Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Желание на Рождество. Глава 22 (часть1)

Желание на Рождество. Глава 22 (часть1)

– Мне очень странно слышать столь предвзятую оценку прокуратуры. Все эти высказывания о том, что мой клиент прикрывался жетоном ФБР. – Лебовски не спеша встал из-за стола и добавил, проходя мимо прокурора – Вы что-то имеете против доблестного отдела расследований? Не понимаю, откуда такая неприязнь по отношению к одному из лучших работников Федерального бюро округа Вашингтон. – Самуэль перевёл взгляд на присяжных. – Специальный агент Каллен привык защищать жизни людей, и данный случай - лучший тому показатель!
Он опёрся о перила балюстрады, последовательно обвёл взглядом лица восемнадцати человек большого жюри – людей, от вывода которых зависело: прекратят ли дело, возбуждённое против Эдварда, или дадут ему ход.
– Я расскажу вам правду. Ту, что не указал прокурор, но которая имела место быть. Мой клиент невиновен. Более того, против него и его семьи были проведены действия, попадающие под статью закона, по которой после снятия обвинения с моего подзащитного, я уверен, прокуратура откроет дело на настоящих преступников.
Адвокат отошёл на несколько шагов вглубь зала, чтобы наблюдать сразу за всеми присутствующими на закрытом заседании.
– Так что же на самом деле произошло в тот день?..
Лебовски поминутно расписал все действия подзащитных, начиная с момента разговора по телефону со счастливой Рене, с нетерпением ожидавшей встречи с любимой внучкой и ,заканчивая арестом агента, смело вступившего в борьбу со злом.
– Вы хотите доказательств всего того, о чём я сейчас рассказал? Они у меня есть в отличие от притянутых за уши выводов полиции. Более того, я готов их немедленно предоставить вам. У меня имеются анализы крови и мочи якобы потерпевших, доставленных в больницу для оказания врачебной помощи. Прошу заметить, что моему клиенту, получившему удар в бровь, что повлекло к её рассечению и большой потери крови, помощь оказали лишь в следственном изоляторе, сначала переодев в робу заключённого. – Он обернулся к представителям полиции и, хитро прищурившись, растянул губы в улыбку, добавив: – Я не предъявляю претензий.
Самуэль повернулся к судье и продолжил:
– Я даже хотел бы выразить благодарность доблестным сотрудникам полицейского управления Феникса за то, что они сделали всё, чтобы не разлучать моих клиентов. Порой так сложно разглядеть лежащую на поверхности правду, тем более что задержанная мисс Свон и её пятнадцатилетняя дочь, у которой пытались в обход всех правил взять показания, выглядели на фоне несчастных избитых парней очень грозно.
У Хаски после заявления Лебовски и действий судьи, что-то отметившего в бумагах, засосало под ложечкой.
Самуэль вновь обратился к присяжным:
– Вы сами увидите, что содержание фенилацетона и метиламина в крови мужчин, выставленных пострадавшими, буквально зашкаливает. Кто-то провёл бурную ночь в клубе и отчаянно жаждал повторения веселья. Мистер Вернер, находясь под воздействием наркотика, вызывающего необоснованную агрессию, панику, паранойю, сел за руль автомобиля и выехал на улицы города, поставив под угрозу жизни добропорядочных граждан. Его приятели употребили тот же «бодрящий» препарат. – Он обернулся к прокурору и повторил сказанную тем ранее фразу: – «Бедные беззащитные парни, решившие съесть мороженое и подышать свежим воздухом»?
Лебовски вернулся к присяжным.
– Охотно верю. Чистый воздух улиц был им жизненно необходим! Дабы не получить полного переутомления, не свалиться в эпилептическом припадке или не впасть в кому, оставшись дома и соблазнившись ещё одной дозой наркотика. Данный препарат, наверное, и сейчас находится в квартире мистера Стивенсона, привлекавшегося в 2009 году по статьям 220 и 221 за распространение того самого амфетамина, но выпущенного на свободу из зала суда за отсутствием прямых доказательств.
Адвокат задавал вопросы, сам же на них отвечая.
