Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Желание на Рождество. Глава 18 (часть2)

Желание на Рождество. Глава 18 (часть 2)

Эдвард знал, кому должен позвонить. Очень хотелось услышать голос Ренесми и Беллы, но необходимо искать помощь, чтобы и они не превратились в обвиняемых.
Он должен предотвратить волнение родителей. Ренесми обязательно позвонит Джейку – и тот прилетит первым же рейсом – в этом агент не сомневался. Но она может так же позвонить Эсми и Элис – те тоже примчатся, а вот только переживаний родственниц ему и не хватало.
Про то, чей номер будет набран пальцами Беллы, думать не хотелось. Она его любит – и в этом Каллен теперь уверен на все сто. Не бросится женщина вслед за нелюбимым мужчиной вот так, готовая на самопожертвование. Или это простая жалость? Нет…
Но что тогда было вчерашним вечером? Что связывает, что удерживает её рядом с Лораном?
В висках застучали молоточки. Эдвард встряхнул головой и начал одну за другой придавливать цифры телефона отца. О Свон он додумает после…
Карлайл ответил не сразу, долгие секунды показались агенту вечностью. Сердце наполнилось страхом: что делать, если трубку возьмёт Эсми? Сказать правду он не сможет, а вот возможность получить совет и помощь от отца будет потеряна. И мама обязательно почувствует его состояние. Врать самому дорогому человеку не хотелось.
Наконец он услышал хриплый голос Карлайла.
– Слава Богу, Эдвард. Я не могу до тебя дозвониться.
Агент вздохнул от облегчения, но вынужден был перебить отца:
– Пап, мама рядом?
– Нет.
Эдвард плотно прижал трубку к уху и повернулся спиной к двери.
– Это хорошо. Прошу тебя, не называй меня больше по имени. Никто не должен знать о моём звонке.
– Что случилось?
– Долгая история, и, боюсь, у меня нет времени её рассказывать, не дадут…
Старший Каллен перебил сына:
– Кто не даст?
Эдвард запустил руку в волосы и втянул воздух, прежде чем ответить:
– Пап, я сейчас нахожусь в изоляторе временного содержания полиции Феникса.
Повисла короткая пауза. Агент расслышал звук передвигаемой мебели. Он представил, как отец, уставившись в стену растерянным взглядом, опустился на стул.
– Как так? Какая «полиция»?
– Пап, давай без нервов. Ты у меня врач, отключи эмоции и выслушай.
Карлайл несколько раз вздохнул.
– Говори.
– Ты сможешь всё узнать у Беллы или Ренесми, позвони им.
– Белла тоже не берёт трубку, а у Ренесми постоянно занято.
– Как «не берёт»? Очень странно…
– А уж как мне всё это странно. Что произошло? В двух словах рассказать можешь?
Эдвард обернулся к полицейскому, заслышав тяжёлое дыхание рядом с собой. Тот сделал шаг назад, но было очевидно, что толстяк пытается разобрать слова, сказанные на той стороне провода.
– Не дадут!
– Я ничего не понимаю. Они знают, что ты – фэбээровец?
– С моих слов. Я забыл жетон дома у Свон вместе со всеми документами.
– Да что у вас там происходит?! Это совершенно на тебя не похоже.
– Происходит взрослая жизнь. Просто кое-что выбило меня из колеи, но речь не об этом. Мне нужна помощь.
Он опять услышал звук передвигающихся по полу ножек стула, значит, отец встал.
– Я прилечу первым же рейсом.
– Не нужно этого делать.
Карлайл жёстко отрезал:
– Это не обсуждается!
– Хорошо, на споры нет времени. Мне нужен толковый адвокат.
– Мистер Тренк давно работает с нашей семьёй…
Неизвестно, сколько времени решил отвести ему на разговор Бергер. Каллен-младший перебил отца:
– Пап, я не подаю на развод, мне нужен адвокат по уголовным делам и желательно местный, из Феникса, знающий здешнюю кухню.
– Хорошо, я понял. Что ещё?
– Позвони Майку. Его телефон в моей записной книжке.
– У меня он тоже есть. Не забывай, где Ньютон проходит обследования.
– Пап, всё очень серьёзно. Пусть он свяжется с Беллой. Мне нужна его и Вики помощь.
– Ты меня пугаешь.
