Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Пятьдесят оттенков изумрудного (окончание)

*** *** ***

30 мая 1866 года, среда, 01:00

Они лежали на широкой кровати. Эдвард целовал волосыдевушки, пальцами перебирая прядки, льнувшие к его груди. Белла же бездумно глядела в потолок, блаженно улыбаясь.

 – Спасибо, что подарила мне свой первый раз, – шепнул ей на ухо юноша.

 – Ты был достоин этого, – все так же улыбаясь, девушка подвинулась и положила голову ему на грудь. – Хочешь узнать продолжение истории?

 – Уверена, что хочешь рассказать его мне? – поинтересовался Эдвард, помня, какой истерикой закончилась первая часть повествования.

 – Ох, у меня уже начинается аллергия на твое «уверена?», – закатила глаза Белла, передразнивая его.

 – Ну, тогда рассказывай, – усмехнулся Эдвард.

Девушка посерьезнела и продолжила прерванный монолог:

 – Я уже и не помню, как добралась до дома – наверное, меня провел кто-то из прислуги. Когда я зашла в кабинет отца, Карлайл и Чарли самодовольно улыбались. Чарли спросил: «Ну что, успокоилась?», но я не ответила ничего. Единственным желанием в тот момент было упасть замертво. Карлайл, надменно ухмыляясь, как ни в чем не бывало повернулся к моему отцу и произнес: «Свадьба будет через неделю. Все расходы я готов оплатить». А Чарли проводил его чуть ли не с поклонами, – в голосе Беллы отчетливо чувствовалась невероятная боль. – Я не помню, как проходила подготовка к свадьбе. Мне было плевать на все и всех. Так я вышла замуж за Карлайла. К счастью, ему сразу после нашей свадьбы пришлось надолго уехать на другой конец страны, так что мне удалось избежать унижения в виде брачной ночи. А уж потом… – на лице девушки появилась коварная улыбка.

 – Что «потом»? – проговорил Эдвард, ожидая продолжения.

 – Пока Карлайл отсутствовал, я ходила по Мейсен-холлу и наткнулась на библиотеку. Она оказалась очень большой, – усмехнулась Белла. – Я ходила между шкафами, размышляя о том, насколько же мне противны и Карлайл, и Чарли, когда взгляд случайно наткнулся на корешок одной из толстых книг. Надпись на нем гласила «Яды и противоядия». Естественно, я начала просматривать книгу. К моей радости, в ней все было описано предельно понятно. Я смогла съездить в Лондон и купить там все необходимые ингредиенты. Конечно, в планах было убийство Чарли и Карлайла. Глаз за глаз, знаешь ли… – горько ухмыльнулась герцогиня. – Но делать это сразу после свадьбы нельзя было. Стоило подождать некоторое время, чтобы их смерть выглядела более естественной, а я в глазах общества предстала скорбящей вдовой и дочерью. Поэтому для начала я сделала Карлайла импотентом.

 – Как?! – поразился маркиз.

Изабелла усмехнулась.

 – Есть специальные травы, снадобье из которых может вызвать импотенцию сразу после первого его приема. Главное – правильно приготовить (прим. Авт. – здесь и дальше будут даваться лишь приблизительные описания веществ. Из этических соображений я не буду давать их названия, ибо они реально существуют, и их реально приготовить). У Карлайла все никак не получалось со мной… ну, ты понимаешь. А мне это было только на руку. Затем я занялась медленно действующим ядом для своего «муженька». Если его употреблять часто, ежемесячно увеличивая дозу, то недомогания будут все ощутимее, но смерть от этого не наступит. Потом, чтобы вызвать смерть, нужно дать дозу, разница которой с предыдущей будет больше обычного. И все! – Изабелла театрально развела руками. – Конечно, перед этим я разделалась с Чарли. Приготовила сильнодействующий яд, смерть от которого наступает мгновенно. А затем я приехала в гости к этому «отцу», где увидела, что он живет в полном достатке и проводит в игорных домах еще больше времени. Я поняла, что Карлайл заплатил ему за меня. Хорошо заплатил, – тон девушки стал ледяным. – Я подсыпала яд в одно из его коллекционных вин. Поэтому Чарли скончался уже после того, как я уехала обратно в Мейсен-холл.

