Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В голове у них только дети/Babies on their mind - Ауттейк #2 - Джейкоб и Виктория

Ауттейк #2 - Джейкоб и Виктория

Джейкоб лежал и в предрассветном мареве смотрел, как ее грудь мягко поднималась и опускалась с каждым вдохом, пока она спала. Он чувствовал каждый ее вдох, который касался его кожи подобно руке любовницы. Тепло ее тела, свернувшегося около него, плавило его кожу там, где они соприкасались. Он буквально чувствовал отпечаток ее ладошки на своей груди.

Пока он смотрел на спящую Викторию, Джейк вспоминал события прошедшей ночи, да и последних шести месяцев. Ему было трудно поверить, что они действительно были здесь, вместе. Наконец, его мечта воплотилась в реальность. И поэтому он не спал: он боялся заснуть и проснуться, чтобы увидеть, что все это и было всего лишь его сном. Он терпеливо ждал ее месяцами, ждал ее решения, стоило ли давать ему шанс. Его сердце разобьется на сотки кусочков, если все окажется фантазией.

Ему нужно было подтверждение, и его рука заскользила по ее спине, его загорелая кожа резко контрастировала с ее бархатной алебастровой кожей. Передвинув руку выше, он коснулся пряди ее волос, поражаясь их цветом и мягкости. Сделав глубокий вдох, он смаковал их аромат – смесь фрезий и роз. А так же он смог уловить на ней свой запах, и пряный, насыщенный запах их любовных ласк.

Пока он любовался ею, Виктория зашевелилась и медленно открыла свои глаза. Джейк вдохнул поглубже, видя любовь и желание в ее голубых глазах, когда они встретились с его почти черными. С нежной улыбкой Виктория медленно коснулась его щеки, а потом зарылась пальчиками в его короткие черные волосы. Потянув его голову вниз, к своим, и их губы жадно встретились. Поцелуй был медленным и нежным, страсть была временно забыта, они просто наслаждались мгновениями наедине, в объятиях друг друга.

Они неторопливо оторвались друг от друга, их лица разделали сущие сантиметры. Виктория улыбнулась, видя на лице Джейка чистое обожание.

- Привет, - прошептала она, ее пальцы порхали по его лбу, а она смотрела в его прекрасное лицо. Он был самым красивым мужчиной из всех, что когда-либо попадались ей на пути, и его красота могла сравниться только с его прекрасной душой.

Джейк улыбнулся в ответ, его белоснежные зубы блеснули в тусклом свете.

- И тебе привет, - обхватив ее щеку, он потер большим пальцем ее нижнюю губу. – Счастлива?

Виктория поцеловала его палец, упиваясь тем, как у него перехватило дыхание. Она никак не могла осознать и принять ту власть, что имела над этим удивительным мужчиной. Ей еще предстояло многое узнать о том, каково это – состоять в любовных отношениях, но в данный момент времени, она была твердо уверена, Джейк научит ее всему необходимому.

- Счастливее, чем когда-либо, - ответила она.

- Я люблю тебя, - признался он.

- Я... я... думаю, нет, я знаю... Я... люблю тебя... тоже, - медленно произнесла она.

Улыбка Джейка стала шире, когда он посмотрел на нее с нечитаемым выражением. Он мог понять ее сомнения относительно веры в чувства, которые возникли между ними, учитывая все трагедии в ее жизни, но он решил, что должен доказать, что она может спокойно доверить ему свое сердце, и он позаботится о ней. Он знал, ни за что намеренно никогда не обидит ни Викторию, ни ее сына Робби. Он посвятит всю свою жизни показывая, как сильно ее любит.

- Обещаю, ты никогда не пожалеешь, что дала нам шанс. Никогда не пожалеешь, что полюбила меня, - пообещал он.

- Мне кажется, я уже знаю это, - ответила она. – Ты показывал мне это с первой минуты нашей встречи.

Джейк медленно кивнул, вспоминая тот знаменательный день.

 

~***~

Глядя на момент бракосочетания Беллы и Эдварда, Джейк не мог отделаться от чувства зависти. Не из-за Беллы; она была его лучшим другом, сестрой. Нет, он завидовал любви, которая ощущалась между ними, искренней преданности, что горела в их глаза, когда они произносили свои клятвы. Он был рад за Беллу, искренне рад. Для нее он желал только лучшего, и казалась, она нашла все в Эдварде, и теперь они оба с нетерпением ждали рождения их ребенка.

Он хотел то, что было у Беллы. Того, кого сможет полюбить, и кто полюбит его в ответ. С кем можно завести семью. Кто положил бы конец угнетающему одиночеству, что накатывало по ночам. Он хотел чувствовать нечто особенное к другому человеку. Он знал, что такая любовь существует; Белла и Эдвард были ярким тому доказательством, так же как и его родители. Просто он не знал, где искать.