– А вот этого делать не стоит, всё будет хорошо! – Эдвард заметил, как толстяк сделал шаг в его сторону, и добавил, предупреждая жест служителя закона: – Я кладу трубку, до встречи!
– Держись!
Последнее слово отца агент расслышал за секунду до того, как чёрная трубка заняла своё место на синем фоне. Ох уж этот любимый цвет полиции Феникса... Каллен же предпочитал тёмно-серый.
Полицейский велел Эдварду скрутить вещи в кокон и открыл дверь, сделав приглашающий жест рукой.
– Ну что, готов к осмотру достопримечательностей моего хозяйства?
Агент подавил усмешку.
– Боже упаси меня с этим знакомиться, сэр!
Лицо толстяка стало пунцовым. Он подтолкнул Каллена в спину, с трудом удержавшись от желания вдавить шокер.
– Посмотрим, как ты станешь шутить к вечеру. – Офицер провёл взглядом по чисто вымытым синим стенам. – Оставь надежду всяк сюда входящий!
Эдвард ухмыльнулся и повторил слова из «Божественной комедии» на хорошем итальянском:
– Lasciate ogni speranza voi ch 'entrate. – Он оглянулся назад. – Читаешь Данте? Или любимые фразы Гитлера? Готовишься к спуску в ад?
Полицейский ткнул Каллена в плечо и прошипел:
– В ад превратится твоё пребывание здесь, дай только узнать о сыне шефу полиции Вернеру.
Эдвард не смог сдержать улыбку. Он наконец-то узнал фамилию и должность отца наркомана. Агент совершенно дружелюбным голосом ответил «источнику» ценной информации:
– Ну, зачем же так злиться? Мне тут уже начинает нравиться, – и сделал шаг за дверь, позвякивая цепью, стараясь не заступить за красную линию.
Сержант Бергер мечтал о том, чтобы Каллен оказался за запретной чертой. Уж очень ему хотелось применить к мерзавцу силу электричества, а если повезёт, то двинуть в морду или на крайний случай запечатать хороший пинок в поджарый живот.

Белла выпрыгнула из машины и помогла выйти миссис Хоуп. Ренесми не выпускала из рук трубку телефона. Она вела бесконечные переговоры с Блэком; тот без конца звонил, спрашивая о происходящем и отчитываясь о собственных действиях.
– Мама, Джейк через час будет в аэропорту «Даллес» и сразу же вылетит к нам.
– Передай ему «спасибо». Моральная поддержка тебе не помешает.
– Мам, не только моральная. – Девочка осмотрелась вокруг и добавила шёпотом: – Он обзвонил кого нужно. Помощь будет очень действенная, вот увидишь.
Брюнетка проследила за направляющимся к их машине детективом и, встретившись с пристальным взглядом голубых глаз, передёрнула плечами, словно от внезапно наступившего холода.
Она повернулась к дочери.
– Думаю, любая помощь нам сейчас не помешает…
Миссис Хоуп положила ладонь на руку Беллы.
– Не переживай, деточка, правда за нами.
Свон улыбнулась и накрыла сухонькую ручку старушки своей.
– Дай- то Бог, дай Бог…
Престарелая воительница заметила, на кого устремлён взгляд брюнетки.
– Не бойся этого прощелыгу. Я вижу его насквозь. Карьерист и сволочь немалая. Но меня не запугать! Не таких прохвостов обламывала. – Она повернулась к Хаски и, мило улыбнувшись, задала вопрос:
– Детектив, где мне сделать заявление?
Блондин смерил старушку холодным взглядом и, пряча недовольство в глазах, растянул тонкие губы в подобии усмешки.
– Какое заявление, мисс? – Он указал глазами на Беллу с дочерью. – Вы желаете дать свидетельские показания против этих двух женщин, напавших на мистера Коулта?
Миссис Хоуп снова улыбнулась и ледяным тоном ответила:
– Не мисс, а миссис! Нет, дорогуша, я желаю дать свидетельские показания о нападении на малолетнюю леди тем мистером Коултом. И попытку похищения девочки, вероятно, с целью изнасилования. А ещё, – она обернулась к Белле и положила ладошку на лиф её серого пальто, – дать показания, откуда у этой хрупкой женщины гематома на груди, а в том, что она там есть, я не сомневаюсь.
Теперь уже старушка сверлила взглядом детектива.
