Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В ПОГОНЕ ЗА РОЖДЕСТВОМ (начало)

Жанр: Romance. Humor

Пейринг: Эдвард/Белла

Рейтинг: PG-13

Музыкальная композиция: Corey Gray – Where We're Going

Саммари: Эдвард ошарашивает Беллу неожиданным заявлением о том, что они отправляются в кругосветное путешествие. И это накануне Рождества! Удастся ли им встретить праздник, и какова цель этой поездки? Белла даже не подозревает, какие сюрпризы ее ждут.


Cкачать Corey Gray Where We're Going бесплатно на pleer.com

 

 

В ПОГОНЕ ЗА РОЖДЕСТВОМ

 

 – Так, можете начинать, – негромко произнес в трубку Эдвард, услышав шуршание простыней в спальне. Его собеседник тут же отключился. А парень направился в комнату.

 – Привет, милая! – поприветствовал он лежащую девушку. Белла сонно протирала глаза кулаком, прежде чем взглянуть на него.

 – Привет, Эдвард, – тепло сказала она. Затем в привычном жесте обвела глазами комнату. Взгляд наткнулся на висящий на стене Адвент-календарь, и… Эдвард чуть не оглох, когда она радостно завопила:

 – Сегодня канун Рождества!

Белла вскочила с кровати и бросилась прямо в его объятия. Парень, ласково посмеиваясь, поднял и закружил ее. Девушка залилась хохотом, когда ее ночная рубашка задралась, обнажая бедра. Эдвард наклонился, и Белла утопила руки в шевелюре, прежде чем впиться в его губы. Они оба застонали, когда объятия стали крепче. Парень опустил одну руку на попку девушки, предвкушая продолжение поцелуя. Но Белла внезапно оторвалась от его губ и направилась к тому самому календарю, который ранее заставил ее подпрыгивать от радости. Она отклеила с плаката последний конвертик и вскрыла его. Там оказались две вишни в шоколаде.

 – Мои любимые! – восхищенно выдохнула Белла. Она повернулась к парню, держа в руке бумагу, на которой лежали угощения. – Спасибо за календарь, Эдвард!

 – Все для тебя! – ухмыльнулся он. Девушка взяла одну вишенку и протянула Эдварду. Тот наклонился и подхватил ее губами, не преминув задеть пальцы. Одновременно рукой он забрал вторую конфету и протянул ее к губам Беллы. Девушка отплатила ему той же монетой, отчего Эдвард судорожно вдохнул.

 – А теперь – завтрак! – воскликнула Белла, отрываясь от его пальцев и мчась к двери комнаты. В мгновение ока топот ее босых ног послышался в коридоре.

 – Эй, ты очень коварная женщина! – завопил Эдвард, пытаясь уладить небольшую… ладно, очень большую… проблему в штанах. Звонкий смех Беллы и звон посуды на кухне заставили его сокрушенно покачать головой и поплестись на первый этаж дома.

Спускаясь по лестнице, он почувствовал, как ноздри защекотал аромат яичницы с беконом. Эдвард ощутил, как в желудке заурчало. Из-за подготовки сюрприза не нашлось времени даже на один бутерброд, и теперь это ощущалось еще явственней. Зато его подарок для Беллы… «Это, несомненно, того стоило», – мысленно усмехнулся парень. Теперь же перед ним стояла задача – преподнести его девушке и не испортить сюрприз. Его уши еще со вчерашнего дня отчетливо помнили угрожающий тоненький голосок Элис в трубке. «Если облажаешься, я лично тебя прикончу», – абсолютно серьезно заявила эта коротышка. Эдвард посмотрел на часы – была уже половина восьмого. «Пора действовать», – решил парень. Сегодняшний день... даже дни… были расписаны по минутам.

Он и не заметил, как дошел до входа в кухню. Эдвард оперся спиной о косяк двери, с улыбкой наблюдая за тем, как Белла металась по кухне, стараясь успеть все и сразу. Коротенькая ночная рубашка едва прикрывала ее ягодицы, волосы разметались по плечам, непослушные локоны периодически падали на лоб, и девушка сдувала их, так как руки были заняты то ложкой, то ножом, то чашкой, то сковородой…

Эдвард бесшумно подошел к ней и обнял за талию, уткнувшись в волосы и вдыхая их аромат. Белла откинула голову на его плечо. Парень поцеловал ее в висок и поинтересовался:

 – Ну, что у нас сегодня на завтрак?