Женское внимание никогда не было проблемой. Джейк не был тщеславен, знал, что был привлекательным молодым человеком. Генетика и гигиена сделала так, что девушки сами на него вешались с юных лет. И он не отрицал, что пользовался этой популярностью и затаскивал девушек в постель, когда хотел. Но в конечном итоге такие отношения приелись, и на несколько месяцев он остался без секса. К данной минуте последний раз, когда он спал с кем-то, был около полугода назад, и он честно признавался, что он не страдал от отсутствия секса.

Возможно, он еще не оправился после смерти Билли. Смерть отца сильно ударила по нему: сильнее, чем он ожидал. Видеть, как его обычно стойкий отец, противостоящий раку, превращается в оболочку человека, которого он знал, это было очень удручающее зрелище. Джейк скучал по разговорам с ним, как они смеялись, даже по рыбалке. Подавляющей эмоцией стало одиночество. Несмотря на присутствие Беллы и сестер, рядом всегда было одиночество. Джейк не знал, как от него избавиться. Единственное, что помогало – его работа – и он проводил все больше и больше времени в мастерской, просто потому что домой идти было не за чем.

Торжество продолжалось, Джейк много шутил с Беллой и ее сестрой-в-законе Элис. Эдвард танцевал с кем-то, пока Белла взяла паузе, потому что ее ноги устали от бесконечных движений. Будучи на четвертом месяце беременности, она сильно уставала. Джейкоб заметил, как загорелись любовью глаза Белла при взгляде на Эдварда, и повернулся посмотреть, с кем тот танцевал.

Вау! Подумал он, увидев ее. Первое, что он заметил, ее невероятные красно-золотистые волосы. Длинные и волнистые, они спускались по ее спине, и Джейк представил, как запутывается в этой гриве руками. А потом он увидел ее лицо, и почувствовал волну желания, охватившего его. Это была сама красивая женщина, которую он когда-либо встречал. Она напоминала ему фарфоровую куколку, какая была у его сестры в детстве. Гладкая бледная кожа, и голубые глаза. Ее пухлые губы молили о поцелуях. Она выглядела такой хрупкой;  словно могла сломаться от неосторожного прикосновения. Ему необходимо узнать, кто она.

- Кто это танцует с Эдвардом? – спросил он Беллу, отвлекая ее взор от нового мужа.

- Это Виктория. Она живет с Карлайлом и Эсме вместе с ребенком, Робби. Я рассказывала о ней, помнишь? – ответила Белла, взглянув на него с любопытством.

- Это Виктория? – Белла кивнула. – Ты не говорила, что она такая красивая.

Конечно, он слышал о ней. Она попала в местную газету, когда ее бывший захватил Беллу в заложники и был убит. Впоследствии Белла рассказала ему немногое из того, что пришлось ей пережить. Джейк поверить не мог, что кто-то мог желать причинить боль тому, кто выглядел как ангел.

- Если хочешь, я вас представлю? – на лице Беллы играла понимающая улыбка.

Джейк лишь мог кивнуть нетерпеливо. Он не мог отвести от нее глаз. Белла провела его на танцпол и прервала танец Эдварда и Виктории.

- Виктория, я хочу представить тебе одного из своих лучших друзей, Джейкоба Блэка, - представила Белла, игриво подмигивая мужу.

Без какой-либо задней мысли Джейк взял ладонь Виктории и поднес к губам. Он не мог вспомнить, когда в последний раз касался такой нежной кожи. Он смотрел, как очаровательно покраснела Виктория от его прекрасного жеста. Вблизи она была еще красивее, ее кожа была безупречна. Сердце Джейка трепетало в груди.

- П... привет, Джейкоб, - произнесла она, его имя нежностью скатилось с ее языка.

- Пожалуйста, зови меня Джейком, - ответил он. – Хочешь потанцевать? – спросил он и затаил дыхание.

- С удовольствием, - ответила она.

Не давая ей времени передумать, Джейк повел ее в толпу. Музыка играла быстрая и громкая, предоставляя им мало возможностей для беседы. Джейк старался вести светскую беседу, пока он кружил ее в танце, наслаждаясь ее смехом. Она призналась, что на самом деле никогда раньше не танцевала, и Джейк взял ее за руку, покрутил, отчего она засмеялась, пока он делал вид, что сам танцует очень плохо. Закончилась песня, они продолжили танец, пока не пришло времени провожать Беллу и Эдварда.

Вскоре после отъезда молодоженов Виктория поблагодарила его за танец, извинилась и ушла, чтобы пойти покормить сына и уложить его спать. Гости стали разъезжаться, и Джейку никак не удавалось найти повода остаться. Лежа в постели той ночью, он снова и снова перематывал в голове каждое мгновение, проведенное с Викторией.

Он попытался припомнить все, что знал о ней. она родила сына, и состояла в отвратительных отношениях. Отец ее ребенка умер, чему Джейк искренне радовался. Теперь она жила с родителями Эдварда, которые словно бы «приняли» ее.

