Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Желание на Рождество. Глава 17 (часть 1)

Желание на Рождество.  Глава 17(часть 1)

Зачем человек приходит в этот мир? В чём его предназначение? Что должен сделать? Для чего Бог посылает его – сгусток энергии вселенной, обличённый в живую плоть, наделённый генетической памятью предков, – на землю? Почему, когда я размышляю об этом, мне в голову приходит слово «долг»? Вдалбливаемое с детства в голову слово…
Мужчина должен построить дом, посадить дерево и родить сына. Всё так просто? Этого достаточно, чтобы называться настоящим мужчиной?
Тогда, следуя этим словам, удел женщины – обустраивать, драить полы в этом доме, родить того самого сына и поливать посаженное мужчиной дерево?
Почему никто никогда не говорит о счастье и любви в том доме, где растёт сын, любуясь из окна растущим деревом?..
Настоящий мужчина счастлив без любви?
Может быть, для того, чтобы стать «настоящим», без разницы – мужчиной, женщиной, ребёнком или всё тем же деревом, нужна любовь? Так что первично - долг или любовь? Ведь Бог  есть любовь?

Белла лежала с закрытыми глазами, прислушиваясь к происходящему вокруг.
Сквозь приоткрытое на ночь окно доносились звуки шуршащих по мокрому асфальту колёс автомобилей, несущихся на высокой скорости. Значит, прошёл дождь.
Кто-то настойчиво тарабанил кулаком в дверь на нижнем этаже. Наверное, мистер Стоун в очередной раз засиделся в клубе или у одной из подружек – и теперь миссис Стоун отказывается его впустить…
Хлопанье дверей соседних квартир. Плач капризничающего ребёнка. Быстрый стук каблучков сбегающей вниз девушки. Мужские шаги на лестничной площадке – тяжёлые, шаркающие, совсем не такие, как у Эдварда...
Значит, наступило утро. Мир,  заполненный звуками…
Она открыла глаза.
Серая комната с серой мебелью. Тёмное пятно кошки, спящей на ковровом покрытии. Серые шторы. Почти полное отсутствие красок. Зияющая чернотой пасть, проглядывающая в пространстве неплотно прикрытой дверцы шкафа. Чёрное, серое – мир без красок, как долгие годы её жизни.
Свон усмехнулась. Что за глупости лезут в голову этим утром? У неё есть Ренесми… был Лоран… Но мысли о серости настойчиво возвращались.
Наверное, так будет выглядеть апокалипсическое будущее земли. Ядерная зима… полное отсутствие солнца.
Почему-то внезапно, до покалывания в кончиках пальцев, захотелось прикоснуться к тёплой коже мужчины, спящего в соседней комнате. Что дало бы его присутствие рядом? Свет? Нет… Но его тепло могло бы стать ему заменой. Тело как кусочек солнца, пусть не светит, но греет…
До сих пор она обходилась без этого! Но тут же другая мысль: «Может быть, пора это менять?»
Каково это – каждый день просыпаться, чувствуя чужое тепло рядом? Наверное, и мир звуков изменится. Чьё-то ровное дыхание, стук сердца… И снова мысль: «Не чьего-то, а Эдварда…»
Интересно, как выглядит он по утрам? С закрытыми глазами, с пульсирующей на виске жилкой, с вибрацией груди под её ладонями.
Покалывание усилилось, как и желание прикоснуться, увидеть, услышать…
Ну хватит глупых размышлений!
Белла решительно поднялась с постели и, подойдя к окну, раздвинула шторы. Яркий солнечный свет проник в комнату, наполняя спальню цветами. Мир серой безликости прогнан одним движением руки.
И опять ненужная мысль: «А если так же раскрыть своё сердце и наполнить жизнь новыми красками?»
Свон осторожно вышла в коридор, не желая будить спящих. Она на цыпочках прошла на кухню; согрела воду в электрическом чайнике и залила кипятком пирамидку фруктового чая. Дымящаяся ароматным паром кружка в руках. Она потянула носом.
