Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Все люди"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Журавлик - гордая птица. Глава 7. Часть 1. "Он не предаст и не осудит..."

 

Бросаешь гневные взгляды
И веришь в пустую ложь.
Прошу, не трудись, не надо:
Ты вряд ли меня поймёшь.

Где спрятал былую нежность?
Где вера в глазах твоих?
Лишь горькая неизбежность 
И холод мелькают в них.

Ты держишь, не отпускаешь 
Из плена жестоких фраз,
Упрёки в лицо бросаешь,
Как камни, за разом раз.

Прости, меня тот заждался,
О ком ты не должен знать,
Кто мне через боль достался,
Кто смог самым нужным стать.

      Сегодня с утра пораньше Изабелла находилась в своём любимом парке рядом с домом. Саша капризничал всю ночь, просыпаясь каждые два часа. То ли виной этому были детские колики, так часто встречающиеся у малышей его возраста, то ли мальчик просто чувствовал сложное эмоциональное состояние матери, и это беспокойство передавалось ему и мешало спокойно спать. Белла же, на протяжении всей ночи стойко боровшаяся с желанием закрыть глаза и забыться желанным сном хоть на несколько минут, под утро поняла, что всё–таки пересилила сама себя. И когда её сын уже уснул в посветлевшей от предрассветной дымки комнате, сама девушка бодрствовала, уставившись усталыми глазами в потолок.
       С приходом утра Изабелла чувствовала себя вымотанной из-за бессонной ночи. Поэтому она, чтобы не скиснуть окончательно, быстро собрала Сашу и отправилась на прогулку в парк. И сейчас, сидя на старой скамейке под огромным дубом, Белла тихонько покачивала коляску и наблюдала за мальчишками, которые строили снежную крепость неподалёку, шумно выясняя, какой высоты должно быть сооружаемая стена.
       Задумавшись, девушка не сразу поняла, что рядом с ней кто-то есть. А когда заметила и подняла голову, встретилась глазами с Эсме Каллен. Та просто стояла, переводя взгляд с Изабеллы на коляску, а потом обратно на девушку. В облике женщины скользила неуверенность. Видно было, что она не знает, как начать разговор. Белла прервала молчание первой.
- Здравствуйте, миссис Каллен, – начала она голосом, осипшим от волнения. – Как вы меня нашли?
- Здравствуй, Белла. О, это было не трудно, - несмело улыбнувшись, произнесла Эсми. - Твой адрес был в записной книжке моей свекрови. Я звонила в дверь вашей квартиры, но мне никто не открыл.
Белла кивнула. Дома действительно никого не было – бабушка ушла в стоматологическую поликлинику.
- Погода на улице хорошая, - продолжала миссис Каллен, - и я решила, что ты, должно быть, гуляешь с ребёнком где–то поблизости. Заглянула в парк рядом с вашим домом, и мне повезло – я увидела здесь тебя.
  Эсми говорила неторопливо, с трудом подбирая русские слова и стараясь грамматически верно выстроить фразы. Изабелла не торопила женщину,  хотя бы таким способом стремясь оттянуть неизбежный разговор, так пугающий девушку.
Мама Эдварда подошла поближе к коляске, в которой мирно посапывал Саша.
- Мальчик? – шёпотом спросила она, разглядывая детский комбинезон голубого цвета. 
  Девушка только молча кивнула.
- Белла, - Эсме тяжело вздохнула, - ты ведь понимаешь, о чём я хочу поговорить с тобой?
- Догадываюсь, – тихо произнесла девушка, опустив голову.
- Этот малыш приходится мне родным внуком, ведь так? – наконец, произнесла женщина вслух то, ради чего пришла сюда.
 Белла, выпрямившись и посмотрев Эсме прямо в глаза, ответила:
 - Вы ведь и сами поняли всё ещё тогда, в день оглашения завещания. Но я отвечу. Да, Саша - сын Эдварда. И, да, он - ваш внук. 
 Миссис Каллен тепло улыбнулась. Только вот улыбка у неё получилась слишком грустная и почти не затронула глаз – в них зелёной рекой разливалась боль, грозя вылиться за берега  подступившими слезами. 
