Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Желание на Рождество. Глава 22 (часть2)

Желание на Рождество.  Глава 22 (часть 2)

Свон маленькими глотками отпивала обжигающий ароматный напиток, заедая приятную горечь сладким пирожным. Вместе с теплом по венам разливались усталость и вялость. Дрожь в пальцах сменилась на слабое покалывание, озноб больше не давил на позвоночник. Находиться среди людей оказалось намного приятней, чем в одинокой квартире.
Пик истерии миновал, пришло время спокойно обдумать и осознать всё произошедшее. А что собственно произошло? Что случилось такого, чего она не могла ожидать от Эдварда?
Белла качнула головой, поймав себя на лжи и желании назначить виновным во всём Каллена. Она не знает его настолько хорошо, чтобы обвинять в изменах, да и не в его привычках менять одну любовь на другую. И это она познала на собственном опыте. Он остаётся с той, которую любит, а по его утверждениям любит сейчас именно её.
Тогда возникал другой вопрос: что делать теперь? Закрыть глаза на произошедшее, сделав вид, что ничего не знает об этой ночи? Жить как прежде, будто ничего не случилось? Хотя для начала не помешало бы знать, имел ли место секс с другой женщиной.
Мысли путались в голове, перескакивая с одного на другое. Свон то ненавидела Эдварда, то сама искала ему оправдания.
А если и так, какие могут быть с её стороны претензии? Сколько раз со дня их встречи в Вашингтоне он предлагал ей свою любовь, даже замуж звал, но тогда она была не готова к этому.
Белла потёрла виски, пытаясь прогнать головную боль, мешавшую ясно мыслить.
Кто знает, что там произошло на самом деле? Самуэль признал в женщине, что якобы находится рядом с Эдвардом, её. Так в каком состоянии опьянения был он сам, раз смог так ошибиться?
Официант принёс бокал дымящегося винного напитка. К приятному запаху кофе и миндаля добавился аромат корицы, гвоздики и апельсина.
– Вот, выпейте, мисс Белла, и никакая простуда вам не грозит.
– Спасибо, Джамиль, спасибо огромное. – Тонкие пальцы обхватили толстое стекло бокала, успевшее нагреться от горячего напитка.
Араб не спешил отходить от столика. Он склонил голову и, заглянув в карие глаза постоянной посетительницы, от всего сердца пожелал:
– Не за что. И поверьте, всё будет хорошо – я это точно знаю. Вы созданы для большой любви, главное- вовремя открыть для неё сердце.
Одного бы сейчас не хотел Джамиль, чтобы немного повеселевшая брюнетка оглянулась назад и увидела посетителей, занимающих её любимый столик. К сожалению, не произнесённому вслух пожеланию не суждено было сбыться.
Белла чувствовала затылком тяжёлый взгляд. Оборачиваться, чтобы столкнуться глазами с пьяным клиентом, – не хотелось, но и терпеть откровенное разглядывание не было больше сил. Она повернула голову влево и попыталась краем взгляда разглядеть тех, кто сидел за угловым столиком. Сердце ухнуло вниз. Комок горечи перекрыл дыхание.
Свон отхлебнула глинтвейна, пытаясь с помощью горячего вина расслабить горло, немало удивлённая собственной реакцией. Оказывается, поставить точку на словах – вовсе не означает автоматически отказаться сердцем от дорогого прежде человека...
Лоран занимал их любимый столик; тот, за которым три года они вместе обедали и так часто ужинали. Красавец-гаваец сидел не один. Рядом с ним находилась блондинка.
Белла в смущении потёрла шею, как будто обернулась невзначай, решив растереть занемевшую мышцу. Снова стало невыносимо обидно и горько. Все близкие ей мужчины в этот вечер разом решили её предать. Она усмехнулась собственным мыслям. Какие «все»? Ни один не был её: один – пока, другой – уже, но от этого не становилось легче.
