Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Желание на Рождество. Глава 19 (часть1)

Желание на Рождество.  Глава 19 (часть 1)

– И что нам теперь делать?
Сковавшее в первые минуты после ареста матери оцепенение, смешанное с отчаянием, отпустило девочку. Что могут дать слёзы и истерики родителям? Ничего!
Арест отца показался ей чем-то страшным – трагедией, которая может иметь самые ужасные последствия. Но сейчас, после ареста мамы, всё происходящее становилось фарсом. Каким-то постановочно-театральным действием, а любая пьеса длится недолго, и у неё всегда есть финальная сцена.
Теперь Несси очень хотелось, чтобы в конце этой миниатюры все отрицательные герои ответили за свои поступки, а режиссёр был освистан. Свой помидор она собиралась кинуть ему в лицо, ужасно походившее на бледную физиономию Хаски.
– «Нам»? – Сидевший, уставившись в одну точку, Лоран обернулся к девочке, как будто бы только что её заметил.
С тех пор, как Белла дала ему ключи от машины и попросила увезти Ренесми к родителям, ушла вслед за полицейскими в наручниках, он провалился в прострацию. На автомате вышел из участка, подталкивая во вздрагивающую спину вверенную его заботам девочку; сел в автомобиль, прокручивая в голове все возможные варианты своего поведения.
Почему он упёрся в этого Лебовски? Отчего ему даже не пришло в голову связаться с другим адвокатом? Потому что тот лучший? Бесспорно. Но почему, раз он не смог приехать, не пригласил другого? Ответ до банального прост. Зачем тревожить всех вокруг, если какой-то там Каллен может подождать до завтра? Мужчина способен ждать долго, тем более агент ФБР – его возможный соперник.
Лоран ухмыльнулся. Он пытался столько времени внушить себе, что всё по-прежнему и ничего не случилось. Но это не так, и пора в этом признаться. Эдвард Каллен – не только прошлое Беллы, он, к сожалению, стал её настоящим.
Писатель вздрогнул от внезапно пришедшей в голову мысли, пронзившей холодом: «Кажется, этот Эдвард – и её будущее...»
Всё сразу же встало на свои места: и холодность после прилёта из Вашингтона, и нежелание встречаться, отказ от запланированных давным-давно свиданий и общих посещений выставок и презентаций. Ссылки на недомогание, на навалившиеся дела…
Секс  как лакмусовая бумажка отношений. Розовый – осторожный в самом начале, с опасением спугнуть и обидеть, изучением потаённых уголков изящного тела, привычек, пристрастий и самых чувствительных точек. Ярко-красный – всепоглощающей страсти первого года; ненасытность, желание обладать друг другом в любое доступное время, игра на самом пике, острие чувств и нервных окончаний. Постепенный переход в просто красный – стабильный два раза в неделю, словно у женатой пары, в удобное для неё время, свободное от менопауз и «головных» болей.
И вот сейчас какого он цвета?
Лоран снова усмехнулся. Никакого! Полное отсутствие не только цветов, но и оттенков, стопроцентное несовпадение…
Как давно в последний раз она называла его своим любимым мальчиком, запускала пальцы в волосы? Её тонкие пальчики такие тёплые и нежные.
Противно заныло под ложечкой от невыносимо острого желания почувствовать их прикосновение кожей… Её мягкие губы, нежная грудь… длинные ноги и невероятный, неповторимый, сводящий с ума запах. Аромат вспотевшей влажной кожи, запах впалой ложбинки подмышки, в которую он любил уткнуться носом в минуты без движений после…
Гаваец усилием воли отогнал нахлынувшие воспоминания. Самое время для этого…
Перед глазами возник взгляд коричневых омутов, полный отчаяния, надежды и просьбы спасти, но не её – так смотрела она до слов об аресте, – умоляя помочь ему…
Лоран скрипнул зубами в бессилии. И снова вздрогнул, услышав пришедший из уголков памяти виноватый голос отца, пытающегося объяснить по-взрослому расставание с матерью.
– У пары, прекращающей заниматься сексом, как правило, заканчиваются отношения…
Тумбочка между двумя кроватями в спальне родителей стала линией границы; а жить в другом от жены государстве отцу не хотелось.
Общей постели не было никогда. Белла не оставалась на ночь, но секс был, и секс восхитительный!
