Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Мой ураган. Просто рождественская история. Часть 1

- Что будет дальше? - спросила я, хотя знала, что этого он страшился больше всего.
Эдвард отстранил меня, посмотрел мне в лицо. Я не видела больше в его глазах ни гнева, ни отчаяния. Только тихую грусть, нежность, безграничную любовь.
- Я не знаю, - тихо сказал он.
- Через два дня - Рождество, - добавил он после паузы.
- Да. Ещё один год идёт к концу.
Эдвард коснулся моей щеки. - Подари мне его. Прошу тебя...
Он поцеловал меня, невесомо и сладко. Я положила ладонь на его затылок, чтобы не не дать ему отстраниться.
- Подожди. - Эдвард снова прикрыл глаза, словно притушивая вспыхнувший огонь. - Ты слышишь меня?
- О чем ты? - прошептала я, целуя его горло.
- Подари мне это Рождество, Белла.


Часть 1

Белла

Нас познакомили в большой компании, на дружеской вечеринке в загородном доме знакомого одного знакомого. Я сама не знаю, зачем приняла тогда это приглашение. От скуки, от желания напомнить себе в очередной раз, насколько мне трудно вписываться в такого рода сборища, насколько я неспособна поддерживать лёгкую беседу, даже выглядеть так, как выглядит большинство женщин там.
Меня встретила какая-то девушка, расцеловала в обе щеки: по её преувеличенно бодрому и радушному приветствию я поняла, что она плохо представляет себе, кто я такая.

Я прошла через огромную гостиную сквозь толпу людей, половина из которых мне не была знакома совершенно, а половину я знала лишь визуально. Мне удалось с комфортом устроиться у бара, за которым колдовал ироничного вида невысокий блондин. Изогнув в знак приветствия бровь, он поставил передо мной коктейль, сразу же став мне ближе.
- Угадал? - спросил блондин приятным, низким голосом.
- Я уже люблю тебя, - ответила я и мысленно отвесила себе же подзатыльник. Это нужно уметь - small talk, непринуждённый флирт с барменом. В моем же исполнении все это звучит по меньшей мере нелепо.
- Простите меня, - глухо сказала я, чувствуя, как начинает пылать лицо.
- Зря. Я польщен. - Блондин смешивал в высоком стакане море каких-то ингредиентов, глядя мне в глаза, а не на стойку. Очевидно, высший пилотаж этого самого искусства. - Джаспер Хейл.
- Белла Свон, - ответила я и невольно улыбнулась, глядя, как он встряхивает шейкер, пытаясь изобразить какой-то мексиканский танец.
- Вы хоть знаете, что делаете, - сказала я.
- В каком смысле? - спросил Хейл, сверкая глазами.
- Вы работаете, а вот что я здесь потеряла - ума не приложу.
- Вообще-то, я - хозяин дома, - белозубо расхохотался Хейл и поставил ещё один приготовленный коктейль передо мной. Застонав, я уронила голову на стойку. - Извините меня. Ради бога, простите.
- Что вы... Не извиняйтесь, Белла. - На его лице действительно не было ни капли раздражения. - Я действительно рад знакомству с вами. Вы...
Джаспер хотел ещё сказать что-то, но в гостиной началось какое-то движение. Мне это напомнило видеосъёмку торнадо: вдруг появляется воронка, и вихрь неукротимо стягивает все вокруг к ее центру.
Точно так же люди обступили только что вошедшего человека. Высокий, со стремительными движениями. Взъерошенные каштановые волосы, тёмная простая одежда; мелькнула улыбка, тысяча рукопожатий. Его моментально засыпали расспросами: со своего места я не могла разобрать, о чем они говорили, но я наблюдала изменчивую мимику на странном, скульптурном лице, жесты, поражавшие своей одновременной хаотичностью и точностью. Он вдруг рассмеялся: у глаз появились тонкие лучики морщинок, сделав лицо теплее.
- Эд! - Джаспер налил виски в низкий квадратный стакан и преувеличенно громко поставил его на стойку.
Снова жест, означающий извинения, рука взлетела к медному хаосу на голове, как нельзя больше подходившему ему.
- Привет. - Низкий, мелодичный голос раздался прямо рядом со мной. - Ну спасибо.
- Ты надолго?
- Неделя. Потом - конференция в Париже. - Даже модуляции его голоса были необычными, сбиваясь с мальчишеской звонкости на обволакивающий обертонами бархат. Руки были в постоянном движении: в изящных пальцах завертелась зубочистка, ногой он выстукивал какой-то ритм.
- Ооо... долго ты на сей раз, - хохотнул Джаспер. - Кстати... Позволь мне представить тебе Беллу.
Мне пришлось поднять голову от чертова бумажного зонтика, который украшал мой коктейль.
На меня смотрели тёплые зеленые глаза.
- Белла, это Эд. О, прости... ну конечно... Эдвард Каллен, археолог, колоссальная шишка в своём деле. Эд, это Белла... Никого более очаровательного я ещё не встречал.
- Я согласен с тобой, - вдруг совсем тихо сказал Эдвард, глядя мне в глаза. Движение на секунду прекратилось: это позволило мне увидеть его по-настоящему.
- Рада знакомству, - сказала я, думая о том, как выбираться отсюда. Появление Эдварда усилило неловкость.
- Ээээдвааард... - пропела за его спиной блондинка в коктейльном платье, кладя руки ему на плечи. - Как ты мог оставить нас так надолго?
- Иду. - Эдвард поднялся, одним глотком осушив стакан. Я смотрела на него снизу вверх, забыв обо всем: о Джаспере, о блондинке, вцепившейся в рукав Эдварда. - Белла...
Вихрь унёсся. И действительно, если продолжать это сравнение, я странным образом чувствовала опустошение, хотя вся сцена длилась не более пяти минут.
- Он такой, Белла, - тихо сказал Джаспер, ставя передо мной чашку эспрессо.
- В каком смысле? - спросила я, вцепляясь в чашку, как в спасательный круг, и размышляя о том, что происходит. Почему Джаспер Хейл, хозяин этого особняка, так запросто общается со мной. Почему я чувствую себя так комфортно в его обществе, хотя знакома с ним всего час. И почему так тяжело смотреть на Эдварда, которого увлекли в дальний конец огромной гостиной...
- Эдвард - невероятная личность. Я знаю его довольно давно. Он из хорошей семьи, блестяще образован, величина в своём мире раскопок... - Джаспер усмехнулся.
Я сделала глоток, боясь прервать его.
- Всем им - Хейл кивнул в сторону обступивших Эдварда людей, - не понятна и сотая доля того, чем он занимается. Но он... как бы обьяснить тебе...
- Вы не должны мне ничего объяснять, - сказала я, запоздало сообразив, насколько невежливо это прозвучало.
- Давай все же останемся на «ты»... Так вот... Я не знаю, почему, но чувствую, что должен обьяснить тебе.
Я промолчала.
- Эдвард живет наперегонки с самим собой. Он везде, он успевает все. Его харизмы хватит на десять голливудских звёзд. Он вхож в любое общество, он то в своих руинах черт знает где, а то на светских приемах, всегда выполняет функцию эдакого магнита. И наслаждается этим. Не думаю, что ему может наскучить такой образ жизни.
Словно почувствовав, что речь идёт о нем, Эдвард вдруг обернулся. Махнул рукой Джасперу, скользнул по мне взглядом. Я встала.
- Джаспер, спасибо тебе. За гостеприимство. И за коктейли. Я действительно была рада познакомиться с тобой.
- Взаимно, Белла. Надеюсь, мы ещё увидимся.
Я улыбнулась ему, надеясь, что это вышло искренне.
Выйдя на улицу, я несколько раз глубоко вдохнула. Из здания доносились взрывы смеха, музыка. Сев в машину, я поспешила уехать.

