Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Желание на Рождество. Глава 19 (часть2)

Желание на Рождество. Глава 19(часть 2)

Сержант вернулся и, удостоверившись, что у Каллена нет сотрясения, повёл для опроса и снятия отпечатков пальцев. Он усадил агента на стул, а сам отошёл в сторону, отвечая на вызов по рации.
Дознавательница – та самая девушка, что заглядывала, когда Эдвард переодевался, – оторвала взгляд от наполовину исписанного листа и подняла голову. Она вздрогнула, увидев сейчас перед собой лицо красивого подозреваемого. Рассеченная бровь, склеенная кусочками лейкопластыря, и опухшая левая сторона делали лицо Каллена совершенно другим.
– Имя, фамилия, дата рождения, номер социальной страховки. – Она вбила тонкими пальчиками сведения в ноутбук и, нажав «enter», откинулась в кресле в ожидании загрузки данных, разглядывая лицо арестованного.
– Почему у вас нет с собой документов?
– Сам не понимаю. Очевидно, обронил дома.
– Есть кому их привезти?
– Да, моя дочь и её мама скоро подвезут.
– Хорошо. Вы должны рассказать мне в подробностях, что произошло. Желательно с указанием места события. Вам разъяснили ваши права при аресте?
– Да!
– У вас есть жалобы или претензии на неправильные, неправомочные действия полиции?
– Весь мой арест – сплошная претензия, но об этом позже, я дождусь адвоката.
Девушка нервно постукивала пальцами по столу, увидев надпись на экране: «Доступ закрыт».
Эдвард усмехнулся:
– Я несколько раз повторил, что являюсь агентом ФБР, и мои данные, как и пальчики, закрыты для общего пользования.
– Вы прекрасно знаете, что мы имеем право арестовать любое лицо, нарушившее законы и угрожающее безопасности граждан.
– И кому же я угрожал, отбив нападение двух наркоманов и забрав ключи от их автомобиля, не позволив на самом деле навредить здоровью или забрать жизни граждан?
Девушка ещё раз пробежала глазами протокол задержания и полицейский рапорт.
– Обратите внимание на номер машины и имейте в виду, я знаю его владельца. И скоро узнает мой адвокат, следовательно, и мои коллеги. У вас в участке давно практикуется метод двойного стандарта? Неприкасаемые сыновья начальников и невиновные осуждённые?
Дознавательница поднялась из-за стола и подошла к Бергеру. Они несколько минут о чём-то ожесточённо спорили, прежде чем она вернулась к Каллену.
– Вы знаете, я сейчас выполню свою работу, затем вас отведут к врачу, а потом, – девушка опустила взгляд в стол и прошептала, почти не открывая рта: – поскорее свяжитесь с адвокатом. Мы лишь выполняем приказы и следуем инструкциям.
Эдвард согласно кивнул головой.
– Я знаю, поэтому и веду себя совершенно спокойно. Стоит моему делу попасть на стол судьи – и я буду выпущен на свободу.
– Против вас выдвинуто обвинение, и есть показания свидетелей, а так же заявления потерпевших.
– Всё то же самое есть и у меня. А заявление я сделаю прямо сейчас, и вы обязаны его запротоколировать.
Девушка поспешно ответила:
– Конечно! – и перешла к вопросам.
Она упорно избегала взгляда агента. Или от того, что было стыдно участвовать в явном фарсе, то ли от того, чтобы не показывать сочувствия. До пенсии ещё так далеко, и наживать врагов в своём управлении ей очень не хотелось.