 -  Саша. Какое красивое имя… Как получилось, что ты воспитываешь малыша одна, а мой сын совершенно не в курсе, кого оставил в России? – спросила Эсме с горечью, торопливо стирая слёзы, крупными капельками вовсю бежавшие по щекам. Солёные дорожки портили её безупречный вид, размывая старательно наложенный слой косметики, но, казалось, она не обращала на это никакого внимания – слишком тяжело давался женщине разговор.
      Вздохнув и приготовившись заново пережить всю боль и разочарование, выпавшие на её долю прошлой весной, Белла начала свой рассказ, не видя смысла утаивать что–либо от женщины, сидящей напротив. Когда девушка закончила, Эсме всё так же плакала, не в силах справиться с эмоциями. На её лице сейчас отражалась целая гамма чувств: шок, разочарование, горечь. Белле вдруг стало жаль  женщину.
- Послушайте, - тихо проговорила девушка, проникновенно заглядывая миссис Каллен в глаза, - я понимаю, что вы ощущаете, и я представляю, насколько велико сейчас ваше желание пойти к сыну и открыть ему правду. Но, поверьте, это совершенно ни к чему в данной ситуации.
- Но, Изабелла…
- Эсме, - прервала её Белла, не заметив, что назвала женщину по имени, забыв про «миссис Каллен», - скажите, ваш сын хотя бы раз упоминал меня?
 Эсме отрицательно покачала головой
- Хоть однажды он горел желанием вернуться в наш городок? Говорил ли Эдвард когда–нибудь, что намерен изменить свою жизнь? Вы молчите? А знаете, почему? Потому что вам нечего сказать. Наши жизни слишком разные – он дал мне это понять прежде, чем уехать, – Белла горько усмехнулась. 
Эсме же, стушевавшись под напором девушки, опустила глаза.
- Так скажите, стОит ли Эдварду знать о ребёнке? Как вы представляете себе нашу дальнейшую жизнь? - всё спрашивала и спрашивала девушка свою собеседницу. – Он будет чувствовать себя обязанным и поэтому, делая нам одолжение, будет показываться раз в год с дежурными подарками, бередя моему мальчику душу. А потом настанет момент, когда ваш сын не приедет совсем, потому что когда-нибудь у него будет собственная семья и, конечно же, тогда Эдварду уж точно станет не до навязанного ему сына. И что в этот момент я скажу своему ребёнку? Знаете, Эсме, пусть лучше у Саши не будет никакого отца, чем появляющийся, а потом испаряющийся призрак. И поэтому я прошу… нет, я  умоляю оставить всё, как есть, и не сообщать сыну ничего. Понимаю, что для вас это станет тяжёлой ношей - хранить такое в тайне. Ведь Эдвард – ваш родной сын. Но так будет лучше для всех, поверьте, потому что вы не сделаете доброго дела, если поставите Эдварда в известность. Вы бы стали навязывать собственного ребёнка тому, кто бросил вас? Вы бы как минимум были сильно разочарованы в нём, а как максимум вас бы разрывало от боли и обиды. Так почему же я должна сообщать о ребёнке человеку, который именно так со мной и поступил?!
  Эсме потрясённо молчала, не находя ответа на столь откровенные, но, тем не менее, довольно весомые доводы матери своего внука.
- Что ж, – наконец выдавила миссис Каллен, – наверное, ты права. Не скрою, это действительно будет нелегко – не ставить Эдварда в известность. Но я принимаю твой выбор, хотя бы потому, что испытываю к тебе безмерное уважение – ты оставила ребёнка, зная, как тяжело тебе будет растить его без отца. Ты – сильная девочка. Гордая и смелая. Можешь верить мне, я сделаю так, как ты просишь. Единственная моя просьба: пожалуйста, не пропадай. Я дам тебе адрес электронной почты и свой номер телефона. Обещаю, Эдвард ничего не узнает. Разреши мне быть хоть малой частью жизни Саши.
 Белла согласно кивнула, тихонько улыбнувшись.
- Эммет сказал то же самое, - прошептала девушка, ободряюще глядя на миссис Каллен.
