Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


КОГДА СТОИТ ПРИЗНАВАТЬ СВОИ ОШИБКИ

Жанр: Drama, Angst, Romance

Пейринг: Эдвард/Белла, Эммет/Розали

Рейтинг: R (есть немного нецензурной лексики)

Музыкальная композиция: Серёга и Дети Капитана Гранта – Я лишь немного посижу под твоим балконом, а также Людвиг ван Бетховен – К Элизе

Саммари: Занесенный снегом обветшалый домик… Девушка, играющая на фортепьяно… Случайно сползшая шаль… И Эдвард понял, почему сломал ей жизнь. Сможет ли его раскаяние хоть что-нибудь исправить?

 

 

КОГДА СТОИТ ПРИЗНАВАТЬ СВОИ ОШИБКИ

 

Эдвард медленно шел по заснеженной дороге. Только что выпавший снег сверкал в свете уличных фонарей, заставляя отвлекаться на причудливые золотистые блики. Ветер был легким, но морозным, обжигая лицо. Поморщившись от очередного вихря, Эдвард плотнее запахнул свою кожаную куртку.

Снег продолжал поскрипывать под тяжелыми подошвами ботинок, однако мужчина обращал на него мало внимания. Им всецело завладели звуки, доносящиеся из домов, мимо которых проходил Эдвард. Они все были разными, но чаще всего слышался детский смех и топот маленьких ножек. А еще – перезвон колокольчиков и поздравления. Ведь сегодня был канун Рождества.

Рождество… Какая ирония… Эдвард горько усмехнулся. Для него этот теплый семейный праздник стал днем, который когда-то ознаменовал начало конца. Если бы он только знал, чем обернется этот день в прошлом году, он бы сделал все по-другому. Не позабыл про нее, увлекшись восхождением по карьерной лестнице. Не стал бы слушать свою секретаршу, утверждавшую, что она позвонила, чтобы порвать с ним. Если бы не его небрежность, он бы присмотрелся к симпатичной блондинке и разгадал ее намерения до того, как она успела бы причинить вред. «Если бы, если бы… – мысленно поддразнил себя Эдвард. – Все задним умом крепки, тем более я… я еще больший болван, чем думают окружающие».

От размышлений его отвлек новый звук, не похожий на рождественские песни или гомон детей, наряжающих елки. Эдвард замер у очередных ворот, прислушиваясь и одновременно осматривая домик. В нем явно не делали ремонт уже очень давно – даже в надвигающихся сумерках было видно, насколько сильно облупилась краска на стенах. Даже на расстоянии трех футов было видно, что деревянные подоконники потрескались, а многочисленные щели были забиты пожелтевшей ватой.

Эдвард наконец отвлекся от этого зрелища и прислушался. Сердце ухнуло к ногам, когда он узнал песню, доносящуюся из дома. Чарующие звуки пьесы «К Элизе» лились из комнаты в доме прямо на улицу, окутывая мужчину подобно нежному покрывалу. В его груди разлилось тепло, которое Эдвард чувствовал, лишь приближаясь к ней. Вздохнув, он открыл калитку. Она была не заперта – замок висел на крючке рядом, всем своим видом показывая, что в этом доме грабителям поживиться нечем.

Эдвард осторожно ступал по узкой тропинке, стараясь не шуметь и не прервать мелодию, доносящуюся из дома. К счастью, она была хорошо протоптана, поэтому снег словно смилостивился и перестал скрипеть под ногами. Но мужчине казалось, будто его может выдать любой, даже малейший шорох. Наконец он медленно подошел к двери. Поднял руку… но кулак замер в воздухе. Как он осмелился вообще появиться здесь после того, что случилось? Если бы не ее брат, то вряд ли бы Эдвард вообще узнал о том, что на самом деле произошло год назад. А сейчас… зачем он вообще сюда пришел? Чтобы увидеть, как она счастлива с другим?

