Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Желание на Рождество. Глава 21 (часть1)

Желание на Рождество. Глава 21( часть 1)

Непрерывная трель звонка вселяла надежду.
Белла путалась в складках тонкого шерстяного платья, торопливо натягивая его на голое тело. Ну почему всегда, когда нужно срочно что-то надеть, это «что-то» начинает оказывать активное сопротивление? Наконец, яростный отпор зелёной дизайнерской штучки был преодолён, и мягкая прохладная ткань обтянула стройную фигуру.
Свон бросилась к входной двери, на ходу придумывая слова, что скажет Эдварду. Сердце переполняла надежда. Раз вернулся, то понял, что был неправ; и сейчас они смогут спокойно поговорить. Если, конечно, понятие «спокойно» и Каллен вообще совместимы.
Тонкие пальцы поворачивали заевший замок. Белла чертыхнулась: «Да что такое! Что им всем нужно?!» Подразумевая под «всеми», щеколду и платье.
– Я… – Улыбка сползла с губ брюнетки.
На пороге стоял вовсе не агент, а невысокий мужчина в светло-синем комбинезоне и натянутой до бровей синей же форменной бейсболке.
– Мисс Свон?
– Да, это я. – Она потерянным взглядом шарила по стенкам лестничной площадки, словно надеясь, что Каллен спрятался где-то там за спиной неизвестно зачем пожаловавшего мужчины.
– Цветы из цветочного салона «Селена», – щупленький парень, скорее похожий на подростка, протянул огромный букет, состоявший из веток дивных фиолетовых орхидей Dendrobium*.
Белла на автомате протянула руки; облако изысканного цветочного аромата окутало её, распространяясь дальше по квартире. А в голове билась мысль: «Это не от него. Всего за минуту спуститься вниз, добежать до ближайшего цветочного и...»
– Это просто невозможно…
– Простите, что? – Голубые глаза паренька выражали искреннее непонимание.
Свон не слышала доставщика; она продолжала размышлять вслух:
– Хотя почему «невозможно»? Может, он заказал их сразу по выходу из тюрьмы, а доставили только сейчас. Сюрприз за сюрпризом? Только фокусник успел удалиться…
– Мисс, простите, я не совсем понимаю. Какая «тюрьма», какой «фокусник»? – Добродушие сменилось тревогой.
Белла усмехнулась. Ещё бы не удивляться: взрослая тётка с огромным букетом в руках стоит с растерянным видом и рассуждает об иллюзионисте.
– Извините, это просто мысли вслух. Со мной такое бывает порой.
Доставщик протянул:
– Ааа, – и, смерив девушку в зелёном с букетом, оформленным в зелёную же обёртку, настороженным взглядом, подал накладную для росписи.
Он желал поскорее убраться из квартиры странной особы. Но мисс Свон не спешила.
– Скажите, а когда и кем был заказан букет?
– Я не могу сказать навскидку, нужно звонить в салон. Единственное, что я знаю, так это время, в которое меня отправили на доставку.
– Ну, хоть что-то.
– Три часа назад. Вы – последняя в моём списке.
– Нет, это не он…
– А зачем гадать? Есть карточка, загляните – и всё станет ясно.
– Точно, какая же я… – Белла не стала произносить «дура»; она засунула пальцы между фиолетовых с белым бутонов и достала серебристую открытку.
– Так я пошёл?
Паренёк спиной вперёд ретировался в дверь, торопливо захлопнув её за собой, начисто позабыв, что рассчитывал получить чаевые. Неизвестно, что выдаст эта красивая дева, прочтя записку…