 – Сейчас будет готова яичница, – оживленно начала Белла. – Потом я возьмусь за блинчики с черникой. После этого хочу сделать шоколадный пудинг…

 – Тише-тише, – перебил Эдвард этот монолог. – Думаю, сегодня будет достаточно только яичницы.

Белла шокировано уставилась на него, неспособная вымолвить ни слова. Увидев искорки обиды в любимых шоколадных глазах, парень поспешил добавить:

 – Белла, я это говорю потому, что сегодня нам будет не до трапезы. Ты прекрасно готовишь, каждое твое блюдо – это оргазм желудка… но у нас очень мало времени.

 – Эдвард, что случилось? – прищурившись, с подозрением спросила она. Эдвард нервно взъерошил свои волосы.

 – У-у, черт, мне же ничего нельзя говорить… – вполголоса пробормотал он. – Белла, это сюрприз.

 – А он хороший? – поинтересовалась девушка, неподдельное и прямо-таки детское любопытство зажглось в ее глазах.

 – О, да, – Эдвард усмехнулся, поняв, что буря миновала.

 – Ну тогда чего мы стоим? – радостно взвизгнула Белла. Молниеносным движением она переложила на тарелку яичницу и вручила ее Эдварду, а затем взяла свою порцию и бросилась к высокому табурету возле барной стойки, находившейся неподалеку.

 – Да ты не торопись, – заулыбался парень, наблюдая за метаниями Беллы. – Ешь спокойно, самолет только на девять часов утра… – Эдвард прикусил язык, но было поздно.

 – Самолет?! – глаза Беллы, никогда не летавшей на таком транспорте, стали размером с блюдца.

«Проболтался-таки», – сокрушенно подумал парень.

*** *** ***

 – Эдвард, ну куда мы полетим? Ну скажи-и! – скулила Белла в машине час спустя.

 – Потерпи – увидишь, – улыбнулся Эдвард, выруливая на стоянку аэропорта. Нетерпение девушки его скорее забавляло, а не раздражало. Сам он и раньше летал на самолетах, поэтому такое предвкушение было для него не в диковинку.

 – Приехали, что ли? – Белла ерзала на сиденье, выглядывая в окно.

Парень лишь улыбнулся, выходя из машины и открывая ей дверь. Девушка выбралась и огляделась. Неподалеку гудели двигатели готовящихся ко взлету самолетов. Еще дальше какой-то рейс заходил на посадку. В стороне у входа в здание аэропорта парковались автомобили, из которых выбирались пассажиры с большими чемоданами.

Эдвард заметил, как Белла внезапно замерла и побледнела.

 – Малыш, ты чего? – повернулся он к девушке.

 – У нас же нет багажа! – в ужасе произнесла она, продолжая стоять так же неподвижно.

 – О, он нам не понадобится, – облегченно рассмеялся парень и протянул ей руку. – Пойдем!

Белла удивленно уставилась на него, но вложила свою ладонь. Эдвард же, весело насвистывая, направился к небольшому самолетику, стоящему поодаль от крупных пассажирских лайнеров. У дверей в кабину пилота стоял широкоплечий мужчина, который приветственно помахал рукой, заметив парня. Широко улыбнувшись, тот быстрым шагом направился к самолету, и Белле ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.

 – Эдвард! – мужчина хлопнул парня по плечу, когда они приблизились. – Ты как раз вовремя, старик! Через десять минут мы взлетаем, так что добро пожаловать на борт! – и он приглашающе махнул рукой, указывая на другую сторону самолета. Эдвард помчался туда, практически волоча девушку за собой. Но она была настолько шокирована, что не обратила внимания на скорость, с которой они неслись к самолету.

Наконец парень остановился и разжал пальцы.

 – О, Белла… – он смутился, увидев покраснения на запястье девушки. – Прости, я сделал тебе больн… – Эдвард замолчал, потому что девушка положила ладонь на его губы. Она вздохнула и медленно покачала головой, пытаясь прийти в себя. Наконец Белла подняла огромные от шока глаза и уставилась на него.

 – Эдвард, что происходит? Куда мы летим?

 – Куда пассажиры пожелают, – услужливо вставил тот же широкоплечий мужчина, подойдя сзади.

Белла повернулась к Эдварду, в ее глазах читался немой вопрос. Тот махнул рукой, и здоровяк бесшумно удалился. Затем он повернулся к девушке.

 – Милая, помнишь, я три месяца назад спрашивал о твоих мечтах?