Утром я проснулась позже обычного: сказалось вчерашнее отступление от обычного режима. При свете дня все произошедшее казалось мне совершенно абсурдным. Джаспер Хейл, работающий барменом на собственной вечеринке, коктейли... Вихрь с тёплыми глазами, на секунду давший мне место на своей бешено вращающейся орбите.
Я смотрела в ноутбук: нет ничего проще, чем задать его имя в поисковик. Вопрос в другом: зачем?
Захлопнув ноутбук, я допила кофе и спустилась вниз, в мастерскую.
Мой текущий проект - комод в стиле ампир для важной постоянной клиентки. Вещица была прелестной, и даже со всеми повреждениями имела баснословную стоимость. Я предвкушала долгие дни, наполненные любимой работой.
Я делала фотографии комода, когда услышала звонок телефона.
- Белла? - Смутно знакомый голос доносился до меня с помехами. - Прости, секунду. Вот, теперь лучше.
Помехи исчезли. - Джаспер?
- Ты меня узнала. Это радует, - та тонкая ироничная усмешка, с которой я познакомилась вчера, отчётливо звучала в его голосе.
- Да... да, конечно... Что-то... Что-то случилось?
- Да как сказать... - Джаспер замолчал на мгновение. - Знаешь, я вчера узнал, что значит допрос с пристрастием. Не могу сказать, что мне это понравилось.
- Эмм... Джаспер... Прости, но я абсолютно не понимаю, о чем ты. - Я отложила фотоаппарат и села. Сердце отчего-то сильно забилось.
- Человек-торнадо чуть не проглотил меня вчера вечером, пытаясь узнать как можно больше о тебе.
- А откуда у тебя мой номер телефона? - ляпнула я, запоздало удивившись.
- Узнал у Марты. Это же она тебя пригласила?
- Да... да, только... Я так и не смогла поговорить с ней, и....
- Не оправдывайся. У неё куриные мозги, но я рад. Дело в другом. Правильно ли я поступил, отказавшись дать Эдварду твой номер телефона? Если нет, я пойду к нему с повинной головой. Одно твоё слово, Белла.
- Но зачем?! Ведь он... - Я обессилено замолчала. Что происходит? Мы говорили не более минуты вчера. Зачем я ему понадобилась? Что может быть общего у меня и Эдварда Каллена?
- Белла?
- Да... да, я здесь. Ты поступил совершенно верно, Джаспер, - ответила я, стараясь, чтобы мой голос звучал спокойно.
- Хорошо. Я сам не понял, если честно, почему Эд так перевозбудился. И ответил ему, что знаю о тебе ненамного больше, чем он сам. Не знаю... Не беспокойся, он сейчас будет метаться по приемам, а затем уезжает в Париж. Там он и думать забудет, в том числе и о нас с тобой. Прости, что побеспокоил тебя.
- Ничего... Спасибо тебе за то, что ввёл в курс дела.
- Кстати, через две недели я снова даю вечеринку. И приглашаю тебя лично.
- Джаспер, я не уверена...
- Подумай, время есть.

Джаспер отсоединился, а я все ещё сидела на полу у комода.
Все это надо выбросить из головы. Насколько я поняла, Эдвард Каллен - человек увлекающийся и ветреный. Он мог заметить незнакомое лицо, к тому же настолько отличающееся от всех тех красавиц, наперебой пытавшихся завладеть хоть мгновением его времени вчера. Вот и развлёк себя тем, что спросил у Джаспера, кого это принесла нелегкая на эту изысканную вечеринку. А Джаспер явно переоценил ситуацию.
Я прикрыла глаза, опуская себя на землю. Затем взяла фотоаппарат и продолжила работу.

Через два дня подготовка была закончена: параллельно я закончила ещё один небольшой заказ и решила вознаградить себя обедом в кафе. Захватив книгу, я закрыла мастерскую и направилась в заведение за две улицы от дома. Я обедала там уже лет пять: для меня - оптимальный вариант. Ничего нового, ничего, что могло бы вывести меня из равновесия.
Я не переносила неподготовленности: слово «экспромт» было для меня страшным ругательством. Все новое и неизведанное внушало мне панику, равно как и необходимость полагаться на волю случая. В моей жизни не было никаких травм, которые повлекли бы за собой подобное отношение. Я - это я. Вот и все.

Мой постоянный столик у окна был свободен. Я устроилась за ним со своей книгой и чашкой кофе, сделала заказ и уже успела прочесть несколько страниц, когда зазвонил телефон.
- Свон.
- Каллен, - в тон мне отозвались в трубке. Я едва не выронила ее на стол. - Белла? Вы слышите меня?
- Д-да. Да, я слушаю.
- Я прошу вас, не злитесь на Джаспера. Я знаю, что вы запретили ему давать мне ваш номер, но я сумел его обработать.
Слова напоминали водопад. Его голос, глубокий и слегка задыхающийся, словно он спешил куда-то, обволакивал меня.
- Вы обещаете?
- Что?!
- Белла... - Он глубоко вздохнул, голос зазвучал чуть медленнее. - Пообещайте мне не убивать Джаса. И встретиться со мной.
- Зачем?!
- Что зачем? Не убивать Хейла? Ну как вам сказать... Он - хороший друг, ещё лучший бармен с прекрасным загородным домом. Может пригодиться. - Каллен откровенно веселился.
- Мистер Каллен...
- Простите меня. Белла, я... я не знаю, как обьяснить вам это, но мне необходимо увидеть вас снова.
- Мистер Каллен, - с нажимом произнесла я. - Я прошу простить меня, но я не считаю нашу встречу ни возможной, ни нужной.
- Белла... - Он говорил ещё что-то, но я отсоединилась.

Я знала себя и знала, что мой вечер испорчен. Почему он позвонил мне? Зачем я понадобилась ему?
Меня охватила злость. С шумом отодвинув стул, я расплатилась и вышла из кафе. Нужно вернуться домой и продолжить работу.
Подойдя к дому, я поняла, что мой кошмар только начался.