- Эм? Он тоже знает? – пролепетала Эсме удивлённо.
- Ну, а как ему было не узнать, если мы встретились у Энни в день, когда я вызывала ей «скорую»?
- «Скорая» - это…
- Так в народе называют бригаду врачей, выезжающих на вызов к больному.
- Теперь понятно. Значит, мой старший сын был всё это время осведомлён о твоей ситуации и молчал?
- Да, так вышло. Не сердитесь на него. Это был мой выбор, и он пообещал, что отнесётся к нему с уважением, - произнесла Белла с грустью.
- Я поняла тебя, - успокаивающе прошептала Эсме, поглаживая девушку по плечу.
- В общем, Эммет застал меня там и, естественно, увидел мой большой живот. Он, как, впрочем, и вы, сразу догадался, кто отец малыша. И так же, как и в вашем случае, я взяла с него клятву, что он сохранит мою тайну.
- Понимаю и совершенно не виню его.  
       Они вынуждены были прервать разговор, потому что Саша начал ворочаться, просыпаясь. Изабелла встала и, слегка откинув защитный капюшон коляски, взглянула на сына. Тот уже не спал и лежал, энергично мутузя во рту соску. Этот означало, что пора кушать. Эсме, подойдя к коляске с противоположного от Беллы бортика, потянулась к малышу и ласково провела рукой по одеяльцу. Видимо, уже чувствуя голод, Саша начинал капризничать. Он выплюнул соску и, наморщил личико, намереваясь заплакать. Эсме подняла на Изабеллу нерешительный взгляд.
- Можно мне подержать его? – осторожно, словно опасаясь реакции девушки, спросила миссис Каллен.
- Конечно, это же ваш внук.
 Эсме благодарно кивнула, потом, откинув одеяло, осторожно взяла мальчика на руки. Она разглядывала Сашу с умилением, покачивая его. А тот внезапно передумал плакать. Перечитав во время беременности горы литературы, Белла знала, что долго удерживать взгляд на одном предмете дети учатся только к трём – четырём месяцам. Но сейчас девушка могла поклясться, что её сын, которому нет ещё и месяца, пытался подольше сфокусировать взгляд на лице Эсме.
- Ты – просто прелесть, родной. И, Господи помилуй, как же ты похож на своего…
 Изабелла метнула на женщину предупреждающий взгляд, и так резко осеклась, так и не успев закончить фразу.
- Ладно,  это сейчас неважно,  - примирительно пролепетала новоиспечённая бабушка, продолжая любоваться внуком.
       А Белла просто стояла рядом и, качая головой, смотрела на происходящее перед её глазами действо. Она видела женщину, стильно одетую, с идеально уложенными волосами. Красивым чертам её лица не вредил даже безнадёжно испорченный слезами макияж. А ещё у мамы Эдварда в глазах было столько нежности и доброты, когда она смотрела на Сашу, что девушка поняла: её сын сейчас находился в надёжных и любящих руках. У Эсме Каллен были все шансы стать замечательной бабушкой, пусть и обречённой видеться со своим внуком крайне редко. Белла ещё не решила, что скажет своему сыну, когда тот подрастёт, и как объяснит, кто такая Эсме, обойдя при этом тему отсутствия отца в жизни мальчика. Она что-нибудь придумает, обязательно найдёт такие слова, которые позволят Саше видеться с родным человеком, пусть даже  в его детской версии этот человек будет всего лишь старой знакомой его матери.
       На улице было прохладно, кожу пощипывал лёгкий морозец, поэтому Эсме, ещё несколько минут поворковав над мальчиком, уложила его обратно в коляску, заботливо укрыв детским пледом. Она проводила молодую маму до подъезда, после чего села в машину и уехала, напоследок послав Саше воздушный поцелуй.
                                                                                               * * *
       Несколько дней спустя Изабелла сидела в машине, которую Эммет арендовал на время пребывания в России. Для этого парню пришлось помотаться по московским автосалонам, потому что в родном городке Беллы такой услуги, как прокат автомобилей, просто не существовало. А машина Эму, как он выразился, снова неправильно употребив один из фразеологизмов русского языка: «Была нужна позарезу». Когда девушка попыталась его исправить, Эммет только махнул рукой, легкомысленно бросив: «Bella? Don,t be boring!» («Белла, не будь занудой!»)