Теперь хотя бы стало понятно, почему писатель не брал трубку. Он вовсе не игнорировал её, а решил воспользоваться данным ею же советом.

Лоран с трудом подавил желание кинуться навстречу промокшей, с потерянным выражением на лице Белле, зашедшей в кафе. Он впервые видел её в таком состоянии. Гордая кошка, по чьей-то вине ставшая беззащитным, выброшенным за дверь в непогоду котёнком. Гаваец почувствовал, что нужен ей сейчас, но также знал, что за этим может последовать…
Лоран перевёл взгляд на блондинку. Эффектная, но совершенно не зацикленная на своей внешности. Несколько зажато улыбающаяся парню, пригласившему её на первое свидание. Голубые глаза искрились радостью, робкий румянец раскрасил в розовый круглые щёчки.
Открытая душа, волей случая заброшенная в совершенно чуждую страну. Выросшая на великой русской литературе. Изучавшая в школе Толстого, Достоевского, Тургенева – коими так восхищался молодой писатель. Не пустышка, а интересная собеседница, иногда путающая слова, старательно выговаривающая их с таким милым акцентом. Красавица, ещё не испорченная мужским вниманием. Оставить её одну за столиком и броситься утешать Беллу? Да кем он будет в её глазах после этого? Сделать больно одной, чтобы помочь другой?
А нужна ли Свон его помощь? Как она сказала тогда?..

– Мы как два потерпевших кораблекрушение человека, выброшенные на необитаемый остров. Нам вместе уютно и хорошо, мы чувствуем поддержку, понимаем с полуслова друг друга, но это не любовь, по крайней мере, с моей стороны. Я использовала тебя, сама не осознавая этого, но всегда любила только его. Люблю и сейчас. Болезненная привязанность, причинившая в прошлом страдания, но именно это и есть любовь, а не то чувство, что связывает нас с тобою. Прости меня и отпусти, ты достоин лучшего. Считай, что за нами прибыла спасательная экспедиция. Пусть сейчас ты не готов принять этого, но Эдвард спасает тебя от меня, от жизни с любящей другого мужчину женщиной. Тебе пора стать лидером, найти ту, которая нуждается в твоей опеке. Я только недавно поняла, чего не хватало в наших отношениях, а что было лишним.
– И чего же? – Лоран перебил длинный монолог обожаемой им брюнетки.
Поверить в происходящее было трудно и горько. Особенно больно узнать, что все три года тебя не любили, вернее, любили, но вовсе не так, как ты думал.
Белла говорила быстро, словно пыталась высказать всё поскорее:
– Не хватало перчинки, безрассудства страсти. Ты всё время как будто бы сдерживал себя, даже в первый год после нашей встречи, и лишь сейчас я поняла, что и сама поступала так же. Ты столько раз говорил, что я поразительно похожа на твою мать.
– Да, это так. Но что в этом плохого? – Он искренне удивился едва различимому укору, пробивавшемуся в её голосе. Ведь бросали сейчас его, а не он. Потребовалось несколько дней, чтобы осознать правдивость того упрёка.
Свон сделала паузу, прежде чем продолжить. Как будто отвечала разом не только ему, но и себе на этот вопрос.
– Ты не сможешь понять, для этого нужно быть женщиной, матерью. Ты относился порой ко мне не так, как хотелось бы. Не было неудержимой страстности, поглощения, пожирания друг друга. Ты как будто стеснялся чего-то запретного. Любил, хотел, но не до конца, не до безумства, которое накрывает любовников. И это относится не только к тебе. Я тоже не могла до конца раскрыться. Прости, но я устала быть матерью. У наших отношений не могло быть будущего, и лучше расстаться сейчас, чем лет через десять. Тогда я вряд ли смогу пережить расставание. Найди себе наивную, чистую, с необожжённой душой девушку, готовую принять тебя целиком, впустить в открытое сердце, где ты будешь единственным. Может быть, я ещё не раз пожалею о том, что делаю сейчас, но не могу по-другому. Иди в мир ровесниц и не оглядывайся на прошлое, за которое я буду всегда безмерно благодарна тебе.