Эдвард

Мне не хотелось даже смывать с себя эту пыль, скрипевшую на зубах, въедавшуюся, казалось, в каждую пору. Это успех, головокружительный, подтверждавший то, что до сих пор считалось теорией. Я знал, был уверен, молился всем известным мне богам и вот теперь уверенность - конференция в Париже станет моим триумфом. За сутки я подготовил отчёт и, если быть откровенным, едва держался на ногах.
Однако после половины дня, проведённой без дела в моих лондонских апартаментах, квартира начала напоминать клетку. Я метался по ней, чувствуя, что задыхаюсь, пока не вспомнил о приглашении Джаспера, полученном сто лет назад. Если я не ошибаюсь, вечеринка сегодня.
Слава богу...

Мне не поверил бы ни один человек, если бы я сказал, что смертельно устал. Эйфория, охватывавшая меня после каждого возвращения из экспедиций, длилась все меньше и оставляла после себя все более сильное опустошение. Сохраняя привычный образ жизни, я пропустил момент, когда стал его заложником. Мне необходимо было бежать дальше, находиться среди людей, пусть незнакомых, пусть не понимающих меня, лишь бы не одному. Не задумываться ни о чем...

Я приехал к Джасперу с опозданием, но кого это волновало... Меня обступили, задавая все те же вопросы, что и всегда. Я улыбался, с трудом понимая, о чем идёт речь, говорил что-то, что не имело ни малейшего смысла, но вызывало восторг и взрывы смеха. Джас позвал меня: я извинился и присел к бару. Рядом уже сидела девушка: на лице Джаспера, обращенном к ней, блуждала блаженная улыбка, совершенно не вязавшаяся с его обычным настроением. После ничего не значащего обмена приветствиями Джаспер познакомил меня с гостьей. Девушка, которую он представил как Беллу, подняла на меня глаза.
Очаровательна - сказал о ней Джас. Я согласился с ним, запоздало поняв, что произнёс это вслух. Но она не была очаровательной. Это пустое слово, звучавшее для меня как отполированный пластик. В ней были солнце и мёд, тёмный шёлк, безыскусность и лёгкая хрипотца в голосе, напомнившая мне старую мелодию на виниле.
Глядя в её глаза, я чувствовал, что дрожу. Это было волнение сродни приближению к тайне, к чему-то неизведанному, но скрывающему то, что ищут и не находят, порой тратя на это всю жизнь.
В плечи впились чьи-то пальцы, меня звали. И я отступил от края этой манящей пропасти, вернувшись на постылую, но привычную территорию.
Я видел, что Белла говорила с Джаспером о чём-то. О чем? Друг, казалось, был полностью покорён. А когда я набрался смелости снова обернуться к бару, ее уже не было.

Я выдержал час. А затем вцепился в Джаспера, пытаясь выяснить все о Белле. И был жестоко разочарован, поняв, что он знает о ней не больше моего. Ее пригласила общая знакомая.
- Она чудо, - сказал Джаспер, а я посмотрел на этого прожжённого плейбоя, не веря своим ушам.
- Не пялься так на меня, - рыкнул Джаспер, но затем посерьёзнел. - Я старею, друг мой. И начинаю понимать разницу между сладким пойлом, бьющим в голову, но быстро выветривающимся, и изысканным вином, густым и нежным, которому не нужны пестрые этикетки. Чей вкус запоминается надолго. Поэтому... Эд... Оставь эту тему.
- Почему?
- Потому что через три дня ты забудешь, как ее зовут.
Пожав плечами, Джаспер сменил тему.

Я знал, что опять не смогу нормально заснуть ночью, но сознательно не стал принимать снотворное. Мне нужно было подумать.

Джаспер был прав. Он знал меня давно, видел, как я живу. И знал, что меня такая жизнь устраивала. Почему он должен был поверить в то, что все изменилось в течении двух минут... Почему в это должен был поверить я сам...

Выждав эти пресловутые три дня, которые я сумел действительно заполнить делами, я решил дожать Джаспера.
Я не знаю, почему эта двухминутная встреча так подействовала на меня. Очередная прихоть, свойственная моей взбалмошной натуре? Но тогда я не имел права приближаться к этой девушке. Если я ошибся, и она ничем не отличается от тех, кто окружал меня на вечеринках - мы оба будем разочарованы. А если она такова, какой я увидел ее посреди этой ярмарки тщеславия... Помоги мне бог...
Мне удалось получить ее номер телефона у Джаспера. Я умолял, пустив в ход все своё пресловутое обаяние, я достал бутылку Glenfiddich, от которой у него загорелись глаза. Мы распивали ее вдвоём: лишь так я смог облечь в слова то, что сжирало меня последнее время.
- Я не могу думать ни о чем другом, Джас. Я дошёл до точки. Обогнал сам себя, но понял, что дальше - тупик. Мне словно показали нечто ценное, настоящее... Что могло бы быть. Я клянусь, я не причиню ей боли. Я не способен...
- Сознательно нет, Эд. Я знаю, что у тебя огромное сердце. Но... Не доводи до предела, иначе вы оба можете пострадать.

Я позвонил Белле в тот же день, как только почувствовал, что более или менее трезв. До этого, презирая самого себя, я разыскал ее адрес. В телефонной книге он значился и как адрес реставрационной мастерской для антикварной мебели.
Я напирал как мог, слушая ее голос и чувствуя себя все более беспомощным, но она решительно прервала разговор. И так же решительно я отправился пешком к ее мастерской.

Белла

Эдвард стоял у двери моего дома. Просто прислонился к стене, засунув руки в карманы. Стоял довольно сильный холод для середины октября: увидев его издали, я застыла, поймав себя на том, что любуюсь непокрытой головой с буйными каштановыми волосами, сильной шеей в расстегнутом воротнике куртки. Он, казалось, сопротивлялся даже погоде, заставившей прохожих закутаться до бровей.
Увидев меня, он грациозно оттолкнулся от стены и виновато улыбнулся.
- Мы не договорили, - хрипловато сказал он. Гладко выбритые щеки покраснели от ветра.
- Как вы так быстро оказались здесь? - спросила я, размышляя.
- Я живу недалеко, - сказал Эдвард ласково. - И потом, я был готов к такому исходу и сразу пустился в путь.
- Пойдёмте, мистер Каллен, - сказала я резче, чем ожидала сама от себя. - Я налью вам что-нибудь горячее. Весь этот номер не стоит того, чтобы вы простудились.
Он опустил глаза, пряча улыбку.