       Молодые люди только что покинули владения Капелькина, где в присутствии нотариуса была проведена процедура передачи квартиры, завещанной Изабелле, в собственность Эммета Каллена. Утром на протяжении всего пути до нотариальной конторы Эм уговаривал девушку подумать и не совершать  поспешных действий, но, поняв, что одной из характерных черт характера Изабеллы Журавлёвой является упрямство,  наконец, просто махнул рукой и сдался.
       Теперь, когда все документы были оформлены, как положено, Белла засобиралась домой, попросив Эма подвезти её. Тот открыл рот, намереваясь что-то сказать, но его прервал звонок сотового  Изабеллы. Вытащив из кармана новенький аппарат, подаренный ей родителями совсем недавно, девушка увидела на дисплее знакомый номер.
- Женька! - закричала она в трубку радостно, приняв звонок.
 Эммет, пристально взглянув на Беллу, резко отвернулся и с равнодушным видом принялся копаться в бардачке.
- Ну, как вы там? Как мой будущий крестник? – бодро поинтересовалась Евгения.
- Да всё хорошо. Ты зайдёшь к нам? Давно ведь не виделись. 
- Сегодня собиралась, честно. Раньше никак не получалось, уж прости меня. Учёба, будь она неладна, отбирает всё свободное время.
- Ладно, прощаю, – шутливо ответила Белла.  – Жду тебя вечером.
- Договорились! –  коротко бросила подруга и отключилась.
- Вы общаетесь? - грустно спросил Эм, когда Изабелла повернулась в его сторону.
- Общаемся. И, больше тебе скажу, мы дружим. 
- Как она? – спросил парень, отводя глаза и разглядывая пейзаж за окном.
- Живёт, Эммет. Просто живёт и старается всем и вся показать, что с ней всё в порядке, – тихо ответила девушка, пытаясь поймать взгляд Эммета, однако потерпела неудачу – тот смотрел куда угодно, но только не на неё.
- Ясно, - просто сказал парень, а потом замолчал, играя с замком бардачка.
- Слушай, - встрепенулся вдруг он, резко меняя тему разговора,  - у нас остались детские вещи. Наверное, их Энни купила для Саши уже давно. Может, заберёшь?
  После слов Эммета Изабелла тоже вспомнила, что так и не забрала детские обновки – всё так закрутилось после тех трагических событий, что это просто вылетело у неё из головы. Но их купила Анна, с любовью и заботой выбирая одежду для её сына! Поэтому…
- Я бы забрала, Эммет, но встречаться с Эдвардом мне совершенно не хочется, – виновато прошептала Изабелла
- А его нет, – горько усмехнулся парень. - Мой брат уже второй день сам себе устраивает экскурсию по местным барам и прочим забегаловкам.
- Он, что, пьёт? – ужаснулась девушка.
- Есть немного…
- Он же попадёт в неприятности! Народ у нас разный, сам знаешь! – воскликнула Белла с беспокойством.
- Да ты не переживай так, Белз, - начал успокаивать её Эммет, назвав девушку на иностранный манер. – Завтра родители вернутся, и отец найдёт, как привести его в чувство. Знаешь, это было даже забавным – увидеть своего брата в не совсем трезвом виде первый раз в жизни.
- Ваши родители уехали? – снова переспросила Белла.
- Да. Отец решил навестить тех дальних родственников, к которым мы с Энни как–то ездили, – Эм усмехнулся. – Представляю лицо Карлайла, когда ему тоже вздумается посетить баню.
- Ты знаешь, что Эсме была у меня?
- Как?! – Эммет аж подскочил на сиденье.
- Да вот так! – передразнила парня Изабелла. – Она обо всём догадалась ещё в день оглашения завещания. Заметила, что моя одежда намокла от прибывшего молока, а потом увидела, как я кидала взгляды в сторону Эдварда, опасаясь, что твоему брату придёт в голову обратить на меня внимание именно в это время. Ну и…
- Я всегда знал, что моя мама – умная женщина! – с гордостью воскликнул Эм, вскинув вверх огромный кулак.