Его прошлое одиноко сидело за столиком. Взъерошенное, мокрое, с печальными глазами. Но поспешить к ней сейчас – значит навсегда остаться на заброшенном острове. Им обоим пора становиться сильными. Ей – перестать бояться прошлого, а ему – смело ступать в будущее. Уходя, уходи – правило, действующее одинаково в обе стороны.
Лоран достал из куртки, наброшенной на вешалку рядом со столиком, телефон, выставленный на бесшумный режим. Два пропущенных звонка подряд, следовательно, Белле действительно очень плохо, но…
Он набрал несколько слов и нажал на «отправить».
«Прости, но я занят: следую твоим советам идти в будущее. Не раскисай и взгляни реально на прошлое. Тебя ждёт твой капитан, не отказывайся от спасения!»
Гаваец немного подумал и следом за первым отправил второе смс.
«Если ничего не разрешится к ночи, набери меня – я буду дома и смогу говорить».

Белла допила глинтвейн, встала из-за стола и направилась к выходу, надевая на ходу мокрый плащ.
Она оглянулась, почти дойдя до двери. Лоран смотрел ей вслед поверх головы блондинки. Свон улыбнулась ему совершенно искренне, показывая, что всё понимает и ничуть не обиделась. Она не станет больше себя жалеть и упиваться плодами той жалости.
Белла также успела прокрутить в голове их последний разговор. Вспомнила фразу про «поглощение» и то, что почувствовала, лишь на секунду представив кончики пальцев Эдварда, едва касающиеся оголённого участка её груди. Его теплое дыхание у уха, голодный взгляд, гуляющий по её телу... Невыносимо острое желание поддаться искушению тела, неимоверным усилием всякий раз подавляемое мозгом. Она жаждала слиться с ним, стать единым целым, впитать в себя всего целиком, без остатка. Отдаться, наплевав на удобства и уместность происходящего… Испытывала ли она подобное с Лораном? Нет, никогда!
Сравнение с Калленом дало тогда силы перешагнуть через уговоры писателя и уверения, что без неё он не видит впереди ничего хорошего.
Чувство гадливости своего поступка не позволяло спокойно заснуть многие ночи. И что она наблюдает сейчас? К сожалению, мужчины живут не только сердцем… Но стоит ли из-за этого отчаиваться?
Лучшее всегда впереди, нужно только стремиться к нему, не входя в непонятные повороты, а если так случилось, то вовремя выбираться из устроенных собственной глупостью лабиринтов и вновь устремляться вперёд.
Кто-то мудрый сказал: «Под лежачий камень вода не течёт». Пора вставать на ноги. Меньше всего ей сейчас хотелось чьей-либо жалости. Она гордая, сильная духом женщина, и пришла пора стать хоть чуточку амбициознее.
Белла вскинула голову, подставляя лицо под струи не на шутку разошедшегося дождя.
Плакать больше она не станет. Никто от неё не отказывался и мало ли что кому привиделось. На душе мгновенно сделалось легче. Капелька злости с досадой только добавила равновесия.
Эдвард – её судьба, и уступать его больше она никому не намерена! Белла знает, где найти его в Вашингтоне. Он всё там же, рядом с их дочерью. Осталось решить, что делать при встрече.
В голову пришла любимая фраза Скарлетт О’Хара: «Я подумаю об этом завтра!»
Свон махнула рукой, останавливая проезжающее мимо такси.
Колёса машины, тормозя, попали в небольшую выбоину. Вода из лужи веером окатила брюнетку. Она коротко взвизгнула и рассмеялась. Стать мокрее, чем была, – уже невозможно. Кто-то там наверху видимо решил сегодня проверить её на прочность. Ну что же, сейчас она вернётся домой, позвонит дочери, узнает, как у неё дела, и ляжет спать. А завтра… Завтра придумает и просчитает план «военных» действий.