Запах… Им заполнено пространство квартиры. Запахом его шампуня, лосьона после бритья, чистой сорочки, дорогого костюма, начищенных до блеска ботинок, кашемирового пальто. Цитрус, свежесть и что-то, что сводит с ума всякий раз, стоит лишь оказаться рядом на расстоянии вытянутой руки. Так пахнет детская влюблённость? Быть может, и не была та влюблённость детской? Был только он – раз и навсегда?
Всё возвращалось на круги своя.
Звук – Эдвард.
Свет – Эдвард.
Запах – Эдвард...
Брюнетка глотнула обжигающий нёбо напиток и погрузилась в воспоминания о вчерашнем вечере.
Так что вчера было? Она опять не смогла сказать Лорану о разрыве; только не тогда, когда он пытался сделать ей предложение. Белла не просто откажет ему со словами: «Куда торопиться? Давай подождём. Ещё не время», – нет, то, что она должна сделать, намного больнее. Вычеркнет из жизни влюблённого парня несколько лет. Хорошего парня, юноши с чистым, открытым сердцем. Человека, верящего в любовь раз и навсегда. Она намного хуже его и, наверное, где-то даже подлее, как бы горько ни было осознавать это. Ради своей любви Свон разрушила жизнь Тани. Ради своей любви она долго лгала многим, если не всем. А самую главную ложь припасла для собственной дочери, но с этим они почти разобрались. Если бы от осознания этого стало хоть чуточку легче.
Сколько раз Белла проклинала Каллена? Она попыталась вспомнить, при каких обстоятельствах и когда… Не часто, для счёта хватит пальцев одной руки, а вот называла «подонком, разрушившим жизнь» – не раз…
И теперь она собирается сказать Лорану, что уходит от него именно к тому человеку, меняет его на того самого «подонка». Конечно, она попытается всё объяснить, попросит простить и остаться друзьями, но станет ли ему от этого легче? Свон не смогла ни объяснить, ни сказать, ни попросить, надеясь, что в следующий раз сможет.
То, что ждало её за дверью квартиры, повергло в шок. Ренесми и Эдвард смотрели телевизор. Белла очень надеялась, что они не видели сцены прощания. А если видели? Мокрое пятно у окна гостиной наводило на мысли об этом, но держались дочь с отцом очень непринуждённо, правда, с долей некой холодности. Хотя причин тому могло быть множество. Две недели разлуки с Ренесми, семь дней – с Эдвардом; мало ли что могло произойти в Вашингтоне?
Брюнетка стукнула кулаком по колену. Опять ложь! И в этот раз она пыталась лгать самой себе. Видели! По крайней мере, Каллен. Как Белла смогла это понять? Да очень просто. Сухой поцелуй в щёчку, дежурная фраза с вопросом «как дела», натянутая улыбка и холод, смешанный с разочарованием, болью и ещё кучей эмоций. Всего на миг он позволил им промелькнуть во взгляде растянутого в улыбке лица, но именно в этот момент она и почувствовала правду. Ни одной попытки остаться наедине, не говоря уже об обычных приставаниях. Словно совершенно другой человек улетел неделю назад из Феникса.
Свон продолжала тешить себя мыслью, что это последствия её молчания или грубого ответа на очередное признание в любви, но уже через пару часов поняла, что это что-то другое. Он не злился, не пытался выяснять отношения. Ничего! Ровный голос, холодность и полная пустота во взгляде зелёных глаз. Будто в один момент она стала для него чужой, совершенно не интересной, не нужной. Той, с кем его не могло ничего связывать в будущем, только прошлое и дочь – и это было обидно.
Белла усмехнулась. Она столько дней играла независимую женщину, не нуждающуюся в его любви, но теперь, получив полную свободу, не желает с этим мириться. Эдвард смотрел так, словно между ними всё стало ясно, и они пришли к обоюдовыгодному решению. Ничего личного, только дочь и забота о её воспитании. Оставалось лишь вызвать адвоката и подписать договор…
Брюнетка сжала веки и глубоко вздохнула. Она была бы согласна на подобное две недели назад, десять дней, но не сейчас! Не покидало чувство дежа вю, его слова, больно режущие душу: «Это не то, что ты думаешь!»