– Вы спросите: почему я говорю «наверное»? Да потому что обыск в квартирах настоящих виновных, находящихся, ещё раз повторю, в момент преступления в наркотическом опьянении, произведён не был! Так же как и не был изъят и приложен к делу кастет мистера Стивенсона.
Самуэль продолжал обращаться к тем, кто сегодня судит, не оборачиваясь, указав рукой на скамью с полицейскими.
– Вы снова спросите: почему? Но и на этот вопрос ответа у меня нет. Я сам бы хотел его услышать от капитана Хаски, проводившего задержание мистера Каллена и сумевшего полностью проигнорировать его показания, взявшего на себя роль судьи и определившего преступника с одного взгляда! Хочется спросить: не потому ли он так беззастенчиво интерпретировал показания миссис Хоуп? Пожилой женщины со слабым зрением, не имеющей возможности из-за отсутствия очков внимательно перечитать то, что записывалось с её слов.
Он сделал небольшую паузу и добавил, открыто улыбнувшись представителям большого жюри:
– Но задавать вопросы полиции я не стану. Думаю, на сегодня это ваша прерогатива. Только вам решать, кто виновен, кто нет и кого привлекать к ответственности…

Лебовски и не ожидал другого исхода суда присяжных для Эдварда. Чем запутаннее и сложнее кажется дело, на первый взгляд, тем, как правило, проще его разрешить. А в случае Каллена полицейские слишком перемудрили. Жаль, что к действиям Хаски не подкопаться, и капитан, умело подставивший начальника, останется безнаказанным. Неправомочный арест Беллы выльется для услужливого подчинённого всего лишь в выговор.
Самуэль предоставил присяжным заявление с протестом против искажения фактов, изложенных свидетельницей миссис Хоуп, диски с записями с мест происшествий, анализы крови потерявших контроль над разумом наркоманов, а также копию описи вещей одного из отправленных в больницу отморозков, в числе которых оказался пропавший с места преступления кастет. Очевидно, кто-то из полицейских специально спрятал его в карман нападавшего, не позволив важной улике исчезнуть бесследно. Теперь же отягчающий вину предмет отправился на экспертизу.
Обвинения с Эдварда были сняты в зале суда. Этому также способствовала положительная оценка офицера по досрочному освобождению Пола Хартли. Лебовски не в первый раз удостоверился в мужестве и честности человека, говорить с насмешкой о сексуальной ориентации которого отваживались лишь единицы – и то за глаза.
Повторное снятие показаний провели в тот же день. Теперь уже Каллен и Своны выступали в роли потерпевших. Наркоманам грозило суровое наказание по статье 211.1, пункта 2 «Нападение при отягчающих обстоятельствах». Это минимум пять лет тюремного заключения, а , возможно, десять-пятнадцать – всё будет зависеть от тщательности работы прокуроров.
Ничего удивительного, что Вернер попросил их с Эдвардом о личной встрече. Любой сын – это всё-таки ребёнок, вынянченный твоими руками. Дети – самое большое счастье, но порой и самая большая проблема в жизни родителей.
В последний год Лебовски начал задумываться о детях. Не как о наследниках – нет; ему не хватало семейного тепла и возможности одаривать любовью в ответ на любовь бескорыстную, детскую. Самуэль мечтал, что маленькие тёплые ладошки будут закрывать ему по утрам глаза, хотел бы просыпаться от детского смеха…

Заметить напряжение между мистером Калленом и мисс Свон не смог бы разве что слепой. Они смотрели друг на друга украдкой, искоса, но прекрасно видели и слышали. Словно кошки, напрягая слух и поворачивая головы, реагируя на любую реплику, любое произнесённое слово.
Лебовски это не радовало. Мы не властны над симпатиями сердца; оно, вопреки месту, времени и правилам приличия, выбирает порой того, кто меньше всего подходит на звание вашей «миссис». И что с этим делать – не знаешь, но и противиться чувству не можешь.