 – Да… – Белла наморщила лоб. – Я ответила, что мечтаю совершить кругосветное путешествие вместе с тобой. И что?

 – Ну, я и собираюсь устроить тебе кругосветное путешествие, – ухмыльнулся Эдвард. Девушка разинула рот.

 – Эдвард, но сегодня же канун Рождества!

 – А мы его и не пропустим, – заулыбался парень. – На каждой остановке мы будем приземляться в странах, где как раз отмечают Рождество, и присоединяться к празднованию.

Белла почувствовала, что готова упасть в обморок.

 – Н-но к-ка-ак?.. – начала заикаться она. – Когда мы успеем?..

 – А вот об этом тебе не стоит беспокоиться. Прошу, мадемуазель! – и Эдвард посторонился, галантно указывая руками на вход. Белла нерешительно вошла в салон самолета.

«Салон… ага…», – промямлило подсознание. Девушка огляделась. Вдоль стен стояли сиденья из белой кожи, больше похожие на кресла. Между ними находились откидные столики. Чуть дальше были раскладные сиденья с подставкой для ног и даже диван.

 – Обалдеть… – охнула Белла.

 – Что, нравится? – ухмыльнулся Эдвард. – Проходи, садись. Мы сейчас взлетаем.

В подтверждение из динамиков послышался голос того широкоплечего мужчины:

 – Командир воздушного судна Феликс Вольтури и второй пилот Алек Вольтури приветствуют вас на борту самолета «Global 5000» компании «Volturi Airlines», выполняющего чартерный рейс. Полет будет проходить на высоте шести тысяч миль. Время в пути – десять часов. В полете вам будут предложены напитки и обед. Туалеты расположены в хвостовой части самолета. Курение запрещается во время всего полета. Просьба во время набора и снижения высоты отключить ваши телефоны и пристегнуть ремни. Желаем Вам приятного полета.

Белла юркнула на сиденье и попыталась пристегнуть ремень безопасности. Но от волнения руки у нее дрожали настолько, что все попытки потерпели неудачу. Эдвард, посмеиваясь, чем заслужил обиженный взгляд, заменил ее руки своими и привычным движением пристегнул ремень, после чего уселся напротив.

Белла с восторгом смотрела в иллюминатор, наблюдая за тем, как самолет выруливает на взлетно-посадочную полосу, провожаемый взглядами тех, кто еще ждал своей очереди на обычный рейс. Кстати, о рейсах… Девушка повернулась к Эдварду, который увлеченно листал какой-то журнал.

 – Милый, а куда мы летим?

 – А ты как думаешь?

 – Эдвард!

 – А что? – он невинно уставился на нее. – Я тебе ничего не скажу, пока ты сама не догадаешься. А ты не догадаешься, пока мы не прилетим.

Белла состроила обиженную мордашку, но парень только ухмыльнулся. Поэтому она сосредоточила все свое внимание на зрелище в иллюминаторе. Самолет как раз поднялся и уже летел над высотками Сиэтла. Девушка быстро забыла о таинственной цели полета и с восторгом наблюдала, как внизу проносятся многочисленные здания, которые теперь казались настолько маленькими, что помещались на ладони. Деловой район Сиэтла в снежном покрывале выглядел по-настоящему сказочно, огромные здания казались игрушечными.

 – Сейчас мы еще и за облака взлетим… – многообещающе произнес Эдвард, с улыбкой наблюдая за восхищением девушки.

Взгляд Беллы буквально приклеился к окну. Она завороженно смотрела, как огромные здания становятся все меньше, а затем скрываются за светло-серой пеленой. Туман из-за ветра и самолета шевелился, образовывая причудливые силуэты с неясными очертаниями. Но долго наблюдать за этим зрелищем не пришлось.

Самолет поднялся еще выше, оставляя слой облаков под собой. Белла вытянулась, чтобы посмотреть назад, надеясь увидеть «яму» среди тумана, образованную самолетом. Но ее не было – там, где самолет вынырнул снизу, уже вовсю хозяйничали облака. Они оживленно шевелились и словно трепетали от того, что металлическая махина всколыхнула это своеобразное море.

Самолет летел дальше, и гора взбаламученных облаков постепенно сменилась бескрайней туманной гладью, изредка шевелящейся из-за ветра. Мерное гудение двигателя самолета в сочетании с этим безмятежным зрелищем убаюкивало, поэтому Белла повернулась к Эдварду, мирно читающему книгу.