Писатель глухо простонал. Его отношение, но не её. Как глупо, что понял это только сейчас, вернее, позволил себе понять очевидные факты, лежащие на поверхности!
Кто-то дёргал за рукав костюма, пытаясь привлечь к себе внимание; и этот кто-то был очень настойчив.
Лоран с удивлением смотрел на девочку, не понимая, что делает с ней в одной машине.
Ренесми терпеливо повторила вопрос:
– Что будем делать?
Реальность вернулась и накрыла с головой. Её дочь, так похожая на отца…
Гаваец повернул ключ в зажигании и, обернувшись назад, нажал на педаль газа, выворачивая руль припаркованного недалеко от здания полиции «вольво».
– Что буду делать я? Сначала отвезу тебя к Рене.
– А потом?
– А потом займусь делом.
– Зачем нам терять время?
Лоран с недоумением скосился на девушку.
– Почему «нам»?
– Потому что я не испытываю ни малейшего желания выслушивать причитания и истерики бабушки. Чем позже Рене обо всём узнает, тем позднее грохнется в обморок.
– Что, всё настолько серьёзно?
Писатель осторожно вырулил на Западную Монро стрит.
– Хуже, чем ты представляешь. Она в отличие от мамы предпочитает не размышлять, а впадать в истерику по любому поводу. Думать за неё будет Фил. Она лишь потом припишет себе все плоды его правильных решений.
Лоран с удивлением прислушивался к слишком мудрым для девочки доводам.
Несси поймала в зеркале заинтересованный взгляд тёмно-карих глаз.
– Жить в окружении моих родственниц – штука нелёгкая, поневоле приходится быть взрослой.
– Да, не позавидуешь тебе, – улыбнулся гаваец.
Размышлять о том, что было или не было, он станет после. Мучить себя, истязать, может, даже напишет что-либо под влиянием «слёз», но сейчас нужно выручать Беллу. У него болит всего лишь душа – штука абстрактная, а у неё – руки, которые натирают реальные наручники.
– Ты можешь показать мне точное место, где вас подрезал «БМВ» и произошла драка?
– Наверное. Хотя в первом случае я была жутко напугана, а во втором – дралась сама.
Писатель присвистнул.
– Так и ты тоже можешь оказаться за решёткой?
– Ну, это будет явный перебор! Они и с мамой-то перемудрили.
– Я тоже так считаю. – Лоран пропустил машины на светофоре и повернул на Вест-Ван-Бурен стрит. – И этот перебор их погубит. А теперь смотри внимательно, где это место.
– Ты надеешься заполучить данные с камер видеонаблюдения?
– А ты у нас девочка догадливая. Нужно будет только придумать способ, как их взять. Кому их могут отдать?
– Вот об этом можно не думать. В Феникс уже летит мой парень и друг отца – Джейкоб, он стажёр ФБР. Думаю, ему это под силу.
– Ну, у меня тоже есть парочка друзей, которым не смогут отказать, хотя… – Гаваец оглядел Ренесми и, с заговорщицким видом подмигнув, добавил: – А почему их не отдадут нам? Прелестной девушке и внушающему полное доверие парню?
Несси улыбнулась. Если огромного амбала в строгом костюме и с конским хвостом можно принять за пай-мальчика… Она прыснула в кулак.
– Не знаю, как я, но вот ты точно никакого доверия не внушаешь, смесь рэпера с громилой на службе у шефа мафии.
Лоран нацепил солнцезащитные очки, лежащие на панели, и, скривив губы, усмехнулся.
– А так я внушаю хотя бы уважение?
– Да, и я не стала бы сомневаться в том, что ты в любом случае заберёшь диск.
– Значит, стоит попробовать, пока нас не опередила полиция.
Девушка внимательно вглядывалась в дома вдоль дороги и, заметив цветочный магазин с яркой вывеской, велела писателю притормозить.
– Это было здесь в первый раз. Я ещё подумала, что неплохо было бы Эдварду купить маме и бабушке цветы. Женщины тают при виде красивой зелени.
Лоран усмехнулся:
– А ты не такая?
– Нет, мне нравится кое-что другое! Но речь сейчас не обо мне. И тут папа надавил на тормоза, и я как маленькая дурочка взвизгнула от неожиданности. – Она кинула быстрый взгляд на гавайца. – Только не подумай, что от страха.