Через час Эдвард снова сидел в полицейской машине. Но на этот раз его везли на приём к доктору. Номер страховки Каллен помнил наизусть.
Владелец небольшой частной клиники, находящейся в шестидесятимильной зоне от изолятора, подтвердил согласие на осмотр и оказание медицинской помощи арестованному, несмотря на поздний вечер.
Высокий мужчина с почти седыми волосами и смуглым лицом встретил Каллена с полицейскими у входа. Он проводил всех к расположенному на втором этаже смотровому кабинету.
Усадив Эдварда на кушетку в небольшой, сверкающей чистотой комнате и начав осматривать его бровь, врач тихим голосом заговорил на испанском:
– Мне звонил ваш отец. Он просил передать, что адвокат Лебовски вылетел в Феникс и скоро будет у вас. Это очень хороший специалист. Белла по-прежнему не отвечает. Ренесми встретит его в аэропорту и только там расскажет всё, что случилось за последние несколько часов. Майку он дозвонился. – Доктор улыбнулся и добавил: – Надеюсь, ничего не перепутал.
Каллен усмехнулся и громко ответил на английском, чтобы могли слышать за дверью:
– Спасибо, почти не больно.
На самом деле «больно» становилось по одной причине: почему Белла не отвечает на звонки? Она потеряла телефон? Прямо всемирный день потерь. Но тогда почему брюнетка не поговорит с отцом через айфон Ренесми?
Нехорошее предчувствие сдавило грудь. Он обернулся к двери. Нужно попробовать расколоть Бергера; тот должен что-нибудь знать, его постоянные переговоры с Хаски говорят о дружбе между полицейскими.
Агент представил бледное лицо Свон после их утреннего разговора и, мысленно попросив у любимой брюнетки прощения за грубость, тихо простонал:
– Белла, Белла, Белла, куда же ты вляпалась на этот раз?
Испанец поправил очки и осторожно отлепил лейкопластырь от брови Эдварда.
– Простите, не расслышал. Я сделал вам больно?
– Нет, что вы, физической болью меня не пронять.
Врач выпрямился и, сняв тонкие резиновые перчатки, предложил:
– Давайте пройдём в операционную. Всё, что надо было сказать, я передал. Есть ещё просьбы к отцу?
– Нет, только одна: чтобы он поскорее встретился с Беллой. Мне не нравится её молчание. И скажите, что со мной всё в порядке. По крайней мере, станет с вашей помощью.
Доктор тепло улыбнулся и похлопал Каллена по спине.
– Не волнуйтесь, сделаем всё как надо. И шрам можно легко убрать, хотя говорят, что он украшает мужчину.
Агент вздрогнул от боли, но рассмеялся:
– Что-то в последнее время они слишком часто у меня появляются. Боюсь, как бы женщины не начали слепнуть в ярком блеске моих «украшений»!
Врач ударил себя по лбу.
– Простите! Я совсем забыл о ваших рёбрах. Мисс Оуэнс сделает снимок. Не думаю, что там что-то серьёзное, но она поможет и наложить швы, и соорудить стягивающую повязку.
Невысокая женщина лет тридцати уже ожидала их в дверях кабинета.
Эдвард попрощался с испанцем и коротко поблагодарил, пожав сухощавую руку:
– Спасибо!
– Ну, что вы! На то и друзья, чтобы помогать, – подмигнул доктор и улыбнулся. – Напомните мистеру Каллену, что он должен мне вечер за кружечкой пива.
Агент остановился и, обернувшись на пороге, добавил на испанском:
– Извините, совсем вылетело из головы. Передайте отцу, чтобы он разузнал всё о шефе полиции Вернере, он сейчас как раз в Вашингтоне. Меня арестовал офицер его участка.