И что теперь делать ей? Повторить? Всё тот же смысл, но совершенно разные условия. Свон нашла лишь отзвук прошлой любви и записку. Он же видел намного больше: поцелуи, объятия, нежное прощание влюблённых, счастливую женщину с букетом в руках…
Разве можно разглядеть в свете фонарей на расстоянии в несколько метров слёзы в глазах и боль от потери, и сожаление, и нежелание делать больно? Она оказалась хорошей актрисой, зря всегда сомневалась в этой способности.
Оставался вопрос: что делать теперь? Чем ответить на холод? Попытаться растопить лёд и сыграть вновь влюблённую женщину? А впрочем, не нужно играть правду... Любит ли она настолько, чтобы ради этого наступить на горло собственной гордости?
Белла глотнула чай и отставила кружку в сторону – не любила пить чуть тёплый напиток. Она вновь задала себе последний вопрос, но не смогла дать ответ. Не хотелось опять оказаться безнадёжно влюблённой дурочкой. Много лет назад Свон уже была бегающей по пятам, подглядывающей девочкой. Становиться такой ещё раз желания не было. И время не то, и слишком большое между ними расстояние – отделяют не только тысячи километров, но и годы. Не та сейчас она, да и он – не тот. Оба полны себялюбия и достоинства. Нужно ли проходить всё во второй раз? Вот и третий вопрос. Ни на один из них дать ответ Белла пока не готова.
Брюнетка вылила остатки чая в раковину, сполоснула кружку и всё так же – на цыпочках – вернулась в комнату.
Что делать? Бежать от вопросов нет смысла, делать вид, будто не знает, что им известно о её свидании, не станет!
Свон приняла душ, надела домашнюю одежду и отправилась на кухню готовить завтрак.

На запах яичницы с беконом и свежесваренного кофе на кухню пришёл Эдвард.
Белла смотрела на мокрые волосы, словно потемневший от времени бронзовый шлем, облегающий крупную голову, сидящую на крепкой шее. Всё те же, словно вылепленные умелым скульптором, рельефные губы, правильной формы нос, широкие скулы, прижатые уши.
Свон несколько секунд настраивалась на то, чтобы решиться заглянуть в зелёные глаза, и наконец сделала это. Всё тот же пытливый, изучающий взгляд, но что-то стало другим, и в этом повинна она. Сердце брюнетки на миг сжалось, пропустив удар. Исчезла его порой доводящая до бешенства самоуверенность, частенько щедро приправленная завышенным самомнением. Она прикрыла глаза, пытаясь выровнять сердцебиение. Наверное, таким же, как его сейчас, был её взгляд в тот день после разговора с Таней.
Меньше всего на свете Белла хотела теперь сделать Эдварду настолько больно. Не тот бумеранг, о котором она когда-то мечтала…
Брюнетка открыла глаза. Всё изменилось за доли секунды. Перед ней стоял тот же Каллен, но намного холодней. Ни боли, ни потерянности, царящих во взгляде. Она готова была крикнуть: «Браво!» В отличие от неё, Эдвард всегда умело справлялся с эмоциями.
– Ты рано встала?
– Скорее, не ложилась совсем. – Свон отвела взгляд, неловко теребя пальцами край кухонного полотенца.
– Что-то не так? Мы своим появлением нарушили твои планы?
Белла вскинула голову. Деланное безразличие на лице Каллена могло бы ввести в заблуждение кого угодно, но только не её. Свон чувствовала, что агент очень хотел бы получить правдивый ответ.
– Нет! Никаких планов на сегодня не было, – она ответила слишком быстро, словно оправдываясь, сама презирая себя за это.
Эдвард внимательно изучал бледное от недосыпа лицо. От его взгляда не укрылись тёмные круги под веками. Как бы он хотел знать, о чём размышляла брюнетка этой ночью, а главное, к каким пришла выводам?
– Наше появление стало сюрпризом?
Белла усмехнулась, догадываясь направлению мыслей Каллена.
– Не скрою, я не люблю сюрпризы.
Эдвард задумчиво протянул:
– Я тоже.
– Тогда почему?