 – Эдвард, но куда же мы все-таки летим? – как бы невзначай поинтересовалась она, надеясь на эффект неожиданности. Не сработало – парень заулыбался и провел по губам двумя пальцами, имитируя закрытие «молнии». Белла закатила глаза, Эдвард ухмыльнулся.

 – Хочешь фильм посмотреть? – спросил он. – Я прихватил с собой планшет, куда заранее скачал все твои любимые киноленты.

 – О, давай! – с энтузиазмом воскликнула девушка. Усмехнувшись, Эдвард протянул ей гаджет и наушники. Схватив их, Белла устроилась в кресле поудобнее и уставилась на экран. Парень не смог скрыть кривую ухмылку, когда увидел, с чего она начала – какой-то мелодрамы про мальчика-вампира и его девушку. Недавно на экраны вышла уже третья часть, так что Эдвард искренне не понимал вызванного ею восторга и желания Беллы постоянно ходить в кино на просмотр и тащить его за собой. Но сейчас отвлеченность девушки была ему только на руку – это позволило избежать вопросов.

Эдвард вновь повернул голову к книге, которую читал ранее. Точнее, это была не просто книга, а лингвистический справочник. Нужно было освоить хотя бы азы языка, на котором разговаривают в той стране, куда они сейчас летят. Конечно, там есть немало англоговорящих людей, но дополнительные знания никогда не помешают. Вздохнув, Эдвард вновь принялся шерстить разговорник.

*** *** ***

Спустя несколько часов парень услышал шорох. Повернув голову, он заметил, как Белла клюет носом и пытается устроиться поудобнее, не отрываясь от планшета. Парень встал, зажав книгу подмышкой, и подошел к ней.

 – Малышка, ты устала? – шепотом спросил он у девушки, аккуратно вытащив наушник. Белла вздрогнула и уставилась на него затуманенными глазами. – Давай пойдем спать, у нас впереди еще много дел.

Белла кивнула и попыталась подняться. Ее заметно шатало, а глаза слипались. Ослабевшие руки девушки скользили по коже сиденья, ища точку опоры. Эдвард покачал головой и подхватил ее на руки, направившись в заднюю часть самолета, где находилось два раскладных кресла. Ногой он аккуратно откинул подставку для ног у первого и уложил на него девушку. Когда руки освободились, он занялся вторым.

На шум из передней части самолета показалась стюардесса, и Эдвард, приложив палец к губам, знаками попросил ее принести одеяло. Девушка кивнула и через пару минут вернулась с двумя пледами. Парень уже успел разложить оба кресла и передвинул Беллу ближе к стене. Забрав одеяла у стюардессы, он улегся сам.

 – Через четыре с половиной часа самолет будет приближаться к месту первой остановки, – прошептала девушка. – Мне разбудить вас?

 – Да, конечно, – кивнул парень. Стюардесса быстро ретировалась. Белла зашевелилась, придвигаясь ближе к его груди. Эдвард обвил ее руками.

 – Ты так и не расскажешь, куда мы летим? – спросила она, улыбаясь с закрытыми глазами.

 – Нет, не скажу, – усмехнулся парень.

 – Спой мне, – внезапно попросила Белла, все так же не открывая глаз. – Люблю слушать твой голос.

Эдвард поначалу опешил от такой просьбы, но спустя мгновение устроился поудобнее, укладывая голову девушки себе на грудь и начал петь первое, что пришло ему в голову. Тихий голос разносился по самолету, мягким покрывалом обволакивая Беллу и быстро убаюкивая ее.

…If you see
(Если ты увидишь то,)

What I see
(Что вижу я,)

Then you know
(То поймёшь,)

Where we're going
(Куда мы идем.)

Эдвард остановился, увидев, как губы девушки изогнулись в улыбке от слов песни.

 – Люблю тебя, хоть ты и упрямый, – прошептала она, устраиваясь удобнее и окончательно проваливаясь в сон. Сердце Эдварда пропустило удар.

«Она сказала, что любит меня», – эта мысль заставила его широко улыбнуться. Парень уткнулся в каштановые волосы Беллы, вдыхая их аромат. Эдвард и не заметил, как веки опустились, отправляя его в царство Морфея.

*** *** ***

Проснулся он от прикосновения к плечу. Это была блондинка, в которой он сквозь туман полудремы узнал стюардессу.

 – Самолет будет в аэропорту через полчаса, – тихо сказала она.

Эдвард легонько пошевелил плечо Беллы, и та открыла глаза.