В моей крошечной квартирке Эдвард снова напомнил мне ураган, заполняя собой каждый квадратный сантиметр. Пока я готовила чай, он ходил из угла в угол, перебирал мои книги, рассматривал мебель, ни на секунду не прерывая движение.
Наконец он принял из моих рук дымящуюся кружку и присел с ней на подоконник.
- Вы быстро освоились здесь, - заметила я, устраиваясь на диване.
- У вас очень уютно, - тихо сказал Эдвард. - Тепло.
- Конечно, ведь вы промёрзли до костей.
- Я не это имел в виду, Белла. - Он встал, приблизился ко мне, отставив чашку.
- Послушайте... Эдвард. - Мне казалось глупым продолжать именовать его мистером Калленом. - Я не знаю, что вам нужно. Почему вы решили, что нам необходимо продолжить знакомство. У нас нет совершенно ничего общего. На той вечеринке я оказалась совершенно случайно, и только гостеприимство Джаспера спасло ситуацию.
- Простите меня... - Он явно хотел сказать что-то другое, но осекся. - Я действительно повёл себя некорректно, позвонив вам без вашего согласия, и, тем более, появившись здесь. Просто... Белла... Я не знаю, что это. Мне показалось... Тогда, в доме Джаспера... Вы... это было настолько иначе...
Он снова заговорил быстрее, слегка задыхаясь.
- Я никогда не чувствовал ничего подобного, Белла. И не могу позволить себе упустить это.
- Мы и двух слов не сказали друг другу. Эдвард, это глупо, по меньшей мере, и...
- Это и не нужно. Мне достаточно было заглянуть в твои глаза...
Я встала. - Мы не переходили на ты, Эдвард. Это во-первых. А во-вторых... Вы, очевидно, не так уж и часто даёте себе труд посмотреть женщине в глаза, если после этого начинаете преследовать ее.
Мне все же удалось шокировать его. Эдвард замер, словно налетев на стену. Лицо слегка исказилось, на долю секунды.
- Вы правы, Белла. Прошу вас, простите меня.
Он вышел, не оборачиваясь.

Эдвард

- А что ты ожидал... Я тебе говорил, что не нужно этого делать.
- Я не должен даже обсуждать это. Не могу... Она совершенно права...
- Остановись хоть на секунду, Эдвард. Знаешь... Она не разочаровала. Абсолютно. Любая из тех, кто вонзал когти в твою старую джинсовку на моей вечеринке... Да и на любой другой в твоей насыщенной жизни... - Джаспер улыбнулся, в его голосе звучал восторг. - Но не Белла.
Помолчав, он добавил: - Ты был прав, Эд. Она - нечто особенное. Только это ничего не меняет.
Телефон Джаспера зазвонил. - Извини меня на секунду. Хейл. Да, слушаю... - Спустя минуту Джаспер как-то странно взглянул на меня. - Я передаю ему трубку.

Белла

Когда за Эдвардом закрылась дверь, я упала на диван и сидела неподвижно какое-то время, пытаясь собраться с мыслями.
Нужно было быть честной с самой собой.

Эдвард волновал меня с той самой встречи. И именно с того момента, как он посмотрел мне в глаза. Я не встречала никого, похожего на него. То, что рассказал мне Джаспер, с одной стороны, полностью соответствовало увиденному мною сегодня, но с другой стороны - моя отповедь была грубостью, не имевшей под собой никаких оснований. Я не знала Эдварда, но сделала вывод, лишь услышав нескольких фраз, сказанных его другом. Подобное не было свойственно мне, но он в моей крошечной квартире, его тихая, ласковая речь, то, что он сказал мне - все это выбило меня из колеи. Я чувствовала то же самое, что и он, но ему достало смелости прийти сюда и сказать об этом в открытую.
«Или же это - очередная прихоть, попытка занять себя чем-то новым», - слабо возразила я сама себе.
Меня отвлекли дела, звонки клиентов, кое-какая бумажная волокита. Когда я наконец отыскала в телефоне номер Джаспера, дело шло к вечеру.

Джаспер молча слушал мой сбивчивый рассказ.
- Я передаю ему трубку.
- Что?! Джаспер, подожди, стоп! Эдвард с тобой?
- Да. Я уже ничего не понимаю, но, видимо, так будет лучше.
В трубке зашелестело что-то.
- Белла? - Снова эта мягкость, на выдохе, мешающая мыслить ясно. - Подождите... Спасибо, Джас. Я здесь, Белла. Джаспер был столь любезен, что согласился оставить меня одного.
Эдвард замолчал. Мой ход.
- Эдвард... Я... я хотела... я не имела права говорить с вами так. Мы не знакомы, и я не должна была... делать подобные выводы о вас...
- Ничего. Все хорошо... Это целиком и полностью моя вина.
- Простите меня.
- Белла... Послушайте... Я все равно не отказываюсь от своих слов. Я прошу вас... Поужинайте со мной. Вас это ни к чему не обяжет, а я смогу... Я не приму других извинений, а я страшно... страшно оскорблён...
Я не могла иначе. Как устоять против этой улыбки, зазвучавшей среди торопливых слов... Меня это действительно ни к чему не обяжет, хотя я понимала, что этот ужин будет стоить мне бессонных ночей.
- Хорошо.
- Я заеду за вами завтра в семь. Я знаю, где вы живёте.
- Да уж...
- Белла?
- Да?
- Спасибо... До завтра.

Ещё одной отличительной особенностью моего характера, изрядно портившей мне жизнь, была пунктуальность. В работе это было неплохо, создав мне подобающую репутацию у клиентов, но в таких случаях...
В без десяти семь я маялась у окна, полностью готовая к ужину с Эдвардом. Во мне не было, к сожалению, и ни капли легкости, которая могла бы сделать из всей этой истории увлекательное приключение с очередным парнем, не особо задевающее меня. Я уже признала, что встреча с Эдвардом произвела на меня сильное впечатление. Он сам, судя по всему, был абсолютно неординарной личностью. Хорошо это или плохо - мне предстояло узнать.

Надо отдать должное - ровно в семь часов у подъезда остановилась тёмная машина. Плюнув на все, что принято в таких случаях, я спустилась вниз, не дожидаясь его звонка.
Эдвард вышел из машины, и, облокотившись о нее, искал что-то в телефоне.
- Добрый вечер. - Я подошла к нему в тот момент, когда телефон в моей сумке зазвонил, а Эдвард вздрогнул от неожиданности.
- Привет. Я звоню тебе. Не хочешь взять трубку? - Он смущенно улыбнулся.
- Предпочитаю общение лицом к лицу.
- Ну хорошо. Я взял на себя смелость зарезервировать столик в центре. Европейская кухня, никаких сюрпризов.
- Прекрасно.
Он открыл мне пассажирскую дверь. - Так холодно сегодня.
В машине работало отопление, пахло легким, ненавязчивым одеколоном. По пути, занявшем минут пятнадцать, мы молчали. В центре Эдвард припарковал машину и повернулся ко мне.
- Белла, я... Я хочу попросить прощения. Все это - моя вина. Я не должен был врываться в твой дом. То, что ты сказала мне - отчасти правда.
Я молчала, разглядывая свои руки. Почему-то мне было страшно взглянуть ему в лицо.
- И тем не менее, я благодарен тебе за этот шанс. Может быть, я заблуждаюсь и буду наказан за это, но...
Он замолчал на секунду, словно давая мне слово. Я подняла голову.
Его глаза было полны искренней нежности.
- Просто побудь со мной немного. Вот и все. Мне кажется очень важным... Чтобы именно ты поняла меня.

