Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В ПОГОНЕ ЗА РОЖДЕСТВОМ (окончание)

*** *** ***

Белла сидела в самолете, вновь пытаясь застегнуть ремни. На ее лице читалась грусть.

 – Милая, что случилось? – забеспокоился Эдвард, присаживаясь рядом и помогая пристегнуться.

 – Я не хочу уезжать, – жалобно проговорила девушка, подняв на него глаза. – Мне очень понравилось!

 – Если захочешь, мы сюда еще вернемся. К тому же сейчас мы летим не домой.

 – А куда? – с воодушевлением воскликнула девушка. Но, натолкнувшись на непробиваемую калленовскую усмешку, она разочарованно надула губы.

 – Ну все ясно… – протянула она, откинувшись на спинку кресла. Эдвард расхохотался. Внезапно его телефон зазвонил, и парень быстро вскочил из кресла, поспешно отстегиваясь. Белла проводила его удивленным взглядом, но решила не зацикливаться на этом, сосредоточив свое внимание на огнях Токио, видневшихся сквозь иллюминаторы.

Тем временем Эдвард вышел на трап, вдыхая вечерний токийский воздух, и приложил трубку к уху.

 – Ну что там? – послышался на том конце провода тоненький голос. Собеседник явно изнывал от возбуждения и любопытства.

 – Все нормально, по плану, – произнес парень. – Правда, после кафе на колесе покатались только один раз вместо обещанных двух, но я пообещал, что мы сюда еще вернемся. Сейчас будем вылетать в…

Его речь была прервана смехом.

 – Вернешься, куда ты денешься! Мне кажется, после первого посещения Токио она будет тянуть тебя туда еще не раз.

Эдвард только покачал головой в ответ на это заявление. В дверном проеме показалась стюардесса, которая знаками дала понять, что самолет вот-вот начнет движение. Прежде чем отключить телефон, парень коротко сообщил в трубку:

 – Элис, самолет сейчас будет взлетать. Мне пора на место, созвонимся позже.

Когда он зашел в салон самолета, то увидел, что Белла уже увлеченно смотрит какой-то фильм. Эдвард вздохнул и присел рядом (благо кресло было широким), доставая из сумки новый разговорник. «Японский пригодился – значит, и этот язык мне тоже понадобится», – подумал парень.

Самолет набрал высоту – об этом свидетельствовала цифра, появившаяся на табло над входом в самолет. Белла отложила наушники, чтобы полюбоваться красотой Токио еще раз уже с другого ракурса. Они летели в сумерках, поэтому ей выпал шанс лицезреть столицу Японии во всей ее красе.

Издалека город напоминал скопление миллионов светлячков, между которыми то и дело сновали те, кому не нашлось места в огромных «колониях». Благодаря рождественским украшениям цвет свечения был не только желтым и белым. Мощная праздничная иллюминация была заметна даже с большой высоты. Наконец Токио скрылся за облаками, которые казались сизыми на фоне вечернего неба.

Внезапно из динамиков послышался хриплый голос:

 – Господа, а здесь есть летчики?

В тишине этот вопрос был подобен выстрелу. Эдвард почувствовал, как кровь отлила от всех его конечностей. Пальцы начали мелко подрагивать, и он взглянул на Беллу. У девушки был такой же перепуганный вид и, наверное, такое же мертвенно-бледное лицо, как у него.

Динамики вдруг разразились истеричным мужским хохотом, которому вторило несколько голосов на заднем фоне. Тот же голос, но уже не хриплый, а нормальный, периодически обрывающийся из-за икоты своего владельца, выдал:

 – Не ссыте, господа, конечно же, есть! Вас приветствует второй пилот Деметрий Уилсон.

Белле показалось, что ее сердце только что вырвали из крепчайших тисков ужаса. «Какой бы был идиотизм – погибнуть на Рождество», – с неимоверным облегчением подумала она.

Внезапно из динамиков донесся истошны вопль Феликса – капитана самолета:

 – Деметрий, е* твою мать! Я тебя сейчас придушу за твои шуточки!

Послышались шорох и какая-то возня, после чего микрофон поспешно отключили.

Эдвард и Белла переглянулись, и их разобрало нервное хихиканье. Вскоре из кабины пилотов появился Феликс – тот самый широкоплечий мужчина, который встречал их в аэропорту Сиэтла. Он подошел к своим пассажирам, ероша волосы на затылке.

 – Прошу прощения за поведение своего подопечного. Он у нас клоун по призванию, вечно своими шуточками окружающих до инфаркта доводит, – КВС (*командир воздушного судна) сел во второе кресло, опустив голову. Через секунду он похлопал себя по карманам и достал пачку электронных сигарет.

 – Не возражаете? – спросил Феликс. Когда Эдвард и Белла покачали головами, он сделал затяжку.

 – Пытаюсь бросить курить, но с таким, мать его, экипажем, без сигареты нервы не сбережешь, – пожаловался он. – И угораздило же меня взять на ваш рейс этого придурка! Лучше бы Алека оставил, он-то хоть более адекватный и мой племянник…

 – Так это не впервые? – поинтересовалась Белла, сидя на коленях Эдварда.