Сознание подбрасывало все больше таких вопросов, заставляя сердце Эдварда съеживаться от боли. Он помнил, как пытался связаться с ней, но слышал лишь длинные гудки. Пытался отправлять письма… но ответов не получал. И все из-за незаметной секретарши, о действиях которой он узнал лишь год спустя. «Господи, каким же я был глупцом», – мысленно простонал Эдвард, опуская сжатую в кулак руку. Он аккуратно сошел с крыльца, направляясь к окну, из которого музыка была слышна отчетливей всего.

Посмотрев сквозь стекло, Эдвард увидел небольшую комнату, в которой у дальней стены стояло фортепьяно. У инструмента сидела девушка с каштановыми волосами, рассыпавшимися по плечам. Мужчина замер, пытаясь заново запомнить утонченные черты лица. Длинные тонкие пальцы девушки бегали по клавишам, однако она даже не смотрела на них. Более того, ее глаза были закрыты, из-за чего Эдвард не мог взглянуть в такие любимые им шоколадные омута. На плечи девушки была накинута большая шаль, краями достававшая до пола и скрывавшая ее фигуру.

Эдвард продолжал стоять неподвижно, вслушиваясь в звуки, доносящиеся из окна. Девушка продолжала играть, все так же не поднимая головы. Он готов был застыть в такой позе навсегда, если бы это означало продление такого чарующего момента. Но ничто не вечно – наконец прозвучали последние аккорды мелодии. Девушка наконец оторвала руки от клавиш и опустила крышку фортепьяно. Шаль начала сползать, и она резко дернула ее на себя, поднимая края с пола. Эдвард замер и непроизвольно ахнул, когда увидел, на чем, а точнее, в чем она сидела.

Руки девушки легли на колеса старенькой инвалидной коляски, и она энергично начала разворачивать ее к выходу из комнаты. Правая ладонь поднялась к выключателю у стены, и комната тут же погрузилась во мрак.

В коридоре зажегся свет, но Эдвард этого уже не увидел. На подгибающихся ногах он вернулся к крыльцу и из последних сил плюхнулся на заледеневшие деревянные ступеньки. «Вот о чем мне хотел сказать Эммет! – думал он, мысли сплошным роем лихорадочно копошились в его голове. Выбрать среди них хоть одну связную было необычайно трудно. – Действительно, я не только разбил ей сердце, но и разрушил всю ее жизнь. Какой же я дурак!».

Эдвард бессильно застонал и запустил пальцы в свои волосы. Вторая рука, подрагивая, потянулась к карману куртки. Сигарета была способом расслабиться, но сейчас мужчина чувствовал, что ее будет недостаточно. Чиркнула зажигалка, и в темноте зажегся маленький огонек. Зажав сигарету губами, Эдвард погрузился в размышления. Он хотел попросить прощения за все, но понимал, что простое появление на пороге и простые слова будут достойны лишь пощечины и нелестных слов в свой адрес. Конечно, Белла никогда не ругалась, но что помешает ей начать?..

Вихрь ледяного ветра заставил Эдварда схватиться за края расстегнутой куртки и плотнее запахнуть ее. Но внезапно пальцы наткнулись на что-то шероховатое, похожее на бумагу. «Письмо!», – внезапно осенило его. Эдвард быстро вытащил сложенный вчетверо лист бумаги, неизвестно каким образом завалявшийся во внутреннем отделе его куртки. Похлопав себя по карманам джинсов, он нащупал ручку. «Вот уж чего-чего, а ручек у меня всегда предостаточно», – мысленно усмехнулся он. Кто бы мог подумать, что одна из них послужит не только для раздачи автографов… Эдвард тряхнул головой, прогоняя ненужные мысли. Ручка заскользила по бумаге, выводя слова и периодически зачеркивая их. Туча мыслей в голове не давала мужчине сосредоточиться, но он упорно продолжал писать, по нескольку раз перечитывая каждую фразу.

Дорогая Белла… фак, я даже письма не умею начинать правильно… В общем, привет, Белла. Наверное, ты сама знаешь, кто это. Надеюсь, ты все же получишь мое письмо. Это не первая попытка отправить тебе хоть какое-то сообщение, но предыдущие были неудачными… В общем, лучше я расскажу все по порядку.