Я смутилась: открыв дверь, я вышла и задохнулась от холода.
Эдвард подошёл ко мне совсем близко, встав за спиной. - Пойдём. Ты замёрзнешь.
Его горячее дыхание скользнуло по моей замёрзшей щеке, обожгло. Я реагировала на его присутствие, словно на мне больше не оказалось кожи. Только нервы, напряжённые, дрожащие, направленные на него.

Ресторан оказался очень респектабельным, сдержанным в оформлении. Эдварда здесь, судя по всему, знали. Я почувствовала раздражение: Эдвард мог бы предупредить меня, мне казалось, что я не достаточно хорошо одета для этого заведения. Обычно я заранее изучала в интернете меню ресторана, если получала такие приглашения, чтобы не попасть впросак и обдумать заранее, что буду есть и что надену.
Я тяжело вздохнула. Эдвард ничего не знал о моих привычках, поэтому винить его в том, что он позаботился об отличном столике в фешенебельном ресторане, было неуместно. Да мы и не состояли в каких-либо отношениях, чтобы я имела право предъявлять ему претензии.
Он сам чувствовал себя как рыба в воде, как всегда, в темной, очень простой одежде, как всегда, абсолютно не по погоде. С ним здоровались, он тихо сказал что-то, отчего официант рассмеялся, а мне стало ещё неуютнее, хотя это и было абсолютно иррационально.
- Ты уже знаешь, чего бы хотела? - спросил Эдвард, когда мы устроились за столом. Место было действительно удобным, мы были не на виду.
- Нет.
- Могу я посоветовать тебе что-то? Здесь прекрасные стейки, рыба, и...
- Эдвард, остановись. Я... я не могу так.
Он посмотрел на меня с тревогой. - Что-то не так?
Я тяжело вздохнула. Почему мне было так сложно обьяснить ему? Я не впервые на свидании, и никогда не испытывала проблем с тем, чтобы дать понять, как живу. И почему мне было так тяжело рассматривать эту встречу с Эдвардом как свидание? Мы же могли познакомиться где угодно, он пригласил бы меня на ужин. Я бы согласилась, и все пришло бы к тому же самому результату.
Правда заключалась в том, что в отличие от всех тех, с кем я встречалась до сих пор, именно этот, абсолютно незнакомый мне человек сбил меня с ног одним взглядом. И хотя он утверждал, что почувствовал то же самое, я не спешила ему верить. Потому что такому человеку, как Эдвард, было под силу оставить меня в руинах. Признаваясь ему в своих слабостях, я давала ему в руки дополнительное оружие.
- Дай мне время. Вот и все.
- Хорошо. - Он улыбнулся. - Я дождусь тебя.
Он действительно ждал, пока я перечитывала меню, заказав бокал пива и глядя в окно на начинающийся снег. Сам он взял, не глядя в карту, стейк без гарнира.
- Я... я испытываю проблемы с незнакомым... и с принятием решений, - вырвалось у меня под его ласковым взглядом.
- Ох... Прости... Я не знал, и...
- Не нужно акцентировать на этом внимание. Просто... мне показалось, что я должна сказать тебе.
С этого момента общение стало немного живее. Эдвард рассказывал о своей работе, подталкиваемый моими вопросами. О последней экспедиции в Мексику, о сложностях и триумфе, последовавшем за ними. Я слушала его голос и думала о том, насколько ничтожны шансы на то, что...
Ладно... Сегодня я здесь. С Эдвардом. Я могу наблюдать за ним, как за стихией, как за природным феноменом. За его изменчивым прекрасным лицом, пылавшим энтузиазмом, его жестами. Я заворожена без остатка, но значит ли это, что я должна дать этому смерчу поглотить себя?
- Белла... Я утомил тебя, прости.
- Ты же хотел, чтобы я поняла тебя. - Против воли я чувствовала странное волнение, поднимавшееся откуда-то из глубины моего естества. В висках стучало: я была полностью выбита из колеи.
- Ты сможешь? - еле слышно спросил он. Его рука лежала на столе, ладонью вверх.
Я опустила глаза, стараясь справиться с незнакомыми мне эмоциями. Эдвард убрал руку, снова улыбнулся, скрадывая неоднозначную ситуацию, заговорил на отвлеченную тему.
После обеда Эдвард заказал кофе. - Здесь готовят лучший в городе.
- Спасибо.
Он пытался разговорить меня. Я поражалась тому, сколько он успел заметить за несколько минут, проведённых в моей квартире. Я не успела опомниться, как рассказывала ему о любимой клиентке, для которой предназначался комод.
- Она - эмигрантка из России, ей почти девяносто, Эдвард! Мы даже праздновали вместе Рождество однажды, только представь. И я пообещала, что не пожалею позолоты, хотя это абсолютно не вяжется с изначальным дизайном.
Эдвард рассмеялся, искренне, запрокинув голову. Я вторила ему. - Да и не важен тут дизайн, понимаешь? Она будет счастлива.
- Понимаю. - Он взглянул на меня с такой нежностью, что легкость момента исчезла. - Ты - чудо. Прости...
- Эдвард, мне пора.
- Я отвезу тебя. Это не обсуждается. Посмотри...
Пока мы ужинали, совершенно стемнело. Пошёл дождь: пока мы шли к машине, каштановые волосы Эдварда покрылись каплями.
- Ты простудишься, - вырвалось у меня.
Он обернулся: выражение его лица потрясло меня.
- Возьми, прошу. - Я достала из сумки шарф.
Эдвард медленно приблизился ко мне, раскрыл полы расстёгнутой куртки. Я поняла, чего он ждёт. Дождь, перешедший в мокрый снег, падал на его кожу у воротника свитера. Я сложила шарф петлей, привстала на цыпочках, потянувшись к нему, повязала шарф. Он удержал мои ладони, накрыв их своими.
- Белла...
Он так близко. Его губы... На ресницах - растаявшие снежинки, как алмазы.
- Спасибо, - сказал он хрипло, отпуская меня. Осторожно, одним движением заправил выбившуюся из-под шапки прядь моих волос. - Поедем?
- Прости. - Развернувшись на месте, я подняла капюшон и быстрым шагом двинулась к автобусной остановке.
Я понимала, что веду себя странно, но я не могла сейчас сесть в машину Эдварда, пропитанную его запахом, свежестью. Я не собиралась больше видеть его. Это будет правильным, хотя эта мысль и причиняла мне боль. Лучше не усугублять. А потом он уедет, и, как справедливо заметил Джаспер, забудет и этот неудачный ужин, и мое имя. Я достаточно наломала дров сегодня.