 – Нет, конечно, – фыркнул Феликс. – Он же еще недавно КВС был, как я. А потом этот придурок такое учудил, что его понизили до второго пилота – в «Volturi Airlines» очень строго с дисциплиной. Но его это, как видите, не останавливает.

Самолет вдруг затрясло. Выругавшись, мужчина вскочил со своего места.

 – Спокойно, господа, с самолетом все в порядке! – крикнул он, мчась к кабине пилотов. И уже оттуда донесся его крик, теперь приглушенный дверями:

 – Деметрий, я тебя убью!!!

Самолет прекратил трястись. Эдвард и Белла облегченно вздохнули.

 – Прости, я не думал, что нам попадется такой странный второй пилот. Я, конечно, слышал о нем, но не думал, что Деметрия поставят на наш рейс.

 – Ничего страшного, – улыбнулась Белла, поудобнее устраиваясь на его коленях и кладя голову на его плечо. И добавила с тихим хихиканьем: – Зато нам будет что вспомнить.

 – Уж точно будет, – со смешком произнес парень. Белла вновь уткнулась в свой планшет, и они начали смотреть фильм вместе. В этот раз выбор девушки пал на «C.S.I.: Место преступления» – сериал, за которым они любили проводить целые дни. Даже пришедшая с едой стюардесса не смогла их отвлечь.

Спустя некоторое время у Беллы начали слипаться веки, она уже еле улавливала нить сюжета. Девушка пошевелилась в объятиях Эдварда, освобождая руку, чтобы протереть глаза.

 – Прости, меня что-то в сон тянет, – пожаловалась она, непроизвольно зевнув.

 – Ничего страшного, малышка, усталость у тебя от смены часовых поясов, – произнес Эдвард, подняв голову, до этого покоившуюся в ее волосах. – Пойдем спать, полет будет еще долгим.

Через несколько минут Белла уже уткнулась носом в обтянутую свитером грудь парня. А Эдвард обнимал ее, пока они вместе лежали на раскладном кресле. Одеяло стюардесса не убирала, и теперь оно помогало ему согреть девушку. Он вновь пел песню, которая убаюкивала Беллу… и многое говорила за него.

…I can tell your cold
(Я вижу, что тебе холодно,)

So let me hold
(Так позволь мне удержать)

The moment you've been dreaming of
(Момент, о котором ты мечтаешь,)

But never told
(Но о котором молчишь.)

Эдвард пел, вдыхая аромат волос девушки, поэтому и не заметил, как вскоре сам погрузился в сон.

На этот раз Белла спала очень чутко, и, услышав, как стюардесса вполголоса будит парня, сама вскочила и начала его тормошить.

 – Эдвард! Мы почти прилетели! – воскликнула она, стремглав поднимаясь с кресла. Парень перевернулся на спину и с улыбкой наблюдал, как Белла мечется между иллюминаторами, пытаясь что-нибудь высмотреть сквозь толстое стекло и густые облака.

 – Тебе помочь со сборами? – потягиваясь и отбрасывая одеяло, спросил Эдвард. Девушка кивнула, и они вдвоем направились в ванную комнатку.

Теперь Белла собиралась неторопливо, следуя примеру Эдварда. Ее дыхание заметно выровнялось, а движения рук стали более плавными. Вздохнув, Эдвард подошел и привычным жестом отобрал расческу. Девушка хмыкнула, зажав щетку губами. Он же не обратил на это внимания, начав распутывать ее пряди и проводя по ним расческой. При этом Эдвард не преминул возможностью зарыться в волосы носом и вдохнуть их аромат.

 – Черт, ты восхитительно пахнешь, – вполголоса простонал он. Девушка захихикала.

 – Не преувеличивай, у меня самые обыкновенные волосы, – хмыкнула она.

 – А вот и нет, – парень отодвинул их в сторону, касаясь носом ее шеи. – Это самые красивые волосы, которые я когда-либо видел. Они невероятно мягкие и всегда пахнут клубникой. А уж то, что скрывается под ними… – он начал покрывать поцелуями кожу.

Дыхание Беллы сбилось, хихиканье превратилось в тихий стон.

 – Эдвард, у нас мало времени, – из последних сил прошептала она, тогда как рука уже автоматически утонула в его шевелюре.

 – Я знаю, – вздохнув, парень отстранился. Белла дрожащими руками стала поправлять свитер. Эдвард, заметив это, направился к чемодану, стоящему у стены.

 – Там, куда мы скоро прилетим, очень теплая погода даже зимой. Так что свитера и теплые куртки нам не понадобятся, – с этими словами он достал аккуратно сложенную темно-синюю джинсовую курточку и такие же брюки. Сверху покоилась белая футболка с короткими рукавами.

Белла удивленно подняла бровь. Эдвард, заметив этот жест, поспешил добавить:

 – Даже не думай, что я расскажу тебе, куда мы прилетели!