Теперь пришла его очередь ухмыляться. Они понимали друг друга с полуслова, как прожившие много лет бок о бок супруги. Как много он отдал бы за то, чтобы так и было на самом деле.
– Ренесми и Элис. Я хотел отправить смс-ку.
– Зря ты не сделал этого.
Агент невесело улыбнулся. Что он должен ответить? Сказать тому, кто там наверху отвечает за жизнь на этой земле, «спасибо» или послать проклятие?
– Теперь и сам понимаю, что зря.
Они оба промолчали о том, что произошло перед дверьми подъезда, но говорили именно о событиях прошлого вечера.
– Я не буду оправдываться в том, чего не было!
– Случилось что-то, о чём я должен знать?
Эдвард говорил, пытаясь самого себя убедить в собственной искренности. И это прекрасно понимала Белла. Говорит то, что должен сказать любой порядочный мужчина. Но она знала, что к этому типу не относится Каллен, и неизвестно ещё, хочет ли она, чтобы он к нему относился. Может быть, но только не сейчас. От его деланного безразличия и этакого всепрощения становилось тошно.
– Эдвард, давай начистоту! Не нужно изображать непонимание во взгляде. Мне давно не пятнадцать, не нужно вести себя со мной словно с ребёнком!
– Я делаю что-то не так? – Он снова улыбнулся, но тут же подавил улыбку, понимая, насколько неискренне сейчас выглядит.
– Нет, по твоему мнению, это я не так поступаю!
– Я не сказал ни слова.
– Вот это и напрягает! Лучше бы высказал всё, но ты предпочёл отмолчаться!
Агенту не хотелось говорить сейчас, когда не принял окончательного решения, не хотелось скатиться до грубости, а это может случиться.
– А что я должен сказать? Ты хочешь знать правду?
– Очень хочу! И лучше сделать это, пока мы вдвоём.
Каллен пожал плечами, соглашаясь, пожалуй, с последним. Не должно быть свидетелей при таком разговоре, а его, очевидно, не избежать.
– Хорошо, давай. Спрашивай, я отвечу.
– Я думала, задать вопросы хочешь ты, но если так, то… – Свон пристально смотрела в бесстрастное лицо Эдварда. – Отлично вас обучают.
– Ты это о чём?
– О твоей работе. Но только не верится мне, будто то, что ты увидел вчера, оставило тебя равнодушным.
– И что же я видел? – Эти слова стали последним пределом терпения.
Белла в сердцах швырнула в раковину полотенце. Говорить спокойно не получалось, она повысила голос:
– Хватит врать! Ты начинаешь меня раздражать!
– Меньше всего я хотел бы доставлять тебе неудобства в твоём же доме, – Каллен отвечал всё так же тихо.
Брюнетка оперлась кулаками о край стола и прошипела:
– Ну, прямо ангел… сама доброта и невинность. Совершенно не тот человек, что неделю назад чуть не изнасиловал меня в собственной машине! Ни где-нибудь, а у всех на виду, прямо перед заправкой, – жалея, что не может прокричать эти слова, а лучше бы до этого влепить пощёчину.
Теперь взорвался агент:
– Вот только не нужно сейчас обвинений в насилии! Насколько я помню, тебе подо мной было очень удобно. И ты с большим удовольствием отвечала на мои поцелуи, и твои стоны вовсе не были криками боли! Я, конечно, понимаю, что, наверное, не настолько нежен, как Ло… – Эдвард осёкся. Гнев  не лучший помощник в переговорах, а то, что делала сейчас Белла, было именно желанием вывести его на всплеск агрессии. И это ей удалось.
Они продолжали шипеть друг на друга.
– Вот я и нашла пробел в твоём натаскивании. Ну, что же ты замолчал? Говори, продолжай!
– Мне не о чем больше говорить. Извини, что сорвался!
– Нет уж, не извиню! И вовсе ты не сорвался, а начал говорить то, что мучает. И слава Богу! А то я начала ощущать себя полной лохушкой и ничтожеством, чьи поступки тебе совершенно безразличны.
– Ты никогда не была мне безразлична!
– Да ладно! Не нужно врать, так же как и о том, что ты не видел вчера моего прощания с Лораном!