Эдвард

После этого вечера, во время которого я чувствовал, что жив, что счастлив, как давно уже не был, она просто оставила меня.
Мы шли к моей машине: я предвкушал ещё четверть часа с Беллой по дороге домой. Представлял себе, как постою ещё минуту у ее подъезда, попрощаюсь с ней. Коснусь ее руки, скажу, как хочу видеть ее снова, как наслаждался каждым мгновением этого вечера.
Когда она повязала мне свой шарф, я едва мог дышать. Буря, блеснувшая в ее глазах, словно в просвете грозовых туч, ошеломила меня. Я знал, был уверен, что она чувствует то же самое. Но она ускользнула, оставив меня одного.
Я двинулся было за ней: беспокойство о ее безопасности отодвинуло на второй план ощущение потери. Белла шла, натянув капюшон поверх шапки, спасаясь от холода и дождя, не видя и не слыша меня. Через минуту подошёл автобус, и она скользнула в него, исчезнув из вида. А я вернулся к машине, долго сидел в ней, прогревая мотор и глядя в перечеркнутую ливнем темноту. От ее шарфа на моей шее исходил нежный запах духов, мягкий и ненавязчивый, прекрасно подходивший ей.

До моего отъезда оставалось три дня. Я не мог уехать, не увидев Беллу снова. Да, я был готов признать, что подобное поведение не было свойственно мне. Все в нынешней ситуации было лишено банальности и лёгкости, которые я сознательно соблюдал в предыдущих отношениях, если их можно назвать таковыми. Но и Белла разительно отличалась от тех женщин, с которыми меня сталкивала жизнь. Она сопротивлялась мне, заранее и совершенно точно поняв, что я представляю из себя, обдавая меня поначалу холодом. Но... В этой короткой интерлюдии были моменты, давшие мне понять, каким сокровищем была эта девушка.
Она не побоялась попросить у меня прощения, решив, что была несправедлива ко мне.
Она была живой и неравнодушной к людям, влюблённой в свою работу, открытой и нежной. Я видел ее улыбку, видел, сколько тепла таилось в ней, в ее глазах, когда она повязывала мне этот шарф, едва не добивший меня.
Я решил, что увижу ее ещё раз перед отъездом. А когда вернусь - сделаю все возможное, чтобы не расставаться с ней больше.

Белла

Я поступила абсолютно правильно. Теперь осталось убедить саму себя в этом. Это было сложнее.
В силу своего характера я понимала, что нескоро забуду этот эпизод. А Эдвард... Я могла быть спокойна. Он не будет тратить свои силы и своё время на меня. Он сделал все, чтобы вечер продолжился, но я оставила его у машины и ушла. И мне стоит прекратить копаться в себе и забыть.

Половину дня я действительно сумела провести продуктивно, занявшись комодом. Покрывая дверцу лаком, я вспомнила, как рассказывала Эдварду о миссис Радофски, как он заразительно, искренне смеялся, слушая мою историю о Рождестве, проведённом с ней и ее дряхлым пуделем.
Я отложила кисть и уронила голову на стол.
Почему мне было так тяжело отпустить себя? Рядом со мной был великолепный мужчина, которому я нравилась, хотя бы в текущий момент. Он недвусмысленно давал мне понять, что ждал продолжения вечера, которое бы доставило удовольствие нам обоим. Я не была ни ханжой, ни девственницей, мне попадались экземпляры, не годившиеся Эдварду в подметки, и все же именно с ним то, чего мне так хотелось бы, казалось невозможным. Рядом с ним ожили все комплексы, вся неуверенность, которые жили в мне. Ну да ладно...

К вечеру я спустилась вниз из мастерской, собираясь переодеться и провести вечер с книгой и бокалом вина.
Сигнал домофона показал мне, что моим планам сбыться не суждено.
- Слушаю, - безучастно пробормотала я, нажав на кнопку.
- Белла, открой мне. Прошу. Я... несколько минут. Пожалуйста.
- Эдвард... я не могу...
- Пожалуйста.

Я слышала, как его шаги, быстрые и уверенные, отдаются в пустом подъезде. Он заполнил собой дверной проем. Выражение его лица поразило меня: вместе с ним в мою квартиру ворвалась уже знакомая прохлада и свежесть.
- Эдвард... холодно...
- Прости. - Он захлопнул дверь, повёл плечами, сбрасывая на пол куртку. Взял мое лицо в свои прохладные руки: его губы обожгли. - Прости меня...
Он целовал мои виски, веки, губы, скользнул к горлу, запрокинув мою голову.
- Так быстро бьется... - прошептал он. - Белла, одно твоё слово... Я отступлю, хотя видит бог...
«Я возьму себе тебя... пока ты здесь.. пока ты ещё со мной...» - пронеслось в моей голове.
Он вернётся в свою жизнь, закружит в своём вихре других... Но я буду знать, каков на вкус этот ветер...
Я взглянула ему в глаза, погружая пальцы в густые волосы, притягивая его голову к себе, завладевая его губами. Эдвард покачнулся, сжимая мои предплечья.
- Пойдём, - выдохнула я в его плечо.
В спальне он нежно подтолкнул меня, заставляя опуститься на постель.
- Белла... - Он хотел сказать что-то, но это не входило в мои планы. Я закрыла ему рот поцелуем, впитывая горячую гладкость его кожи под моими руками. Ладони Эдварда поддержали мою спину, заставив меня выгнуться ему навстречу. Отпустив мои губы, он нежно прикусывал мою кожу, словно поджигая ее, снимая секундную боль лаской. Я прижала его голову к своей груди и едва не закричала от облегчения, когда он коснулся сосков.
- Ты нужна мне.
Я покачала головой, охватывая его руками, ногами, опутывая, заставляя забыть все, кроме наших переплетенных тел.
- Все хорошо... - Я встречала его удары, сводившие меня с ума, я плавилась в его объятиях, пока он не рухнул рядом, шепча мое имя.

- Привет.
Похоже, что я задремала рядом с ним. Мой взгляд встретился с сияющей зеленью леса, омытого дождем.
- Я не собирался врываться к тебе так. Просто... просто ты оставила меня вчера.
- Почему же оставила? Мы прекрасно провели вечер, Эдвард.
Он опешил. - Конечно... да, вечер был прекрасным, просто... Бог с ним. Забудь все, что я сказал.
Эдвард потянулся ко мне, коснулся тёплыми губами моего плеча. - Белла, я... я никого не встречал до сих пор... похожего на тебя.
«Молчи... молчи, прошу тебя... не говори ничего. Это то, что ты говорил до меня, и скажешь после...»
- Эдвард... - Я поцеловала его, не будучи в состоянии отказать себе в этом. - Тебе наверняка пора.
И снова мне удалось шокировать его. Эдвард приподнялся на локте и внимательно посмотрел на меня. Он был действительно задет.
- Я уезжаю завтра.
- Конференция в Париже? - Я постаралась звучать безучастно, и мне это прекрасно удалось.
- Да. - Он сел, придвинувшись ко мне вплотную. - Мне необходимо ехать, слишком много зависит от этого. Мы два года работали ради результата, который мне выпала честь представить там.
- Тебе нет нужды оправдываться, Эдвард, - сказала я, вставая. - Все прекрасно. Я желаю тебе удачи там.
Эдвард смотрел на меня несколько секунд: выражение его лица было непроницаемым. Затем он оделся, и через пять минут его уже не было в моей квартире.