– Мистер Коулт с такой силой ударил защищающую дочь мисс Свон, что та на несколько минут потеряла сознание от боли!
Хаски прокручивал в голове разные комбинации развития событий. Эта «древняя плесень» как чирей на заднице: больно, но нужно подождать, пока созреет, чтобы избавиться. Придётся обыгрывать и её показания.
– Странно, все рассказывают одну и ту же историю совершенно по-разному. – Он указал рукой на коричневое одноэтажное строение:– Прошу всех в участок, там разберёмся.
Ренесми прижалась к боку матери и, замедлив шаг, отстав от полицейского, тихо спросила:
– Мама, ну и как будем себя вести? Джейк сказал, чтобы мы не давали показания до прихода адвоката.
– То же самое велел делать Лоран.
Девочка вскинула взгляд на бледное лицо Беллы.
– Будем молчать?
– Да, что бы ни случилось, будем молчать.

Хаски сделал несколько распоряжений на входе. Женщин отвели и усадили в кресла в небольшой комнате с громоздким письменным столом и водружённым на него не менее внушительного размера старым компьютером.
Ренесми обвела взглядом выкрашенное в тусклый зелёный цвет помещение и остановилась на картине под стеклом. Глиняная, треснутая ваза с торчащим из неё одиноким подсолнухом.
– Такое впечатление, что попали в прошлый век. Старье на столе, обшарпанные стены, нелепая для полицейского участка картина.
Белла усмехнулась словам дочери.
– Наверное, кто-то пытался создать здесь домашнюю обстановку. Подготовить свидетелей к допросу.
Миссис Хоуп, до этого молчаливо сидевшая в стареньком кресле, обитом потрескавшейся кожей, вступила в разговор:
– Да просто этим дармоедам приходится на всём экономить. Собрали ненужную рухлядь в невентилируемой комнате – и деньги проели, и свидетелей успокоили.
Она по очереди посмотрела на женщин.
– Я вам так скажу: показания первой давать буду я, а вы дождитесь тех, кому звонили. Не нравится мне этот детектив, я подлых людей хорошо чувствую, немало их повидала на своём веку. Он что-то задумал, – старушка поправила съехавшую на бок бледно-голубую фетровую шляпку, – но он ещё не знает, голубчик, с кем связался. Повесить на вас преступление ему не удастся!
Свон с недоумением взирала на пожилую женщину.
– Преступление на нас? Но за что?
– А за что они, голубушка, забрали вашего мужа? И все слова этого рыбьеглазого про мистера Коулта? Вы что, так ничего и не поняли? – теперь уже недоумевала миссис Хоуп. – Да они вешают на вас вину тех парней! У них же даже машину не проверили, хотя вы говорили о наркотиках. Всё это не просто так! Наверняка те ублюдки – чьи-то сыночки! – Старушка выпрямила плечи и, повесив зонт на руку, поставила на колени чёрную сумочку. – Я в конце шестидесятых участвовала в демонстрациях против войны во Вьетнаме и хорошо знакома с творимым полицией беспределом. А ещё я смотрю телевизор! Меня не проведёшь и не запугаешь!
Последние слова женщины услышали двое полицейских, зашедших в комнату. Они улыбнулись пожилой воительнице. Высокий чёрноволосый мужчина, одетый в гражданскую одежду, добродушно проговорил:
– Мэм, вас никто не собирается запугивать. – И, уже обратившись к Белле, добавил: – Мисс Свон, вы и ваша дочь готовы дать показания?
Брюнетка положила тонкую ладонь Ренесми себе на колено и решительно отказалась:
– Нет, мы будем ждать адвоката. – Она подняла взгляд на офицера. – Мы имеем на это право?
– Конечно, мисс, но зачем вам адвокат? Мы хотим всего лишь задать вам пару вопросов. Это стандартная процедура. Вас никто ни в чём не обвиняет. Ради чего вам напрасно тратить деньги на его услуги?
– Тем не менее я его дождусь. Если, конечно, вы не против.
Полицейский развёл руками.
– Нет, не против.
– Ну, вот и славно. – Белла обратилась к старушке: – А вы, миссис Хоуп?
Пожилая женщина решительно поднялась.
– А вот я очень хочу дать показания, если можно, прямо сейчас. Меня дома дожидается кошка. – Старушка мило улыбнулась. – Молли такая проказница. Наверное, переживает, недоумевая, почему мама так долго не идёт домой? Как бы моя нервная девочка не наделала чего без меня.