Через пару часов Бергер, сопровождая Эдварда в машину, решил сострить по поводу нетвёрдой походки Каллена.
– Что, до сих пор отходишь от обезболивания? Но зато стал как новенький. И даже швы не портят твоего смазливого личика. Скажи, чего на тебя бабы так западают-то?
Эдвард довольно улыбнулся. Вот он – шанс узнать о Белле, и разговор начал сам сержант. И на такие вопросы не ответишь простыми «да», «нет» и «сэр».
– Отхожу потихоньку. А на вопрос о том, чем я нравлюсь… Внешность тут совершенно ни при чём. Они чувствуют, что мужество во мне измеряется не длиною того, что висит между ног. Я всегда защищал и буду защищать женщин вообще и тех, кого люблю в частности. И мне без разницы, кем работают папочки бандитов-недоумков.
Каллен обернулся на пыхтящего сзади полицейского.
– И одна из любимых мною женщин, Белла Свон, сейчас обивает пороги вашего участка, пытаясь помочь своему мужчине. И ей без разницы, как выглядит моя бровь. – Он усмехнулся, взглянув на покрытый потом лоб офицера. – Тебе срочно нужно худеть, не то и обозначающую твою «мужественность» длину скоро никто не сможет разглядеть!
Бергер нарочито сильно толкнул агента в спину.
– Не бойся, кому надо – разглядят. А вот дамочка твоя вовсе тебя не ищет, а излагает свои показания в отделении полиции. В наручниках очень неудобно думать не только о твоей брови, но и вообще о чём-либо!
Эдвард споткнулся. Вот этого он не ожидал вовсе; виски сдавила боль от бессилия.
Толстяк довольно рассмеялся, представляя, что сейчас творится в душе арестованного, и добавил, в надежде на его срыв и нападение на полицейского:
– Дочку вот пока решили не трогать, хотя и против неё есть показания свидетеля и потерпевших. Пожалел её Хаски. И так без родителей осталась.
Каллен прикрыл глаза и досчитал до десяти, прежде чем остановился и ответил, повернувшись лицом к сержанту:
– Вот это вы сделали зря. Я сомневался, выдвигать ли обвинение против вашего отделения по выходе на свободу. Теперь знаю точно, что нарою на вас с Хаски кучу компромата и постараюсь сделать всё, чтоб выкинуть из органов полиции.
Эдвард скривил губы в усмешке.
– Я пока не знаю мотивов, но думаю, что скоро узнаю. И ещё кое-что. Ты ждал, что я сорвусь после этой новости? Напрасно, я слишком хорошо обучен и умею держаться. К тому же вы вынуждены будете её отпустить в кратчайший срок. Но вот сейчас советую тебе запомнить каждое слово и передать капитану: если он тронет дочку – моя месть перейдёт все границы. Я отпущу на свободу зверя, что годами прячу внутри; и тогда он пожалеет, что родился на свет!
– Ты мне угрожаешь? – Полицейский посмотрел в зелёные глаза арестованного – и мороз пробежал по толстой коже, отдавая в район позвоночника. Что-то пугающе жесткое появилось во взгляде Каллена.
Раздирающий душу гнев и волну всепожирающей ненависти, накрывшую агента, ничего не выдавало. Все эмоции он давно привык прятать глубоко внутри себя. Лишь пульсирующая синяя жилка, вздувшаяся на виске, могла выдать степень его волнения, но об этом знали только родные.
Он презрительно усмехнулся в одутловатое лицо офицера и, чётко проговаривая каждое слово, ответил:
– Да, Бергер, но действовать, в отличие от вас, буду в рамках закона…