– Этого я не говорил.
– А что же ты делал на протяжении вчерашнего вечера? Все эти взгляды в сторону и расспросы ни о чём, и тупые шутки не в тему! И сегодня, несколько минут назад.
– Ты не спрашивала – я не отвечал. Раньше мои шутки тебя забавляли. – Каллен помолчал несколько секунд, обдумывая, стоит ли продолжать этот разговор, но решил идти до конца и, вскинув голову, встретился с её взглядом: – Зачем мне выяснять то, что меня не касается?
Лицо Беллы начало потихоньку краснеть. В душе всё клокотало от злости. Ему безразлично? Что может быть страшнее?
– Ах, даже так?! А как же твои признания в любви и слова о желании провести со мной остаток жизни? Ты врал?
– Нет!
Свон прищурила глаза. Слова Эдварда совершенно расходились с поступками, и она не намерена была с этим мириться. Она выбьет из него правду.
– Тогда почему тебе стало вдруг наплевать на то, что меня кто-то обнимает, целует, дарит букеты?
– Это твоя жизнь!
– Да, это моя личная жизнь, и я не выношу, когда кто-то в неё вот так без предупреждения вторгается! Я терпеть не могу, когда за мною следят и навязывают мне своё мнение!
Каллен простонал, нелепо крутиться возле одного и того же. Обвинения Беллы были очень несправедливы. Не хватало ещё ему сорваться и позволить втянуть себя в разгорающийся скандал. Можно обойтись без криков и взаимных упрёков, хотя его даже немного восхищало умение любимой женщины защищаться с помощью нападения. Только ради чего весь этот спектакль?
– Я уже сказал, что прилететь без предупреждения – была не моя идея.
– Ах ты, бедненький мальчик, попавший под влияния жёстких женщин! – А вот это было ударом ниже пояса.
Эдвард схватил брюнетку за руку и притянул вплотную к себе.
– Я уже давно не маленький, и на меня сложно влиять, но ты сейчас говоришь о моей сестре и нашей дочери!
– И? Это что-то меняет?
– Многое!
– Но не для меня! Ты явился без приглашения! Увидел то, что я не хотела тебе показывать, и понял всё по-другому, не так, как было на самом деле!
Глаза агента полыхали огнём.
– Вот только не нужно сейчас банальных фраз про то, что это не то! Не нужно оправданий и прочего. Тебе не кажется, что мы это всё недавно проходили? И в прошлый раз ты в эти слова отказалась поверить!
Свон взвилась и ответила с не менее яростным взглядом:
– Я уже говорила, что не собираюсь оправдываться! Мне не за что!
– Вот и славно! И действительно не за что! – Он прищурил веки, пытаясь скрыть боль и гнев. – Но, по крайней мере, теперь я понял, почему ты ответила «нет»!
– Я не сказала «нет», а лишь просила подождать. Ты не так всё понял!
Эдвард застонал. Они опять возвращались к фразе, набившей оскомину…
– Прекрати! Самое поганое – узнать, что вёл себя как болван! Навязывался со своей любовью человеку, которому она не нужна! У которого уже есть всё это!
– Я повторю ещё раз: всё не так, как…
Каллен перебил Беллу, спеша высказать всё, о чём размышлял прошедшим вечером и ночью, до пробуждения дочери; не зачем Ренесми слышать их разборки.
– Я повёл себя как Таня. – Он горько усмехнулся своим сравнениям. – Нет, намного глупее. Я за секунды выстроил для себя воздушный замок, поселив в нём то, чего нет, не будет, а возможно, и не было! – Если бы кто-то раньше сказал Эдварду, что он способен нести эту чушь, то получил бы кулаком в челюсть. Сейчас агент говорил то, над чем прежде смеялся. – Населил его любящими людьми, возомнив себя принцем, а тебя, стало быть, своей принцессой.
Брюнетка пыталась вырвать руку, но он только крепче сжимал вокруг тонкого запястья пальцы.
