Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Журавлик - гордая птица. Глава 3. Часть 2. "Журавлик - это про тебя..."

 

Мой нежный свет, тепло моей души,

Ты в жизнь мою ворвался так внезапно.

Сейчас любить и чувствовать спеши,

Не потеряв мгновенья безвозвратно!

Дари огонь, а я отдам себя

Всю без остатка, прочь гоня сомненья,

Так сильно, так отчаянно любя,

Под звук капели средь весны круженья!

 

     Бежали дни. Белла с Эдвардом встречались уже почти три  недели. Он часто звонил по вечерам, и, если у них не было возможности пойти на очередное свидание, они подолгу болтали по телефону. Все выходные пара проводила вместе, гуляя по городку, в котором уже вовсю хозяйничал апрель.

    Однажды вечером Эдвард пришёл, держа в руках небольшую коробку, которую вручил  девушке. Открыв упаковку, Белла с удивлением обнаружила там мобильный телефон и сим–карту.

- Я хочу всегда быть на связи с тобой, даже если ты не дома, - прокомментировал парень свой поступок.

Потом было много препирательств. Белла говорила о том, что она не примет такой дорогой подарок, что ей, в конце концов, неудобно и неловко. Но, увидев щенячьи глазки, которые Каллен очень правдоподобно состроил перед девушкой, она всё же согласилась. Немалую роль здесь сыграли и слова молодого человека о том, что она сможет позвонить ему в любой момент.  

«Быть всегда на связи, услышать его голос, это ведь замечательно», - подумала Белла про себя. Она оставила телефон у себя. Обняв Каллена, девушка прошептала тихо: - Спасибо.

    Всё это время Белла была счастлива, и только где–то очень глубоко в сознании крутилась мысль: «Он скоро уедет. И что тогда? Будет ли он помнить обо мне? Вернётся ли сюда ещё?»

     Но девушка гнала столь мрачные думы прочь, решив наслаждаться каждым днём выпавшего на её долю счастья. Каждая встреча, каждый его взгляд, каждый поцелуй отпечатывался в сознании, принося тепло в её душу.  И, несмотря на то, что она испытывала столь сильные чувства к мужчине впервые в жизни, Изабелле давно уже было понятно, как называется то, что она испытывала к Эдварду. В очередной раз смотря в эти прекрасные глаза, слушая этот глубокий, ласкающий бархатными нотками  голос, Белла  понимала, что любит. Любит глубоко, сильно, безоговорочно. И всё чаще ей казалось, что во взгляде Эдварда Каллена она видит те же самые эмоции и чувства, которые испытывает сама. Их поцелуи становились порой такими страстными, касания –  более смелыми. А огонь во взглядах обоих  в то время, когда они оставались вдвоём, часто говорил об их желаниях больше, чем могли бы сказать слова.

    У молодого человека установились очень хорошие отношения с Танечкой. Он звал её Татьяной Тимофеевной,  приветливо общаясь с женщиной. Часто, зайдя за девушкой, он оказывался за столом, где бабушка Изабеллы потчевала его пирожками собственного приготовления. А когда Эдвард искренне нахваливал её стряпню, только улыбалась и кивала.

     В один из дней парень познакомил девушку и с собственной бабушкой. Энни, как называл её Эдвард, была добродушной пожилой женщиной, выглядевшей немного моложе своего возраста. Увидев Изабеллу, она тепло обняла её, а потом сказала, что рада, наконец, познакомить с той, о которой столько слышала от своего внука. Анна Каллен оказалась открытым, общительным человеком. Глаза её излучали мягкий свет, мудрость  и доброту, а в характере было столько жизнелюбия и энергичности, что рядом с ней невозможности было долго оставаться в плохом настроении. И вообще, Энни очень сильно напоминала Белле собственную бабушку своим  оптимистичным отношением к жизни. С тех пор молодые люди, если вдруг погода под влиянием капризного и ветреного месяца – апреля вдруг начинала портиться, частенько проводили время за чашкой чая вместе с Энни в квартире, которую снимали Каллены на время пребывания в маленьком подмосковном городке. Это могло показаться скучным со стороны: парень и девушка в компании пожилой леди. Но так мог подумать тот, кто не был знаком с Энни Каллен.  Она была замечательной собеседницей, много знала, часто делилась интереснейшими историями из своей жизни. А ещё у бабушки Эдварда было отменное чувство юмора. Словом, скучно с ней не было никогда.

                                                        * * *

    Был ранний вечер пятницы. Пара проводила время, бродя по городу и  держась, как всегда, за руки.  Они не спеша шагали рядом и тихонько переговаривались обо всём на свете. Внезапно  вокруг стало сумрачно, как будто вот-вот на город должна была опуститься темнота. Одновременно подняв головы, молодые люди стали свидетелями того, как по небосводу ползла огромная свинцово–серая туча, закрыв уже половину неба над ними.