Белла, я пришел к тебе сегодня вечером, чтобы попросить прощения. Но не смог даже постучать в твою дверь, понимая, что ты просто сразу вышвырнешь меня за порог и обругаешь последними словами и будешь права. Поэтому сейчас сижу на твоем крыльце и пытаюсь начеркать хоть пару срок.

Белла, пожалуйста, прости меня за всю ту боль, которую я причинил тебе своим желанием стать знаменитостью. Знаю, звучит жалко… но прости меня, если сможешь. Я, как наивный осел, верил сказкам Тани на протяжении года – она сказала, что ты попросила передать, что порываешь со мной, и я просто отмахнулся от этого. Мою голову занимала подготовка к предстоящим гастролям.

А потом… потом, спустя год, в мою квартиру влетел твой брат, вышвырнул Таню вон и рассказал все, что произошло на самом деле. Эммет упомянул, что я разрушил твою жизнь, но я не обратил на это внимания. Только сейчас, через окно наблюдая за тобой, сидящей у фортепьяно в инвалидном кресле, я понял, что он имел в виду. Я осознал, каким же был гребанным ублюдком эгоистичным мудаком.

Полагаю, ты счастлива с человеком, который тебя действительно заслуживает. Я долго ждал твоего звонка, не зная, что произошло на самом деле. Но я чертов трус – не могу ни позвонить, ни предстать перед твоими глазами. Все еще помню твой номер так, словно записал его только что. Белла, я понимаю, что недостоин тебя… но если тебе нужна хоть какая-нибудь помощь или если тебе все еще нужен я, позвони мне. Я буду ждать твоего звонка и надеяться на то, что услышу твой прекрасный голос.

Я люблю тебя. И никогда не переставал любить. Прости, что говорю это в письме и настолько поздно.

Эдвард.

Мужчина поставил подпись и точку, а затем сложил лист вчетверо и написал сверху «Белле». Повернув голову, он посмотрел на окно гостиной. Свет в комнате с фортепьяно по-прежнему не горел – видимо, Белла отправилась спать. Эдвард перевел глаза на ночное небо, наблюдая за мириадами звезд, словно подмигивающих ему с высоты. Вдруг одна сорвалась и из ниоткуда полетела в никуда – только мелькнул тонкий длинный след.

«Пусть Белла меня простит», – непроизвольно высказал он свое самое заветное желание. Эдвард не верил в приметы и гадания, но сейчас он был готов на все, чтобы оно осуществилось.

Поднявшись со ступенек крыльца, мужчина отряхнул заднюю часть своих джинсов и застегнул куртку. Он положил сложенную бумагу под дверь. Внезапно в кармане завибрировал телефон, и Эдвард вытащил его. На дисплее высветилось «Джеймс» – имя его нового личного помощника, пришедшего на замену Тане. Дойдя до калитки и закрыв ее с другой стороны, Эдвард взял трубку. Он направился к дому своих родителей, отвечая на вопросы Джеймса и задавая свои. Намечались очередные гастроли и концерты во всех уголках страны, поэтому нужно было согласовать расписания и костюмы. Но в голове Эдварда теперь был только один образ – девушка с каштановыми волосами, сидящая у фортепьяно в инвалидном кресле.

*** *** ***

Невысокая девушка почти вприпрыжку бежала по улице, ее каштановые волосы развевались в воздухе от быстрых движений. Белое платье в цветочек подчеркивало все ее изгибы, а подол достигал колен, отчего оно казалось невесомым шлейфом. Улыбка девушки была такой яркой, что все прохожие невольно оборачивались и улыбались в ответ. На душе девушка ощущала невероятную легкость, даже сумка с учебниками не была помехой ее радости. Она вытащила из нее телефон и набрала номер, который помнила так отчетливо, будто записала только что.

Раздалось несколько гудков, после чего трубку подняли.

 – Эдвард, я… – радостным голосом начала девушка.

 – Мистер Каллен сейчас отсутствует в офисе, – вместо бархатного баритона раздался в трубке холодный женский голос. – Он попросил, чтобы никто его не беспокоил, так как находится на важной конференции. Вам ясно, мисс Свон?

