Фанфики
Главная » Статьи » Авторские мини-фанфики

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Возможность. Глава 4

Глава 4.

И вот занимается новый день
Для нашей любви,
Праздник продолжается после праздника
И жизнь снова входит в русло мечтаний,
Для нашей любви.

Не бойся, не бойся
Нового дня, что начинается
Для нашей любви
Не бойся ночи,
Когда она наступит, я буду рядом.

Вот и всё,
Возможно, это ради нашей любви.

Джо Дассен "Après la fête" (саундтрек к главе)

 


Нет. Нет. И нет.

Они все начинают говорить мне "нет". По очереди. Выстреливать этим коротким словом.

Нет. Нет. И нет.

Я стою под летящими в меня пулями их отказов и даже не пытаюсь уворачиваться.

Стараюсь понять.

А для начала - выслушать.

Первым, как и положено хозяину дома, обосновывает свою позицию Карлайл. Он не хочет жить вечно, в этом я права. Как и в том, что жизнь простого врачевателя, пусть и из дремучего века - его мечта. Вполне пригодная для осуществления. Мною.
Но оставаться человеком можно и будучи вампиром. Он понял это давно. Примерно в то время, когда количество спасённых, вылеченных им людей перевалило за первую сотню.
Триста прошедших лет помощи человечеству и необозримость будущего, заполненного всё тем же искренним милосердием...
Ради этого он готов распрощаться со своей мечтой.
И остаться тем, кто он есть.
Врачом. Мужем. Отцом.

Карлайл обнимает меня с родительской нежностью. Он благодарен за предложенную возможность, но...

Объяснения отказа Эсми просты. Я вижу в её глазах слёзы. По-крайней мере, мне так кажется. Она говорит: "Ты не сможешь сделать так, чтобы мой ребёнок остался жив. Мой малыш изначально был обречён..."
И значит, её смертельный прыжок со скалы тоже неминуем. Предрешён.
Обняв меня вслед за Карлайлом, она шепчет мне слова благодарности и ласково гладит по волосам.

Следующая Элис. Которая бесхитростно пожимает плечами. Она ничего не помнит о своём прошлом. И даже, если бы помнила подробности собственной жизни до психиатрической больницы, то всё равно...
И снова значимость многоточия, как самая твёрдая точка.
Элис прижимается теснее к сидящему рядом с ней на диване Джасперу, и это движение говорит мне больше произнесённых слов.

Джаспер, словно в замедленном режиме, отрицательно вертит головой из стороны в сторону. Он ничего не аргументирует, а просто улыбается, и я чувствую, как он незримо подправляет что-то в моём боевом настрое. Мануалит. Успокаивает.

А за окном ярко светит солнце. После утреннего дождя день разыгрался замечательный. В такой - все просто обязаны быть счастливыми.

Когда доходит очередь до Розали, я вижу, как настораживаются Каллены. Уже вся семья. Не только "любимый медведь". Рози поддаётся вперед, почти освободившись от рук обнимающего её Эммета, и молчит. А начав говорить, даже не пытается завуалировать желание согласиться. Принять возможность. Как самый бесценный дар. Как избавление.

Да, именно такими фразами она начинает свой монолог. Честными. Резкими. Идущими из глубины сердца.

Она готова пожертвовать бессмертием ради одной только мысли, что где-то на земле существуют её внуки, её дети. Её потомство.
Она готова исчезнуть, умереть, не быть, раствориться в пространстве, превратиться в прах и прочее, прочее, прочее...
Всё, что угодно, ради короткого времени призрачного знания, что её чрево зачало и выносило дочку. Или сына. Или двоих...
Глаза Розали сверкают лихорадочным блеском, особенно очевидным в контрасте с той темнотой боли, что поселилась в глазах Эммета.
Она прикидывает вслух. Словно нажимая на невидимый калькулятор, высчитывает варианты. Выстраивает нужную схему. Шарит по закоулкам прошлого, не обращая внимание на остальных членов семьи. Безмолвных. Внимающих. Ожидающих.