– Никакие цветы не смогут затмить ваше очарование. С искренним восхищением, Самуэль Лебовски.
Надежды рухнули. Брюнетка усмехнулась собственной наивности. Эдвард не из тех, кто берёт свои слова назад – пора бы это ей уяснить; и если сказал, что больше не будет настаивать и давить, то не станет…
Она опустила огромный букет головками вниз и прошла на кухню. Кто бы ни подарил эти орхидеи, цветы ни в чём не виноваты; их нужно поставить в воду.
В голове всплыл образ доказывавшего судье её невиновность адвоката: напорист, умён, обладает исключительным даром убеждения.
Белла выбрала широкую вазу и подставила под кран с холодной водой, продолжая думать о новом поклоннике. Сколько их было за её жизнь? Всего ничего. Мало кто решался заигрывать с неприступной, холодной, обладающей равнодушным взглядом брюнеткой. Самые долгие отношения с Лораном; Эдвард, представлявший её прошлое и – в чём она была абсолютно уверена, – будущее; теперь вот Лебовски...
Свон освободила цветы от обёртки и поставила в воду. Взгляд упёрся в отражение в стекле навесного шкафа: бледное лицо привлекательной женщины, но вовсе не красавицы, с яркими губами, искривлёнными в горькой усмешке. Таких как она – тысячи, сотни тысяч. Что влекло к ней этих замечательных людей, чем обязана их вниманию?
Можно было бы рассмеяться, не будь сейчас на душе так тоскливо и гадко. Ей ужасно везло на отлично владеющих словом мужчин...
И снова мысли о Каллене и его желаниях заполнили мозг. Что он ждёт от неё? Чего жаждет получить? Страсть, как предвкушение наслаждения? Как ожидание блаженства для тела? Но есть ли ей место в его душе?
Сердце мужчины слишком привязано к паху. Столько лет видеть её во сне… Ночные видения породили неистовое желание обладать недоступным – Эдвард не скрывал этого. Что станет с его чувствами через месяц, через год, когда он насытится, утолит голод страсти?
Однажды, всего через полчаса после первого поцелуя, он назвал её чужим именем. Что помешает ему сделать это ещё раз?.. Что будет тогда с ней?
Думать о дочери в этот момент не хотелось; её не обделят любовью при любом раскладе. Для родителей дети – центр вселенной. Маленький живой комочек, созданный из их плоти и крови, с рождения заполняет не только сердце – он становится частью души…
Сама Белла всего на четыре года смогла объединить родителей, но после каждый из них пошёл своей дорогой, совершенно не задумываясь, что рвут пополам сердце маленькой дочери. Так стоит ли делать это же с Ренесми? Насколько больно станет ей после разрыва родителей? А если родится ещё малыш? Стоит ли делать с ним то, что когда-то сделали с ней?
Свон усмехнулась. Всего за несколько минут она успела выйти за Эдварда замуж, родить ещё одного ребёнка и разойтись, совершенно забыв узнать его мнение. Вот этого разговора Белла и ждала сегодня. Слов признания, обещаний и затем лишь соития. Но, видно, для Каллена на первом месте лишь страсть и желание…
Брюнетка прислонилась лбом к шкафу, закрыла глаза и, до боли сжав пальцы в кулаки, ударила костяшками по гладкой поверхности стола.
Она повторялась, вновь и вновь возвращаясь к одним и тем же мыслям; так не пойдёт...
Ногти впились в ладонь, разрывая тонкую кожу, оставляя кровавые бороздки, но Свон совсем не замечала этого. Что значит физическая боль против душевной; и что делать, когда не видишь выхода, но точно знаешь, что он всё-таки есть – пусть запасной, пусть аварийный…
Ей даже не пришло в голову, что можно спросить, в каком идти направлении, того, кто стоит рядом в темноте длинного коридора жизни…

– Я не смогу с вами сегодня поужинать.
– Но, папа, мы же договорились.
– Прости, заяц, но случаются разные форс-мажорные обстоятельства, над которыми ты не властен.
– Я не хочу слушать отговорки. Давай я скажу сама, а тебе лишь останется согласиться или отказаться. Дело в маме?
– И да, и нет, но я снял номер в отеле.
– Понятно, – И было действительно ясно, что между родителями снова что-то произошло; и под «что-то» не подразумевалось ничего хорошего. Иначе зачем отцу жить отдельно? – А если она согласится?
Каллен ответил, чуть промедлив. Сознание того, что они с Беллой снова ранят психику ребёнка, давило. Он знал, что сейчас Несси предпримет попытку их примирить, но так же знал, чем кончается любое давление на Свон; на этом не раз осекалась Элис.
– Тогда согласен и я, но будет одно условие.
– Какое?
– Ты не станешь пытаться узнать у нас, в чём дело, и выяснять подробности.
– Договорились.
Агент облегчённо вздохнул. Объяснять дочери методы, к которым он решил теперь прибегнуть, невозможно; она просто не должна мешать. Всё остальное Эдвард сделает сам.
– Тогда дело за вами с мамой.
– Значит, готовься. В восемь часов мы заедем за тобой.
– Не нужно. Я взял в прокате автомобиль, мне нельзя без колёс.
– Понятно.
– Я люблю тебя. Это так, на всякий случай.
Он невольно усмехнулся, подумав про себя: «На случай если услышишь, что папа – грязный самец, и от женщин ему нужно только одно». Хотя Белла не должна опуститься до таких обвинений.
– Я тебя тоже. – Ренесми немного помолчала и добавила: – Мне снова придётся делать выбор?
– Да.
Агент затаил дыхание в ожидании ответа; и облегчённо вздохнул, услышав:
– Я люблю вас обоих и поэтому выбираю тебя.
– Значит, до вечера.
Этим вечером Эдвард Каллен собирался открыть охоту.