 – Э-э-э… да, конечно, – промямлила девушка.

Хорошего настроения поубавилось. «Опять эта стерва Таня», – недовольно подумала девушка. – «И почему она вечно смотрит на меня волком? Ведь я ничего ей не сделала!».

Но мрачные мысли тут же улетучились, когда она вспомнила причину своей радости. Спустя пару секунд она уже набирала номер своего отца.

 – Папа, я сдала все экзамены!!! – завизжала она в трубку, едва услышав «алло».

Сценка внезапно сменилась.

Тот же день. Стемнело, уже приближается ночь, и девушка не спеша идет к себе домой. Она и не заметила, как пробыла в кабинете у отца практически полдня – до тех пор, пока сумерки не напомнили о том, что пора бы уже посмотреть на часы. Дорогу девушка знала прекрасно, поэтому отец – начальник полиции Свон – отпустил ее с легкостью.

 – Ну где же он?.. – сердито пробормотала девушка, роясь в своей сумке. Наконец из ее недр был извлечен мобильный телефон. В этот раз девушка решила звонить не в офис Эдварда, а прямо к нему домой – наверняка он уже вернулся с конференции и готовится ко сну.

 – Слушаю, мисс Свон, – к ее ужасу, в трубке раздался все тот же холодный голос его личного помощника Тани Денали.

 – А г-где Эд-двард? – заикаясь, промолвила девушка.

 – А-а, мы с Эдвардом готовимся проводить ночь вместе, – лениво протянула Таня. Послышался шорох простыней. – Кстати, он просил передать, чтобы ты забыла этот номер и больше не звонила ни в офис, ни ему лично. Эдвард больше не желает тебя видеть.

 – Что? – потрясенно выдохнула девушка, остановившись.

 – Что слышала, – усмехнулась Таня. – Такая замухрышка, как ты, не нужна такому мужчине, как Эдвард.

Белла, все так же застыв, не могла поверить в услышанное. В голове билась только одна фраза: «Эдвард больше не желает тебя видеть». Не… желает… видеть…

 – Дай ему трубку, – настойчиво потребовала девушка.

 – Он попросил меня поговорить с тобой, – хмыкнула Таня. – Сейчас Эдвард в душе, а я жду его в нашей кровати. Тебе между нами делать нечего.

 – Почему?.. – Белла не озвучила вопрос целиком, но Таня и так его поняла, потому что ехидно продолжила:

 – Почему он бросил тебя? Ты недостойна его, и он наконец это понял. Ему нужна красивая женщина, а не такое пугало, как ты.

Пелена слез застилала глаза девушки, каждое слово отзывалось болью в голове и сердце. Таня же продолжала посмеиваться в трубку, словно чувствуя ее отчаяние. Внезапно послышался звук клаксона. Девушка резко обернулась – только затем, чтобы быть ослепленной блеском фар. В следующую секунду телефон вылетел из рук, а она сама всем телом ударилась об асфальт от мощного толчка. Последней связной мыслью было «За что он так со мной?..».

Белла резко открыла глаза, пытаясь перевести дыхание. Взгляд наткнулся на потолок спальни. Было еще темно, но сон девушки как рукой сняло. По ее щекам покатились беззвучные слезы.

Уже почти год прошел с тех пор, как она очнулась в больнице после комы и осознала, что то был не плод воображения – Эдвард действительно бросил ее. Первые, кого она увидела у своей койки – взволнованный брат и обеспокоенный отец. Именно им она в слезах рассказала о деталях автокатастрофы.

Именно они сопровождали ее на многочисленные перевязки и курсы физиотерапии.

Именно они держали ее за руку, когда врач объявил, что двигательную функцию ног восстановить невозможно без дорогостоящей операции за рубежом.

Именно они помогали ей пересесть в кресла в инвалидную коляску, на которую потратили все имеющиеся деньги.

А он даже не заглянул к ней, хотя Эммет сказал, что отправил сообщение о происшествии.

Когда Белла услышала, что он спустя неделю после аварии уехал в мировое турне, у нее впервые в жизни началась самая настоящая истерика. В тот день она поняла, что все ее надежды на ошибку рухнули, как карточный домик.