Лоран не стал отвечать и расспрашивать; он припарковал машину недалеко от торговой точки и снял очки. Всё-таки доверяют человеку, который смело смотрит в глаза, а не прячет взгляд за затемнёнными стёклами.
Они остановились у стеклянных витрин магазина, занимающего первый этаж высотного здания.
Две камеры, расположенные чуть дальше и выше стёкол, повёрнутые под углом друг к другу, должны были захватывать участок дороги.
Писатель толкнул перед Ренесми входную дверь и, нацепив обворожительную улыбку на лицо, прошёл вслед за ней внутрь благоухающего ароматами цветов помещения.
Тихий звон колокольчика привлёк внимание симпатичных девушек-продавщиц. Одна из них – красивая, высокая, с роскошными русыми волосами и яркими серо-голубыми глазами – приветливо улыбнулась.
«Полная противоположность Беллы!»
Лоран удивился: почему эта мысль пришла ему в голову?
Девушка с явно славянскими чертами лица направилась к вошедшим в дверь, постукивая каблучками по натёртой до блеска мраморной плитке чёрного цвета. Вторая же продолжала собирать букет.
Обладательница длинных стройных ног и высокой груди, улыбаясь, обратилась к гавайцу, подметившему все достоинства её фигуры:
– Вы хотели бы выбрать цветы?
Он промолчал, несколько растерявшись и обдумывая, с чего начать разговор.
Девушка повторила вопрос на французском, пытаясь понять национальную принадлежность загорелого черноволосого парня.
Лоран улыбнулся. Глупый вопрос, наверное, блондинке сотню раз за день приходится задавать его.
Он ответил, выдержав небольшую паузу:
– Нет, мы хотели бы выпить по чашечке кофе и съесть по пирожному.
Составляющая букет продавщица рассмеялась.
Та, что подошла к посетителям, ответила с лёгким акцентом:
– Тогда вы ошиблись дверью. Кафе через дорогу напротив.
Писатель, всё также улыбаясь, перешёл к главному вопросу.
– Нет, извините, но на самом деле нас интересуют вовсе не цветы или кофе. Я хотел бы попросить вас об одолжении. – Лоран взглянул на бейджик на груди блондинки, прочитав про себя имя, звучащее протяжно, как песня. – Светлана, мне срочно нужна ваша помощь.
Девушка удивилась, она взглянула на Ренесми. Парень вовсе не был похож на маньяка или на пытающегося завести знакомство человека. О свидании не договариваются в присутствии собственной девушки, к тому же такой молоденькой и очень красивой. А значит, его можно не опасаться.
Светлана с облегчением вздохнула; хотя этот высокий мужчина с необычной внешностью показался ей очень привлекательным. Теперь её разбирало любопытство.
– И чем я могу вам помочь?
Гаваец прочел на лице девушки промелькнувшие эмоции и довольно улыбнулся. Всё-таки Ренесми не права: он совсем не похож на громилу-мафиозника – это явная предвзятость со стороны дочери Беллы.
– Я даже не знаю, с чего начать.
Лоран опёрся рукой о высокий стол-прилавок и запустил руку в волосы.
– Да уж начните с чего-нибудь.
– Моя девушка, – писатель осёкся и взглянул на Несси, – вернее, хорошая знакомая и мама этой девочки попала в беду.
Ренесми встала рядом с Лораном; при словах «моя девушка» она сначала напряглась, а потом решила вступить в разговор.
– И мой папа тоже.
Светлана с любопытством в глазах перевела взгляд с гавайца на девочку. Становилось всё интересней.
Лоран продолжил:
– Сегодня днём их напротив вашего магазина подрезал чёрный «БМВ», за рулём которого сидел наркоман-водитель. И теперь её родителям пытаются предъявить обвинение.
– Обвинение за что и кто? Я пока ничего не понимаю. В чём состоит моя помощь?
– Как я уже говорил, инцидент, вернее, первая его часть, произошёл напротив вашего магазина. Может быть, его зафиксировали ваши камеры?
– К сожалению, я не смогу вам помочь, я  не хозяйка.
Писатель опустил взгляд и тяжело вздохнул. Светлана улыбнулась.
– Я сказала, что я не могу помочь, но не моя сестра. Магазин принадлежит её мужу, точнее сеть магазинов, и он сейчас как раз здесь. Подождите, я его позову.