 – Милая, пора собираться – мы через полчаса будем на месте.

Парень наблюдал, как за долю секунды сонливость исчезла из ее взгляда. Девушка вскочила из кресла, метнувшись к туалету, находящемуся в хвосте самолета. Эдвард только ухмылялся, наблюдая за ее метаниями.

 – Белла, не торопись, – заулыбался он, войдя в ванную комнатку и увидев, как девушка расчесывает волосы и чистит зубы одновременно.

 – Ну как ты не понимаешь, – пробормотала она, выплюнув пасту. – я же наконец узнаю, куда ты меня потащил! Надеюсь, что получится отгадать.

 – Конечно, получится, – хмыкнул парень, бесшумно подойдя сзади и забрав расческу из дрожащих от возбуждения пальцев. – Только самолет приземлится в аэропорту лишь через полчаса, не раньше. Даже если пилоты сейчас превратят его в реактивный, диспетчеры все равно не дадут разрешения на посадку до наступления намеченного времени.

После этих слов торопливости у Беллы поубавилось. Она уже спокойнее чистила зубы, пока парень аккуратно водил расческой по ее волосам. Затем девушка все-таки не удержалась и опрометью бросилась надевать свою куртку, оставшуюся в кресле. Эдвард только покачал головой.

Когда они уже были одеты, по салону разнеслась просьба сесть в кресла и пристегнуть ремни. Белла юркнула на свое место, Эдвард помог ей с ремнями. Наконец самолет начал снижение. Девушка вглядывалась в иллюминаторы, осматривая огромный оживленный аэропорт, простирающийся под ним. Здания уже приняли свои нормальные размеры и четкие очертания, и по их количеству Белла поняла, что они находятся в каком-то мегаполисе.

Эдвард ощутил, что вот оно, палево – окончательное и бесповоротное. И, как по заказу, из динамиков послышался голос командира воздушного судна, еле пытающегося сдержать смех:

 – Наш самолет произвел посадку в аэропорту Нарита города Токио. Температура в городе – десять градусов. Просьба оставаться на местах до полной остановки двигателя.

 – Токио? Япония?! Ты привез меня в Токио?! – глаза Беллы расширились, она шокировано смотрела на парня. Эдвард почувствовал, как его щеки краснеют, но нашел в себе силы на то, чтобы сверкнуть своей фирменной «трусикоразрывающей» ухмылкой, как она ее называла.

 – Это только часть маршрута, – произнес он.

Челюсть Беллы поздоровалась с полом. Пилот же подтвердил его слова:

 – Первый отрезок полета преодолен. Через четыре часа мы ждем вас в этом же аэропорту для посадки на следующий рейс.

Белла отстегнула ремни и на подгибающихся ногах поднялась с кресла. Эдвард подхватил свою сумку, взял девушку за руку и направился к выходу из самолета.

Выйдя из самолета, они остановились. Белла оглянулась вокруг, но аэропорт был настолько велик, что сам город скрывался за стоящими рядом зданиями.

 – Сейчас мы сядем на такси и кое-куда поедем, – пояснил Эдвард.

 – А почему не пешком? – поинтересовалась девушка, оглядываясь и пытаясь запомнить все вокруг, пока они шли к выходу из аэропорта.

 – Потому что пешком идти далековато. К тому же мы будем пересекать Радужный мост.

 – Радужный мост?! Тот самый?! – глаза Беллы чуть не вылезли из орбит. Получив кивок, она воскликнула: – Да куда же мы едем?

Эдвард поднял брови в притворном удивлении.

 – Ты думаешь, я тебе скажу?

Девушка закатила глаза, пробормотав: «Ну вот опять», отчего на него накатил приступ смеха.

Заметив машину, Эдвард махнул рукой, и стоящий рядом водитель кивнул, давая понять, что заметил этот жест. Пара подошла к автомобилю, и немолодой японец направился на свое место, тогда как парень открыл для Беллы двери на заднее сиденье.

 – Ты уже все предусмотрел, не так ли? – пробормотала Белла, устраиваясь на кожаном сиденье.

 – А то! – подмигнул ей парень, наклонившись к водителю и то-то прошептав ему на ухо. Мужчина улыбнулся и кивнул, а затем начал выруливать со стоянки.

 – Ненавижу сюрпризы, – надулась девушка, втайне надеясь, что этот трюк удастся.