- Ой! Сейчас, кажется, дождь хлынет!  - прокомментировала происходящее девушка.

Эдвард задумался, принимая решение.

- До твоего дома далеко. Кафе поблизости я тоже ни одного не вижу,  - он пошёл быстрым шагом, потянув Беллу за собой. - Мы идём к нам.

     Но до дома Каллена они добежать не успели – сильный дождь застал их на половине пути. Поэтому, когда они входили в квартиру, вода с промокшей насквозь одежды текла в три ручья. В прихожей вокруг них сразу образовалась внушительных размеров лужа.

- Странно, - произнёс парень удивлённым тоном, - везде темно. Энни!

Никто не ответил. Включив свет, Эдвард обнаружил на зеркале записку от Эммета. Тот сообщал, что в посёлке недалеко от города обнаружились какие–то дальние их родственники. Поэтому, по настоянию бабушки, они незамедлительно выехали туда на машине Эммета, чтобы познакомиться с этими людьми. Эдвард хмыкнул, пробормотав: - Well, well… (ну – ну), потом повернулся к девушке,  нерешительно замершей у входной двери.

- Так, снимай мокрую одежду и под горячий душ! – спохватившись, выпалил   молодой человек.

Метнувшись к шкафу, Эдвард быстро выудил из стопки чистого белья свои футболку и шорты.

- Вот, - сказал он, протягивая одежду Белле, - знаю, они велики тебе, но, по крайней мере, эти вещи сухие.

 Изабелла смущённо посмотрела на Каллена, но одежду всё же взяла и отправилась в ванную.

     Тёплые струи воды согрели её окоченевшее от дождя тело. Выключив воду, она  вытерлась полотенцем, взятым с полки тут же, в ванной комнате. Потом натянула на себя шорты Эдварда, несколько раз подвернув их, чтобы не спадали. Надев футболку, девушка обнаружила, что та всего лишь на несколько сантиметров не доходит ей до колена. Мокрые джемпер и джинсы она повесила на полотенцесушитель, а нижнее бельё расположила под вещами. «Лучше так, - подумала она, покраснев до кончиков волос, - чем они будут болтаться на самом виду». Изабелла взглянула на себя в зеркало, оценивая своё отражение: широкие и длинные шорты болтались на её бёдрах, а футболка была так широка, что за плотной трикотажной тканью очертания небольшой груди девушки еле угадывались. И это успокаивало, потому как при мысли о том, что Каллен мог заметить отсутствие на своей гостье нижнего белья, Белле было слишком неловко.

Когда Изабелла вышла из ванной, Эдвард был на кухне. На столе стояла чашка дымящегося чая, который он приготовил для неё.

- Вот, выпей, пожалуйста. Так быстрей согреешься. Я – в душ, – проговорил парень на одном дыхании и перед тем, как уйти, окинул девушку внимательным взглядом.

- Тебе идёт, - сказал он, усмехнувшись.

- Ну, да, - ответила Белла с сарказмом, но потом всё-таки тоже улыбнулась.

- Иди уже, шутник, а то простудишься, - добавила девушка.

 

     Когда через полчаса пара сидела на кухне, пила чай и лакомилась печеньем, с утра приготовленным заботливой рукой Энни, ожил сотовый Эдварда. Звонил Эммет, с тоской в голосе сообщавший, что они остаются  в посёлке на ночь и появятся, скорее всего, завтра к вечеру.

- Ты бы видел это место, Эд, - тоном заговорщика шептал старший брат в трубку, перейдя на английский. - У них в доме всего две комнаты, а туалет вообще на улице. Это что получается, если мне вдруг ночью приспичит пи-пи, я должен бежать в такую даль,  потом найти в темноте эту грёбаную кабинку и постараться не промазать мимо отверстия?».

  Эдвард засмеялся.

- Эм, - придав голосу, наконец, серьёзности, сказал парень, - ради Энни можешь и потерпеть одну ночку. Что делает бабушка?

- О-о! Наша неутомимая старушка собралась в ба… в ба-ни-ю.

- В баню, - подсказал Каллен – младший.

- А, ну да, в баню. Это такой домик, где люди долго парятся, а потом со всей дури хлещут друг друга охапками берёзовых веток.

- Да понял я, Эммет. Баня чем–то похожа на сауну. Хотя различия, конечно, имеются. Ты скажи там Энни, чтобы была осторожней. Возраст всё-таки. Ни к чему ей лишние нагрузки на сердце.

- Ага, да. Вот сейчас она меня возьмёт и послушает. Знаешь же, какой у неё характер, – Эммет уже буквально скулил в трубку.

- И всё же, Эм...