Когда он подумал о том подонке, что причинил ей боль, у Джейка кулаки сжались от гнева. Женщина была беременна, черт возьми! Какой мудак мог так поступить? Он вдруг пожалел, что ублюдка больше не было в живых, чтобы он мог выбить из него все дерьмо, и дать ему на собственной шкуре почувствовать свое лекарство. Джейк сомневался, что он остался бы крутым парнем, столкнувшись с тем, кто сильнее него.

Он внезапно задумался, сможет ли когда-нибудь Виктория довериться другому мужчине после пережитого несчастья. Что, если она навсегда отвернется от мужчин и отношений вообще? Сможет ли она когда-нибудь даже подумать о том, чтобы подарить ему возможность показать, как настоящий мужчина поклоняется женщине? Сможет ли она когда-нибудь снова научиться доверять другим?

Джейк подумал о ее сыне. Он увидел его в конце вечера, когда Виктория его кормила. То, что у нее есть его ребенок, его не беспокоило. Они шли в комплекте, и Джейк был совершенно не против. Он любил детей и однажды хотел завести своих.

В течение последующих нескольких недель мысли о Виктории редко покидали его голову. Ее лицо всплывало в его снах. Если он видел кого-то с рыжими волосами, в мыслях сразу всплывало ее лицо. Он лишь хотел снова увидеть ее, но не знал, хотела ли она увидеть его. Джейк никогда раньше не испытывал подобного; тоску по женщине, которая в ответ может и не чувствовать подобное.

От отчаяния он пошел к Белле за советом. Белла знала Викторию, и могла сказать, был ли у него шанс. Как и ожидалось, Белла сказала ему правду; у него есть возможность, но если он будет терпеливым, Виктория, возможно, поймет, что он стоил того, чтобы рискнуть. Белла советовала стать другом Виктории. Потому что в своей жизни у Виктории было очень мало друзей.

И когда пару дней спустя Белла спросила, не хотели бы он прийти к Эсме на воскресный ужин, Джейк ухватился за предложение. Сидя на заднем сидении автомобиля Эдварда, он до смешного нервничал и пытался игнорировать улыбки Эдварда. Спустя какое-то время даже Эдвард проникся жалостью к нему и попытался его успокоить. Джейк чувствовал себя, словно бы собирался на первое свидание и был в ужасе от того, а вдруг он скажет что-то глупое или что еще хуже, то, что испугает ее.

Она чем-то напоминала ему раненого маленького оленя, которого нашел Билли, когда Джейк был подростком. Животное страдало от сильно боли, но никого не подпускало к себе. Она убегала, когда Билли пытался его лечить. Медленно заживали ее раны, и Билли проявил огромное терпение. Каждое движение было осторожным и плавным, чтобы успокоить оленя, показать, что ему можно доверять и что он не причинит боли.  Спустя несколько недель Билли удалось заполучить ее доверие, и наконец, он смог покормить ее с рук. Она даже подходила к нему при его приближении. Когда наконец ее раны зажили, Билли выпустил ее, и в его глазах стояли слезы. И было удивительно, как часто она возвращалась увидеться с Билли, прежде чем снова скрыться в лесу. Джейк знал, что его отец очень дорожил этими моментами.

Джейк решил последовать примеру Билли. Он станет для Виктории тем, кто ей нужен; другом, приятелем, няней. Возможно, когда-нибудь... любовником, партнером, мужем. Джейк понимал, что перед ним долгая дорога. Он лишь надеялся, что однажды Виктория почувствует в ответ то же самое.

Обед прошел лучше, чем он мог надеяться. Застенчивая и немного смущающаяся Виктория много разговаривала и смеялась во время приема. Джейк понимал, что его специально посадили рядом с Викторией и молча поблагодарил окружающих за поддержку. За оказанное ему доверие по отношению к Виктории. Также он познакомился с малышом Робби, и, честно говоря, малыш был невероятно милым. Было так легко полюбить этого маленького парнишку.

Джейк держал малыша, вызывал у него улыбку и не замечал взгляда Виктории. Смесь удовольствия и удивления. Она не могла остаться равнодушной, видя, как естественно этот огромный, красивый мужчина играл с ее маленьким сыном.

Виктория не могла отрицать, что ее влекло к Джейку. А как иначе? Он был великолепен. Высокий, прекрасно сложенный, с лицом, которое могло украсить все большие экраны. Когда он улыбался, его лицо освещалось, в глазах появлялись искорки, а невероятно белые зубы выделялись на фоне загорелой кожи. Короткие черные волосы завершали образ.

Ее пульс ускорялся, когда он смотрел на нее, а когда улыбался, ей становилось трудно дышать. Она чувствовала невероятное притяжение. Когда они танцевали на свадьбе Беллы, она чувствовала себя снова подростком; ну или по крайней мере, ей показалось, так должна ощущать себя юная девушка.  Ее собственные подростковые годы не содержали приятных воспоминаний. Ей никогда не выпадал шанс просто потанцевать и насладиться компанией мальчика, да и просто насладиться временем. Джейк стал прекрасным партнером для танца, и вечер прошел очень быстро.