Белла с болью посмотрела на свои онемевшие ноги и подтянулась на руках, чтобы придвинуть к кровати инвалидную коляску – своего верного спутника на протяжении нескольких месяцев. Усевшись в нее, девушка направилась на кухню. Сегодня уже Рождество – первое Рождество без него… Белла тряхнула головой, прогоняя непрошеные мысли. Сегодня Эммет обещал приехать к ней в гости вместе с Розали и Майком – их шестилетним сыном.

Обычно старший брат или отец навещали ее в одиночку, чтобы завезти продукты и оказать родственную поддержку. Сегодня же он приедет весте со всей своей семьей. А ее нужно накормить… Белла вздохнула и повернулась к холодильнику.

Расставляя на столе ингредиенты для рождественского ужина, она вновь позволила себе окунуться в воспоминания. С Эдвардом Калленом она познакомилась на его собственном концерте, когда заблудилась в толпе и не смогла найти выход на улицу, в итоге столкнувшись с парнем посреди коридора, ведущего к гримеркам. Она не была его фанаткой, попала туда лишь благодаря увещеванием Розали – тогда еще девушки своего брата. Но в итоге невинный поход на концерт знаменитого певца обернулся самым настоящим романом. Если бы она знала, как все закончится…

Готовка шла полным ходом, девушка и не заметила, как на улице давно рассвело. От размышлений и помешивания теста в миске ее отвлек звонок в дверь. Недовольно застонав, Белла взглянула на часы. «Вау, уже полдень!», – мелькнула мысль. Девушка обозрела результаты своей деятельности на кухне. Все уже было готово, оставались лишь сущие мелочи.

Вздохнув, Белла поехала к двери. Сама она ею давно не пользовалась – выходом на улицу для инвалидной коляски служил пандус в задней части дома. Белла начала возиться с заевшим замком, безмолвно проклиная его возраст. Двери (как и многое другое в доме) давно требовали ремонта и замены, но она не могла себе этого позволить, живя лишь на небольшое пособие для инвалидов. Помощь от Чарли и Эммета девушка категорически отказывалась принимать, зная об их бедственном материальном положении. Так и жила.

Наконец дверь распахнулась, и на пороге предстали ослепительная блондинка, черноволосый здоровяк и его уменьшенная копия.

 – Тетя Белла-а! – радостно завопил Майк, бросаясь к девушке и залезая к ней на колени.

 – Ма-айк, ты же весь в снегу! – засмеялась Белла, поежившись от прикосновения холодных ручек к своей шее, но все же обняла племянника.

 – Это от того, что мы с папой по пути играли в снежки, – поделился мальчик.

Девушка усмехнулась, закатив глаза и понимающие переглянувшись с Розали.

 – Привет, сестренка! – пробасил Эммет, стискивая ее в своих медвежьих объятиях. Белла не удержалась и взвизгнула.

 – Эммет!!! На тебе еще больше снега! Мне же холодно!

Ухмыляясь, мужчина отстранился. Розали тоже подошла, чтобы обнять ее.

 – Как ты? – шепотом спросила блондинка.

Белла лишь пожала плечами, отведя взгляд. Внезапно послышался голос Майка.

 – Ой, тут что-то в двери было вставлено! – мальчик держал в руках сложенный лист бумаги. – Написано «Белле».

 – Ну-ка покажи, – Эммет выхватил находку из рук сына и посмотрел на нее. Затем ухмыльнулся и загадочно произнес:

 – А-а, вернулся-таки этот болван…

 – Эммет, в чем дело? – забеспокоилась девушка.

 – Это тебе, – брат вручил ей бумагу и, подталкивая явно заинтересовавшегося сына, начал раздеваться.

Белла посмотрела на надпись, и ее сердце сжалось. Она прекрасно знала, кому принадлежит этот почерк. «Только один человек умеет выводить такие вензеля на букве «Б»», – мелькнула в голове мысль. Девушка быстро направилась в спальню, прихватив лежащий на тумбочке мобильный телефон.