- Скорее – мудрая. Так вот, она нашла меня, мы поговорили. Я убедила её молчать. Правда, убеждать пришлось долго, но, в конце концов, она со мной согласилась. Расстались мы на вполне тёплой ноте, договорившись переписываться. Я пообещала делиться фотографиями Саши, взамен взяв обещание, что эти фото никогда не попадутся на глаза… Сам знаешь, кому. Но ваш отец не в курсе. Так что ты осторожней там, пожалуйста, со словами.
- Белла, за кого ты меня принимаешь? Я всё понял, – Эммет стушевался,  обиженно засопел, но потом всё–таки снова начал улыбаться.
- Ну, так мы едем за одеждой моего племянника?
- Ладно, - сдалась Изабелла. - Но недолго – маму надо отпустить. Она у нас сегодня в няньках. 
- О,кей, – радостно пробасил Эм, заводя мотор и выезжая со стоянки на шоссе.
                                                                                      * * *
      Когда молодые люди оказались в бывшей квартире Энни, парень достал с одной из полок своего шкафа одежду для Саши, упакованную в большой пластиковый пакет. Белла также забрала несколько своих личных вещей, оставленных ею здесь в то время, когда она часто гостила у Анны Каллен. Отказавшись от предложенного Эмом чая, девушка вышла в прихожую, чтобы снова накинуть куртку и отправиться домой. Эммет вышел за ней следом, сжимая в руках какую–то бумажку и связку ключей.
- Белз, - начал он, - ты ведь знаешь, что мы скоро уезжаем?  Квартира будет пустовать. Могу я попросить тебя приглядывать за ней в моё отсутствие?
- Конечно, мне не тяжело делать это, – улыбаясь, ответила Изабелла.
- Тогда держи ключи, сестрёнка! – Эммет протянул девушке связку.
- Сестрёнка? – переспросила Изабелла, покраснев от смущения.
- Ну а кто же, Белла? Ты была рядом с моей бабушкой, когда ей было одиноко, когда было плохо. Ты – мама моего очаровательного племянника. Ты  - замечательный, добрый, скромный человечек. Я буду счастлив, если у меня будет такая сестра, как ты.
 Белла смущённо пожала плечами.
- Ну, вообще-то, мне тоже всегда хотелось иметь старшего брата. Так что  замётано, здоровяк! 
       Эм  улыбнулся и радостно подпрыгнул на месте, не в силах сдержать эмоций. Правда, тут же остановился, испуганно покосившись на   заходившую ходуном мебель в прихожей и на люстру, которая начала слегка раскачиваться от тряски. Белла весело расхохоталась, представив, какой урон квартире может нанести эта двухметровая гора мускулов, если начнет бурно радоваться жизни.
 - У меня есть ещё одна просьба, – продолжил Эммет. - В промежутках между нашими приездами за могилой будут ухаживать Сукачёвы. Ты помнишь, родня бабушки, которую она часто навещала.
- Сукачёвы? Те, что живут в посёлке недалеко от города? Муж с женой, в доме которых ты устроил ночной переполох, растянувшись около порога, когда решил выйти на поиски удобств, расположенных на улице, – вспомнила Белла, хитро улыбаясь.
- Ага, они, – смущённо протянул Эммет. – Отец договорился, что они будут бывать у Энни иногда, чтобы содержать в порядке участок, где она захоронена.  Родители даже  оставили им какую–то сумму. Знаешь, они,  вроде, люди небогатые. Поэтому деньги пригодятся. Ну, там, ограду покрасить, щебень привезти для дорожек, и всё такое…
- Понятно. Я могу помочь чем-то ещё? – с сочувствием спросила девушка.
- Видишь ли, я решил оставить тебе их адрес. Это так, на всякий случай. Мало ли что случится… Ольга, троюродная племянница Анны, - женщина хорошая. Она поможет, это точно. А вот её муж, Степан… Какой-то он скользкий, что ли. Даже не знаю, как ещё его назвать. Да и выпить он любит. Так что, если вдруг что-то пойдёт не так, навести их и мне не забудь сообщить.