 – Этот тебе понравится, обещаю, – улыбнулся Эдвард. И протянул ей плеер с наушниками, извлеченные из недр сумки. – Хочешь музыку послушать? Я загрузил на него композиции твоих любимых «The Rippingtons».

 – О, спасибо! – Белла забрала плеер и принялась просматривать каталог композиций. Спустя минуту она откинулась на кресло, погрузившись в мелодию. Легкий джаз и панорамы города, проносящиеся в окне автомобиля, отвлекли ее от мыслей о пункте назначения. Белла с восторгом смотрела на высотные здания, которые издалека казались голубыми за дымкой легкого тумана.

Музыка прекрасно приглушала городской шум, поэтому у девушки создавалось впечатление, будто она попала в одно из тех видео про Токио, которые она смотрела несколько лет назад. Конечно, позже увлечения сменились. Но воспоминания о Токио как о городе потрясающей красоты остались теплиться ее сердце. И теперь Белла оказалась в нем наяву.

Здания продолжали проноситься мимо, только теперь к пейзажу присоединилась еще одна деталь – сверкающая гладь океана. Частично открывающуюся панораму прятали многочисленные перекладины моста, но и того, что предоставлялось взгляду, было вполне достаточно. Небольшой снегопад и безветренная погода придавали этой картинке поистине рождественского шарма.

Наконец автомобиль преодолел мост и помчался по заснеженным улицам Токио. Несмотря на то, что сейчас была середина дня, и иллюминация была отключена, город завораживал. В честь предстоящего Рождества все здания и магазины были красиво украшены, а на улицах изредка мелькали персонажи, очень похожие на американского Санта-Клауса. Белла в удивлении приподняла бровь, увидев это. Заметив сей недоуменный жест, Эдвард наклонился и прошептал:

 – В Японии традиции празднования Рождества немного отличаются от наших, но все же большинство скопировано у Америки.

 – А в чем отличие? – произнесла Белла, вытащив один наушник.

 – Увидишь, – заговорщицки подмигнул ей Эдвард.

Девушка тяжело вздохнула. «Выпытать у него что-либо – гиблое дело», – мимоходом подумала она, продолжая любоваться предрождественским Токио. Океана уже давно не было видно, но и встречающихся по пути зданий было вполне достаточно – каждое из них было украшено по-особенному, не было однообразия, что позволяло смотреть на них бесконечно долго, запоминая детали. Но скорость автомобиля мешала предаться пристальному наблюдению, поэтому глаза Беллы пытались сразу ухватить все, что было представлено им.

Внезапно машина остановилась напротив какого-то здания. Эдвард дал знак водителю ждать их, после чего вылез из машины и открыл двери перед девушкой, прежде чем она сама это сделала. Белла улыбнулась этой мысли подавая ему свою руку.

 – Итак, позволь представить тебе парк развлечений «Palette Town», – произнес Эдвард, повернув ее лицом к зданию. Само оно для Беллы не было примечательным, ее вниманием завладело кое-что другое.

 – Колесо обозрения?! Это же колесо обозрения, правда? – залепетала она, как ребенок, будучи не в состоянии сформировать более осмысленный вопрос.

 – Поправка – это одно из самых больших колес обозрения в мире (*простите, нашла фотографию, сделанную только летом). Называется Giant Sky Wheel, – с улыбкой ответил Эдвард. – И мы на нем покатаемся, – у девушки отпала челюсть.

Спустя несколько минут они уже стояли перед внушительной конструкцией, держась за руки. Впрочем, такими были не только Белла и Эдвард – перед ними находилось еще несколько пар. Улыбчивая японка принимала деньги за билеты и поздравляла всех с наступающим Рождеством. Правда, делала она это на своем родном языке, но японские слова в данном случае были созвучны с английскими. Эдвард вручил ей деньги и провел девушку в кабину, как раз остановившуюся перед ними. На негнущихся ногах Белла прошла туда и устроилась на сиденье. Эдвард сел рядом, благо ширина места это позволяла. Девушка обняла его за талию, когда колесо начало движение.

 – Я купил нам два оборота, – прошептал Эдвард, – так что будем кататься примерно полчаса.

Белла кивнула, оглядываясь. Их кабина медленно поднималась ввысь, так что теперь у нее была возможность рассмотреть все детальнее. Выглянуло солнце, и снег, лежащий на всех поверхностях, засверкал подобно новогодней игрушке. Многочисленные здания из-за рождественских украшений казались разноцветными, и белый снег прекрасно контрастировал с ними, подчеркивая новые оттенки. «Даже летом здесь, наверное, не так красиво, как сейчас», – подумала Белла, обозревая окрестности. Она представила, как бы все выглядело без снега и украшений. Серые однотонные постройки, небольшой участок зелени… Девушка внутренне содрогнулась.