Адвоката совершенно не пугала конкуренция фэбээровца в борьбе за сердце Беллы. Они совершенно не похожи и могли предложить абсолютно разную семейную жизнь, которая с Эдвардом покажется проживанием на вулкане или рядом с бомбой замедленного действия. Работа в постоянном напряжении – на передовой, под прицелом бандитов, – не может не сказаться на психике агента. Когда-нибудь тот взорвётся, если до этого его не подстрелит один из не желающих идти на переговоры отморозков. И Свон должна была понимать это. Не потому ли эти двое до сих пор не вместе?
Он же сможет предложить надёжный, крепкий дом, постоянный достаток и мужа, пользующегося уважением у людей, стоящих по обе стороны от закона.
Кто-то захочет спросить: «А как же любовь?» И на этот вопрос адвокат мог бы ответить примерами из сотен дел, где зомбированный любовной лихорадкой один из супругов пытался убить или убил другого.
Чувства придут обязательно, пусть и чуть позже бракосочетания. Любить достаточно одному, а второму – искренне уважать свою половинку.
Самуэль решил, что ухаживать за Беллой всё-таки стоит. Лучше попробовать и получить отказ, чем корить себя за то, что так и не сделал этого. Но вот играть придётся честно. Он был уверен, что восхитительная брюнетка отлично чувствует любую фальшь.

То, что произошло этой ночью, ставило его в положение игрока нечестного...
Лебовски заметил Эдварда не сразу. Темнота в помещении, громкая музыка, несущая драйв, компания близких друзей располагали к полному отключению от реальности. Груз судебных тяжб и разбирательств остался за дверями клуба. Он выпил несколько порций виски к тому времени, как в первый раз увидел Каллена; тот сидел к нему спиной, непринуждённо развалившись на уютном диванчике за столиком, расположенным в другом углу зала.
Вообще-то Самуэль сначала заметил Майка, блондина, коллегу Эдварда, с которым познакомился в Фениксе. Именно он раздобыл анализы крови в обход запросов полиции и отыскал кастет, принадлежавший одному из нападавших. Настоящий профи, умеющий разговорить людей. Лебовски не знал, каким был в работе Каллен, но если такими, как Майк, была укомплектована его команда, значит, никак не хуже.
Взгляд упорно возвращался к столику с агентами. Он несколько раз видел, как Эдвард целовался с эффектной шатенкой, что, впрочем, не раз делал и Ньютон. Но смех, громкие шутки и деловые постукивания по спинам мужчин, следовавшие за короткими лобызаниями, говорили, что женщина не могла быть их любовницей.
С каждой выпитой рюмкой адвокату всё больше хотелось поговорить с Калленом, попытаться выяснить, что кроме общего ребёнка связывало его со Свон.

Причина подойти к агенту нашлась ближе к полуночи. Короткая смс-ка от Вернера, в которой тот, ссылаясь на независимые от него причины, просил перенести встречу.
Взглянув на дальний столик, Самуэль понял, что там кое-что изменилось. Шатенки больше не было; на её месте, спиной к залу и чуть ли не на коленях Эдварда, сидела девушка с тёмными волосами, показавшаяся странно знакомой. Она поднялась и пошла к выходу, Каллен направился следом.
Лебовски решил догнать их. Ему удалось это сделать почти у самой двери. Эдвард обернулся, посмотрев в лицо адвоката совершенно пустым, отсутствующим взглядом.
– Вернер попросил перенести встречу. Не в четыре, а в шесть по полудню.
Агент криво усмехнулся, совершенно не реагирую на слова Лебовски, с трудом удерживаясь на ногах.
Охранник на входе поторопил изрядно набравшегося алкоголем посетителя:
– Ваше такси, мистер Каллен.
– Эдвард, идём!
На секунду в проёме двери мелькнуло женское лицо.
Самуэль несколько растерялся, а когда сообразил, что может передать новость с ней, окликнул:
– Белла?!
Свон уже садилась в такси и не могла его услышать.
Внезапный приезд брюнетки очень удивил адвоката. Он разговаривал с ней в аэропорту «Скай-Харбор»; Белла провожала дочь и даже не обмолвилась, что собирается лететь следом. Неужели что-то случилось? Но тогда почему они оба не дома, а в клубе? Неведение тяготило. Не хотелось, чтобы его клиенты попали в какую-либо заварушку всего лишь на второй день после слушания большого жюри.