Каллен ещё не раз пожалеет о сегодняшней ночи. Он проводит её совсем не с той женщиной и скоро узнает об этом!

Треск, гул, звон чередовались, заполняя ставшую ватной голову. Что-то настойчиво пыталось просверлить левый висок. Боль накатывала волнами, отступая лишь на доли секунды. Слюна, высохшая на губах, наполняла рот солью.
Эдвард с трудом приоткрыл одно веко; сделать это сразу с обоими не хватило сил.
Взгляд упёрся в тёмные волосы, разметавшиеся по подушке. На осознание того, что пышная шевелюра принадлежит не ему, ушло несколько секунд. Он снова сомкнул веки и с невероятным усилием открыл уже оба глаза. Волосы не были миражом или видением. Женская голова, покрытая ими, покоилась на его предплечье чуть ниже и левее лица.
Он попробовал шевельнуться. Теплое мягкое тело, придавленное его ногой, также пошевелилось. Эдвард сжал пальцы руки, свободной от тяжести чужой плоти, и тут же услышал слабый стон. Ладонь сомкнулась вокруг небольшого полушария груди, пропустив между указательным и средним пальцами жёсткую горошину соска.
«Белла?!»
Но ноздри наполнял не её, а совершенно иной запах – цветочный, сладкий, нелюбимый им до рвотных позывов. До какой же степени нужно было напиться, чтобы не почувствовать этого аромата прежде?..
Он не мог вспомнить, как, когда, почему и зачем попал в комнату с бежевыми обоями. Кто уложил его в чужую постель. И кем была любовница, разделившая её с ним…
Боль, волосы, сосок, соль, голая женщина… Женщина?
Прострел в висок прошёл через враз напрягшиеся мышцы, отдавая покалыванием во всех конечностях. Каллен не смог сдержать стон. Всё-таки это произошло. Напряжение и длительное воздержание сделали своё дело. Тесное общение с рукой осточертело его самой непослушной части тела. Головка нашла удобный случай договориться с головой…
Он осторожно высвободил руку. Незнакомка, проведшая с ним ночь (а судя по измятым простыням, тяжёлому воздуху, пропитанному кисло-терпким запахом секса, – времяпрепровождение случайных любовников было бурным), пошевелилась и повернулась к нему.
Эдвард с шумом выдавил воздух сквозь стиснутые зубы. Одного взгляда на лицо брюнетки хватило, чтобы понять, почему он оказался с ней в одной спальне. Вечный поиск двойников Беллы... Но запах не тот. И носик не вздёрнут, и нет милых веснушек, и грудь на пару размеров меньше, и кожа не та...
Брезгливое желание поскорее покинуть ложе бесконтрольного сладострастия стало невыносимым.
Он думал о том, что произошло, в третьем лице, зная, что последует за попыткой удрать минут через двадцать.
Хриплый голос, объясняющий неприятную нотку в дыхании заядлой курильщицы, остановил его на пороге ванной комнаты.
– Милый, ты куда?
– В душ, – ответил Эдвард, не оборачиваясь. Новая попытка вспомнить имя любовницы не увенчалась успехом.
– Присоединиться к тебе? – Женский голос был полон соблазна.
Каллен, ненавидел член за реакцию, последовавшую за томным полушёпотом и шуршанием накрахмаленных простыней. Но сейчас он уже не был пьяным, мозг главенствовал над всем прочим.
– Нет, не нужно. Я опаздываю, у меня совершенно нет времени.
Агент одним шагом заскочил в сверкающее чистотой кафеля пространство, поскользнувшись на подозрительно жёлтом пятне разлитой по белому полу жидкости. Он с трудом удержался на ногах. «Моча или шампанское? Господи, не нужно дополнительных наказаний! Я и сам готов застрелиться...»