 – Снимайте куртки и обувь, проходите в гостиную, – произнесла она, не в силах скрыть дрожь в голосе. Розали подозрительно покосилась на нее:

 – Белла, что произошло? – поинтересовалась она.

 – Все в порядке, правда.

 – Я помогу тебе на кухне, хорошо? – из гостиной уже доносился звук работающего телевизора, смешанный со смехом Майка и возгласами Эммета. Белла кивнула, въезжая в спальню и закрывая двери.

Ее руки снова начали дрожать, пока пальцы разворачивали письмо. Глаза побежали по строчкам, впитывая нежность и раскаяние, скользящие в каждом слове. Натыкаясь на зачеркнутые слова, она поднимала письмо, прочитывая их на свету. По щекам покатились слезы, когда девушка поняла, что Эдвард не собирался бросать ее. Одновременно с радостью в душе пробуждалась черная злость на Таню и всеобъемлющая благодарность Эммету. Белла смахнула каплю, упавшую на бумагу с ее щеки, и взяла с колен телефон. Она набрала тот номер, который так и не смогла забыть даже спустя год.

Трубку подняли почти сразу, спустя пару гудков.

 – Эдвард? – осипшим голосом спросила она, в душе боясь услышать холодный голос Тани.

 – Белла, – радость, которой был пропитан до боли знакомый голос, заставила ее смахнуть вновь подступившие слезы с щек.

*** *** ***

Спустя несколько минут стоящие на кухне Эммет и Розали увидели, как Белла въезжает в помещение, прижимая к груди письмо, обнаруженное Майком на крыльце. В ее глазах стояли слезы, а на лице блуждала полуулыбка.

 – Милая, что случилось? – спросила блондинка. Белла подняла на нее глаза, широко улыбаясь. Розали ошеломленно уставилась на свою золовку. Только девушка открыла рот, чтобы ответить, как она заговорила, качая головой:

 – О, нет-нет-нет…. Только не говори, что помирилась с этим говнюком!

Эммет широко усмехнулся, отвернувшись к плите. Но блондинка заметила его улыбку и дернула мужа за плечо, поворачивая его к себе:

 – Колись, что ты знаешь об этом?!

 – Ничего, милая, ей-богу, – здоровяк примирительно поднял лапки кверху.

 – Не ври мне, Эммет Свон! – завопила Роуз.

 Внезапно раздавшийся звонок в дверь заставил блондинку захлопнуть рот.

 – Он что, спринтером стал? Или у твоего дома караулил? – последний вопрос явно был обращен к Белле, но она не слышала брата, порулив к двери.

 

От автора: на сей напряженной ноте осмелюсь закончить повествование. Эдвард и Белла уже помирились, она его простила. А то, что произойдет дальше – лишь формальности. Конечно, Эдвард еще получит по голове от Эммета, Розали и Чарли. Конечно, он и Белла поженятся. Конечно, она встанет на ноги. А потом – свадьба, дети и счастья полная чаша)) но пусть это счастье останется для них сугубо личным…



Источник: http://robsten.ru/forum/68-2100-1
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: -marusa122- (18.12.2015)
Просмотров: 751 | Комментарии: 17 | Рейтинг: 4.9/30
Всего комментариев: 171 2 »
avatar
0
17
Отличная история  good
avatar
0
16
Интересная история. Спасибо.
avatar
0
15
История хорошая и милая. Спасибо.
avatar
1
14
пронзительная история! отдельное спасибо за хеппи енд, они заслужили счастье good lovi06032
avatar
13
Поучительная история, но хорошо что, в конце концов, всё выяснилось.
Белла простила Эдварда, и их будущее больше не выглядит таким безрадостным, каким казалось ещё вчера.
Спасибо автору за прекрасную историю! lovi06032
avatar
0
12
Большое спасибо за историю lovi06032
avatar
2
11
Как то уж очень мало, но читать было приятно. Спасибо.
avatar
0
10
Замечательное произведение. Хотелось  бы прочитать  подольше. Спасибо. lovi06032 lovi06032
avatar
0
9
Спасибо! Снежная и белая история  good
avatar
0
8
супер спасибо cray good lovi06032
1-10 11-17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]