Лебовски вышел на улицу, спасаясь от громкой музыки, и, зябко поеживаясь от холода, дважды набрал номер сотового Эдварда. И лишь после безуспешных попыток связаться с ним, решился на звонок Свон.
Она ответила почти сразу. Чей-то неторопливый диалог на фоне приятной музыки прорывался в трубку.
– Белла? – Идиотский вопрос вызвало то, что ни один из мужских голосов не принадлежал Каллену.
– Да, я. – Голос абсолютно трезвого человека, немного усталый, с долей грусти. Самуэль отлично понимал её: находиться рядом с пьяным человеком всегда неприятно.
– Это Лебовски.
Голос Свон сразу напрягся.
– Что-то случилось?
– Вот это я и хотел бы узнать. Почему вы прилетели в Вашингтон?
– Я?
Ответ был кратким вопросом, но Самуэлю показалось, что она тянет намеренно, по какой-то причине оставляя свой внезапный приезд тайной, – и это не нравилось адвокату. Перед заключением контракта он ставил непременным условием, что во время его работы – вплоть до вынесения приговора – между ним и клиентом не должно быть никаких недомолвок.
– Да, я только что видел вас с Эдвардом, выходившими из «Fur». Если всё нормально, то передайте ему, что встреча с Вернером переносится на два часа.
– Я не могу этого сделать. – Голос Беллы слегка изменился: она ответила полушёпотом.
Лебовски начинали раздражать тайные игры.
– Он настолько пьян? Неудивительно тогда, что не берёт трубку. Пожалуйста, сообщите ему это, когда проснётся.
Свон снова выдержала короткую паузу, перед тем как ответить:
– Я не могу сделать этого по совершенно другой причине.
Теперь адвокату послышался всхлип. Сердце забилось сильнее, он начал переживать. «Да что там могло произойти на самом деле? Почему она так расстроена?»
Но вслух произнёс, не повысив тон:
– Какой же?
– Я нахожусь сейчас перед телевизором в своей квартире в Фениксе. Вы видели рядом с Эдвардом совершенно другую женщину…

Белла первой отключила телефон, не желая выслушивать от адвоката извинения и попытки оправдать Каллена. В последнем она была уверена. Защиту себе подобных членов приписывал негласный кодекс чести организованных в сообщество настоящих мужчин.
Она верила Лебовски, так как сама пятнадцать минут назад пыталась дозвониться до Эдварда, решившись наконец-то открыть ему свои чувства. Трубку он так и не взял. Значит, не судьба...
Брюнетка включила звук на полную мощность и заплакала, дав выход эмоциям, сжиравшим душу последнюю неделю. Она рыдала громко ,с вскриками, причитаниями, кляня судьбу, что так любит играть с ней в жестокие игры.
Эту игру она начала сама, отталкивая, не подпуская его к себе. Не желая ещё раз оказаться в положении брошенной женщины. За что боролась, на то и напоролась? И кого винить? Кого в этот раз назначить виноватым вместо себя? Некого... Но от этого осознания не становилось легче.
Так одиноко Белла не чувствовала себя очень давно. Одна в большой квартире. Совершенно одна… Мелкий сиротливый дождь, редкими каплями стучащий в окно, только усиливал беспросветно тоскливое чувство.
Свон долго держала в руке телефон, пустыми глазами глядя в экран, пытаясь сообразить, что хотела от плоской пластмассовой штучки. Затем столько же времени перебирала список контактов, решая, кого хотела бы услышать в эту минуту. Ренесми отпадала сразу – незачем загружать своими проблемами девочку; ей и так слишком много пришлось пережить за последнее время. Да и чем сможет помочь пятнадцатилетняя дочка, когда мать не в силах разобраться, что происходит в её собственной голове. Позвонить подруге и услышать, что виновата сама, что не нужно быть дурой и либо сойтись с этим Калленом и жить одной семьёй, либо вернуть дочь назад в Феникс. Подобное Белла слышала два дня назад.