– А ведь тебе нужно было сказать всего лишь несколько слов, правдивых фраз, что есть любовь к другому мужчине, есть Лоран! Но ты предпочла играть в тайны! – Каллен прижал её спиной к столу и, запустив пальцы в не успевшие высохнуть длинные волосы, откинул голову назад, испепеляя взглядом. – Ты хотела увидеть мою ярость и услышать правду?
Белла проглотила образовавшийся в горле ком. Не совсем такую реакцию она надеялась получить, только не полный презрения взгляд.
– Я много лет провёл рядом с женщиной, наполнившей мою жизнь сплошным обманом. Больше я этого не допущу, как бы мне ни было больно! Ты же лгала мне с самого начала. Даже не так… Я согласен с тем, что виноват во всём сам. Ты просто не сказала мне правду! – Эдвард смотрел ей в глаза, пытаясь найти там ответы на мучившие вопросы. – Это твой способ отомстить? Заставить меня поверить в то, что между нами всё возможно, что снова полюбишь? Для этого тебе нужно было время? Подольше промурыжить, посильнее влюбить?
– Я ещё раз говорю, всё не так!
– А как? Не нужно больше лгать, прошу тебя! Не нужно! У нас есть дочь, и нам поневоле придётся встречаться и терпеть друг друга, как бы ты ни не желала этого! Зачем всё осложнять? Что не так? – Он помимо воли взглянул на пухлые губы, вкус которых отлично помнил. – Ты думаешь, я не видел, с какой нежностью ты отвечала на его поцелуи? Думаешь, не видел, какой любовью светятся его глаза? Сколько в них надежды на будущее? Мне не нужно света, чтоб знать это! Вчера я видел всё сердцем! И я могу отличить взгляд безнадёжно влюблённого от взгляда уверенного в ответной любви мужчины!
– Всё не так!
– Я уже устал от всей этой лжи, прекрати! Самое смешное, что тогда в ресторане я решил, что он – человек прошлого. Не принял во внимание, считая, что теперь для тебя всё по-другому и он мне не соперник…
Агент замолчал, обдумывая, стоит ли произносить следующие слова, но, заметив, что Белла хочет заговорить, поспешил опередить:
– Можешь быть уверена, твоя месть удалась! Ты ранила меня глубоко в сердце! Кто я такой, чтобы на что-то претендовать?
Глаза брюнетки заполнились слезами. Речь Эдварда настолько потрясла её, что Свон не могла говорить, а только качала головой. Может быть, в его заключении есть доля правды? Она подсознательно тянула с ответом, мучила его, желая получить некую компенсацию за нанесённую в юности обиду? Белла непроизвольно всхлипнула, но сумела подавить в зародыше желание разреветься.
Взгляд Каллена несколько смягчился.
– Я очень многое понял за те несколько минут, что наблюдал за вами из окна.
– Не так!
Эдвард прикрыл ей рот рукой, не позволив говорить дольше.
– Я хочу всё сказать, пока нет Ренесми, и разговор на эту тему станет последним. Я очень перед тобой виноват! Ты любила меня – я это знаю, – даже десять лет назад, но, очевидно, любым чувствам есть предел – и срок твоих ко мне истёк. Ты встретила хорошего парня и заново полюбила. – Он покачал головой, переместив руку, но не разжал ладонь после попытки брюнетки вцепиться в неё зубами.
– И в том нет твоей вины. Ты ни перед кем не виновата! Не нужно прятать Лорана от Ренесми – она давно о нём знает. Познакомь его с Рене, уверен, что он им понравится, если только ты дашь ему шанс. Откройся на этот раз. Не прячься. Ни к чему хорошему со мной твои прятки не привели, не делай этого и с другим!
Каллен отпустил Беллу. Она стояла, судорожно глотая воздух и широко распахнув глаза. То, что сейчас произошло, было похоже на кошмарный сон. Она ожидала чего угодно – вспышки ревности, гнева, криков разборки, – но не вот такого отказа от неё.
И снова Эдвард истолковал её потрясение по-своему.