- Договорились! – поклялась девушка, убирая бумажку с адресом в карман. – Не переживай, братик, я сделаю, как ты просишь. Всё будет хорошо.
- Спасибо тебе! – шёпотом произнёс парень и крепко по–дружески обнял девушку.
- Оу, какая сцена! - раздался вдруг сзади знакомый до боли голос. – Что, crane, решила бросить своего женишка и переключиться на моего брата?
       Белла с Эмметом отпрянули друг от друга. Эм поднял глаза на Эдварда, стоящего в проёме входной двери и послал тому сердитый предупреждающий взгляд. Изабелла же стояла ни жива ни мертва, не находя в себе силы повернуться к бывшему парню лицом. Она была так напугана его внезапным появлением, что сначала даже не обратила внимания на фразу про какого-то там «женишка». Зато от её внимания не ускользнул грубый тон Каллена–младшего, так не свойственный ему. Эммет с тревогой смотрел на девушку перед ним. И то, что он видел сейчас в её глазах, наполнило сердце парня ужасом и жалостью. Паника, боль, обида и дикий страх – вот те эмоции, которые в этот момент отражались на лице Беллы. Она прикрыла на мгновение глаза, пытаясь взять себя в руки. И это, по всей видимости, ей удалось, потому что, когда её ресницы дрогнули, взлетая вверх, взгляд девушки выражал только холод и равнодушие.
- Эдвард, - спокойно произнесла Белла, повернувшись к виновнику её душевной боли, - есть такое слово: «друзья». И друзья, знаешь ли,  тоже иногда обнимаются, желая выразить поддержку и уважение. И причём тут «женишок», мне совсем не понятно. 
      На последних словах Изабелла гордо вскинула голову и посмотрела прямо на Каллена–младшего, желая испепелить того глазами. В этот момент Эдвард как-то рвано вздохнул и тоже уставился на девушку так, словно не в силах был оторваться. Они оба тонули  друг в друге, и никто не хотел первым разрушать то немыслимое притяжение, которое возникло в этот момент между ними. Белла  невольно отметила про себя, что Эдвард немного изменился внешне: волосы стали короче, но оставались такими же непокорными. Лицо осунулось и слегка похудело. Под глазами, если приглядеться, можно было заметить небольшие тёмные круги. Но, самое главное, изменилось выражение глаз.  Вместо спокойствия и умиротворённости, которые раньше излучал взгляд парня, там,  в знакомой зелени, мелькал холод.  И лишь изредка, на несколько секунд, где–то очень глубоко появлялась  и тут же исчезала боль. Видимо, происходило это в те моменты, когда Каллену не хватало сил полностью контролировать свои эмоции.
   Где то за спиной девушки хлопнула межкомнатная дверь – Эммет удалился, дав им возможность поговорить наедине.
      Притяжение взглядов длилось всего пару минут, а потом Каллен тряхнул головой, скидывая остатки наваждения, и шагнул вперёд, приближаясь к девушке и сжимая её запястье. От него шёл сильный запах спиртного, и Белла невольно сморщила носик, отвернувшись.
- Причём тут женишок, говоришь? – выдал он злым тоном, в котором от волнения слышался сильный акцент. - Думала, что я ничего не узнаю? Что так и буду, как бестолковый щенок, верить каждому слову? За что ты так со мной, Белла? Я же…
- Хватит! - резко прервала его девушка. - Ты не имеешь права говорить со мной в таком тоне! И, будь добр, отпусти мою руку. Ещё чуть–чуть, и останутся синяки.
  Эдвард резко отпрянул, прижавшись спиной к шкафу в прихожей, и закрыл лицо руками, слегка покачиваясь из стороны в сторону то ли от усталости, то ли от того, что перебрал с алкоголем.
- Прости, - вдруг прошептал он приглушённо, запуская обе ладони в свою шевелюру и взъерошивая волосы с потерянным выражением на бледном лице. Теперь его взгляд был, как у загнанной в угол собаки. 