Нужен кто-то, способный поддержать и дать дельный совет, тот, кто сделает это без всякой зависти и задних мыслей. В голове моментально всплыло имя – Лоран. Он не раз делал это прежде. Если бы она не была так резка в их последнюю встречу…
Брюнетка смотрела на экран, пальцы давно остановились на этом имени. Несколько минут борьбы с чувством достоинства – и большой палец надавил на кнопку вызова. В самом деле, не Рене же звонить...
Лоран не взял трубку ни в первый раз, ни во второй.
Желание немедленно выйти из душной квартиры буквально вытолкало её под дождь. Она не взяла зонт; поднятый воротник плаща – слабая защита от мороси, но капли дождя смыли с лица остатки слёз. Свежий влажный воздух очистил лёгкие от давящих рыданий. На душе стало немного легче. Незачем плакать самой, если за тебя это делает природа.
Белла брела не спеша, почти не поднимая голову, разглядывая мокрый блестящий асфальт, освещённый огнями вечернего города. Ноги сами привели её к дверям любимого кафе.
Она толкнула дверь и оказалась внутри тёплого помещения с мягким, не раздражающим глаза приглушённым светом и легкой и приятной музыкой.
Свон только сейчас ощутила насколько промокла и замёрзла. Волосы длинными прядями липли ко лбу и шее. Взгляд хорошо знакомого официанта, встретившего у входной двери, не осуждал, а выражал сочувствие. Обычно разговорчивый араб принял насквозь промокший плащ из ледяных рук промёрзшей молодой женщины, не произнеся ни слова, проводил к свободному столику, и лишь усадив на мягкий кожаный диванчик, поинтересовался:
– Мисс Белла, что будете пить? Хотите, я попрошу сделать для вас глинтвейн? – Чёрные, будто ночное небо над пустыней, глаза парня выражали понимание.
– Я бы не отказалась.
– А ещё чашечку горячего кофе и маленькое миндальное пирожное? – Ему не нужно было слов – он всё читал на измученном переживаниями лице красивой женщины. Что как не сладкий шоколад сможет поднять настроение?
– Спасибо… – Она с благодарностью улыбнулась. – Это как раз то, что сейчас мне нужно.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1603-1127220-16-1389004493
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Svetla_ya (19.04.2015) | Автор: Галина 1963 E
Просмотров: 276 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 4.5/13
Всего комментариев: 10
avatar
1
10
спасибо! lovi06032
avatar
1
9
Ни Белле не везёт , а Эдварду . Уж слишком Белла упёртая . Сказать нужно была , что злопамятна и не простит , никогда . Живёт по-принципу ,и сама не ам и ему не дам .Сказала бы , что с ним , никогда не будет . А то хочет жить в гареме , чтобы было три мужчины у неё .       Спасибо за главу. Жду продолжения .
avatar
8
Спасибо за продолжение! lovi06032
avatar
1
7
Лебовски - профессионал высокого уровня, заткнул всех за пояс. Нравится мне Лебовски - ответственный и отношение к Бэлле серьезное, и ухаживать решил по - честному, хотя заметил взаимный интерес между Бэллой и Калленом. Значит неизвестная брюнетка, уехавшая с Калленом действительнобыла похожа на Бэллу, если Лебовски засомневался - не она ли это... А Каллен упился до чертиков, что перепутал любимую женщину с какой-то.....Кошмар...Очень жаль Бэллу - решилась на признание и такой облом...Сейчас Каллен устроит ночь любви... А что будет утром, когда очнется? Большое спасибо за продолжение.
avatar
1
6
Спасибо большое за главу!  good lovi06032
avatar
1
5
cray Ну как так.... Эдвард где-то развлекается, Белла убивается от своей судьбы, адвокат в мыслях создал с ней семью... Ну что же это такое!!?!?!! Большое спасибо за продолжение!!!  lovi06032
avatar
1
4
Спасибо за продолжение! Надеюсь, решение заставить Беллу поревновать, не заведет Каллена слишком далеко. А Лебовски как обычно в нужное время в нужном месте.
avatar
1
3
Спасибо за главу!
avatar
1
2
Спасибо за продолжение!
Еще рано впадать в отчаяние! Неизвестно, что за женщина была та брюнетка. Может это Элис.
avatar
1
1
Да уж. Вот же засада какая то. Не везет ей. Надеюсь все таки они будут вместе.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]