- Да понял я. Ладно, прорвёмся. Всё, до завтра.

Нажав на сброс, парень пересказал Белле весь разговор, ещё раз пожаловавшись на непоседливость пожилой женщины. Девушка только улыбнулась и покачала головой.  В прихожей вдруг раздался звонок стационарного телефона. Молодой человек вышел ненадолго, чтобы взять трубку, оставив гостью одну.

    Тёплый душ и горячий чай сделали своё дело, и Изабелле вдруг сильно захотелось спать. Она положила голову на стол на скрещенные руки, намереваясь прикрыть глаза только на минуточку, пока отсутствует Эдвард, и… провалилась в глубокий сон.

                                                                                       * * *

     Белла проснулась от ощущения, что ей жарко. Первое, что она поняла -  лежит не в своей кровати.  А в чьей же тогда? Потом девушка вспомнила, как на минуточку опустила голову и закрыла глаза на кухне в квартире Эдварда.

 «Вот это да! Я уснула прямо за столом», - мелькнула мысль в голове девушки.

 Повернув голову, она увидела, что часы со светящимся в темноте табло на прикроватной тумбочке показывали 3:00.

«О, Боже, Танечка, наверное, с ума сходит от волнения!» – вскрикнула Изабелла.

 За дверью послышался шум, и в комнату влетел заспанный Эдвард.

- Белла! Всё в порядке? Ты кричала.

- Эдвард! Прости, но мне нужно срочно домой. Бабушка там места себе не находит.

- Домой?! Сейчас глубокая ночь. А Татьяне Тимофеевне я позвонил ещё вечером и объяснил, что ты уснула прямо за столом. Ещё я сказал, что твоя одежда мокрая, и будет лучше, если ты переночуешь у меня.

- И она так спокойно согласилась с тобой? – девушка удивлённо смотрела на молодого человека.

Тот, несколько раз пройдясь пятернёй по своим взлохмаченным после сна волосам, вздохнул, улыбнулся и произнёс:

- Видимо, она мне доверяет.

- Мне так неловко, что я уснула прямо за твоим кухонным столом. И тебе пришлось уступить мне свою кровать? Прости за это.

- Эй! Не надо извиняться. Ты так сладко спала, что будить тебя было бы величайшим преступлением. И по поводу кровати можешь не переживать – я прекрасно устроился в комнате Эммета.

Белла открыла рот, чтобы ответить, но тут за окном послышался грохот, и мелькнула вспышка света.

- Первая гроза в этом году, -  залепетала девушка не очень внятно, потому что её начало трясти.

- Ты боишься? - голос Каллена прозвучал мягко.

- Когда я была маленькой, мы с мамой попали в сухую грозу. Ну, знаешь, гром и молния есть, а дождя нет. Мы были на улице, и пока бежали до ближайшего магазинчика, чтобы укрыться, прошло минут десять. Мне хватило, чтобы запомнить это на всю жизнь.

Эдвард медленно приблизился к кровати, потом, откинув одеяло, лёг рядом с девушкой и крепко её обнял.

- Так лучше? – спросил он шёпотом.

- Да, так очень–очень хорошо, - так же тихо ответила Изабелла.

    Эдвард лежал на спине, обняв её одной рукой, а она, прижавшись щекой к его тёплой груди, слушала, как быстро и громко бьётся его сердце. Белла в первый раз имела возможность прикоснуться к обнажённому торсу Каллена и сейчас терялась в ощущениях от близости его гладкой кожи и от того, что чувствовала, как под этой кожей перекатываются тугие мускулы. Страх перед грозой отошёл на второй, а потом  уже  и на третий план. Осталась только мысль, что человек, которого она так сильно любит, сейчас здесь рядом с ней, обнимает её, крепко прижимая к себе.

- Милая, - парень назвал её так, как никогда раньше не смел, – я хочу кое-что сказать тебе.

Сердечко Изабеллы забилось очень быстро, буквально сотрясая её грудную клетку. Она подняла голову и посмотрела в глаза лежащего рядом парня. Он ласково провёл ладонью по волосам девушки, провёл пальцем по её губам.

- I love you. Я люблю тебя, Белла. Люблю так сильно.

Белла судорожно вздохнула, чувствуя, как глаза наполняются слезами, потом ответила: - Я тоже люблю тебя, Эдвард. Люблю с первой нашей встречи. Там, в подъезде, когда ты, впервые проводив меня до дома, шёл по ночной аллее, я смотрела тебе вслед и понимала, что влюбилась в парня, которого знаю всего несколько часов.

Каллен притянул к себе девушку и нежно поцеловал.

- Скажи, - спросил он, когда поцелуй закончился, -  а если бы я не признался первым, ты так бы и молчала о своих чувствах?