Девушка разочарованно надула губы, но все же произнесла:

 – Я не об этом хотела спросить. Откуда у тебя женская одежда? – сказав это, она подошла к нему и взяла костюм с футболкой у него из рук. Белла взглянула на этикетки и добавила: – …да еще и моего размера?

 – Мне помогли, – ухмыльнулся Эдвард. – А теперь переодевайся, самолет скоро будет садиться. Ты же еще хочешь узнать название города? – с этими словами он вытащил серый джинсовый костюм и черную футболку для себя.

Белла закатила глаза и покачала головой – у нее не нашлось возражений против этого аргумента. Девушка начала переодеваться, изо всех сил пытаясь не пялиться на обнаженный торс Эдварда, когда тот снял свою толстовку и рубашку под ней. Парень в свою очередь старался сосредоточить свой взгляд на чем-нибудь, кроме лифчика Беллы, видневшегося сквозь тонкую футболку под ее свитером.

Спустя несколько минут уже полностью одетая и даже переобувшаяся пара вышла из ванной комнатки и уселась на свои места. Белла даже смогла самостоятельно пристегнуть ремень безопасности. Все ее внимание было сосредоточено на новеньких кроссовках. Девушка недоумевала: кто помог Эдварду подобрать обувь, которая идеально ей подходит? Да еще и эта одежда… Конечно, Белла понимала, что все это путешествие было тщательно спланировано, и все действия были расписаны по минутам. Но она и предположить не могла, что будут учтены даже такие мелочи, как размер ее одежды, которые Эдвард уж точно знать не мог.

От размышлений ее отвлек голос Феликса. Стандартное сообщение от командира экипажа заставило ее шокировано застыть с открытым ртом:

 – Наш самолет произвел посадку в международном аэропорту Каира. Температура в городе – семнадцать градусов. Просьба оставаться на местах до полной остановки двигателя.

 – ЕГИПЕТ?! – она медленно повернула голову к Эдварду. Тот только усмехался, наблюдая за шоком девушки. Парень кивнул, и Белла обессиленно откинулась на спинку сиденья. «Дурдом, однако», – невольно подумала она.

Наконец самолет остановился, и из динамиков донеслась просьба пилота вернуться через четыре часа. Но девушка не обратила на это внимания, так как Эдвард буквально потащил ее к выходу из самолета.

 – Белла, нужно поторопиться, так как мы немного опаздываем, – сообщил он, мельком взглянув на свои наручные часы и махая шоферу, стоящему неподалеку от выхода из аэропорта. Молодой парень покивал и сел за руль, тогда как Эдвард открыл перед Беллой двери на заднее сиденье автомобиля.

 – У нас же есть четыре часа, разве нет? – спросила Белла, устроившись поудобнее и дождавшись, пока он сядет рядом.

 – Да, но половину этого времени придется провести в машине, потому что мы едем в другой конец города.

 – Но зачем?

 – Скоро узнаешь, – заговорщицки подмигнул Эдвард. – Кстати, в Сиэтле наконец наступило Рождество, там сейчас девять часов утра. Здесь уже начало седьмого.

 – Ну надо же… – промямлила Белла, наблюдая за огнями вечернего Каира. Автомобиль на большой скорости уже мчался по широкому шоссе. Сквозь окно было видно, как мимо проносятся многочисленные небоскребы. Вечер уже полностью вступил в свои права, поэтому город был хорошо виден. Но здания не были украшены так, как в Токио. Между фонарями и деревьями виднелись гирлянды, пару раз вдалеке промелькнули искусственные елки – только они и напоминали о грядущем празднике. Казалось, Каир мог похвастать лишь рождественским клипартом, тогда как в Токио украшения и другие атрибуты виднелись буквально везде.

 – Судя по всему, Рождество здесь почти не отмечают? – поинтересовалась Белла, повернувшись к Эдварду.

 – Почему? Отмечают, только гораздо позже – аж седьмого января. Большинство жителей Каира – мусульмане, у них Рождества нет вообще, как и Нового года (*есть день рождения пророка Мухаммеда, но это уже совсем другой праздник, и он вроде отмечается 12 марта). Но среди населения есть немало христиан – здесь их называют коптами. Вот благодаря им ты и видишь здесь намеки на Рождество – к нему только начали готовиться, – объяснял парень, обнимая ее за плечи. – Седьмого января в городе проходят праздничные гуляния и отмечается коптское Рождество. Сейчас же только началась подготовка к нему.

 – А зачем мы сюда приехали, если сегодня в Египте Рождество еще не наступило? – поинтересовалась Белла.

 – Я хотел тебя кое-куда отвезти, – загадочно ухмыльнулся Эдвард. Девушка вопросительно подняла бровь, на что он лишь махнул рукой в сторону автомобильного окна. – Приедем – и ты все увидишь.