 – И что же ты теперь будешь делать? – спросил Эдвард, водя пальцем по ее обнаженной груди.

 – Я не знаю, – вздохнула девушка. – Давай пока не будем думать об этом, хорошо? Хотя бы до рассвета.

Эдвард кивнул и накрыл ее губы поцелуем. Сейчас ему не хотелось думать ни о чем, кроме девушки, лежащей у него в объятиях…

*** *** ***

30 мая 1866 года, среда, 06:00

За окнами Мейсен-холла начало постепенно светать. В покоях герцогини девушка аккуратно выбралась из крепких объятий мужчины, спящего рядом. Она долго смотрела на его красивое лицо, прежде чем прошептать:

 – Прости, Эдвард, но я не могу портить тебе жизнь…

Девушка бесшумно уселась за стол и зажгла одну из свеч на стоящем там подсвечнике. Белла извлекла из потайного ящичка два листа бумаги и развернула их. Достав перо, она обмакнула его в чернильницу и начала писать, периодически утирая слезы…

*** *** ***

30 мая 1866 года, среда, 09:30

Эдвард проснулся оттого, что в дверь комнаты стучались.

 – Да, кто там? – крикнул он.

 – Милорд, прибыл посыльный от мистера Дженкса. Адвокат приедет сюда через полчаса, – раздался голос дворецкого.

 – Хорошо, Бен, можешь быть свободен!

Он услышал шевеление слева от себя и с улыбкой обернулся. Белла сонно прищурилась, лучась ответной усмешкой.

 – Что ж, момент истины близится, герцогиня, – кривляясь, сообщил он.

 – Ах, жду этого с нетерпением, маркиз! – состроив надменное лицо, манерным голосом протянула Белла. Ее сердце разрывалось от боли, но девушка понимала, что не может поступить по-другому. Пока они одевались, она незаметно взяла со стола скрученный трубочкой лист бумаги и спрятала среди складок своего платья.

30 мая 1866 года, среда, 10:00

Когда они спустились на первый этаж, адвокат уже ждал их в гостиной, потягивая поданный Анжелой чай.

 – Итак, вы готовы услышать завещание? – протерев свои очки, спросил мистер Дженкс.

 – Конечно, для этого вы и вызваны сюда, – Изабелла вновь надела маску холодной и расчетливой стервы. Но теперь Эдварда это не злило, ведь он знал, что надменность – это всего лишь маска.

 – Итак… – юрист вскрыл конверт и достал сложенный лист бумаги оттуда. Вздохнув, мистер Дженкс приступил к чтению. – «Я, Карлайл Каллен, герцог Мейсенский, настоящим завещаю свое имущество следующим людям: Изабелле Каллен, герцогине Мейсенской – свой титул и Мейсен-холл со всеми окрестными землями, ранее принадлежащими мне. Кроме того, она становится законной хозяйкой особняка ее отца. Предоставляю ей полное право распоряжаться унаследованным имуществом и титулом на свое усмотрение».

Эдвард украдкой взглянул на герцогиню, но она сидела с каменным лицом, не выражая никаких эмоций. Адвокат же продолжал читать, сосредоточенно глядя в завещание:

 – «Своему сыну, Эдварду Каллену, маркизу Мейсенскому, я оставляю в наследство свой банк. Надеюсь, что он сможет достойно им управлять».

Эдвард был ошарашен. Он никак не мог предположить, что отец, с которым они настолько сильно поссорились, решит оставить ему банк. Адвокат же тем временем продолжил:

 – Его Светлость после смерти вашего отца, миледи, вызвал меня для внесения дополнений в завещание, – сообщил мистер Дженкс, доставая из конверта еще один лист бумаги – на этот раз маленький. – «Учитывая все превратности нашего брака, я хочу предоставить герцогине право аннулировать его. Если от нее поступит такое прошение, уполномоченные лица обязаны удовлетворить его немедленно. При этом герцогский титул и унаследованное имущество переходит от нее к моему сыну. Исключением является дом отца Изабеллы, в который она может вернуться в любое время. Ей возвращается и прежний титул баронессы Свон.