Несси первой нажала кнопку отбоя и несколько минут просидела неподвижно, склонив голову.
Она устала быть взрослой, устала принимать решения и делать выводы. Хотелось, будто в детстве, забраться к маме на колени и поплакать, рассказав, как одиноко без неё в Вашингтоне; хотелось сделать то же самое и с отцом. Но это будет означать, что Белла снова возьмёт бразды правления в свои руки. Она оставит Ренесми в Фениксе. И тогда примирение растянется на годы, если вообще когда-либо состоится. Эдвард будет прилетать по мере возможности, но мама придумает отговорки и причины, чтобы избегать встреч, и опять начнёт ревновать её к новым родственникам.
Несси горько вздохнула. Как можно любить человека и одновременно бояться? Насколько нужно обидеть, чтобы заслужить такое отношение? Что произошло в далёком прошлом? Что стало причиной разрыва и тайного бегства матери в Феникс? Почему она не сказала отцу о том, что ждёт ребёнка? У кого узнать правду, если одни отказываются говорить об этом, ссылаясь на то, что не имеют права обсуждать чужую личную жизнь, а другие пока не готовы? И получается, правду знают все, кроме единственной не принимавшей участия в обмане, но больше всего от него пострадавшей.
Если бы родители знали, что происходило в её душе тем днём нападения на ювелирный. Что пережила девочка за несколько минут, показавшихся часами до освобождения. Испытывая дикий страх и благодарность богу за то, что позволил перед смертью увидеть отца; в том, кем был так похожий на неё мужчина, переглянувшийся с матерью и делавший вид, что они не знакомы, Ренесми не сомневалась ни на секунду. Оживший отец, но не герой-лётчик, а герой-фэбээровец.
Как рассказать о своей боли, не усилив чужую? Кому доверить правду о своих переживаниях? Кто сможет утешить, не взваливая всю вину на себя, не умоляя простить за чужую, не оправдывая того, кто обидел?
Джейк! Тот человек, что не был участником прошлой истории, и на ком не лежит ни капли вины. И он слушал и вытирал слёзы, и давал советы, и успокаивал, и не вставал ни на чью сторону. Третейский судья, самый правильный и правдивый.
Она так привыкла к нему за прошедший месяц, что не представляла, что значит остаться одной. Жить рядом с тем, кого любишь, и быть любимой, но не иметь права открыться…
Ей нужна мать, нужен отец, но нужен и Джейкоб; и она уедет в Вашингтон, как бы ни было горько без мамы.

Ренесми вышла из туалета кафе, в которое заехали перекусить с Блэком и Майком. Через час у них встреча с помощником Лебовски, а вечером – ужин.
Индеец широко улыбнулся, заметив Несси, направляющуюся к столику.
– Мороженное почти растаяло.
Она молча кивнула, но Джейк не отставал.
– Опять сложности?
– Да, но давай поговорим об этом позже.
Майк улыбнулся.
– Тайны, секреты и вновь тайны. Весёлая жизнь у вашей компании.
– Да уж, с моею семьёй скучать не приходится.
– Как там отец?
– Устраивается в отеле.
Ньютон удивился. Эдвард спешил увидеть Беллу, отложив все разговоры на вечер; свидание же оказалось слишком коротким, а значит, что-то не сложилось. Но спрашивать – почему отец уехал в отель? – не стал. Расстраивать красивую, не по годам разумную девушку желания не было. Ей слишком рано пришлось стать взрослой, и она не сломалась при этом.
Он видел, насколько любит Каллен внезапно появившуюся дочь. Родители рады любому ребёнку, но Ренесми являлась его гордостью; и Майк понимал почему. Если бы у него самого появился малыш, он пожелал бы ему иметь хоть долю терпения и мудрости Несси.
– Мы так толком и не поговорили с ним.
– Он сказал, что, как только устроится, сразу вас наберёт.
– Хорошо. Всё, что мог, я сделал. Анализы на руках помощницы Лебовски, показания врачей тоже. Если что-то пойдёт не так – прилетит Виктория. А мне нужно вовремя появиться на работе. Ночью я возвращаюсь в Вашингтон.