Эдвард

Я стоял посреди гостиничного номера отеля Darcet в Париже. Голова побаливала, я чувствовал себя разбитым. Конференция начнётся лишь завтра, у меня в запасе была половина дня, чтобы попытаться прийти в себя и понять, почему мне так плохо.

Привычка анализировать прошедшие события до тех пор, пока не найдётся причина беспокойства, должна была помочь мне. Приняв таблетку от головной боли, я, не раздеваясь, лёг на постель и закрыл глаза.
Белла... Ответ пришёл сразу же.

Когда она практически вышвырнула меня из своего дома, я был ошеломлён. Быть с ней так близко, как был я, держать ее в руках, нежную, отзывчивую, таявшую подо мной...
Она задремала в моих руках, положив щеку на мое плечо, и это было настолько правильным, настолько естественным. Пока она не открыла глаза.
То, что происходило дальше...
Мне казалось, что передо мной поставили зеркало.
Ее холодный взгляд, взвешенные слова... Ничего не обещать, ничем не интересоваться. Пара общих фраз, которым на мгновение противоречили ее губы, захватившие мои. И нейтральный намёк на то, что мое присутствие в ее доме более нежелательно.
Это было то, что делал я. То, как двигался по жизни, не думая о последствиях. Я увидел в ее зеркале себя.

Ночью я заставил себя успокоиться, принять снотворное и отдохнуть. Подготовка к отъезду заняла тоже какое-то время, когда мне удалось не думать.
Я отказывался верить в то, что Белла так старалась преподнести мне. Я не мог представить себе, что эта отзывчивая, полная тепла и ласки девушка сможет вот так выбросить меня.
Необходимо пережить эту конференцию, суметь не уничтожить труд последних лет. Успех принадлежал не только мне, но и моей команде, они не виноваты в том, что я творил.

Белла

Звонок телефона вырвал меня из глубокого сна. Полчетвёртого утра.
- Кто это? - еле выговорила я.
- Я не верю тебе. Белла, боже...
- Эдвард?! Что с тобой? Ты пил?
- Я просто страшно устал и выпил всего два бокала шампанского на вечеринке после конференции. Но это не меняет ничего. Я не верю тебе.
- Что ты имеешь в виду?
- Ты великолепна. Ты тёплая, нежная. Я смотрю в твои глаза и вижу твоё сердце. Белла, к сожалению, слова, которые я сказал тебе, люди используют в тех случаях, когда наутро не вспомнят твоего имени. Но их говорят и тогда, когда... Я действительно никогда не встречал никого, похожего на тебя. Я не знаю, как ещё сказать тебе об этом, кроме этих идиотских избитых фраз.
- Чему ты не веришь, Эдвард? - Я едва могла дышать. Его голос был так близко, он дышал искренностью.
- Я, возможно, неправильно сформулировал. Белла... Скажи мне... Я не нужен тебе? Просто ответь мне на этот единственный вопрос.
Я села на постели.
- Я не знаю, Эдвард. Я...
Что стало с моим правилом - быть искренней с самой собой...
- Ты нужен мне.
- Я вернусь послезавтра. - Теперь я явственно слышала усталость в его голосе, но и облегчение. - К тебе. Потому что ты нужна мне, Белла. Очень сильно.

Эдвард приехал, судя по всему, прямо из аэропорта. С ним был ещё его чемодан: когда он склонился ко мне, я почувствовала запах его одеколона, кофе, усталости.
- Хочешь в душ? - спросила я, поражаясь, насколько естественно и буднично прозвучали эти слова, словно я знала его уже очень давно.
Он кивнул, целуя меня, глубоко, нежно, настойчиво.
Пока Эдвард приводил себя в порядок, я приготовила кое-что.
Он вышел в мою крохотную кухню, убирая с глаз влажные волосы. Увидев накрытый стол, он улыбнулся, подошёл ко мне вплотную. Его ладонь скользнула мне на затылок, но он не поцеловал меня, а просто обнял, прижав к груди. - Привет.
- Привет.
- Как прошла конференция? - спросила я за едой.
- Блестяще. - Его улыбка, как прожектор, буквально ослепила меня. Ураган вернулся.
Какое-то время он с жаром рассказывал мне о работе. Затем он остановился.
- Белла, я хочу ещё раз сказать тебе то, что сказал тогда, бессовестно прервав твой сон. Ты нужна мне. Я хочу узнать тебя ещё ближе, хочу быть с тобой.
Его слова выбили почву у меня из-под ног. Я все ещё не могла до конца поверить в то, что все это происходит на самом деле.
- Устал? - спросила я, меняя тему.
- Если честно, очень. Спасибо тебе за душ и завтрак. Я пойду. Отлежусь немного, а потом... Я хочу пригласить тебя на прогулку.

Эдвард целовал меня в прихожей, прижав к стене, придерживая ладонью мою голову. Не в силах сдерживаться, я стонала ему в губы, сжимая в кулаках воротник его куртки. - Я вернусь, Белла.

Мы встречались, так часто, как это было возможно. Эдвард сделал паузу в работе, о которой часто говорил, и которая была необходима ему. Мы проводили время вдвоём, иногда посещали шумные вечеринки в доме Джаспера. У моего урагана был всего один настоящий друг, да и я привязалась к этому обаятельному человеку. На этих сборищах его все так же обступали, завладевали его вниманием. Иногда мне было настолько больно делить его со всеми этими людьми, что я отстранялась, уходила в сторону, пытаясь разобраться в собственных эмоциях. Я не хотела становиться обузой для него, лишать его привычной среды обитания, но он не давал мне слишком глубоко уйти в себя, догадываясь, что это может быть губительным.
Эдвард ни секунды не тратил зря. Он жил, осознавая каждый миг. Он увлекал меня за собой, заставляя чувствовать все настолько интенсивно, что порой это внушало мне страх.
Он был рядом. Познакомился с миссис Радофски, когда помогал мне отвезти готовый комод на взятом в аренду грузовичке, и я видела, как эта девяностолетняя женщина густо покраснела, обнимая Эдварда, предлагая ему кофе, булочки и место в своём сердце.

Дни текли. Я, настолько привыкшая к независимости и относительному одиночеству, засыпала и просыпалась, переполненная до краев. Эдвард часто оставался на ночь. У него была интересная особенность: положив голову на подушку, он засыпал мгновенно, словно кто-то отсоединял его от сети. Но я чувствовала, как он двигается, находя меня во сне, прижимая к себе, вздыхает. Я тихонько целовала его плечо или висок, и он успокаивался.

