Максимум через час мы будем дома. Не волнуйся! Скоро посадка? 
- Через двадцать минут. Я позже наберу на домашний. 
- Пап, через час, не через двадцать минут! 
- Вот и успею… перед взлётом. 
- Не будь смешным! Скажи ещё, чтоб я не смотрела мультики допоздна и не ела после горячего чая мороженое. 
- А нужно? 
- Мне уже пятнадцать! – Она повысила голос, изображая официальный тон.- Эдвард Каллен, у вас вполне взрослая дочь!- И добавила рассмеявшись.- Позвонишь, когда приземлишься в «Скай-Харбор». С наступающим! 
Эдвард усмехнулся, представив, что сказал бы Карлайлу после трёх звонков за час в возрасте Ренесми. У его дочери просто ангельское терпение. Похоже, она и мысли читать умеет… 
- Пап, не волнуйся так, всё будет хорошо, я в тебя верю, ты помнишь? 
- Помню. И тебя тоже! - Он сам нажал кнопку отбоя. 
В горле агента запершило. Ну, неужели так будет всегда? Стоило лишь представить доверчивый, полный веры взгляд зелёных глаз любящей его девочки. 
Пять дней, проведённые в больнице с ежедневными посещениями дочери, сильно их сблизили. Ренесми первым делом навещала отца. И лишь просидев не меньше часа у его постели, рассказав последние новости и какое-нибудь воспоминание из детства, уходила в палату к Блэку. А максимум через полчаса вновь возвращалась, выполняя ставший ежедневным ритуал: подставляла под поцелуй лоб и обнимала за шею на прощание. Сегодняшнее утро не было исключением. Он вспомнил странные слова, произнесённые девочкой на пороге квартиры: 
- Что бы ни случилось, не опускай руки и знай: я в тебя верю! 
Опускать руки было не в характере агента Каллена, а вот вера ему бы не помешала… 
Он поёжился: куртка, купленная Элис, предназначалась для прогулок в городе Беллы, а не в холодном Вашингтоне. Или это мандраж? Если так, то… Эдвард хмыкнул, выпрямил спину и, не обращая внимания на тянущую боль, развернул плечи. Не хватало ещё начать себя жалеть. Так что же его ждёт в жарком Фениксе? От чего там можно опустить руки? Перед глазами встала стройная фигурка Свон. Губы непроизвольно сжались, представляя вкус её поцелуя… большие, цвета шоколада глаза наполнились слезами и болью… 
Каллен сдавил зубы, почувствовав, как ходуном заходили желваки. 
Больше никто и никогда не сделает ей больно… никто и никогда… а он проследит за этим! 
Красивый женский голос объявил о посадке на рейс Вашингтон-Феникс. 
Эдвард отметил билет у стойки регистрации, проигнорировав кокетливый взгляд стройной блондинки, сдал сумку в багаж и прошёл в терминал посадки. 
Через четыре часа он увидит брюнетку, по которой успел за неделю основательно соскучиться. Только она! Все остальные отныне останутся в прошлом…. 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1603-1127220-16-1389004493
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Svetla_ya (19.10.2014) | Автор: Галина 1963 E
Просмотров: 416 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 4.9/20
Всего комментариев: 8
avatar
1
8
Спасибо за продолжение! lovi06032
avatar
1
7
Спасибо большое за главу!  good lovi06032
avatar
1
6
Спасибо! Эдвард ни перед чем не остановится! Молодец, + за решительность и + за настойчивость.
avatar
1
5
благодарю cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01
avatar
1
4
Спасибо за продолжение! Я очень сильно за интригована!
avatar
1
3
Удачи, агент Эдвард Каллен!
Спасибки за главку!!!!! lovi06032
avatar
1
2
удача ему не помешает!! good спасибо!
avatar
2
1
Ну что ж, удачи в Финиксе, Эдвард Каллен!

Спасибо за продолжение! good lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]