Эдвард повернул голову и увидел, что на лице Изабеллы сияет блаженная улыбка. Внезапно она встала и протянула адвокату левую руку, которую все это время скрывала в складках своего изумрудного платья. Девушка держала сложенные в трубочку бумаги.

 – Что ж, отлично. Здесь прошение об аннуляции моего брака. Второй документ – добровольный отказ от герцогского титула, но я так понимаю, что он уже и не нужен. Но на всякий случай можете оставить его себе. Я отправляюсь в отчий дом, – кивнув ошеломленным мужчинам, она направилась на второй этаж, крикнув в коридоре: «Анжела, помоги мне собрать вещи!».

 – Что ж, милорд, – откашлявшись, промямлил мистер Дженкс. – Титул герцога автоматически переходит к вам, через несколько дней я пришлю вам соответствующие документы.

Эдвард нетерпеливо махнул рукой, и юрист поднялся с кресла. После этого новоиспеченный герцог помчался на второй этаж, дав знак выглянувшему из-за угла Бенджамину, чтобы тот проводил мистера Дженкса в кабинет.

Эдвард ворвался в комнату Изабеллы, когда та укладывала одно из своих платьев в саквояж. Он мотнул головой, и Анжела, правильно оценив этот жест, поспешила ретироваться.

 – Белла, ты что творишь?! – воскликнул мужчина, убрав саквояж в сторону и не дав бывшей герцогине положить туда одежду. – Мы же вроде бы признались друг другу во всем еще вчера вечером и сегодня ночью!

Девушка вздохнула.

 – Эдвард, я не хочу портить тебе жизнь. Я убила твоего отца, и ты не обязан меня прощать за это.

 – Поверь, он это заслужил, – выплюнул Эдвард. – Белла, я люблю тебя, неужели тебе этого непонятно?!

 – Я все понимаю и тоже люблю тебя, правда, – в глазах девушки блеснули слезы, – но нам ни за что не позволят быть вместе нынешние законы. Вдова не может выходить замуж за сына своего покойного мужа, ты помнишь?

Эдвард захотел ответить, но, открыв рот, понял, что возразить на это нечем. Изабелла же грустно улыбнулась и забрала саквояж у него из рук, продолжив складывать туда вещи. Мужчина вызвался помочь ей перенести багаж в карету, на что девушка только кивнула

Когда они вышли через парадную дверь, Беллу уже ожидал экипаж. Она повернулась к Эдварду и грустно посмотрела на него:

 – Что ж, думаю, нам пора прощаться, – мужчина порывисто обнял ее, она же уткнулась носом ему в шею.

 – Прощай, мой Изумрудный герцог, – с горькой иронией прошептала Белла.

 – Лучше «до свидания». Мне так больше нравится, – хмыкнул он, утерев слезу с ее щеки.

 – Тогда до свидания… и спасибо тебе за все.

30 мая 1866 года, среда, 11:30

Белла молча развернулась и села в карету. Эдвард долго смотрел ей вслед, пока силуэт экипажа не исчез за горизонтом. Экономка все это время молча стояла с ним рядом. Когда кареты уже не было видно, мужчина горько вздохнул. Анжела заулыбалась, глядя на него.

 – Милорд, вы ведь любите ее.

 – Да, миссис Чейни. Если бы не идиотские законы, мы бы не расстались никогда.

 – Сэр, почему вы так легко сдаетесь? Вам же досталась отцовская целеустремленность, неужели вы ее не пробудите в себе? Я необразованная старая женщина, но думаю, что даже в самых идеальных законах можно найти лазейки.

Эдвард застыл. Об этом он почему-то и не подумал.

 – Даже если такие лазейки и найдутся, вы уверены, что она захочет со мной быть после всего?

Экономка усмехнулась и изрекла:

 – Милорд, однажды я делала уборку в вашей библиотеке и заметила на столе раскрытую книгу. На странице был написан такой текст: «Иногда бывает, что жизнь разлучает двоих людей только ради того, чтобы они осознали, насколько важны друг для друга». Изабелла любит вас, она пошла даже на самопожертвование, чтобы вы жили счастливо. Неужели вы просто забудете о ней?