Девушка прошла к двери, ведущей вглубь помещения. Она вернулась через несколько минут в сопровождении высокого черноволосого мужчины средних лет, с небольшой сединою в висках.
Он первым протянул руку. Лоран пожал крепкую сухую ладонь. Мужчина с первого взгляда располагал к себе.
– Здравствуйте, я – Чарльз Бронкс, владелец. Какая от меня требуется помощь?
Гаваец представился и повторил хозяину магазина то, что рассказал ранее, и чем всё закончилось для агента, обладающего повышенным чувством справедливости, и молодой женщины, вставшей на защиту дочери.
Владелец с удивлением слушал невероятную историю. Чтобы вот так среди бела дня кто-то безнаказанно подвергал опасности жизни людей на автомагистралях города. Верилось во всё это с трудом, как и в полный абсурд ареста женщины.
Ренесми видела сомнение, отображавшееся на лице мужчины, и решила дополнить рассказ писателя:
– Я понимаю, что это кажется невероятной неправдой, но всё так и есть. Моего отца сейчас держат в изоляторе временного содержания лишь за то, что он помешал наркоманам развлекаться и дальше на дорогах Феникса. Возможно, он спас жизни не только нам, но ещё и многим людям. Я слишком мала, чтоб понимать все эти игры взрослых, но мой отец работает в ФБР – и это очень не понравилось полицейским. Думаю, это одна из причин ареста.
Глаза девушки наполнились слезами.
– А арест мамы – это полное издевательство над нашими правами. Конечно, её выпустят, но вот папа... – Несси смотрела в глаза человека, по возрасту вполне подходившего ей в отцы. – Помогите моему папе, пожалуйста!
Мистер Бронкс верил девочке; его маленькой дочке недавно исполнилось пять лет, и он не хотел бы, чтобы ей пришлось когда-нибудь испытать то, что сегодня пережила эта красивая девушка-подросток.
– Я помогу вам. Данные одной камеры идут в полицию, но вторую я установил на свои деньги. Если момент обгона запечатлён на ней, я отдам вам диск, но имейте в виду: это всё имеется и в распоряжении копов. Почему бы вам не обратиться туда?
– Да потому, что полиция в данном инциденте повела себя как заинтересованная сторона, и нам самим очень интересно, с чем это связано.
– Значит, вам нужно установить личности тех наркоманов или хотя бы владельца «БМВ».
– Мы понимаем это всё, но пока нам нужно собрать доказательства невиновности моих родителей. – Ренесми сжала ладонь мистера Бронкса. – Спасибо вам огромное.
Он улыбнулся девочке и руку не отнял.
– Пока не за что, давайте просмотрим запись.
Через несколько минут они сидели в небольшом кабинете перед экраном монитора.
Хозяин магазина нажал на перемотку.
– В какое примерно время всё происходило?

Лоран был более чем доволен, первый шаг сделан. И пусть запись на диске пока подтверждает только неправильное вождение владельца внедорожника, но и это дорогого стоит.
Он убрал в карман визитку Светланы, вложенную ему в руку перед уходом, чего не делал уже три года. Привлекательная молодая женщина, на первый взгляд, очень даже умная. И вдруг им ещё понадобится её помощь?
Ренесми накинула ремень безопасности и повернулась к писателю.
– Ну, теперь едем к месту драки? Или сначала в аэропорт, и там дождёмся Джейка?
– Что-то нам везёт, просто не верится. Конечно, едем добывать диск. Удача – дело тонкое, нельзя её игнорировать. Может быть, если пойдёт как надо и дальше – Белла выйдет на свободу в течение двух часов, а уж твоего отца Лебовски вытащит утром. – Он посмотрел в зелёные глаза девочки. – Поверь мне, я не вру, он – лучший. Тем более если перед походом к судье на руках у адвоката будут неоспоримые доказательства. А Джейк нас дождётся или доедет на такси, так ведь?
Несси тяжело вздохнула, но вынуждена была согласиться с последними словами гавайца – Джейкоб подождёт.
– Так...

Место драки Ренесми отлично помнила, разница времени не сбила её с толку.
Затемнённые окна кафе, кричащая яркими огнями вывеска, так хорошо выделявшаяся на тёмном фоне поздним вечером.