Эдвард приехал последним. Он долго разговаривал с Ньютоном, собиравшимся на ночной рейс. Они обсудили каждый возможный вариант следствия. Майк привёз с собой не только средства прослушки, но и обещание негласной поддержки начальника Эдварда. Какими серьёзными не выглядели бы обвинения внутренней проверки, все знали обострённое чувство справедливости агента Каллена; тот никогда бы не опустился до избиения безобидных граждан.
За столом уже сидели все настоящие и будущие, в лице Джейкоба (по крайней мере, он на это очень надеялся), представители семьи Каллен, а также Рене с Филом.
Обстановка царила непринуждённая, все, за исключением Беллы, улыбались. Она же выглядела несколько напряжённой, краем глаза следя за приближавшимся к столику Эдвардом.
Вечерний макияж и облегающее фигуру синее платье говорили о том, что к встрече с родственниками брюнетка готовилась с особой тщательностью.
Агент, не без намерения польстить себе, сделал вывод, что наверняка именно его последние слова явились причиной столь ослепительного вида мисс Свон этим вечером.
Он поцеловал руку Рене и рассыпался в комплиментах её прелестному платью канареечной расцветки и прочему:
– Всякий раз поражаюсь вашей изысканности и красоте! Жаль, что ужинаем не в вашем доме. Соскучился я за два дня по домашней стряпне.
Все с трудом подавили смех. Последний ужин в доме Фила стоил кому изжоги, а кому и вовсе несварения желудка. Сама же Рене урчала от удовольствия, выслушивая комплименты от – как она надеялась, – будущего зятя.
– Вот редкий пример настоящего джентльмена. Знаю, что врёт, но так складно и виртуозно!
Сдерживаться больше не было причины, за столом на несколько минут разразился смех, что вызвало интерес за соседними столиками.
Эдвард уселся на свободное место возле Беллы; в отличие от других смеяться ей не хотелось. Она не знала, как начать разговор с Калленом-младшим, сидеть же надутой букой, привлекая всеобщее внимание, было глупо.
Агент, улыбаясь Джейкобу, решившему сделать последний обзор работы его команды, прошептал ей, почти не разжимая губ:
– Расслабься. Надеюсь, мы не стали врагами?
Брюнетка ответила мгновенно, радуясь, что разговор всё-таки начал он, а значит, угрозы, что теперь ей самой придётся добиваться его внимания, были просто словами. Бегать за кем-либо – не в её привычке, но и снова потерять Каллена страшно, – и дело не только в дочери.
– Конечно, нет!
– Ну, так прекрати гипнотизировать тарелку и улыбайся.
– Есть повод? – Она поймала себя на том, что лишь отлегло на душе, как уже готова лезть в бутылку противоречия и споров с ним. Противостояние школьных лидеров…
– Разумеется. Все живы, здоровы; и я наконец-то имею возможность вкусно поесть в окружении любимых людей.
– Я по-прежнему вхожу в их число? – Ответ на этот вопрос был особенно важен.
Свон свободно вздохнула, услышав:
– Конечно. Можешь не сомневаться.
– Тогда к чему была та истерика?
Слова прозвучали неожиданно грубо, но Эдвард и бровью не повёл, отвечая всё так же ровным голосом.
– Прекрати, Белла. Я сыт по горло пустыми разговорами, но ты можешь на меня рассчитывать. Я буду рядом, даже находясь в Вашингтоне.
– Я тоже на расстоянии телефонного звонка.
– Вот и договорились, моё любимое расстояние. И ты прекрасно знаешь, как его сократить. Дело за тобой. – Он долил вина в её бокал и, улыбнувшись так, что у неё участился пульс, добавил: – А сейчас давай наслаждаться вечером.
Словесная пикировка закончилась мирно, ничья гордость не пострадала, но оба чувствовали, что объясниться всё-таки необходимо. Они украдкой наблюдали друг за другом, делая безмятежно счастливые лица.
О тюремном заключении Эдварда и предстоящем суде старались не говорить...

 



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1603-1127220-16-1389004493
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Svetla_ya (12.04.2015) | Автор: Галина 1963 E
Просмотров: 246 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 5.0/13
Всего комментариев: 8
avatar
0
8
вот и поговорили! и все ж они как дети малые... только и ходят вокруг и около... пора уже расставить точки над и. fund02016
avatar
0
7
Спасибо большое за главу!  good lovi06032
avatar
6
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
1
5
Спасибо за главу!
avatar
1
4
В общем странное поведение взрослых людей, реально странное. Уже даже неестественное, особенно у Эдварда.
avatar
1
3
Эдвард кажется считает, что Белла может читать его мысли... Она же не знает о его любви!
С другой стороны вместо "мне нужно время" она может ему сказать свои страхи - " я боюсь, что тебе нужно только ... и т.п."
И тогда они как то поговорят.
avatar
1
2
Бэлла считает, что Эдварда держит около нее только  жажда страсти, как предвкушение наслаждения, блаженства для тела. Но есть ли место для нее в его душе...  Каллен не скрывает своего неистового желания обладать ею...А , что потом, когда утолит жажду страсти? И однозначно. что она отказала Каллену потому, что не дождалась признаний и обещаний... Эдвард снова дал Бэлле шанс на разрешение ситуации, на ее здравомыслие...А зря,потому, что опять не объяснились. Большое спасибо за продолжение прекрасной истории.
avatar
1
1
Спасибо!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]