- Может, сделать так, чтобы я не услышала слов Ройса, насчёт моих "фиалковых глаз"? Нет, зыбко, зыбко... Ничего не даст, - прикусывает губу и хмурится. - Я ведь всё равно поняла, что не люблю его. Вера... Да, Вера. Последний вечер, проведённый у неё... - взмах платиной волос, скороговорка, адресованная ко мне: - Ты позаботишься о том, чтобы я осталась ночевать у своих друзей? Утром я брошу Ройса. Обязательно поступила бы так, не сверни я на улицу, где он стоял...

И внезапно добавляет то, что ждут Каллены. И то, что уже успела обдумать я.

- Эммет. Я же спасла его в тридцать пятом. Значит, первым должен быть он, Белла, понимаешь? В тридцать третьем ему тоже восемнадцать... Сколько миль между Ноксвиллом и Рочестером, кто знает? Уговоришь его приехать?

К моему удивлению, обычно немного тупоумный здоровяк понимает Розали с полуслова. Теперь они оба на одной волне. На их лица снисходит одинаковое выражение почти отстранённой мечтательности. Улыбка Эммета настолько же широкая, насколько и счастливая. Этой паре уже явно не до нас. И прежде чем выскользнуть из гостиной, для того, чтобы продолжать обдумывать и планировать, я успеваю услышать наполненный умилением голос, до странного не вяжущийся с мощной фигурой атлета:
- Ты только представь, Рози, только представь ватагу наших сорванцов...

Никто не смеет осуждать их за наваждение заманчивой мечты. За эти трепетные мгновения ранее запретного счастья.

... В незаметно, ненавязчиво опустевшей гостиной остаёмся только мы с Эдвардом.
Он и я. Вдвоём.
И если чуть раньше, полчаса назад, мне ещё удавалось избегать его взгляда, то теперь тёмный силуэт на фоне окна, около рояля - объект моего самого пристального внимания.
Не похожая ни на что ситуация. Вывернутая. Перевёрнутая с ног на голову. С обоюдоострыми углами. Не стоит ждать ничего хорошего. Мы оба скованы пониманием и отторжением: я - того, что он мне скажет, он - того, что я всё равно сделаю.

Мы молчим. Он и я. Вдвоём.
Подхожу поближе и устало опускаюсь на банкетку возле музыкального инструмента. Мне кажется, что рояль уже начал грустить по умелым прикосновениям длинных мужских пальцев к своим клавишам. Нажимаю на минорное трезвучие и слушаю его жалобное звучание. Внимательно. Сосредоточенно. Чуть склонив голову набок.
Смотреть в медовую теплоту его глаза... Чувствовать каждой частичкой своего тела низкий грудной голос...
Мазохистка-овечка посмела влюбиться в мазохиста-льва, ответившего взаимностью. Заведомо проигрышная комбинация. Исключительно неразрешимая головоломка.

А Эдвард говорит:
- Не смей!

А Эдвард просит:
- Не нужно!

И словно бы веря в то, что меня можно остановить, уговаривает:
- Ты должна жить! Вернуться, забыть и... жить!

Развернувшись ко мне, он становится в широкую полоску солнечного света, и я вижу, как его моментально вспыхнувшая кожа рассыпает сверкающие блики по комнате.
Безжалостный выбор. Но вряд ли достойный сожаления. Потому что обосновано оно только в том случае, если выбор у тебя есть. У меня же нет даже намёка.

- Нет.

Теперь и я произношу это короткое отрицание.

Нет. Нет. И нет.

Нет хотя бы минимально приемлемого варианта. Нет хотя бы малейшего желания уходить. И оставаться в той своей реальности, в которой уже давно ничего не держит.

Нет выхода. Есть только вход. К Эдварду. Для последней - нашей самой первой встречи. Где будут вместе не вампир и человек, не вампир и вампир. А на равных: девушка с волосами каштанового оттенка и парень с изумительно зелёными глазами.

Мой "прыжок" в 20 июня 1918 года тоже предрешён. Словно насмехаясь над эпидемией, захватившей город, Эдвард праздновал свой семнадцатый день рождения в одном из увеселительных заведений под звуки непривычного ещё, только начавшего завоёвывать широкую публику, новоорлеанского джаза.

Праздновал до последней капельки ночи. До подёрнутого розовеющей дымкой неба. До рассвета.

Пришла пора забыть о времени.
Забыть о том, что нужно помнить.