Белла закатила глаза, но все же мысленно смирилась с неизвестностью. Она вытащила из сумки Эдварда уже знакомый плеер с наушниками. Спустя минуту ее окутали звуки джаза, и девушка с мечтательным выражением лица уставилась на проплывающий за окном пейзаж. Если бы она в тот момент повернула голову вправо, то заметила бы, как губы Эдварда непроизвольно растягиваются от широкой ухмылки, которую, впрочем, парень быстро подавил. У Эдварда же помимо впечатлений о городе в голове крутилась только одна мысль: как бы не «спалить» сюрприз раньше срока. Автомобиль же продолжал мчаться по трассе, унося их все дальше от аэропорта.

От звуков музыки Белла прикрыла глаза и откинулась на сиденье. «Пять минут помедитирую, а потом проснусь», – подумала девушка. Веки смокнулись после очередного аккорда песни.

Проснулась она от того, что автомобиль остановился, а Эдвард положил руку на ее щеку.

 – Малышка, просыпайся, мы приехали, – сообщил он.

Белла мельком взглянула на его наручные часы и с удивлением осознала, что прошло уже примерно сорок минут. «Ничего себе задремала», – мысленно покачала головой девушка, подавая руку Эдварду, чтобы тот помог выбраться из салона.

Пара остановилась перед большим одноэтажным зданием. Из-за многочисленных ламп, освещавших стены, оно казалось желтым. Небольшая мощеная площадь перед ним была пуста, о присутствии людей свидетельствовали лишь многочисленные автомобили, стоящие у обочины. На фасаде не было ни слова по-английски, только на дверях виднелась позолоченная табличка с какими-то арабскими словами. Белла недоуменно воззрилась на Эдварда. Тот невозмутимо сообщил:

 – Это здание El Sawy Culturewheel. Здесь проходят различные культурные мероприятия.

 – И? – девушка все еще не понимала, зачем они сюда приехали. Эдвард улыбнулся и повел ее ко входу. Парень открыл перед ней двери, когда пара приблизилась к ним.

Белла с опаской вошла, осматривая просторный холл. Белые потолки были украшены затейливой лепниной, у стен стоял ряд кресел. Однако в помещении было практически пусто, здесь находился лишь один человек – судя по всему, охранник. К нему и направился Эдвард. Мужчины перекинулись несколькими фразами на языке, незнакомом девушке. После короткого диалога охранник указал на узкий коридор. В его конце была дверь, которая, судя по всему, вела в концертный зал. Эдвард покивал и повел туда девушку.

Войдя в зал, они увидели множество людей, стоящих перед большой сценой. На ней смуглая женщина что-то вещала по-арабски, держа у рта микрофон. Белла непонимающе наморщила лоб, тогда как Эдвард, поняв обращенную к зрителям речь, облегченно вздохнул. «Успели», – подумал он, прежде чем ведущая (а это была она) завопила:

 – А теперь встречаем легендарную джаз-группу – «The Rippingtons»!

Фраза прозвучала по-арабски, но последнее слово заставило Беллу широко распахнуть глаза.

 – Добро пожаловать на международный джазовый фестиваль! – широко улыбнулся Эдвард, когда она с открытым ртом повернулась к нему (*такое мероприятие действительно проводится, причем именно в Каире и именно в этом культурном центре, но я «перенесла» его из марта в декабрь).

 – Ты привез меня на концерт «The Rippingtons»?! Прямо на их выступление? – ахнула она.

 – Ну, я знаю, что это твоя любимая группа, – почесал затылок Эдвард, – и недавно услышал о том, что они собираются посетить этот фестиваль. Так что в наш маршрут был включен Каир.

 – Офигеть… – выдохнула Белла. Схватив его за руку, девушка рванула к сцене. Люди стояли неплотно, так что она и Эдвард могли без усилий лавировать в толпе. Лицо Беллы светилось от радости и возбуждения, что заставило его невольно заулыбаться. Но мечтательное выражение с его лица было стерто, когда они врезались в высокую женщину, имевшую несчастье передвинуться прямо в тот момент, когда Белла неслась мимо нее.

Девушка со всего маху впечаталась корпусом в ее плечо, Эдвард по инерции пролетел вперед и врезался в спину Беллы, все так же не отпуская ее руки.

 – Фак! – непроизвольно ругнулся парень. С удивлением он отметил, что Белла произнесла то же самое одновременно с ним. Пара остановилась, и женщина повернулась к ним.

 – Ассиф (*так в арабском звучит фраза «прошу прощения»), – выдавил по-арабски на секунду растерявшийся Эдвард. Белла повторила за ним, по интонации догадавшись, что это было извинение.

Женщина сняла с головы платок. В воздух взметнулись рыжие волосы. Широко улыбаясь, она произнесла на чистом английском:

 – Так все-таки «фак» или «ассиф»?

Белла и Эдвард покраснели от смущения. «Черт, на фестиваль же не только жители Каира приехали!», – запоздало спохватился парень.

 – Извините, – так же хором, но уже по-английски промямлили Эдвард и Белла. Женщина усмехнулась, отодвигаясь. Тут прозвучали аккорды первой песни, что заставило Беллу встрепенуться и с прежним усердием помчаться к сцене, в первые ряды зрителей.