Офицер по-прежнему пытался сохранить добродушный вид. Он посторонился, пропуская женщину вперёд.
– Конечно, миссис Хоуп, я провожу вас в комнату для допросов.

Свон не могла усидеть на месте. Она встала и принялась ходить по тесной комнате, меряя шагами пространство, в сотый раз прокручивая в голове случившееся. Её доля вины в произошедшем была настолько очевидна…
В который раз она подводит доверившихся ей людей, принимая неправильные решения. Взять тот же магазин в Вашингтоне. Почему из сотни ювелирных Белла выбрала именно тот и в то время? Что это? Карма быть вечной неудачницей и приносить неудачу другим? Почему рядом с ней страдают любимые люди? Кто наложил на неё табу на счастье? За что, почему?
Брюнетка обхватила руками живот и, согнувшись пополам, зарычала, уставив взгляд в пол.
– Мама, прекрати! Я знаю, о чём ты сейчас думаешь. Всё произошло так, как должно было случиться. Тут нет твоей вины! Я немного пожила с отцом и кое-что поняла. Он никому и никогда не позволит причинить какой-либо вред тем, кого по-настоящему любит. Он сделал бы это в любом случае. Была явная угроза для нас в тех подонках, и он не мог им простить этого!
– Если бы он не увидел моё прощание с Лораном…
Ренесми встала рядом с матерью и положила руку ей на плечо.
– Мам, ты слышишь, о чём я тебе говорю? Не виновен в этом никто – ни ты, ни Лоран. Только эти подонки и обострённое чувство справедливости отца! Вот такой наш Каллен человек. Он не из тех, кто пройдёт мимо произвола, отводя глаза в сторону.
Белла выпрямилась и вскинула голову.
– Он так тебя любит и ты его…
– Мам, он и тебя очень любит. Надеюсь, ты это скоро поймёшь и ответишь ему тем же. Мы должны жить вместе.
– Уже поняла…
– Тогда почему не расскажешь об этом отцу?
– Не всё так просто… Я не успела. – Свон смотрела в заплаканное лицо девочки. – Ты давно знаешь о Лоране?
– Достаточно давно. – Несси не отвела взгляда под прицелом глаз матери. – Только не подумай, что я за вами следила. Так получилось. Я видела вас несколько раз вместе в кафе возле твоей работы.
– И что ты видела? – В карих глазах сквозило смятение.
– Как он смотрит на тебя…
Говорить о том, что однажды лицезрела их поцелуй, девушка не стала, но удержаться от критики не смогла:
– Мам, но он такой молодой и волосатый, и длинный. Он тебе совсем не подходит!
Белла невольно усмехнулась:
– Да уж, куда ему до отца-лётчика!
– Да и отец-фэбээровец намного круче его! – Ренесми тоже улыбнулась. – Я никогда не смогла бы «волосатика» назвать «отцом». И этот его ободок…
Свон протянула руки и обняла девочку за талию.
– Но это дело взрослых – выбирать себе пару. Никто и не требовал бы от тебя звать его «папой». Лоран очень хороший человек – ты смогла бы это понять и оценить со временем. И если бы я приняла решение выйти за него замуж, тебе пришлось бы смириться!
Ренесми вгляделась в глаза матери: печаль, жалость, сочувствие, вина – всё те же чувства, что и месяц назад. Взгляд, который она так часто ловила на себе раньше.
– Я знаю, но… – В глазах девушки читалась надежда. – Теперь всё по-другому? – Вопрос прозвучал почти как утверждение.
Белла устало улыбнулась.
– Да. Ещё бы суметь объяснить это отцу…
Дверь распахнулась, в комнату вошёл Лоран, одетый в строгий костюм, в сопровождении Хаски.
Писатель оглядел женщин. Покрасневшие от слёз глаза девочки и неестественная бледность любимой брюнетки не скрылись от его внимания. Наполнявшая последние полчаса сердце тревога усилилась. Отсутствие друга в городе не способствовало улучшению ситуации. Неизвестно, что точно произошло, и в какую сторону полицейские повернут показания взволнованных женщин, но говорить при постороннем этого не следовало.
Он ободряюще улыбнулся и хотел что-то сказать, но детектив заговорил первым:
– Мисс Свон, это ваш адвокат?