Теперь он находился в доме Эсме, и Виктория испытывала смешанные эмоции. С одной стороны она наслаждалась его компанией, его разговорами, чувствовала себя непринужденно. Он заставлял ее смеяться, рассказывая истории про отца, которого он потерял пару месяцев назад. Она не обращала внимания на полные одобрения взгляды все в этой комнате. С другой стороны, она была напряжена и испугана. Перед его взором стоял Джеймс, которого убили на ее глазах. Ей до сих пор снились кошмары, где он избивал и причинял ей боль.

Виктория не могла избавиться от чувства ненависти к самой себе из-за того, что так долго позволяла Джеймсу издеваться над ней. Из-за свей слабости и неспособности противостоять ему. Он заставил ее чувствовать себя никчемной, и ей было трудно поверить, что какой-нибудь мужчина захочет ее. К тому же, если он узнает, каким унизительным вещам подвергал ее Джеймс, любой мужчина почувствует отвращение.

Пожив несколько месяцев в доме Эсме, Виктория узнала, что любовь, настоящая любовь, существует. Не то жалкое подобие, что она испытывала к Джеймсу. А та, свидетелем которой ежедневно она становилась в этой удивительной семье. Карлайл до сих пор относился к Эсме, как к своей возлюбленной, несмотря на то, что они были женаты более тридцати лет. Сначала Виктория смущалась и сторонилась таких открытых проявлений чувств. Но со временем привыкла, и считала их очень милыми.

И все же ее давно похороненная романтическая часть души жаждала любви такой, какой была у Эсме и Карлайла или у их детей. Просто она не верила, что заслужила ее. Конечно, такой красивый мужчина, как Джейк, никогда не захочет ее. Он может иметь любую женщину, какую захочет. И уж точно не сломленную, да еще и с ребенком.

Робби, ее драгоценный малыш, еще один сдерживающий фактор. Самое главное сокровище. Никогда она не позволит подвергнуть его насилию. Она скорее умрет, чем допустит подобное. Она был ее лучиком солнца, ее искуплением. Теперь она живет для него. Она должна всецело и без остатка доверять человеку, прежде чем доверить ему своего сына.

Когда Джейк уезжал, он поцеловал ее в щеку, и Виктория буквально задохнулась от острых ощущений, от прикосновения его губ. Они были и волнующими и пугающими одновременно.

Несмотря на свои спутанные эмоции, Джейк снова пришел к ним несколько дней спустя, якобы увидеться с Эсме, но все кончилось тем, что большую часть времени он играл с Робби и разговаривал с Викторией. Виктория не могла сдержать своих чувств и притяжения к Джейку. Он был милым и добрым парнем. Он рассказывал ей о своей семье и работе, и казалось, чувствовал, что она еще не готова говорить о своем прошлом, за что Виктория была ему благодарна. Также он никогда не переходил границ в физическом плане, лишь простой поцелуй в щеку, перед уходом. Он делал то  же самое с Эсме, поэтому ничего за этим жестом нельзя было прочесть.

Виктории необходимо было с кем-то поговорить о Джейке. Она чувствовала, что он испытывает к ней далеко не дружеские чувства, отчего она нервничала. Белла была его лучшим другом, поэтому вполне логично было поговорить с ней. Белла подтвердила, что Джейк был хорошим парнем, и лучшего друга, чем он, нельзя было и желать.

Джейк пришел в восторг, что Виктория приняла его дружбу. Осторожно, не переходя границ, он зарабатывал ее доверие. Ему помогало то, что он влюбился в малыша Робби. Оглядываясь назад, он понимал, что с Робби он проводил столько же времени, сколько и с его матерью. Его личико озарялось, когда Джейк входил в комнату. И Виктория никак не могла успокоить свое сердце, когда видела их вместе.

В конце сентября Джейк пригласил Викторию в резервацию квилетов на празднование дня рождения. Оставив Робби с Эсме, Виктория не могла успокоиться. Без Робби все выглядело как... свидание.

- Эй, как ты? – спросил Джейк, когда они приехали.

- Все в порядке. Просто не привыкла к толпе, - ответила Виктория.

Джейк протянул руку и успокаивающе сжал ее ладошку.

- Расслабься, Вик. Многих ты уже видела раньше. Я позабочусь о тебе, - Виктории еле удалось сдержать стон удовольствия, когда она видела его улыбку.

Как и говорил Джейк, они действительно хорошо провели время. Вечеринка проходила на открытом воздухе, был разведен костер, чтобы поддерживать тепло. Сцедив достаточно молока для Робби, которого должно было хватить на несколько кормлений, Виктория позволила себе немного пива, она танцевала с Джейком, когда мелодия внезапно сменилась более романтической песней. Ее барьеры немного пошатнулись, Виктория обвила руками шею Джейка и начала раскачиваться в такт музыке.

Сердце Джейка едва не остановилось от действий Виктории.  Он понимал, что она немного пьяна, но не смог удержать себя от того, что хотел сделать, как только в первый раз увидел ее. Он обернул руки вокруг ее талии и притянул вплотную к себе, вздохнул от удовольствия, когда мягкие изгибы девушки прижались к его телу. Он зарылся лицом ей в волосы, вдыхая ее аромат, в отчаянной попытке не дать ей понять, как его тело реагирует на ее близость.