Эдвард молча сидел рядом и чаще смотрел на нее, чем на окружающую обстановку. Разрумяненные от небольшого мороза щеки, сверкающие восхищением и возбуждением карие глаза, сияющая улыбка – выражение истинной радости на ее лице согревало ему сердце.

*** *** ***

Полчаса и два оборота пролетели, как один миг. Белла разочарованно надулась, когда их кабина остановилась у земли, и служащая дала знак выходить.

 – Не переживай, – произнес Эдвард, наблюдая за расстроенной девушкой. – Сейчас мы еще кое-куда сходим, а потом вернемся сюда, если ты захочешь, благо время еще останется.

 – О, правда? – воскликнула девушка, вся ее грусть тут же улетучилась. Парень облегченно вздохнул, увидев, как улыбка вновь вернулась на ее лицо. «Такие ангелы, как она, не должны печалиться», – мимоходом подумал он, пока вел Беллу по тропинке между деревьями.

То заведение, куда они направлялись, находилось чуть поодаль высокотехнологичного парка аттракционов, их разделяла небольшая аллея. Деревья, ровными рядами посаженные вдоль нее, были увешаны гирляндами, которые, впрочем, не горели. Так как на улице все еще было очень светло, отсутствие иллюминации можно было понять. Тропинка была расчищена, снег лежал лишь между деревьями и на них. Солнце светило прямо на него, отчего вся аллея словно переливалась тысячью огоньков, по красоте не уступающих искусственному освещению.

Наконец перед ними показалось небольшое здание с вывеской, на которой было что-то написано по-японски. Белла недоуменно уставилась на парня.

 – Это что-то вроде кафе, – пояснил он, открывая перед ней двери.

Тепло окутало пару, как только они вошли. В помещении царила по-настоящему рождественская обстановка. Бежевые стены были украшены разноцветными гирляндами, переливающимися в полумраке. Казалось, свет шел только от одного источника – стойки, за которой стоял хозяин кафе. Но на самом деле, приглядевшись, Эдвард и Белла поняли, что там подвешена только одна из неярких электрических ламп. Она и работала – остальные были погашены. Но отсутствие света от них компенсировалось (впрочем, слабо) маленькими свечами, стоящими на столах. Там, где они были зажжены, сидело по двое людей. Судя по всему, это были воркующие парочки.

«Зачем мы здесь?», – мелькнула мысль в голове девушки. Эдвард провел ее к одному из дальних столиков и отодвинул стул, помогая присесть. Затем устроился напротив сам, и чиркнул зажигалкой. Неяркий огонек свечи вспыхнул, освещая их столик. К ним тут же подошла официантка и что-то произнесла по-японски. Эдвард поморщился и взъерошил волосы.

 – Вы говорите по-английски? – кое-как выдавил он.

Официантка улыбнулась и кивнула. Парень наклонился и что-то прошептал ей на ухо. После этого девушка сделала запись в своем блокноте и упорхнула к стойке.

 – Что это было? – поинтересовалась Белла, обводя рукой помещение кафе.

 – В Японии одновременно с Рождеством отмечают День Влюбленных. Кстати, в Токио уже двадцать пятое декабря, тогда как в Сиэтле все еще двадцать четвертое. Благодаря разнице в часовых поясах мы и японцы празднуем Рождество намного раньше. С Рождеством тебя, милая, – улыбнулся он.

 – И тебя, – взгляд Беллы потеплел. – Люблю отмечать Рождество вместе с тобой.

Их разговор был прерван подошедшей официанткой. Она взяла с подноса тарелку и поставила ее перед парнем и девушкой.

 – Что это? – с удивлением спросила Белла.

 – Это национальное рождественское угощение в Японии, – сообщил Эдвард, глядя на небольшой торт, находившийся на тарелке перед ними.

 – Вау, – восхищенно выдохнула девушка. – А из чего он?

 – Насколько я знаю, это белый бисквит, покрытый кремом и украшенный клубникой. Сам никогда его не ел, если честно, – признался Эдвард.