Белла ответила, опередив Лорана:
– Нет, это мой друг. Он должен был его привезти. – Брюнетка пыталась заглянуть за широкую спину гавайца, надеясь увидеть там адвоката.
Лоран развёл руками:
– Лебовски нет в городе. Я отправил ему сообщение. Завтра утром он прилетит в Феникс и займётся твоими делами.
Хаски хищно ухмыльнулся и снова обратился к Белле:
– Мэм, вы по-прежнему отказываетесь давать показания?
– Да!
– И ваша дочь тоже?
–Да!
Детектив не удержался от мимолётной улыбки. Свон не могла понять, почему он выглядит довольным?
Следующий вопрос капитана застал её врасплох:
– В каких отношениях вы состоите с Эдвардом Калленом?
Брюнетка взглянула на Лорана. Лицо писателя не выражало никаких эмоций. Только сжатые в тонкую полоску губы говорили о том, как он напрягся, догадавшись, к чему клонит офицер.
– Ни в каких, вернее, он является отцом моей дочери.
Хаски кивнул, он и сам заметил сходство девушки с агентом.
– Его отцовство имеет юридическую силу? – Белла отрицательно помотала головой, но детектив продолжал сыпать вопросами: – Он указан в свидетельстве о рождении девочки? Или мистер Каллен признал свои родительские права каким-то другим образом?
Свон не могла больше этого слышать. Она почти прокричала:
– Нет, пока не успел! – Брюнетка мысленно обругала себя за этот срыв и, понизив голос, спросила: – Но какое это имеет значение?
Капитан обвёл удивлённым взглядом лица присутствующих в комнате. Интересная получалась ситуация. Два любовника – а это так, он видел взгляды обоих мужчин, обращённые на красивую брюнетку, – и одна почти взрослая дочь. Но и это обстоятельство играло ему на руку. Конфликт интересов. Он внутренне ликовал: пока всё складывалось как нельзя хорошо.
Детектив спокойным, почти дружелюбным тоном продолжил:
– Давайте обо всём по порядку, мисс Свон. Вам есть с кем оставить девочку? У вас есть родственники в Фениксе?
– Конечно есть, здесь живут и мои родители. Так к чему все эти вопросы?
Вмешался Лоран:
– Девочка вообще не должна подвергаться допросу без присутствия родителей или педагога. А так как Белла Свон и Ренесми Свон являются свидетелями одного происшествия, то не могут быть опрошены в присутствии друг друга.
Хаски смерил взглядом возвышавшегося над всеми писателя.
– Спасибо! Мы в курсе. – Он выглянул в коридор и позвал: – Сержант Шапперт, пройдите в комнату, – а затем обернулся к Белле и достал наручники.
– Мисс Свон, я вынужден вас арестовать на основании сомнения в том, что вы явитесь в суд по повестке.
Брюнетка пошатнулась и опёрлась спиной о стену. Час назад она с готовностью протянула руки, согласная на арест, и лишь потом осознала, что ничем не сможет помочь Эдварду, находясь за решёткой. А теперь её арестовывают, и Ренесми останется одна, совершенно беззащитная перед этим детективом.
Лоран встал перед Беллой, прикрывая собой хрупкую фигурку любимой женщины от полицейских.
– Я протестую в соответствии с поправкой IV к Конституции США*…
Этот настойчивый длинноволосый мулат начинал по-настоящему раздражать капитана; как бы он не стал занозой в заднице. Переломать бы ему ноги, хотя...
Хаски смерил взглядом внушительную фигуру гавайца. «Ему бы в футбол играть или боксировать, а он книжонки пишет». Но выйти на ринг один на один с этим верзилой он бы отказался. Рвущийся к власти офицер ухмыльнулся.
«Зачем самому делать то, что за тебя сделают другие? Порой слово власть имущего бьёт намного больнее кулака. И сейчас я это проверю!»
Теперь детектив задавал вопросы Лорану:
– Вы являетесь адвокатом мисс Свон?
– Нет, но…
Хаски перебил, не дав договорить:
– Вы имеете юридическое образование и работаете адвокатом?
Гаваец втянул воздух, пытаясь справиться с эмоциями, понимая, что его срыв сыграет на руку зарвавшемуся капитану.
– Нет, но вы совершаете задержание свидетеля без решения суда и ордера на арест.