- Да, наверное. Всё–таки ты - парень. Девушкам, знаешь ли, часто бывает неловко  первыми начинать такой разговор, - смущённо протянула Белла.

 Эдвард тихонько рассмеялся.

- Crane, ты – просто сокровище!

- Crane? Журавль? Ты назвал меня журавлём?

- Журавликом, - ласково поправил девушку Эдвард. Ты же - Журавлёва. Если честно, я про себя часто тебя так называю. Тебе не нравится?

- Нет, нравится. Просто это необычно.

- Ты мне напоминаешь это чудесное создание: такая же прекрасная, скромная, но гордая. Журавлик – гордая птица. Это про тебя.

Каллен вдруг посмотрел на Изабеллу, и в глазах его в этот момент не было ни капли смеха. 

- Я люблю тебя, милая,– произнёс он. Голос его в этот момент был низкий и хриплый.

Они снова целовались, лёжа на кровати. Невинный  нежный поцелуй давно перерос в страстный и откровенный. Языки сплетались в сладком танце, губы скользили по губам. Вдруг Эдвард сделал резкое движение и оказался сверху. Белла, повинуясь невольному желанию, немного развела ноги в стороны, и парень  со стоном прижался к низу её живота. Девушка почувствовала, как возбуждение Эдварда упирается ей в пах, пробуждая в ней самой дрожь от внезапного желания ощутить Каллена внутри себя. В тот же момент парень замер  и поднял голову.

- Мы должны остановиться, -  хрипло прошептал он.

- Почему? – спросила девушка, тяжело дыша.

- Потом можешь пожалеть о необдуманном поступке. Скажи, у тебя уже кто- то был? – он так волновался, что его акцент вновь стал сильно заметен.

Изабелла отрицательно замотала головой.

- Я хочу, чтобы ты стал первым, Эдвард. Только ты. Я хочу тебя так сильно. Пожалуйста! Мне неловко умолять тебя об этом, но именно это я сейчас и делаю. Потому что люблю тебя безумно. Жизнь  непредсказуема, знаю. Но, чтобы не случилось с нами дальше, могу сказать точно одно – я никогда не пожалею об этой ночи.

- Белла! - со стоном произнёс  Каллен, прикоснувшись губами к её шее.

    Он долго ласкал её, и его нежные руки и язык вытворяли с телом Беллы то, от чего девушка, уже не стесняясь, громко стонала, прерывисто дышала и извивалась на простынях. Она не помнила, как оказалась без футболки и шорт, не понимала,  в какой момент успел раздеться Эдвард. Она помнила только его губы в ключичной ямке у шеи, губы на своей груди, на животе,  во впадинке на коже чуть выше предплечья. В этих ощущениях она сейчас растворялась полностью, всю себя отдавая ласкам парня.   Лёжа совершенно голой на кровати Эдварда и ощущая, как его пальцы добрались до самого заветного местечка, Белла вдруг вскрикнула и выгнулась дугой от внезапно нахлынувшей волны удовольствия.  Каллен снова поцеловал её.

 - Подожди, я сейчас, - тихо сказал он, намереваясь встать с кровати. – Нам  нужна защита.

Девушка поняла, что речь идёт о презервативе.

- Не нужна, - прошептала она. -  Я принимаю таблетки. Они нужны для... регулярности моего цикла.

Парень ничего не ответил и снова  лёг рядом с девушкой.  Он опять  принялся ласкать её, не оставляя без внимания ни одного участка шёлковой кожи Изабеллы. Минуту спустя она почувствовала, что он расположился рядом с её входом.

- Милая, - позвал Каллен, - посмотри на меня. Смотри мне в глаза сейчас. Я люблю тебя. Только тебя, малышка!

    Резкий толчок. Боли почти не было. Девушка смотрела на Эдварда, обнимая его за плечи, когда он начал двигаться в ней сначала медленно, потом быстрее. Белла чувствовала, что боль быстро ушла, превратившись в ласкающий огонь внизу живота. Было так хорошо чувствовать ЕГО, единственного и такого любимого в себе, чувствовать его толчки, слышать его стоны и  стонать от наслаждения самой. Ещё несколько минут...  И девушка взлетела, перестав на несколько мгновений ощущать своё тело. На этой высоте не было ничего, кроме неописуемого удовольствия и громкого мужского стона, когда за ней на эту же высоту последовал и Эдвард. А потом к его стону добавились и слова:

- Я люблю тебя!

 - Я люблю тебя! – эхом прозвучало и её откровение.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-2210-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: mumuka (05.04.2016) | Автор: mumuka
Просмотров: 79 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Таблетки- таблетками , а предохранятся нужно , всего три недели знакомы . Можно и в первый день , но обязательно с защитой . Спасибо за главу . good
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]