******************

С Эмметом всё получается даже проще, чем можно было предполагать. Приблизительно за неделю до даты, названной мне Розали, я встречаю его около скромного вида пивной с названием "У весёлого Эрла". Она недалеко от магазина старшего МакКартни и является едва ли не единственным развлечением для "людей труда и среднего достатка".

"Не особо легальное местечко в эпоху "сухого закона", вообще-то. Наверняка под "крышей" властей. Я бываю там по вечерам. Где-то после семи. А днём помогаю отцу в мясной лавке".

План срабатывает стопроцентно. Высокий крепыш, с курчавой головой и бесхитростным выражением лица, с неподдельным интересом таращится на мой по-цыгански разноцветный наряд. Он проявляет недоумение, но моментально останавливается, когда я окликаю его по имени.

"В тридцатые годы у нас в городке любили цирк. Гастролирующие представления под шатром навроде театра. Понимаешь, была мода на всяких там фокусников, чревовещателей... акробатов. Если ты оденешься во что-то необычное, то можешь смело называть себя прорицательницей. Смешно, но я поверю".

Он действительно верит всему, что я ему говорю. Доходчиво объясняет кратчайший путь до искомого здания. И сразу же охотно протягивает мне свои большие руки, в ответ на предложение погадать ему по линиям ладони. В качестве благодарности за его дружелюбие и потраченное на меня время.

В сизом дыму пивной, сидя за столом, сколоченном из грубо отёсанных досок, он зачарованно рассматривает Розали. Её портрет, который я по памяти быстро воспроизвожу на принесённом по моей просьбе листке бумаги. Огрызком простого карандаша. Штрих. Ещё один штрих. Подправить форму бровей, дополнительный акцент на горделиво вздёрнутый подбородок...

Эммет не отрывает горящего взора от тонких черт лица юной красавицы, а губы шепчут адрес, приписанный внизу эскиза. Моего самого лучшего, единственно не бесполезного рисунка.

- Она - твоя судьба, - говорю я наивному мальчику с ямочками на щеках. - И она ждёт тебя, даже если пока об этом ничего не знает. Поторопись быть счастливым, милый.

Он кивает, бережно принимает подарок и снова кивает. И улыбается. Широко-широко.

Вернувшись в дом к Калленам, я совершенно точно знаю, что Эммета среди них мне больше не встретить.

******************

Мисс Хейл.

С ней не сложнее. И не проще.

С ней забавнее.

На семейном совете, ради разнообразия устроенном не в гостиной, а в приветливом уюте вместительной кухни, Эммет, поигрывая разделочным ножом, подкидывает идею. И сама Рози одобряет её пригодность. Доброкачественность. Мысленно "примеряет" на себя и выносит вердикт. В свою очередь, предложив мне "завлечь" мужа рисунком.

- Она права, я точно клюну, - громко смеётся он. - Перестану спать ночами. И рвану к своей малышке.

Примечательно, что Розали тоже полна оптимизма. Она безоговорочно уверена в том, что:
- Ты вскружишь мне голову. Как тогда, в Аппалачах...

Мой вопрос звучит уточнением размаха моих лавирований по ситуации. И своего замаха, кстати, тоже.
- На каком расстоянии от окон в доме Веры расположены диваны, кресла и прочие места для отдыха?

... Звон разбитого стекла. Женские вскрики. Испуганные.

Второе окно - для верности. Голоса. Переполох.

Осколки ловят и отражают свет луны и фонаря, зажжённого под кованым козырьком на крыльце двухэтажного кирпичного дома.

"Я трусиха, Белла. Была такой. Сложно в это поверить. И ещё сложнее признать".

Отскакиваю и прячусь за дерево. Наблюдаю. Жду пару секунд и ухожу.

Без разницы, вызовут хозяева дома полицию или не сочтут нужным этого делать, - важно одно: Розали никто не отпустит в ночь, населённую личностями, позволяющими себе громить дома добропорядочных граждан. Да ещё в одном из благопристойных состоятельных районов города.

Развернувшись на крутом вираже, судьба красивой белокурой девочки теперь диаметрально противоположна прежней. И, конечно же, требует совсем иных, куда более восторженных эпитетов.