*** *** ***

 – Черт, у меня ноги отпадают! – не выдержав, проскулил Эдвард, плюхнувшись в кресло самолета. Два часа на джаз-фестивале для него были пределом, о чем свидетельствовали ноющие ступни, которые он умудрился натереть даже в кроссовках с толстой подошвой.

Белла же как ни в чем не бывало кружилась, мурлыча себе под нос мелодию любимой группы. Ее энергии с избытком хватило на два часа беспрерывных танцев и подпрыгиваний у сцены.

 – Это было потрясающе! – выдохнула она, присев на колени к Эдварду. Их лица теперь разделяли считанные миллиметры. Парень замер.

 – Я очень рад, что тебе понравилось, – тихо произнес он, прежде чем приникнуть к ее губам. Белла не сдержала тихий стон, запустив пальцы ему в волосы. Их языки двигались в идеальном ритме, превращая нежный поцелуй в страстный. Эдварду очень хотелось продлить такой чарующий момент, но он вспомнил, что находится в самолете, который готовится к следующему рейсу.

 – Итак, на очереди последний пункт назначения, после чего мы полетим домой.

 – Куда, ты говорил, мы полетим? – беспечно произнесла Белла, косясь в иллюминатор и делая вид, что ответ ей совсем не интересен.

 – Я не говорил, – захихикал парень, мигом разгадав ее замысел.

 – Эдвард! – последовал ощутимый толчок в плечо. Он картинно ойкнул.

 – Ты такая упрямая, малышка, – прошептал он тем голосом, от которого у Беллы всегда подгибались колени. Эффект не заставил себя ждать – глаза девушки потемнели, а ее дыхание сбилось, когда он приник губами к ее шее.

 – Ты тоже, – сбивчивым голосом проговорила она, крепче хватаясь за лацканы его куртки.

 – О да, – хмыкнул парень. – А теперь прекрати донимать бесполезными расспросами и слезай с меня, женщина, – Эдвард театрально нахмурился и показал рукой на соседнее кресло.

Белла рассмеялась, становясь на пол.

 – Но попытаться-то стоило? – улыбнулась она, направляясь к своему креслу.

 – Довольна результатом? – поддел ее Эдвард.

 – О да, – хмыкнула девушка, копируя его. – Очень довольна, – она окинула потемневшим взглядом брюки парня. Тот заерзал, пытаясь устроиться поудобнее.

 – Позже, – хрипло произнес Эдвард, словно прочитав ее мысли.

В салон внезапно зашли посетители, что заставило их прервать немой диалог. Это был Феликс – командир воздушного судна. Рядом с ним стоял высокий блондин, с интересом поглядывающий на пассажиров.

 – Эдвард, Изабелла, – обратился к ним Феликс, и Белла невольно поморщилась, когда услышала полную версию своего имени, – хочу познакомить вас с новым КВС, который будет командовать экипажем самолета на протяжении всего оставшегося отрезка пути.

 – Кай Таннер, – представился блондин, протягивая руку парню.

Эдвард пожал ее, после чего мужчина повернулся к Белле и, взяв ее руку в свою, поцеловал тыльную сторону ее ладони. Парень только нахмурился, наблюдая за этим. Феликс же продолжил свою речь, вынуждая переключить внимание присутствующих на себя:

 – Кай осведомлен обо всех особенностях полета, ему также предоставлены расписание, карта маршрута и данные о пассажирах. Вторым пилотом остается Деметрий Уилсон… – после этих слов Эдвард и Белла побледнели. Парень почувствовал, как его сердце ушло в пятки, и крепче сжал ее дрожащие пальцы.

Феликс, заметив их реакцию, расхохотался, а Кай понимающе хмыкнул. Проржавшись, Вольтури продолжил:

 – Не беспокойтесь, Деметрий Кая боится, как огня, поэтому в паре с ним ведет себя вполне прилично. На следующей остановке его заменит другой второй пилот, так что прошу выдержать присутствие этого засранца еще пять часов полета.

Феликс взглянул на свои наручные часы, и они с Каем переглянулись в немом диалоге. Бывший капитан сообщил, что пора взлетать, и спешно откланялся.

*** *** ***

Полет действительно проходил без эксцессов. Так как на этот раз он был коротким, Белла не ложилась спать. Вместо этого они провели время за просмотром очередных серий «C.S.I.». Эдвард периодически целовал девушку в шею, благо она сидела у него на коленях. Белла хихикала и шутливо отбивалась, хотя эти невинные жесты вызывали у нее приятную дрожь.

Очередная попытка Эдварда соблазнить ее на самом напряженном моменте сериала была прервана стюардессой, сообщившей, что самолет приземлится в аэропорту уже через полчаса. Как только та удалилась, Белла вскочила с колен парня.

 – Ну, что мне надеть? – поинтересовалась девушка. Ее глаза светились неподдельным возбуждением. Белла уже предвкушала новые приключения, и это заставило губы Эдварда растянуться в улыбке.