- Прости меня. Я не должен был так себя вести. Да и, действительно, кто я такой, чтобы лезть в твою жизнь? Особенно после того, как сам отказался…
- После того, как сам отказался от меня? От нас? Это ты хотел сказать? Ну, так я поддержу тебя в этом. Ты действительно утратил возможность задавать  вопросы с тех пор, как выбросил меня из своей жизни, не посчитав необходимым поговорить со мной лично и оставив жалкое письмецо! Ты просто сбежал, Эдвард, сообщив мне напоследок, что мы слишком разные. И вот здесь ты оказался прав – мы, правда, разные. Но не потому, что живём в разных странах, – Белла резко остановилась, переводя дыхание.
- Ты всё твердишь о том, что я не была честна с тобой. Хочешь так думать?  Пожалуйста, это - твоё дело! Знаешь, кого ты сейчас мне напоминаешь, Каллен? Старую  сплетницу, от скуки собирающую слухи по всей округе, – с вызовом произнесла Изабелла. – Только теперь это уже неважно…
- Неважно?
- Нет, Эдвард. Что было, то прошло, сейчас всё по-другому. Так что можешь больше не чувствовать себя виноватым и наслаждаться жизнью на полную катушку.
- Белла, нет, ты не так всё поняла. Я не…
- Извини, Эдвард, но у меня нет времени. Меня ждут.
- Кто? – быстро спросил парень. – У тебя есть кто-то? А раньше?
- Раньше – не было, ты был первым и единственным. А теперь – да, есть.
- Ты любишь его? – прошептал Эдвард, отводя глаза.
- А ты, Каллен, никак ревнуешь? – саркастически усмехнулась Белла.
Эдвард промолчал, только скрипнул зубами, потом снова спросил:
- Ты любишь его?
- О, да! Даже не представляешь себе, как. Он – самый дорогой, самый близкий человек для меня.
- И ты планируешь остаться с ним, – еле слышно пробубнил Каллен, словно констатировал факт.
- Да, он теперь навсегда со мной,  – улыбнулась девушка, вспоминая о сыне. -  И знаешь, в чём разница между вами? Я уверена, что он будет любить меня всегда. Он никогда не предаст и не осудит. Для него я – самая лучшая на свете. 
 «Мама, лучшая на свете мама», - добавила Белла уже про себя.   Что бы ни думал Каллен, задавая все эти вопросы, она имела в виду только сына.  Но ставить  об этом в известность своего бывшего парня, естественно, не собиралась. 
Белла в последний раз посмотрела на Эдварда, вздохнула и, собрав последние силы, произнесла на выдохе: 
- Прощай!
 Эдвард  открыл рот, будто хотел что-то сказать, но так и не произнёс ни слова. Он стоял, ссутулившись и уставившись потерянным взглядом в одну точку. 
- Эммет! – крикнула девушка.
Брат Эдварда выглянул из комнаты и расстроенно покачал головой, мгновенно оценив ситуацию и поняв, что эти двое опять не пришли к согласию.
- Подвезёшь меня? - спросила Изабелла голосом, хриплым от непролитых слёз. Она твердила про себя, как заклинание: «Только не плакать. Только не здесь, не при нём. Не плакать. Не смей реветь, Журавлёва!»
- Конечно, – быстро сориентировался Эм. - Только куртку накину.
Белла кивнула и, схватив пакет с вещами, понеслась к лифту. Эммет вышел следом за ней, успев в качестве моральной поддержки сочувствующе хлопнуть по плечу брата, застывшего каменной статуей  в прихожей. 
       Эдвард остался один. Громкий стук  входной двери вывел его из ступора. Он сгорбился, словно немощный старик, и застонал, снова запустив руки в волосы. Каллен снова  упустил девушку, которая, исчезнув из его жизни, оставила только пустоту и чувство огромной потери.



Источник: http://robsten.ru/forum/67-2210-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Все люди" | Добавил: mumuka (09.04.2016) | Автор: mumuka
Просмотров: 82 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Спасибо , за классное стихотворение , только оно не очень -то и подходит , потому что это Белла , как ёжик . good
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]