– Не нужно на меня так смотреть, сказал уже, я тебе не враг! Спасибо за дочь, за радость сестры и родителей. Даже за глупые мои надежды и тот рухнувший замок. Я почувствовал, что значит не просто хотеть, а по-настоящему любить женщину. Но, увы, насильно мил не будешь! Я был дураком, преследуя тебя. Прости за все мои попытки. Могу сказать лишь одно в своё оправдание: я искренне хотел сделать тебя счастливой! И не только прежде, хочу этого и сейчас. Будь счастлива с Лораном и можешь рассчитывать на меня в любое время.
Свон не могла говорить, она лишь качала головой в знак несогласия с его выводами. Хотелось расплакаться от обиды. Она прокашлялась, прежде чем снова вымолвить всё те же слова:
– Ты не правильно всё понял. Я не хочу…
– Доброе утро! – Ренесми появилась в пижаме на пороге комнаты. – Как вкусно пахнет! Мам, можно я сначала поем, а потом приму душ?
Раздавшиеся вслед за словами звуки урчания подтверждали степень голодности девочки. Она только теперь заметила разгоряченные лица родителей и поняла, что, наверное, помешала их разговору.– И уже у отца спросила: – Пап, ты же не любишь сок по утрам? – Каллен согласно кивнул. – Тебе только кофе!
– И не забудь про три ложки сахара!
– А мама меня всегда называла сладкоежкой! Теперь я знаю, от кого у меня любовь ко всему сладкому!
– В любых плохих привычках можешь ссылаться на меня, – он рассмеялся. – Только не забудь о них предупредить!
– Замётано! – девочка улыбнулась в ответ. – А ты не вздумай отказаться от своих слов! Займусь составлением списка сразу после завтрака.
– После завтрака в душ! Не забыла, сколько сегодня нас ждёт дел?
– Нет! Но нам во многом поможет мама.
Ренесми поставила на стол два стакана с соком и подошла к кофеварке, но, вспомнив о чём-то, повернулась к Белле:
– Мам, ты сегодня свободна?
– Конечно.
– Значит, делим всё на троих? – В глазах Несси читался немой вопрос, причину которого теперь хорошо знала брюнетка.
– А ты сомневалась? Неужели для меня может быть что-то важнее дочери? – Она заметила, как девочка облегчённо вздохнула. – И так было и будет всегда, что бы ты там себе ни навыдумывала!
Ренесми обвела взглядом улыбающихся родителей. Если бы она знала, какого напряжения стоили каждому их них улыбки...

 



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1603-1127220-16-1389004493
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Svetla_ya (22.02.2015) | Автор: Галина 1963 E
Просмотров: 385 | Комментарии: 13 | Рейтинг: 5.0/14
Всего комментариев: 131 2 »
avatar
1
13
cray cray cray Дурак одним словом... Но с другой стороны и его можно понять. А Лорана жаль... Спасибо!!!! lovi06032
avatar
1
12
Спасибо огромное за главу!
avatar
1
11
Спасибо огромное за главу!  good lovi06032
avatar
1
10
Спасибо за главу!
С одной стороны - мне очень хочется, чтобы Белла и Эдвард были вместе и счастливы, с другой - очень раздражает манера Эдварда - все решает сам и не слушает других. Вот и сейчас он так и не дал Белле сказать то, что она хотела и опять осталась недосказанность между ними.
avatar
1
9
lovi06032
avatar
2
8
Так все грустно пока. Но как мне кажется Эварду все слишком легко доставалось пока. Встретил, сразу с другой расстался, тут же предложение, кольца все перепутались, он ее даже не знает толком. Не может поверить что он не на столько неотразим, и всегда уверен в успехе. Нет уж пусть почувствует что такое любовь сначала. Хотя я всем очень сочувствую. Спасибо огромное за прекрасное продолжение!
avatar
1
7
спасибо вам за главу!
avatar
1
6
Нда! Серьезные разборки.
avatar
1
5
н-да.... 12
avatar
1
4
Еще как совершит: все больше ошибок. все больше непонимания, хотела получить компенсацию за нанесенную в юности обиду....Я всегда считала, что виноваты оба поровну, если бы не ее излишняя гордость и молчание...Но, увы...Это все больше и больше усугубляется.
Большое спасибо за продолжение.
1-10 11-13
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]