 – Пожалуй, только свитер поверх футболки, – сообщил он, направляясь в ванную комнату, где все еще стояла пара сумок с одеждой. Девушка последовала за ним. – Температура в том городе, куда мы прилетим, ненамного ниже той, что была в Каире. Так что нужды в полном переодевании нет.

Произнеся это, Эдвард жестом фокусника вытащил белый женский свитер из первой сумки и подал его Белле. Она сняла свою джинсовую куртку и надела его, параллельно наблюдая за тем, как парень достал из второй сумки черный джемпер для себя. Белла невольно залюбовалась бугрящимися на его спине мышцами. Одевшись, Эдвард повернулся к ней лицом и поймал на подглядывании.

 – Нравится то, что видишь? – на его губах появилась порочная ухмылка. Девушка покраснела, увлекшись пуговицами своей куртки. Рассмеявшись, парень повел ее в салон.

Самолет начал снижаться. Из динамиков раздался голос Кая, озвучивающего стандартное сообщение:

  – Наш самолет произвел посадку в аэропорту Париж-Орли. Температура в городе – девять градусов. Просьба оставаться на местах до полной остановки двигателя.

 – Твою ж мать… – непроизвольно выдавила Белла резко севшим голосом. Выражение ее лица заставило Эдварда расхохотаться. От тычка под ребра его спасло расстояние между креслами.

Когда самолет остановился, она все еще продолжала таращиться в иллюминатор, не смея поверить в то, что действительно сейчас находится в этом городе. Из оцепенения девушку вывел Эдвард, вставший со своего места и прикоснувшийся к ее плечу.

 – Идем, малышка, – произнес он с понимающей улыбкой. – В зале ожидания для тебя есть еще один сюрприз.

Эдвард быстро сбегал в ванную комнату и вынес оттуда уже собранные и застегнутые сумки с их одеждой.

 – Мы сюда прилетели не на четыре часа, – объяснил он, наткнувшись на удивленный взгляд Беллы. И пресек дальнейшие вопросы, решительно направившись к выходу из самолета.

Белла сокрушенно вздохнула и поплелась за ним. Свежий ночной ветер Парижа тут же дунул в лицо, заставляя девушку зажмуриться. Она остановилась у выхода, осматриваясь. Неподалеку от места приземления виднелось хорошо освещенное здание аэропорта. Эдвард поудобнее перехватил ручки сумок и бодро направился к стеклянным дверям. Девушка поспешила за ним, стараясь не потерять его из виду в полумраке.

В зале ожидания находилось не очень много людей – может, потому, что сейчас была глубокая ночь. Но это было всем, что успела рассмотреть Белла, так как в следующую секунду она была сбита с ног метеором. Низкорослым, черноволосым, голубоглазым… Девушка ахнула, не в силах поверить в увиденное.

 – Белла! – воскликнул «метеор», стискивая ее в объятиях.

 – Элис! – ахнула девушка. – Что ты…

Речь Беллы была прервана еще одним знакомым голосом, звавшим ее по имени. К ней спешила целая толпа: ослепительная блондинка, тащившая на буксире черноволосого мускулистого здоровяка, высокий блондин, чинно идущий под руку с тепло улыбающейся женщиной. И… Челюсть Беллы поздоровалась с полом, когда из-за их спин показалась еще одна пара.

 – Мама! Папа! – ахнула она, застыв на месте. Спустя мгновение девушка уже мчалась к своим родителям, улыбающимся ей.

Эдвард с широкой улыбкой наблюдал за этой встречей. Он знал, что родители Беллы уже полгода находились здесь в командировке. Знал, насколько сильно девушка тосковала по ним. Знал, как она была бы рада даже минутной встрече. И теперь сердце парня трепетало, когда он смотрел на широко улыбающуюся Беллу, на щеках которой виднелись дорожки от счастливых слез.

Наблюдения были прерваны его собственными родителями. Мать обняла его, прошептав «С приездом», отец просто пожал руку. Эдвард улыбнулся и кивнул, молча сообщая о том, что полет прошел отлично. Карлайл бросил свой взгляд на Беллу, которая сейчас находилась между своими родителями. Парень поднял вверх оба больших пальца.

 – Чувак, мы рады вас видеть, – раздался за спиной бас Эммета, отчего Эдвард подскочил. Здоровяк хлопнул его по плечу, и ноги парня непроизвольно подогнулись.

 – Привет, Эдвард! – кивнула Розали, через несколько секунд присоединившаяся к Белле и ее родителям.

Спустя полчаса слез, смеха и объятий вся компания вышла на улицу. Там их уже ожидали две машины. Девушка испытывала желание поехать вместе с Эдвардом, но одновременно не хотела разлучаться с родителями. Парень понял причину ее растерянного взгляда, поэтому подошел и прошептал на ухо:

 – Можешь ехать с ними, я не против. Все равно в отеле мы будем только вдвоем, – Эдвард подмигнул ей, прежде чем направиться к дальнему автомобилю. Облегченно вздохнув, девушка села на заднее сиденье, где ее уже ждали мать и отец.