 – Будем дегустировать? – хитро улыбнулась Белла. Парень с усмешкой кивнул, после чего взял вилку, лежащую на тарелке с его стороны. Девушка проделала то же самое со своим столовым прибором. Отломив по кусочку, они синхронно направили их во рты друг друга. Ощутив мягкость крема на языке, Эдвард начал пережевывать попавший к нему кусочек. Бисквит был умеренно сладким и рассыпчатым, крем имел привкус ванили – и сочетание этих качеств торта заставило его закатить глаза.

 – Черт, это невероятно! – простонала Белла, их мнения совпали. Девушка прожевала кусочек бисквита и тут же потянулась за новой порцией. Все так же не сговариваясь, Белла и Эдвард направили свои вилки во рты друг друга. Взаимное кормление было одним из их любимых моментов. Иногда это становилось предпосылкой к чему-нибудь бо́льшему, иногда считалось просто одним из многочисленных проявлений нежности. И Эдвард сегодня… и еще кое-когда… намеревался продемонстрировать все свои чувства с помощью множества вот таких невинных жестов.

Торт быстро таял под вилками, отчаянно сражающимися за каждый кусочек только для того, чтобы отправить их не во рты своих хозяев, а к сидящему напротив. Но ни парень, ни девушка не были против такой конкуренции.

Когда на тарелке оставались последние крошки, телефон в кармане завибрировал. Это значило только одно – сигнал к следующему действу. Эдвард вытер губы салфеткой и произнес:

 – Милая, нам пора, если хотим успеть на колесо обозрения еще раз, а затем на следующий рейс, – Белла в ответ молча кивнула и выбралась из-за стола. Парень оставил деньги под тарелкой, и они, уже одетые в свои куртки, направились к выходу из кафе, держась за руки.

 – Белла, зимой ночи длиннее, так что на город уже начинают спускаться сумерки, и… – начал Эдвард, но его предупреждение немного запоздало.

Белла распахнула и застыла с открытым ртом. Заснеженные деревья с неприметными ниточками гирлянд, растущие вдоль аллеи, теперь не были белыми. Благодаря надвигающимся сумеркам их цвет теперь казался голубым. Сияние снега на солнце теперь сменилось сверканием многочисленных гирлянд, казавшихся непривлекательными и лишними при дневном свете. Теперь же они дополняли ансамбль, состоящий из первых зажегшихся звезд и огней города, мерцающих на заднем плане. Но все это было привычным и однотонным, тогда как огоньки на гирляндах, казалось бы, переливались тысячами оттенков и бросали разноцветные тени на голубоватый снег.

Эдвард тихо подошел к замершей от восторга Белле и положил подбородок на ее плечо, оглядывая открывшуюся картину.

 – Это так красиво… – прошептала девушка, не смея пошевелиться.

 – Согласен, – только и кивнул он.

Некоторое время они еще любовались всполохами гирлянд, пока Эдвард не ощутил повторную вибрацию своего телефона.

 – Белла, мне очень жаль, но нам пора. Ты же хочешь напоследок прокатиться на Giant Sky Wheel?

Девушка очнулась, и они поспешили к «Palette Town». Но Белла не удержалась от соблазна разглядеть все вокруг под пеленой сумерек, отчего пару раз споткнулась на ровном месте, и Эдварду пришлось ловить ее – иногда в миллиметрах от земли.

Спустя короткое время они очутились возле колеса обозрения, где неизменная служащая поприветствовала их, вручив билеты. Белла и Эдвард пробрались в подъехавшую кабину.

 – Прости, Белла, но я купил нам только один круг, – покаянно произнес парень. – Иначе мы не успеем на самолет.

 – Ничего страшного, – тепло произнесла девушка. – Даже один круг – это прекрасно.

Кабина начала плавно подниматься вверх, и они замерли, наблюдая за вечерним Токио. Иллюминация города уже была включена, и это делало его прекрасным по-новому. Снег на зданиях теперь был разноцветным из-за огромного количества гирлянд, висящих на них. И в надвигающихся сумерках оттенки становились все ярче. С каждой минутой зажигались новые огни, а кабина поднималась все выше, открывая перед парнем и девушкой новые горизонты.

 

Продолжение...



Источник: http://robsten.ru/forum/68-2100-1
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: -marusa122- (05.01.2016)
Просмотров: 584 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 3
avatar
0
3
Отличный подарок  good
avatar
0
2
Прекрасный Рождественский подарок. Лучшего и не придумать JC_flirt
avatar
1
1
Роскошный подарок сделал Эдвард любимой... Большое спасибо за прекрасный  перевод.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]