******************

... Ну, вот и всё...
Последние часы. Последние приготовления. Последние страницы дневника...
Нужно дописать их. Торопливо. Пунктиром. Лишь обозначая суть. Скользя по событиям, едва касаясь разговоров. Наших с Эдвардом.
Бесчисленных. Бессмысленных. Ещё пока безысходных.

- Вспомни предупреждение на табличке.
- Оно сработает и в том случае, если я останусь с тобой в Форксе.
- Я не позволю тебе стать вампиром.
- Я не позволю тебе любить старуху.

Тупик. Тупик. Тупик.

- Ты можешь приехать ко мне в две тысячи девятый. Просто приехать, в случае, если...
- Не то, Эдвард, не то. Не аргумент. Суть осталась прежней.
- Ты должна жить, Белла!
- Разве я смогу без тебя?

Тупик. Тупик. Тупик.

- Почему же удалось с Эмметом и Рози, но не с другими?
- Возможно, потому что вы - это вы.
- Ты предлагаешь то, о чём я мечтал. Я до безумия хочу, но не чувствуя себя достойным принять это. Ведь речь о тебе, родная. Ты должна...
- ... прожить с тобой долгую человеческую жизнь.

И, наконец, как пробный шаг к своему будущему согласию:
- В Чикаго свирепствует "испанка", ты можешь заболеть.
- Мы уедем. Мы будем вместе. У нас обязательно получится.

Вот и всё. Последние страницы дневника. Определённо значимые. И абсолютно лишённые выспренности и пафоса.
Бестолковые. Особенно скомканные.

Я - в Сиэтле. В доме тети Глории. В моём уже давно пустующем доме.
Дописываю. Полстранички. Завершаю. Пару дел.
Странное стремление к порядку в виде остаточного явления моего существования? Видимо, так.
Если ты - больше не здесь, если ты - уже отсюда, то тебя не должны интересовать такие мелочи, как вытертая пыль. Развешанная одежда, к примеру.
Или стремление более или менее... доходчиво рассказать о том, что вряд ли следует повторять.

Звонок в службу 911. Открыта входная дверь. Расщёлкнуты замки клетки.

"Путь твой по краю. До края. За край".

Мне не страшно, и я не боюсь того, что произойдёт. Потому что знаю: в этот момент меня будет держать за руку светловолосый юноша, чьё сердце - бриллиант.
У каждого есть выбор. Без сомнения, он есть. Я сделала свой. Только и всего. Легко. Не сожалея. Отчаянно веря в собственную надежду и в существование иной - параллельной моему миру - реальности.
Где лучше и безмятежней. Где свободней, честнее и преданней. Волшебней...
Осуждения, сочувствия, бурные овации - они не к чему.
Мой "уход" был предрешён с самого начала. С рождения? С возрождения на той, утопающей в солнечном мареве, сказочной летней поляне.

День, год и час, и место напиши
На стенах шкафа, на бумаге словно.
Смелее ты в мечту свою спеши,
Будь счастлив, хоть на миг, но безусловно!


Эдвард Каллен, Чикаго, 21 июня 1918 год, «Ройал Гарденс» на Огден-авеню, 00.50

Тонкая ниточка слов..."

 



Источник: http://robsten.ru/forum/34-1693-1
Категория: Авторские мини-фанфики | Добавил: Di@n@ (28.05.2014) | Автор: Di@n@
Просмотров: 389 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/13
Всего комментариев: 9
avatar
0
9
Спасибо за главу  lovi06032
avatar
8
Повезет ли им с Эдвардом? cray JC_flirt
avatar
7
Вот и нашли выход из тупика - половину Калленов останется вампирами, а другая половина проживет свою счастливую человеческую жизнь ..., если повезет ... girl_wacko
avatar
6
интересно....НО почему не согласилась что бы он приехал к ней?
СПАСИБОЧКИ!!
avatar
5
Удивительно... Но все же непонятно)) Спасибо за главу, скоро буду на форуме lovi06032
avatar
4
Спасибо за главу  good lovi06032
avatar
3
Спасибо!!! lovi06032 good
avatar
2
spasibo
avatar
1
Ух ты! Сильно! Мечты всех осуществились...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]