И одной из этих ночей я сделала открытие, наполнившее меня ужасом.

Эдвард снова остался у меня. - Я не могу заставить себя уйти. И не проси, - улыбнулся он, притягивая меня к себе на ходу и целуя.
Он сидел на моем диване, вытянув длинные ноги: на коленях - ноутбук. Пожав плечами, я занялась своими делами, но я не могла делать вид, что его здесь нет. Эдвард притягивал меня, словно магнит, хотя был бы, вероятно, очень удивлён, узнав об этом. Я сознательно опускала себя на землю всякий раз, когда что-то необъяснимое сжимало мне горло, заставляя задыхаться от нежности, вызывая желание раствориться в нем.
Спустя какое-то время Эдвард потёр рукой затылок, разминая плечи.
Я подошла к нему, коснулась поцелуем шеи, слушая, как он с шумом втянул в себя воздух. Я сама была в странном настроении сегодня: мне хотелось легкости, страсти, хотелось заставить его полностью потерять контроль.
- Ты весь как камень, - тихо сказала я, разминая его плечи. - Пойдём в постель.
Эдвард взглянул на меня с веселым изумлением. - Ты что задумала?
- Увидишь.

- Не сопротивляйся так. Это не заденет твою мужественность.
Он посмотрел через плечо так, что мне пришлось напомнить себе о том, что именно я взяла этот непринужденный тон, но слегка наклонил голову, чтобы облегчить мне доступ к его плечам.
Я чуть наклонила флакон с массажным маслом и дала одной капле упасть на его гладкую кожу и скользнуть вниз. Эдвард блаженно прикрыл глаза.
Я массировала его плечи, шею, слыша тихий стон, подталкивавший меня к взрыву. В какой-то момент он перехватил мои руки и лёг на спину, увлекая меня за собой.
- Ещё, - прошептал он, не открывая глаз.
Следующая капля упала на его живот. Я ласкала его, вдыхая запах, который нельзя перепутать ни с чем, чуть приправленный сладостью масла. Эдвард следил за мной из-под ресниц, давая мне свободу играть с ним.
Я опёрлась ладонью о его грудь: рука скользнула, и я полностью опустилась на него.
- Наконец-то. - Он поцеловал меня, чуть прикусив губы. Меня словно окутало облаком ароматного тепла. Не разрывая поцелуя, он приподнял меня и опустил снова, заполняя до отказа. Масло с его кожи покрыло мою: чувства обострились до предела, я едва владела собой. Эдвард уловил мою немую просьбу и одним движением перевернул меня. Глядя прямо в глаза, он нежно обвёл языком мои соски, заставив меня остро втянуть воздух, опустился ниже.
- Беру свои слова назад, - тихо сказал он мне в кожу. - Я не задет... Наоборот...
Дыхание Эдварда омыло меня. Мягкая рука легла на живот, удерживая на месте. Его губы и язык обожгли, заставив закричать.

Эдвард уснул, положив голову на мою подушку. Я ещё долго лежала без сна, осторожно перебирая его мягкие волосы, слушая его спокойное дыхание.
«Я люблю тебя».
Я вздрогнула, словно оглушенная осознанием. Я любила Эдварда. Любила так, что боялась потерять себя в этой лавине, которую сдерживал до сих пор только мой самообман.
Что будет со мной, если Эдвард не разделяет моих чувств? Что будет, если это отпугнёт его? Я видела его нежность, обращённую ко мне, ласку, заботу и страсть, я видела что-то, вспыхивавшее в темной зелени его глаз. Но что если он решит, что все это - слишком? Что будет со мной, если наши отношения - небольшой отпуск, которые Эдвард Каллен взял не только в работе, но и решив побаловать себя к концу года чем-то приятным, но необременительным?
Но... Возможно ли, что он тоже испытывает ко мне что-то?
Я встала, вышла в кухню, села к столу со стаканом воды.
Я знала себя, лгать не имело смысла. Было два варианта развития событий. Оба из них причинят мне сильную боль.
Первый - я останусь с Эдвардом до тех пор, пока он будет хотеть этого. Тот момент, когда эта нежность исчезнет из его взгляда, когда он даст мне понять, что с определенного момента наши пути расходятся - я дождусь его, но это может убить меня. А даже если этого не произойдёт... Он не сможет жить так долго. Он вернётся к своим многомесячным экспедициям, симпозиумам, своему привычному образу жизни. Ему надоест оглядываться на меня в разгар оживлённой вечеринки, надоест тишина и размеренные будни, которые настолько важны для меня. Поэтому был ещё и вариант второй - я сыграю на опережение.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/47-3117-1
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: irina_vingurt4514 (25.12.2018) | Автор: автор irina_vingurt4514
Просмотров: 684 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/16
Всего комментариев: 9
0
9  
  Спасибо!  good  lovi06015

0
4  
  Спасибо.  Как всегда у автора интересный поворот сюжета.  Неуверенная, но уже влюблённая героиня. И талантливый в своём любимом деле герой.  lovi06032

0
5  
  Спасибо вам большое lovi06015 мне безумно приятно

0
3  
  Да. Это фобия близости, распространенная проблема. Люди неуверенные в себе боятся привязаться к кому-то, что бы избегать расставания и боли. Очень понятное чувство. Странно, чтобы быть счастливым, надо иметь отвагу. Белла должна верить, что любовь сама по себе стоит риска быть разбитым. Спасибо)

0
6  
  Так часто мы бежим от боли и разочарований, и при этом забываем о том счастье, которое, возможно, ждёт за поворотом.

0
2  
  Белла - цельная личность, со сложившимися взглядами и выводами. И, наблюдая отношения современных пар, она сделала многое, чтобы обезопасить себя от любовных стрессов. Нет у неё доверия к мужчинам...

0
7  
  И сделала она это, заведомо лишив себя шанса на блаженство. Только настойчивость и любовь со стороны Эдварда помогли сломать лёд.

2
1  
  Как по мне, так она хочет совершить большую ошибку. Боясь за свое сердце, хочет первой оставить его? Они очень гармоничны в паре.  Они сбалансировывают друг друга. Она -тишина и покой. Он -вечный огонь, постоянно в движении. Хотя ее страхи абсолютно понятны. Она слишком не уверенна в себе. Привыкла жить в неспешной тишине и просто боится, что ему, вечному двигателю , скоро наскучит и он снова унесется в свои дальние дали покорять и очаровывать , а она останется с разбитым сердцем и не заживающей раной.

0
8  
  Все ошибки происходят от ее действительно глубокой неуверенности. И она сразу же допустила, что недостаточно хороша. А Эдвард... Как всегда, он ждал ее, чтобы ураган сменился тёплым, спокойным ветром.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]