Когда Виктория коснулась губами его шеи, Джейк сжал руки крепче. Его сердце начало отбивать ритм в груди, и когда Виктория взглянула на него с мечтательной улыбкой на губах, он не смог удержаться от поцелуя.

Виктория почувствовала, как ее молния пронзила ее тело, когда губы Джейка коснулись ее губ. Она не знала, то ли пиво, выпитое на ночь, то ли подавляемое желание вышло наружу, но она открыла губы и углубила поцелуй. С тихим стоном Джейк проник языком в глубины и потерялся в ощущениях. Он так долго этого хотел. Не замечая никого, Джейк ласкал ее губы, его язык пробовал ее вкус.

Виктория терялась в дымке ощущений. Пульс бешено стучал, и она почувствовала, что становилась мокрой. Никогда прежде поцелуй не делал ничего подобного. Джеймс всегда был грубым, когда они впервые были месте, и со временем не изменился. Он брал то, что хотел.

Воспоминания накрыли Викторию и, всхлипнув, она отошла, полностью протрезвев. Что она делает? Джейк заслуживал кого-то лучше нее.

- Нет, Джейк! – воскликнула она, отходя от него. Не посмотрев на него, она развернулась и побежала от костра, пытаясь сдержать слезы.

- Виктория, подожди! – крикнул Джейк, последовав за ней. Схватив ее за руку, он остановил ее и развернул. Они отошли далеко от других, и только лунный свет освещал их пару. – Извини. Я не хотел пугать тебя, - взмолился он.

- Почему извиняешь ТЫ? Я набросилась на тебя, - ответила Виктория.

- Нет, это я зашел слишком далеко. Просто не смог сдержаться. Ты такая красивая, - признался Джейк.

Виктория подняла на него заплаканные глаза.

- Я не красивая. Я сломленная, раненая. Я использованный товар. Ты слишком хорош для такой, как я.

Обхватив ее лицо руками, Джейк вынудил ее смотреть на него.

- Не смей говорить о себе такое, - сердито ответил он. – Меня не волнует твое прошлое. Ты потрясающий человек, мама, прекрасный друг и ты достаточно хороша для любого мужчины. Ты заслуживаешь только лучшего.

- Ты ничего не знаешь, Джейк! – закричала она, и по ее щекам текли слезы.  – Ты не знаешь, насколько я испорчена!

- Тогда расскажи мне, - взмолился он. – Расскажи мне. Я твой друг, Виктория. Ты можешь доверить мне все, что хочешь, и я никогда не буду судить тебя. Пожалуйста, не отталкивай меня.

Услышав его просьбу, она захотела рассказать ему все. Хотела освободить свою боль и разделить ее с кем-нибудь. Она понимала, что, скорее всего, он отвернется от нее, когда услышит ее историю, но решила, что если он отвернется от нее сейчас, будет не так страшно, чем если он откажется от нее, когда они познакомятся ближе. Как сорвать пластырь - болезненно, но быстро.

- Мы можем пойти куда-нибудь? – спросила она. Он предложил пройти в дом, расположенный поблизости, и она последовала за ним, готовясь быть отверженной. Она лишь покачала головой, когда он спросил, не хотела бы она выпить, она не знала, куда деть свои руки, и нервно их крутила. Джейк проявил мудрость и сел напротив нее,  понимая, что ей нужно пространство.

- Виктория, прежде чем ты начнешь, я хочу, чтобы ты знала, что бы ты ни сказала, мое отношение к тебе не изменится.

- Ты не понимаешь. Ты не знаешь, на что была похожа моя жизнь. Единственная хорошая вещь, что случилась со мной за двадцать два года жизни - это мой Робби. Я делала ужасные вещи, – ее голос затих, поскольку начали душить слезы. Она не смотрела на Джейка, чтобы не увидеть отвращение на его лице, которое, несомненно, появится, как только она расскажет ему все без прикрас.

- Расскажи мне, Виктория. Отпусти все. Со мной ты в безопасности, я обещаю.

Глубоко вздохнув, она начала свой рассказ.

- Я не помню свою мать совсем. Она была наркоманкой и проституткой, умерла от передозировки в одну из ночей, когда работала. Видимо, меня не могли найти два дня, и я оставалась грязной и голодной. Мне сказали, что у меня недостаток веса и ухода за мной. Меня нашли не сразу, потому что я не плакала. Младенцы, на которых всем наплевать, как правило, не плачут, потому что слезы не приносят никакой пользы.

Джейк еле сдерживал растущий гнев, потому что государство обязано было заботиться о таких детях. Его руки сжались в кулаки, и он постарался скрыть от нее свою реакцию.

- Меня отправили в приют, а потом я переходила из дома в дом, пока не сбежала с Джеймсом, когда мне было шестнадцать. Несколько семей было и правда хорошими, но мне приходилось уходить, потому что либо беременела женщина, либо они переезжали. Став старше, я стала и более грубой, и создавала тем самым проблемы. Я разнесла пару домов, крала деньги, и начала принимать наркотики. Поэтому большую часть времени я была либо избита, либо под кайфом.