Несмотря на угрозы толстяка, в камере вместе с Эдвардом оказался щупленький мексиканец, едва говорящий на английском. Каллену снова пришлось общаться на испанском. Паренёк не хотел говорить, за что его загребли, да агент и не настаивал. Гораздо сильнее его сейчас волновали собственные проблемы.
В том, что Беллу выпустят в течение двух часов, он не сомневался, но вот откуда у полиции взялись свидетельские показания против неё и дочери? И почему её всё-таки арестовали? Что могла сделать его брюнетка такого, чем вызвала гнев полицейских?
В голове крутились слова Бергера про дочь. «Решили не трогать...» Подонки, спасибо и на этом!
Думать о том, что сейчас происходит с Беллой, Эдварду не хотелось, вернее, он боялся делать это. Утешая себя мыслью, что надолго её не задержат, и,  жалея о том, что не знает точно, когда и откуда прилетит Лебовски.
Каллен взъерошил волосы и сжал голову руками. У него появилось время спокойно обдумать всё, что будет делать дальше. Планы в отношении Свон снова кардинально менялись, ему не стоит строить из себя обиженную жертву.
То, что он видел из окна, не было правдой – и вот к этому обстоятельству отлично подходила уже сказанная ими друг другу фраза: «Это не то, что ты думаешь». В данном случае не то, что ты видишь.
Больше Белле ускользнуть от ответа не удастся и от принятия решения – тоже. Они должны жить вместе.
Нужно жёстко ограничить временные рамки, а не ждать абстрактного «мне нужно подумать». Размышлять можно и в соседней комнате. Дом большой, и он готов выделить Свон комнату для релаксации. Со всеми женскими штучками и любыми причудами. И если захочет иметь отдельный бассейн – пожалуйста, даже бочку Диогена, пусть прячется в ней и думает хоть до посинения, но ночью возвращается к нему под бок.
Эдвард улыбнулся, вспомнив вкус тёплых губ брюнетки, и потрогал повязку. И тут же мысль мужчины, испытывающего эрекцию от одного воспоминания о любимой женщине: «Трещина в ребре может помешать?»
Он тихонько рассмеялся, почувствовав себя озабоченным подростком, коим становился рядом с Беллой.
Мексиканец, стоявший у решётки камеры, с удивлением оглянулся. Разве может быть здесь кому-то смешно?
Но Каллен его не видел. Он вообще не обращал внимания на то, что происходило вокруг, находясь мыслями далеко за пределами изолятора. Он вспоминал, как выглядела Свон во время его ареста. Взгляд карих глаз, полный отчаяния, провожавший патрульную машину; решительность, с какой протянула полицейским руки, согласная разделить его несвободу…
В душе агента сейчас не было злобы и чувства ненависти, её переполняла любовь.
Как бы он хотел оказаться сию минуту в кругу своих девочек. Сколь много готов был отдать за ночь с Беллой − любимой «колючкой», напуганной юной девушкой, умной, умеющей постоять за себя страстной женщиной. Сердце наполнилось нежностью и умиротворением. Решётки на время, а вот любовь пришла в его жизнь навсегда.
Эдвард не заметил, как уснул. Сон пришёл моментально, словно компенсация за сверхнапряжённый день, и в сновидениях он снова любил Беллу – ту девочку из далёкого прошлого...

 



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1603-1127220-16-1389004493
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Svetla_ya (04.04.2015) | Автор: Галина 1963 E
Просмотров: 206 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 4.5/11
Всего комментариев: 8
avatar
0
8
спасибо! good
avatar
7
Спасибо за продолжение! lovi06032
avatar
1
6
Спасибки за главу lovi06032
avatar
1
5
Спасибо. Надеюсь Эдвард всех накажет в этом участке.
avatar
1
4
Спасибо!
avatar
1
3
Спасибо огромное за главу!  good lovi06032
avatar
1
2
Лебовски летит в Феникс защищать интересы Каллена...и скоро всей своре продажных полицейских мало не покажется. Эдвард сильно расстроился узнав, что Бэлла тоже задержана, он так испугался за нее.
И Каллен прнял очень верное решение - они должны жить вместе, значит надо хватать ее и поскорее тащить в свой дом. А последние строчки главы так умилили - И в сновидениях он снова любил Бэллу , ту девочку из далекого прошлого...Пусть побыстрее сбудутся все сновидения. Большое спасибо за историю, которую я уже прочитала несколько раз, это ведь о чем-то говорит...И с большим нетерпением буду ждать продолжение.
avatar
1
1
Спасибо за главу!
Скорее бы адвокат уже вернулся в Финикс!
думаю, что после освобождения Белла и Эдвард будут вместе уже по настоящему!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]