 – Конечно, нет! – воскликнул Эдвард. В его голове уже созрел план. – Думаю, что услуги мистера Дженкса мне сегодня еще пригодятся, – и мужчина помчался в свой кабинет, где его ожидал юрист.

15 ноября 1866 года, четверг, 10:00

Эдвард проснулся, словно от толчка. Что-то подсказывало теперь уже законному герцогу Мейсенскому, что сегодня его ждут разительные перемены в жизни. Уже почти полгода он провел, разыскивая со своим адвокатом лазейки в законе, которые позволили бы Изабелле быть с ним без порицания обществом. Лишь недавно мистер Дженкс что-то нашел и подал прошение королю. Вопреки опасениям Беллы, ее отречение от титула в обществе восприняли сравнительно спокойно – возможно, этому поспособствовала приписка к завещанию Карлайла. Уже почти полгода бывшая герцогиня жила в особняке своего умершего отца на те сбережения, которые остались со времен Чарльза.

Эдвард не раз отправлял ей письма, не имея возможности приехать лично, но ответа ни на одно из них так и не получил. Сначала это причиняло боль, но потом герцог насторожился – может, она уже забыла про него, счастливо живя с другим? Но в обществе не было никаких упоминаний о Белле. Поэтому теперь он ждал известий от Дженкса с особым нетерпением.

Внезапно в кабинет, где сейчас находился Эдвард, заглянул дворецкий.

 – Сэр, к вам прибыл мистер Дженкс, лично. Он говорит, что дело очень срочное и…

Герцог не дослушал его, помчавшись на первый этаж, где его в гостиной уже ожидал адвокат.

 – Сэр, ваш брак с Изабеллой готовы одобрить! – вскочил с кресла сияющий мистер Дженкс. – Я предоставил записки вашего отца, где покойный герцог признавался, что она никогда не была с ним как с мужчиной, из-за чего брак можно смело считать недействительным. Поэтому можете смело ехать к ней, – юрист заговорщицки ухмыльнулся.

 – Спасибо, Дженкс! – Эдвард пожал ему руку, радуясь таким известиям. Он немедленно приказал снарядить экипаж.

Герцог ехал к особняку Свон, заметно нервничая. «Что, если она уже не помнит про меня? Ведь прошло уже почти полгода!», – волновался он. В окно кареты бился осенний дождь, поэтому у мужчины не было возможности увидеть, сколько миль осталось до пункта назначения. Так что Эдварду оставалось только нервничать и надеяться на лучшее.

15 ноября 1866 года, четверг, 14:00

Карета остановилась напротив парадного хода в особняк Свон. Эдвард стремглав выскочил наружу, не обращая внимания на хлещущий в лицо дождь. Перепуганная прислуга, судорожно кланяясь, впустила его внутрь, и местная экономка сказала, что сейчас оповестит хозяйку. Герцог кивнул и стал ждать у лестницы.

Спустя несколько минут на верхнем этаже послышался шум, будто кто-то опрометью мчался оттуда.

 – Миледи, вам противопоказаны такие нагрузки! – раздался откуда-то из дальней комнаты крик экономки, но бегущий не обратил на это внимания.

И наконец Эдвард увидел ее. Глаза мигом впились в до боли знакомое лицо, ища признаки отчужденности. Но Белла лишь тепло улыбалась ему. Эдвард бросился к ней, чтобы обнять.

 – Белла, как же я скучал по тебе, – пробубнил он, зарывшись носом в ее волосы.

 – А я еще больше, – доверительно шепнула она.

Внезапно Эдвард вспомнил, зачем приехал.

 – Белла, наш брак готовы одобрить! – воскликнул он. – Дженкс помог отыскать лазейки в законе!

Девушка внимательно взглянула на него.

 – Эдвард, ты уверен, что тебе нужна именно я?

 – Ну разумеется, девочка моя, – он крепко прижал ее к себе, но Белла внезапно охнула и отстранилась.

 – Что такое? Ты не хочешь замуж за меня? Ты уже с кем-то… – испугался Эдвард, но поток слов был остановлен ладошкой Беллы, прижавшейся к его губам. Он непроизвольно опустил глаза вниз и увидел небольшой животик, который девушка легонько поглаживала второй рукой.