Благодаря оживленным разговорам и многочисленным расспросам поездка пролетела практически незаметно. У Беллы не было ни времени, ни желания слушать музыку или любоваться огнями ночного Парижа. Она взахлеб рассказывала присутствующим о своем путешествии: о Рождестве в Токио, о катании на самом высоком колесе обозрения, о концерте любимого джаз-коллектива в Каире… Очнулась Белла лишь после отрезвляющих слов Джаспера (их водителя и по совместительству брата Розали и парня Элис) о том, что они приехали.

Дверь машины открылась, и стоящий рядом Эдвард протянул ей руку.

 – Малышка, нам пора в отель. Нужно еще как следует выспаться, – усмехнулся он.

 – Я еще увижу вас? – погрустнела девушка, взглянув на своих родителей.

После клятвенных обещаний о том, что завтра они весь день будут вместе, Белла воодушевилась и уже с улыбкой вложила свою ладонь в протянутую руку Эдварда. Попрощавшись с родственниками и друзьями, они направились в отель. Номер был уже забронирован стараниями Элис, так что Эдварду оставалось лишь получить ключ.

Оказавшись в отведенной им комнате, Белла огляделась. Номер был оформлен в кремовых тонах, напоминая этим спальню в доме Эдварда. У небольшой двери, ведущей на балкон, стояла двуспальная кровать. Девушка прошла внутрь и бессильно плюхнулась на нее. Резкая смена часовых поясов давала о себе знать. К тому же сказалось потрясение от встречи с родителями. Белла еле сдержала зевок.

Эдвард, который в это время разбирал их сумки, повернулся к ней.

 – Малышка, ты устала? – поинтересовался он. Девушка только кивнула, протирая глаза.

 – Тогда иди в душ первой, я буду после тебя, – и Эдвард открыл небольшую дверь, которая почти сливалась со стеной.

 – О, тут еще и ванна есть? – Белла поднялась, и он подал ей извлеченное из недр сумки полотенце. Девушка благодарно чмокнула его в губы. Войдя в ванную и закрыв за собой двери, она осмотрелась. Помещение было вполне просторным – здесь находился и душ, и умывальник, и туалет. На полочке рядом с ванной стояли шампуни и гели для душа. Белла с удивлением заметила, что там только то, чем пользовалась она и Эдвард. С воодушевлением она включила воду.

Эдвард же в это время расстелил сложенное одеяло на кровати. Он понимал, что настолько длительное путешествие даже с перерывами на сон изрядно вымотало девушку. Ей нужен был нормальный сон. Но прежде ему еще предстояло ответить на вопросы Беллы.

Расстегнутая сумка, не удержавшись на краю, упала с кровати, и из нее выпала небольшая коробочка. Ковер приглушил стук от соприкосновения с полом, но Эдвард стремглав поднял ее и засунул обратно. Вовремя – через секунду в дверном проеме показалась Белла. Эдвард подхватил свое полотенце и направился в ванную.

Девушка улеглась на кровать, накрывшись одеялом. Сквозь небольшую застекленную дверь на балкон были прекрасно видны огни Парижа. Несмотря на то, что здесь было уже три часа ночи, в городе вовсю кипела жизнь. Вдалеке ярко светился главный символ Парижа, который сейчас, казалось, мог поместиться на ладони. У подножия башни и над ней виднелись сотни огоньков – автомобилей, проносящихся по магистралям, фонарей, освещающих дорогу всем гуляющим, окон, за которыми жители города продолжали отмечать Рождество… А еще были звезды, сверкающей россыпью усеявшие темно-синее покрывало сумерек, окутавших Париж.

Кровать за спиной Беллы прогнулась, и она оторвалась от зрелища за окном, чтобы повернуться к Эдварду. Парень лег рядом, его руки в привычном жесте притянули девушку к ближе. Белла удовлетворенно вздохнула, прильнув к его груди.

 – Спасибо за все, Эдвард, – произнесла она.

 – Не за что. Я рад, что тебе понравился сюрприз, – улыбнулся он, поглаживая ее все еще влажные волосы.

 – Это было лучшее Рождество в моей жизни. От сюрприза я до сих пор в приятном шоке, – девушка усмехнулась. – Зато теперь я знаю, откуда у тебя оказалась женская одежда и обувь моего размера. Элис, верно?

 – Да, – Эдвард скопировал ее улыбку. – Когда она узнала, что я хочу сделать… – он на мгновение запнулся, – …что я хочу сделать тебе сюрприз на Рождество, то подкинула мне идею с путешествием вокруг света и вызвалась собрать вещи для нас обоих.

 – Сюрприз удался. Мне очень понравилось, хоть ты и не выдавал, куда именно мы едем.