Лоран довольно потёр руки.
- У кафе не может не быть своих камер наблюдения. Вы, получается, помешали обдолбанным героином ребятам пообедать?
– Какой «пообедать»? Видел бы ты их рожи…
– Ну, судя по словам полицейских, непрезентабельный вид им создал твой отец.
– Они и до папы не краше выглядели. Видать, в детстве в гангстеров не наигрались. Скажи, кто сейчас пользуется кастетом?
– Чем? – Брови писателя полезли вверх. – Я бы скорее поверил в оружие в бардачке.
– Про бардачок я и не знаю, может, и было оно там. Два амбала, а тот, что напал на меня, – хлюпик дистрофичный. Соплёй перешибить можно.
– Так, может быть, те двое – его охрана?
– Я не знаю, но отец их одного за другим вырубил.
Лоран усмехнулся. Насколько у Каллена крепкая рука, он знает сам – понял по рукопожатию.
Гаваец смотрел на загоревшиеся при словах о папе глаза девочки.
– Ты им гордишься?
– Очень, мама всегда говорила: мой отец – герой! Только про то, что папа жив, я узнала совсем недавно.
Писатель догадывался, почему Свон не делилась с дочерью правдой об Эдварде. Где-то в глубине души мелькнула подленькая мысль рассказать восторженной девушке, насколько подло её герой поступил когда-то с матерью. Но он никогда не посмел бы сделать этого. Тайны Беллы, доверенные ему, с ним навсегда и останутся, хотя слышать хвалу сопернику было неприятно.
Лоран прервал разговор и первым покинул машину. Ренесми вышла следом.
Они насчитали несколько камер слежения. Две на кафе и ещё пара была расположена на том же доме.
– Нам снова везёт. Думаю, с хозяевами удастся договориться.

Женщина-врач осмотрела рассеченную бровь агента и сделала рентгеновские снимки груди.
Она потребовала от Бергера перевести Эдварда в городскую больницу, а, узнав о том, что тот ещё не был у судьи, очень удивилась.
– Я делаю акт о снятии побоев. Можете говорить всё что угодно, но этот мужчина пострадал в драке, а значит – она была обоюдной.
Сержант лишь пожимал плечами и отвечал, что выполняет приказ и все вопросы не к нему.
– А за человечным отношением тоже к Хаски обратиться? Я пишу в акте осмотра требование о посещении хирурга городской больницы, и теперь забота о здоровье арестованного ложится на ваши плечи.
Эдвард дождался момента, когда Бергер отвернулся и отошёл от стола, и попросил позвонить отцу, тоже врачу, и объяснить ситуацию: у него нет документов и его данных в компьютере, но нужна страховка. Он помнит номер, но отец может это подтвердить и дать рекомендацию, в какую клинику обратиться. Просто один звонок с вопросом.
Ухоженная женщина чуть старше сорока кивнула головой и записала телефон Карлайла в блокноте.
– Я не должна этого делать, но отлично знаю капитана Хаски, и на что он способен, и помогу вам. Данных почему нет?
– Я служу в ФБР.
– Всё понятно. Пока у вас будут брать показания, я постараюсь дозвониться и направлю вас куда надо. Держитесь. Ваша ситуация дурно пахнет – и аромат этот исходит от капитана. Жаль, что шеф Вернер сейчас в Вашингтоне.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1603-1127220-16-1389004493
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Svetla_ya (04.04.2015) | Автор: Галина 1963 E
Просмотров: 208 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 8
avatar
0
8
спасибо! dance4
avatar
7
Спасибо!
avatar
0
6
Спасибки за главу!!!! lovi06032
avatar
1
5
Спасибо за продолжение!
avatar
1
4
СПАСИБО!!!  good lovi06032
avatar
1
3
Спасибо! good
avatar
1
2
К Лорану отношусь с большой симпатией: он очень любит Бэллу, зависим от нее и предан ей. Даже осознав. что Бэлла с ним расстанется, все равно пытается ей помочь. "У пары, прекращающей заниматься сексом, как правило, заканчиваются отношения." - роман Бэллы и Лорана закончился. Когда у Каллена появляется возможность, он звонит Карлайлу и объясняет ситуацию.Теперь будем ждать помощь. Большое спасибо за продолжение этой чудесной истории.
avatar
1
1
Спасибо lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]