- Они били тебя? – с недоверием в голосе спросил Джейк.

Виктория только  презрительно фыркнула.

- Если бы. Подои предпочтительнее альтернатив.

- Каких альтернатив? – Джейк не знал, хотел ли знать.

- Один из приемных отцов был педофилом, и его любимым развлечением было пробираться в мою комнату и лапать. Другой предпочитал другую пытку; оставлял в холодной ванной на всю ночь в середине зимы, например.

Джейк почувствовал, как к горлу подкатила волна желчи, когда он представил ее страдания. Ничего сильнее в тот момент он не хотел, чем найти этих больных ублюдков и убить или, по крайней мере, искалечить. Он готов был пойти на убийство. Он сделал несколько глубокий вдохов в попытке успокоиться.

- Ты рассказывала кому-нибудь об этом?

- Ну, конечно. Ведь каждый поверит девочке с такой репутацией, как у меня. Все они думали, что я невоспитанная сука и бунтарка. Вот если бы несколько  приемных детей пожаловались, тогда да, власти бы заметили. И начался бы новый круг ада, – некоторое время она ничего не говорила, поскольку воспоминания стали слишком болезненными.

Джейк хотел взял ее ладошки и пообещать, что никто и никогда снова не причинит ей боли, но понимал, она не примет его прикосновений. Слишком сильно воспоминания разбередили раны.

- Так или иначе, я встретила Джеймса, когда мне было шестнадцать лет. Мне казался он богом. Горячий, взрослый, и он хотел меня. Он считал мое вызывающее поведение забавным и всячески поощрял. Даже показал несколько новых способов, как можно взломать замки и проникнуть в дом или магазины. И спустя несколько недель он сказал, что уезжает, и я могу поехать с ним. Конечно, я согласилась. А зачем мне было оставаться? Почти наверняка, скоро бы меня арестовали, да и никто не заметил, что я исчезла. Джеймс поощрял, что я употребляю наркотики, и я была под кайфом, когда он забрал мою девственность.

Джейк не знал, действительно ли он хотел услышать эту часть, но сохранял спокойствие.

- Иногда он причинял мне боль, когда мы занимались сексом, но ничего лучшего я не знала. Весь мой опыт сексуальных отношений был болезненным. Мой приемный отец и раньше причинял мне боль, даже никогда не насилуя на самом деле. Со временем Джеймс стал грубее, но я была слишком «влюблена» и не протестовала. Я считала, что так происходит у всех. У меня не было подруг, чтобы обменяться мнениями или спросить совета. Несколько месяцев спустя он впервые ударил меня. Он потом извинялся и сваливал все на наркотики. А потом все стало только хуже. Однажды он сломал мне челюсть.

На этих словах Джейк поднялся, уже не в силах сдерживать гнев. Виктория перестала говорить, но так и не посмотрела на него.

- Все хорошо. Просто нужно немного пройтись, - объяснил он.

Она продолжила.

- Мы постоянно переезжали, и его зависимость только развивалась. Нам нужны были деньги, поэтому он воровал дома, грабил магазины, нападал на людей; что угодно, лишь бы раздобыть денег. Но ему было мало, поэтому он использовал... меня, - он остановилась, сделала глубокий вдох, но ее руки дрожали.

Представляя, что будет дальше, Джейк хотел остановить ее, чтобы она не заставляла себя проходить через это снова, но слова словно приносили ей легкость.

- Что случилось?

- Он... он... сделал меня проституткой, – прошептала она. Джейку захотелось завыть от боли в этих словах. – Он продавал меня тому, кто платил. Когда я отказывалась, он избивал меня. Даже когда я делала, что он хотел, он бил меня. Я возненавидела его. Я ненавидела их горячие потные руки. Их дыхание. Хуже было, когда Джеймс смотрел. Он брал дополнительную плату за то, чтобы смотреть, – рискнув взглянуть на Джейкоба, она увидела гнев, и решила, что он направлен на нее. Она не удивилась. Она сама испытывала к себе лишь отвращение.

- Мне нужно выпить. Будешь что-нибудь? – спросил он. Виктория кивнула, и сделала долгий глоток пива, которое он передал ей.

- Когда я забеременела в первый раз, он так сильно избил меня, что я потеряла ребенка. Я даже не знала, кто на самом деле его отец. Им мог быть любой из тех мужчин. После это мне стало уже все безразлично. Я просто хотела умереть. Если Джеймс говорил мне напасть на старика, я нападала. Если он хотел, чтобы я занялась сексом с несколькими извращенцами - пожалуйста. Я стала шлюхой, которой приемные родители меня и считали.