Хаски улыбнулся, развёл руками и снова перебил:
– Арест без судебного решения возможен во всех случаях, когда есть основания для предположения, что обвиняемый совершил или пытается совершить фелонию*. В нашем случае имеет место нанесение тяжких телесных повреждений трем потерпевшим. – Детектив указал рукой на Беллу и Ренесми: – И эти женщины тоже принимали участие в их избиении. У нас имеются показания свидетеля.
Лоран задвинул себе за спину и Несси. Капитан ухмыльнулся.
– Арестовывать девочку я пока не стану.
Писатель прикрыл на мгновение глаза. Костяшки сжатых в кулаки пальцев побелели. Он впервые пожалел, что отказался от спортивной стипендии и не стал поступать в Чикагский университет. Лоран не сдвинулся с места, когда подоспевший на помощь Хаски полицейский попытался протиснуться к женщинам. Детектив покачал головой.
– Мистер… вы осознаёте, что совершаете противоправные действия, мешая аресту свидетеля, а возможно, и обвиняемого в фелонии? – Ноздри офицера раздулись, придавая худому длинному лицу сходство с собравшимся атаковать хищным койотом. – Я могу позвать на подмогу сотрудников – вы же знаете это? Не делайте глупостей, так вы мисс Свон ничем помочь не сможете. Лучше позаботьтесь о девочке.
Белла вышла из-за спины гавайца и решительно протянула руки вперёд, попросив дочь:
– Ренесми, милая, сохраняй спокойствие, не доставляй им радости своими слезами, это всё временно – до решения суда. – Она перевела взгляд на бывшего любовника. – Нам всем нужна твоя помощь. Отвези, пожалуйста, Несси к Рене.
Лоран наклонился и поцеловал её в затылок. Горло писателя стянул спазм, он не мог говорить, в груди всё клокотало от бессильной ярости.
Белла смотрела в холодные глаза детектива. Ни один мускул на побледневшем лице брюнетки не дрогнул. Лишь слегка подергивающиеся пальцы говорили о силе внутреннего напряжения молодой женщины.
Хаски защёлкнул наручники на тонких запястьях и начал зачитывать въевшийся в память текст:
– Мисс Свон, вы имеете право...

*Поправка IV принята в 1791 
Право народа на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться. Ни один ордер не должен выдаваться иначе, как при наличии достаточного основания, подтвержденного присягой или торжественным заявлением; при этом ордер должен содержать подробное описание места, подлежащего обыску, лиц или предметов, подлежащих аресту. 
*Фелония (felony) – в американском праве тяжкое преступление, за которое в качестве наказания могут быть назначены смертная казнь или тюремное заключение на срок более одного года; мисдиминор (misdemeanor) – менее тяжкое преступление.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1603-1127220-16-1389004493
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Svetla_ya (15.03.2015) | Автор: Галина 1963 E
Просмотров: 265 | Комментарии: 11 | Рейтинг: 4.8/11
Всего комментариев: 11
avatar
1
10
Пикантная ситуация , просто классная . Вот- так агент , не только себя и любимою , но и дочь подставил . В Америке в ФБР , все агенты такие валенки ? Спасибо за главу .
avatar
0
11
Про Америку ничего сказать не могу....Но валенком, по-моему, он не очень выглядит.
avatar
1
9
капец..... 12
avatar
1
8
Просто жесть:)
avatar
1
7
12 Спасибо огромное за главу!  good lovi06032
avatar
1
6
12 12 12 Вот это поворот событий.... Одним словом - произвол!!! Спасибо, за главу, с нетерпением жду продолжения!!!
avatar
1
5
Спасибо?
avatar
1
4
Спасибо. Вот вляпались. Надеюсь полицейские за это поплатятся.
avatar
1
3
Каллен как всегда в сомнении - он или Лоран...Капитан  Хаски сильно злоупотребляет своим положением - Бэллу в наручники - кошмар...Бэлла уже поняла, что хочет жить одной семьей с Калленом, но не знает , как теперь ему это объяснить. Стало понятно, как Лебовски появился в жизни Бэллы. Такая интересная история, с нетерпением жду продолжения. Большое спасибо.
avatar
1
2
Спасибки за главу!!!!!! lovi06032
avatar
1
1
Лихо ситуацию закрутили! 12 12

Спасибо за продолжение! Будем ждать освобождения Беллы Свон и Эдварда Каллена!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]