– Работа прежде всего? – этот вопрос прозвучал в закрытую дверь и ответа не требовал.
Эдвард брезгливо вытащил ногу из лужицы.
«Чёртова пьянка с её последствиями, чёртова работа, чёртов Майк, предложивший разом отметить все события. Чёртова Виктория – любительница выпить на брудершафт. Чёртов «Каллен-младший», протестующий против долгого воздержания и желающий отыметь всё, что шевелится…»
Ворчать и сетовать на всех и вся можно было до бесконечности, но толика правды в вопросе-утверждении голой незнакомки присутствовала. Именно с работой была связана вчерашняя вечеринка.
Разбирательство, открытое отделом внутреннего расследования, было закончено, что не могло не радовать. Месяц отстранения от оперативной работы – слишком малое наказание, да и этот срок подошёл к концу, а значит, долой отпуск, бумажную волокиту кабинетной работы. Он вернётся к своей команде через неделю.
Слушание большого жюри в Фениксе прошло так, как и предсказывал Лебовски. Обвинения с него и мисс Свон были полностью сняты. Встречный иск принят, но пришлось срочно вылететь в Вашингтон, чтобы выслушать выводы внутреннего расследования и встретиться с Вернером по его личной просьбе. Он и Лебовски прилетели одним рейсом; адвоката тоже ждали дела.
Каллен закрыл кабинку душа и лишь затем врубил воду на полную мощность, подставив ногу, а следом – всё тело под напор горячих струй.
Ожидания худшего оправдались: волна омерзения и неприятия накрыла агента с головой. Навыки, полученные за годы тренировок и тренингов, иногда давали сбой – и от этого было невыносимо гадко. Как всегда после незапланированных походов под юбки, мозг сверлили разные мысли. Неужели он никогда не научится контролировать то, что имеет в штанах? Находясь с Таней, он объяснял это памятью о Белле, а что происходило сейчас? Рука с жидким гелем растирала мускулистое тело, смывая следы бурной ночи, опускаясь всё ниже к поросшему растительностью треугольнику.
– Ну что, ты доволен? – Детородный орган, несправедливо обвинённый во всём произошедшем, обиженно дёрнулся. – Опять мне выпутываться из всего этого дерьма...
И под словом «дерьмо» подразумевалось вовсе не отшивание так похожей на Свон красотки, разомлевшей в постели. Эдвард начал припоминать события прошлого вечера; и в отрывках, поданных памятью, было мало чего утешительного…
Каллен долго стоял под струями уже холодной, почти ледяной воды, упершись лбом в пластик стенки кабинки. Мурашки покрыли кожу, тело пробивал лёгкий озноб, но голова понемногу светлела.
Так что же произошло с ним вчера? Виски, шампанское, вперемешку с поцелуями Вики в губы, снова виски, текила с лимоном и солью и снова виски. За окончание внутреннего расследования, за выздоровление, за снятие обвинения, за удачу, за… любовь. Вот за неё он пил особенно часто и усердно, и она поспешила найти его – брюнетка с длинными ногами, так похожая в полутёмном пространстве клуба на Беллу. Но вот имя агент никак не мог вспомнить.
«Саманта? Анетта? Бе… Белинда!» Господи, что почувствовал он тогда, услышав это имя… Почти что Белла, такая красивая, сексуальная, доступная, готовая на всё прямо здесь и сейчас. Не нужны никакие уговоры, принуждения, соблазнения и попытки доказать, что ты не тот, кем тебя представляют. Влажные, жаждущие поцелуев пухлые губы, зовущий взгляд, обещающий подарить наивысшее наслаждение…
«Каллен-младший» ожил и снова поднялся вверх. Эдвард направил на наглеца струю воды.
– Вот уж нет, больше этого ты не получишь!