 – Ты… ты беременна? – шокировано выдохнул он. – От меня?

Белла кивнула, улыбаясь. Мужчина поднял ее на руки и закружил, отчего она рассмеялась – впервые за полгода. Девушка ощутила, что за это время смогла окончательно отпустить Энтони, и теперь ее сердце целиком принадлежало Эдварду.

Она уже и не надеялась, что он вообще помнит про нее. Тем более после игнорирования писем. Белла хотела ему ответить, но боялась, что проболтается о ребенке, из-за чего Эдвард захочет жениться на ней лишь из чувства долга.

Теперь девушка была уверена, что он действительно ее любит. Теперь оба были уверены, что впереди их ждет лишь долгая и счастливая жизнь. 



Источник: http://robsten.ru/forum/69-2028-1
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: -marusa122- (30.08.2015) | Автор: -marusa122-
Просмотров: 636 | Комментарии: 16 | Теги: Белла, Конкурс, Эдвард, Фанфик, Сумерки | Рейтинг: 4.5/30
Всего комментариев: 161 2 »
avatar
0
16
Не хочу говорить об исторических неточностях, хочу поблагодарить автора за смелость. Написать не просто романтическую историю, но вписать её в исторический контекст - это сложно и оригинально. Спасибо! cvetok01

P.S. И небольшой совет, если позволите... Аккуратнее с названиями историй... Думаю, что не нужно в ближайшие несколько лет использовать словосочетание "50 оттенков".
avatar
15
Углубляться в исторические нюансы не стану, так как не могу похвастаться хорошим знанием истории и законов, викторианской Англии, в частности.
Но задумка, действительно, неплохая, сюжет нетривиальный, Белла - хладнокровная убийца это нонсенс, но соглашусь, что начало было куда более интригующим. А вот характерам не хватило глубины, на мой взгляд. Много мыслей Эдварда и совсем нет точек соприкосновения главных героев. Все время провели порознь, а потом, вдруг, оказывается, что они жить друг без друга не могут.
Спасибо автору за фантазию!
Удачи в конкурсе! lovi06032
avatar
1
14
Спасибо за историю !!!!
avatar
1
13
обалдеть офигенная история !!!!!!!!!!!спасибо!!!!!!!! good good good
avatar
1
12
спасибо! было интересно почитать такую версию любви того времени)
avatar
11
Если отбросить все исторические тонкости и нравственную составляющую, задумка получилась неплохая. Начало интригующее, но дальше всё кажется каким-то нереальным. Есть много претензий к поступкам Беллы, как и к реакции Эдварда на произошедшее, но надо отдать должное автору, главная цель достигнута. Любовь победила всё, в очередной раз доказав, что своей силой способна творить чудеса.
Спасибо за историю и смелую попытку вписать сюжет в историческую канву! lovi06032
avatar
2
10
Спасибо за историю cwetok01
avatar
2
9
Не хочу повторяться, поэтому присоединяюсь к комменту Korsak.  Но в целом совсем даже не плохо. Большое спасибо.
avatar
2
8
А мне понравилась история, если не вдаваться во все исторические сложности и тонкости того времени,написано интересно! Спасибо !
avatar
2
6
По сюжету промолчу, об этом написали до меня.
Не хочу обидеть автора, но об наследовании в Великобритании он не знает вообще ничего. Там майорат, а это значит, что Эдвард стал герцогом и унаследовал фамильное поместье автоматически, в ту же минуту, как Карлайл умер. Тот мог завещать только отчуждаемое имущество - дом Свона, например, или банк, но не фамильное поместье и тем более титут, это всегда и без исключений достается старшему сыну. И еще - маркиз-сын и герцог-отец не могли оба быть Мейсеновскими, у каждего титула - свое именование. И до кучи: герцог-банкир - такая же нереальная в то время вещь, как генерал-пацифист.
avatar
1
7
Цитата
Там майорат

Оксан, прости, не соглашусь. Не все владения были майоратами. Во многих семьях его отменяли и наследником могла стать дочь или жена.
1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]