- Когда я забеременела снова, во мне что-то изменилось. Мне стало для кого жить. Я отказалась заниматься сексом с незнакомцами. Я угрожала пойти в полицию, если он заставит. Я лгала, но сработало. Я скрывала беременность так долго, как могла. Когда он узнал, он начал бить, но я сопротивлялась. Я схватила кухонный нож и пригрозила убить его. Наверное, я бы так и сделала. Я не хотела потерять этого ребенка. Он поверил и отпустил меня. Но продолжал избивать, чтобы я потеряла малыша, однако ничего не происходило. Я нашла способ выжить. А потом мы оказались в Форксе, а остальное ты уже знаешь. Я люблю Калленов и всегда буду признательна им за то, что они сделали для меня. Я не знала, что такие люди существуют. Я не заслуживаю их доброты, но ради Робби приму ее. Я хочу дать ему то, чего не было у меня.

- Да, Каллены замечательные люди. Но ты не права. Ты заслуживаешь все хорошие вещи, что происходят сейчас. Ты заслуживаешь... любви, - негромко произнес Джейк.

Виктория покачала головой.

- Нет... не заслуживаю. Ты слышал, что я только что рассказала тебе? Я воровала, лгала, принимала наркотики, занималась проституцией. Я пользованный товар. Тебе, наверное, противно находиться рядом со мной, - воскликнула она и закрыла лицо руками, разразившись рыданиями.

Больше терпеть он не мог. Он встал и подошел к ней, обернул руки вокруг нее, пытаясь успокоить. Она вздрогнула сначала, но не отстранилась, погрузившись в рыдания. Джейк начал укачивать, пока она плакала, шептал успокаивающие слова. На что, чтобы она успокоилась, ушло минут десять. Когда она поняла, что его руки обернуты вокруг ее тела, то попыталась отстраниться, но Джейк не позволил.

- Не надо, малышка. Все хорошо, просто я хочу держать тебя, - успокаивал он. Почувствовав, что она успокоилась достаточно, заговорил. – Виктория, я хочу, что ты знала: ничего, абсолютно ничего, из того, что ты рассказала, не заставит меня смотреть или думать о тебе по-другому. Ты никогда не вызовешь во мне отвращения. Ты не несла ответственности за то, что произошло с тобой. Ничего. Ты стала жертвой. Все, что ты пережила, сделало тебя таким прекрасным человеком.

- Джейк, я не знаю, со сколькими мужчина я спала. Как ты можешь прикасаться ко мне после такого?

- Ты была вынуждена делать это, - ответил Джейк. – Тебя избивали и принуждали. Ты не могла сопротивляться. У тебя не было семьи, никакой поддержки. Никто бы не смог сопротивляться такому принуждению. Но ты выстояла ради своего ребенка. Ты была полна решимости подарить сыну лучшее, что и доказывает, что ты хороший человек. Ты могла остаться и продолжать мириться с его жестокостью, подвергая опасности Робби, но ты рискнула.

- Только потому что Белла и Эдвард убедили принять помощь, - прервала его Виктория.

- Да, однако ты могла отказаться от помощи, но не сделала этого. Мне не выразить словами, как я сожалею о том, что ты пережила. Если бы я мог все исправить, без раздумий я бы сделал все.

Виктория посмотрела в его темные глаза, удивляясь, насколько он красив.

- Почему? Я знаю, ты мой друг, но...

- Виктория, я не буду тебе лгать. Я хочу быть больше, чем просто друг. Я хочу быть твоим другом, любовником, бойфрендом, партнером. Я хочу всего этого с тобой, – он не мог не заметить, как отшатнулась Виктория от его слов, и его сердце дрогнуло, но он был преисполнен решимости стать тем, кем она хочет видеть, и если только в качестве друга, что ж, так тому и быть, независимо от того, чего хотел он сам.

- Но больше всего я хочу, чтобы ты знала, я всегда буду здесь для тебя. Если ты сможешь принять меня только как друга, я приму это. Я просто хочу быть в твоей жизни и жизни Робби тем, кем смогу.

Выпутавшись из его рук, Виктория сразу же почувствовала себя холоднее и более одинокой. Она подняла на него красные и опухшие от слез глаза.

- Я... я не знаю... смогу ли дать тебе больше. Я хочу, - сердце Джейка забилось снова от ее слов. – Правда. Но я не... знаю... смогу ли когда-нибудь доверять мужчине. После всех тех...

Джейк обхватил ее ладошку своей рукой.

- Не надо так. Я хочу показать тебе, как должны развиваться отношения между мужчиной и женщиной. Насколько особенной может быть связь между двумя людьми, которые заботятся друг о друге, – он видел неуверенность в ее глазах.

- Я хочу того, что есть у Калленов, но я в ужасе. Я больше не выдержу боли. Теперь все ради Робби.

- Виктория, что бы между нами ни случилось, я обещаю тебе одну вещь, - Виктория изучала его глаза, настолько серьезные и искренние. – Я никогда намеренно не причиню тебе боли. Я никогда, ни в коем случае не подниму руку на женщину, тем более на тебя.  Я всегда буду твоим другом и всегда буду заботиться о тебе и о Робби. Я помогу тебе сражаться с твоими демонами и поддерживать тебя, что бы ты не решила в своей жизни. Я надеюсь, я молюсь, что в один прекрасный день ты поймешь, чего ты стоишь, и решишь, что нам суждено быть вместе, но я не буду тебя принуждать. Если когда-нибудь ты почувствуешь, что готова к большему, чем просто дружба, я буду ждать. Я готов ждать вечность, Виктория.