Он вздрогнул, вспомнив не к месту взгляд серых глаз Лебовски, всматривающихся издалека в его лицо. В памяти всплыл пытающийся что-то сказать крупный рот адвоката, шевелящий губами в расплывчатой дымке сознания. Общей картинки лица не получалось, глаза и рот появлялись, меняя друг друга.
Лебовски! Он был там, он что-то пытался сказать, но что? Этого Эдвард вспомнить не мог.
Ренесми…
– Боже мой… – слова сами сорвались с губ. Жаркая волна сдавила виски, пронзив голову новой порцией боли.
Его девочка провела ночь одна! Одна в большой тёмной квартире, одна в чужом городе, забытая отцом, потерявшимся в пьяном угаре страсти.
Сделалось невыносимо стыдно, но борющееся с совестью сознание выдало на-гора спасительное имя: «Джейк!»
Эдвард вздохнул с облегчением, проглотив образовавшийся в горле ком. Давно он не был так счастлив при упоминании нескольких букв, ассоциирующихся в его памяти с беспримерной верностью. Наверное, с того дня, как оставленный в наследство пёс ушёл вслед за дедом, умерев от тоски через пару месяцев. Может быть, потому он так и противился встречам дочери с индейцем? Обида на собаку, так и не захотевшую признать в нём хозяина? Агент усмехнулся всплывшим воспоминаниям, если бы их сейчас мог слышать Джейкоб. Всё-таки преданность была заложена в этом имени свыше…
Мысль о том, что стажёр мог находиться ночью рядом с дочерью, пугала и успокаивала одновременно. Блэк проследит, чтобы с девочкой ничего не случилось. Он обещал, что не сделает этого… Этого? Того, чем всю ночь занимался её отец, забыв обо всех и всём? Волна гадливости к самому себе полностью заполнила душу, сделавшись настолько липкой и осязаемой, что не могла быть смытой ничем.
Эдвард буквально выскочил из ставшей внезапно тесной и скользкой ванной комнаты, обматывая белое махровое полотенце вокруг бёдер на ходу.
В спальне стало только хуже.
Жадный взгляд подружки на ночь пожирал загорелое мускулистое тело агента. Она, не произнеся ни слова, соскочила с кровати и голышом направилась навстречу любовнику, плавно покачивая округлыми бедрами, выставив вперёд небольшую упругую грудь, увенчанную крупными тёмными сосками. Комнату наполнил терпко горьковатый запах мускуса – аромат вожделения, острого желания готовой к соитию самки.
Каллен снова боролся с подступившей тошнотой.
Взгляд Белинды упёрся в рубец шрама.
– Что это?
– Бандитская пуля. – Он говорил спокойно, спрятав бушующие в груди эмоции за маской совершенного безразличия. Смешно винить в этой ситуации кого-то кроме себя.
Брюнетка рассмеялась, сделавшись невероятно похожей на Беллу.
– Ты мой храбрый воитель.
Она прижала ладони к покрытой каплями волосатой груди партнёра по ночному безумству. Волна дрожи прокатилась по телу агента, но каждый понял движение мышц по-своему.
– Вернёмся в постель?
Эдвард снял руки Белинды с груди. Приступ омерзения достиг апогея. Меньше всего он желал сейчас женских прикосновений. Холодная улыбка растянула рельефные губы.
– Я же сказал «у меня нет времени».
Каллен заметался по комнате, собирая раскиданную по полу одежду, едва встряхивая, одевал её, делая это по максимуму быстро.
– Ты уходишь прямо сейчас? – Голос девушки был полон удивления.
Агент из последних сил сдерживал рвущееся наружу раздражение.
– Ночью ты мне показалась более понятливой.
– Ночью мы хотели одного и того же. – Она метнулась к брошенной на кресло маленькой чёрной сумочке. – Ты мне позвонишь? – и протянула белый квадратик визитки с тиснёнными золотой краской цифрами.