 – Это все Элис, – пожаловался он, зарываясь носом в ее волосы и вдыхая их аромат. – Она пообещала кастрировать меня, если выдам тебе маршрут. Кстати, ты видела еще не весь сюрприз, – начал он, меняя тему, – завтра… ну, по парижскому времени уже сегодня, а по сиэтловскому – завтра… когда ты проснешься, мы еще кое-куда сходим. И даже не спрашивай меня, куда, – тут же сказал Эдвард, увидев, как Белла открыла рот с очевидным намерением. – Все сама увидишь и поймешь.

 – Ну, ладно, – улыбнулась Белла, ее уже не раздражали эти тайны. И потому, что она смирилась с ними, и от усталости. – С Рождеством тебя, Эдвард.

 – С Рождеством тебя, Белла.

*** *** ***

 – Каток?! – девушка ошарашенно поглядела на улыбающегося Эдварда, увидев то место, в котором они очутились, выйдя из лифта в Эйфелевой башне.

 – Да, – парень ухмыльнулся. – Так как в городе снег выпадает редко, а праздники отметить хочется, парижане импровизируют. Вот и мы присоединимся, – и он жестом фокусника вытащил из своей сумки две пары коньков.

Белла с опаской надела их и ступила на лед, держа Эдварда за руку. За всю свою жизнь она каталась по льду всего несколько раз, и то в детстве. Но парень умело отвлекал ее от наблюдения за ногами, держа за руки и показывая каток. На льду мелькали блики от разноцветных фонарей, рисуя причудливые узоры, по которым в шутку пытались проехаться другие катающиеся. Но абстрактные рисунки света на льду сменяли друг друга с такой скоростью, что это не получалось не у кого.

Вскоре к Эдварду и Белле присоединились родители и друзья, тоже пришедшие с коньками. На льду прибавилось еще четыре пары. Время летело быстро, но никто не обращал на него внимания, увлеченно расписывая коньками лед.

Белла заметила, как проезжавшая мимо Элис в обнимку с Джаспером посмотрела на Эдварда и с какой-то решительностью кивнула ему. Парень внезапно остановился посреди ледовой глади и опустился на одно колено. Белла шокировано ахнула, когда он извлек из кармана красную бархатную коробочку в форме сердца и открыл ее.

 – Изабелла Свон, – начал Эдвард, его голос немного дрожал от волнения. – Я влюбился в тебя в нашей первой встречи. Ты единственный человек, с которым я всегда готов путешествовать по миру и по жизни. Ты единственный человек, которому я без колебаний вручил свое сердце. И я хочу быть с тобой всегда. Окажешь ли ты мне великую честь, выйдя за меня замуж?

Белла в шоке застыла. Только теперь до нее дошло, какой сюрприз хотел ей сделать Эдвард на Рождество. Но пора было действовать, потому что в глазах парня уже зарождалась паника.

 – Конечно, да, – улыбнулась она. Лицо Эдварда озарилось широкой улыбкой, и он встал, порывисто обняв ее. Их губы слились в страстном поцелуе под громкие аплодисменты родственников, друзей и всех, кто присутствовал на катке.

 

От автора: для запутавшихся в часовых поясах (и для себя тоже) я сделала небольшую шпаргалку (жирным шрифтом выделены города, где находились Эдвард и Белла в тот момент; в скобочках указаны дни, второй – 25 декабря, Рождество). Карту маршрута я делала, но она у меня не сохранилась (винда полетела). Если в общем, путешествовали Эдвард и Белла от Сиэтла по часовой стрелке (а Земля вращается в другую сторону). Благодаря разнице между часовыми поясами Рождество у них длилось дольше.



Источник: http://robsten.ru/forum/68-2100-1
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: -marusa122- (05.01.2016)
Просмотров: 348 | Комментарии: 11 | Рейтинг: 5.0/15
Всего комментариев: 111 2 »
avatar
0
11
Настоящая рождественская история  good Спасибо большое  roza1
avatar
0
10
Большое спасибо за прекрасную историю!
Белле очень повезло с Эдвардом. Такой подарок на Рождество lovi06032
Очень понравился фанфик!
avatar
0
9
Белла вся в сюрпризах. fund02002
А для Эдварда? Ну хоть маааленький подарочек от Беллы. Не? JC_flirt
avatar
8
Эдвард настоящий волшебник, устроивший для своей возлюбленной незабываемое Рождество.
Белла получила подарки, о которых можно только мечтать, но самый главный сюрприз, как апогей рождественских чудес - предложение руки и сердца и колечко, преподнесённое в городе любви Париже в присутствии родных и близких друзей. Такое не забудется никогда.
Спасибо автору за чудесную романтическую историю и удачи в конкурсе! lovi06032
avatar
1
7
Замечательное путешествие получилось, а последняя часть сюрприза - полный восторг! Большое спасибо за перевод чудесной истории.
avatar
0
6
Эдвард такой романтик, идеальный просто! Такой замечательный сюрприз организовал! Спасибо за чудесную историю!  lovi06032 lovi06015
avatar
0
5
Спасибо.
avatar
0
4
супер спасибо fund02016 lovi06032
avatar
0
3
Ух ты!!спасибо
avatar
0
2
Спасибо .
1-10 11-11
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]