Эдвард ответил, едва взглянув на протянутую руку:
– Обязательно! – и быстрым шагом направился к двери.
– Но ты даже не взял мою карточку! – Хрипловатый голос больше не соблазнял и не удивлялся, а был похож на шипение кошки.
Он обернулся на пороге комнаты. Карие глаза эрзаца* Беллы метали молнии. Каллен, холодно улыбаясь, ответил:
– У меня фотографическая память, – и тут же ретировался за дверь, сменив улыбку на горькую усмешку. Покидать разгорячённых женщин  начинало входить у него в привычку.
Он достал из пальто телефон. На табло появилась информация: тринадцать пропущенных вызовов. Лебовски, Белла, снова Лебовски, снова Белла, шесть от Ренесми и три от Блэка.
Решив оставить адвоката напоследок, Эдвард набрал номер дочери – и сделал ошибку. Самуэль мог о многом предупредить своего нового клиента…

*Эрзац или суррогат — неполноценный заменитель чего-либо.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/29-1603-1127220-16-1389004493
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: Svetla_ya (26.04.2015) | Автор: Галина 1963 E
Просмотров: 279 | Комментарии: 13 | Рейтинг: 4.7/11
Всего комментариев: 131 2 »
avatar
1
13
Спасибо за главу!
avatar
1
12
попандос, Эд. Не все то золото, что блестит! ты промахнулся с целью! bang    facepalm01    facepalm02 obmorok    piar03 sm408      smile152    taktak
avatar
11
Спасибо за продолжение! lovi06032
avatar
1
10
Спасибо большое за главу!  good lovi06032
avatar
1
9
Спасибо за продолжение! Оба хороши! Одна настолько зациклилась на прошлых обидах, что так и купается в прошлых страданиях, не смотря на уже открывшиеся пути в настоящем. Но ведь уже состоялась, как мать, женщина, специалист в своей профессии. А как с Лораном четко отношения проанализировала, реально красиво рассталась. А как до Каллена дело доходит, так все, ступор. Ну а Эдварду пьяному, все, голова не указ, только головка. И понимал, что не Белла - Белинда, а результат все равно на смятых простынях. Так что оправдания, типа, перепутал, как-то жалки. И ведь все у него никак у обычного мужика: перепил, не встал, заснул, нет, этот в любом состоянии в полной боевой готовности! Вобщем, сдается мне, что каждый из них ту неразбериху и неопределенность, что творится в их жизнях, по-своему, да заслужил!
avatar
1
8
Спасибо за главу!
Интересно, а почему Эдвард сделал ошибку, позвонив дочери?
avatar
2
7
Не дописала коммент - случайно нажала на "отправить"...И что самое странное, Каллен на 100% был уверен, что провел ночь с Бэллой...Повторилась история из далекой юности - когда он перепутал Бэллу с Таней...А это уже диагноз - сильное перепитие чревато плохими последствиями...Трусливый побег из спальни после ночи любви с неизвестно кем - Бэлла бы его точно пожалела... Я полагаю, что Каллен с его хитростью и изворотливость всем навешает" лапши на уши". Большое спасибо за продолжение этой бесподобной истории.
avatar
1
6
Да уж, начались душевные метания Бэллы - сколько раз он любовь предлагал, замуж звал, а она все отталкивала, считала себя не готовой...А теперь как жить с его изменой - если он действительно перепутал ее с другой, но  очень похожей женщиной...А она ведь хотела уже объясниться ему...И на сколько теперь времени снова отодвинулось это объяснение, теперь уже по вине Каллена... И Лоран сделал правильный и своевременный выбор...только для Бэллы не вовремя.Бэлле хватило здравомыслия не совершить очередную глупость..., а "завтра она просчитает план военных действий".
avatar
1
5
Спасибо за главу!
avatar
1
3
С каждой главой им  становится все сложнее... cray cray спасибо за продолжение!  lovi06032 lovi06032
1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]