Слезы текли по щекам Виктории, и она чувствовала, как ее разбитая на кусочки душа, тихо восстанавливается. Не давая себе времени, она обняла Джейка и почувствовала, как он прижимает ее к себе. В его объятиях она чувствовала себя в безопасности, и часть ее подсознания знала - ему можно доверять. Но большая часть ее существа пока еще слишком боялась.

Они сидели, обнявшись, безумно долго, и Джейк почувствовал, что Виктория уснула. Его руки нежно касались ее спины, чувствуя, как напряжение медленно покидает ее тело. Он посмотрел вниз и увидел расслабленное сном лицо, тяжелые воспоминания покинули ее. Он думал разбудить ее и отвезти домой, но решил дать ей поспать.

Он аккуратно поднял ее на руки, отнес в спальню и положил на постель. Она не проснулась, когда он снимал ее обувь или накрывал ее одеялом. Джейк прилег на кровать и притянул ее к себе, в защитном жесте оборачивая вокруг нее руки. Возможно, это единственный раз, когда она окажется в своей постели, поэтому хотел бодрствовать и насладиться опытом, но сон сморил его.

~***~

После той ночи между ними изменилось все.

Виктория не могла не заметить, что Джейк стал более желанным, нежели просто платоническим другом. Ее влекло к ней и раньше, но после поцелуя и пробуждения в его объятиях и в его постели на следующее утро после ее признаний, притяжение обострилось до максимума, и ей стали сниться эротические сны с его участием. И от осознания, что он хотел того же, ситуация становилась только хуже.

Все свободное время они проводили вместе, вместе с Робби. Она видела, как он обращается с ее сыном, отчего она захотела его еще сильнее. В первый раз, когда он снял свою рубашку, когда рубил дрова, она не смогла сдержать тихий вздох. Он был самым горячим парнем, которого она когда-либо видела. Он был похож на идеальную скульптуру, только из крови и плоти. Ее пальцы горели от желания провести каждую мышцу на его животе и груди. Ее рот наполнялся слюной при мысли о том, как бы пробежаться языком по всему его телу. Даже Джеймс в самом начале их отношений не оказывал на нее такого воздействия. Он повернул голову, пока она поглощала его глазами, и она покраснела от маленькой ухмылки на его губах. А она никогда не краснела.

Верный своему слову, он не стал настаивать на том, к чему она не была готова. И тем не менее, она стала все больше и больше осознавала его прикосновения, каждый его взгляд на себе. Ее кожу начинало покалывать, когда она прикасалась к нему, и трепетала, когда он оборачивал свою руку вокруг ее плеч. Она ловила себя, что все чаще мечтает о его губах, вспоминает, как они ощущались на ее. И она вдыхала его чистый мужской аромат, когда он целовал ее в щеку. Ее пульс ускорялся и дышать становилось труднее, когда он оказывался рядом.

Помог разговор с Эсме. Эсме уговаривала ее довериться ему, говорила, что нет никаких запрещенных тем для разговоров. Нуждаясь осознании обуреваемых ее чувств, Виктория набралась храбрости, и спросила у Эсме, что она считает нормальными сексуальными отношениями. Эсме знала о ее прошлом, и понимала причины интереса Виктории.

- То, что ты знаешь под сексом, настоящее издевательство. Оно даже не должно так называться. Хотела бы я, чтобы ты никогда такого не знала. Но когда два человека заботятся друг о друге, секс может стать самым замечательным опытом. С правильным человеком ты можешь испытать неземное невиданное ранее удовольствие.

- У вас с Карлайлом так все происходит? – спросила Виктория, уже зная ответ.

Эсме скромно улыбнулась.

- Да. Когда мы с Карлайлом вместе, я забываю обо всем  остальном. Но есть только удовольствие; близость, которую мы ощущаем, наше единение. Она образует связь, которая связывает нас крепко, даже когда все вокруг идет не так. И ничего сильнее я не хочу, чем то, чтобы ты испытала подобную связь, – взяв Викторию за руку, Эсме продолжила. – Я знаю, Джейкоб хотел бы стать для тебя таким человеком. Я вижу, как он смотрит на тебя, и его преданность в глазах.

Виктория кивнула, в ее глазах стояли слезы.

- Я боюсь, Эсме.

Заключив девушку в объятия, Эсме нежно раскачивала ее. Для Виктории это были объятия матери.

- Знаю, дорогая. А как иначе? Но ты хочешь провести в плену Джеймса всю оставшуюся жизнь? Или ты хочешь прожить замечательную полную жизнь вместе с Робби? Джеймс причинил тебе достаточно боли, но не позволяй его памяти отравлять твою жизнь. Ты не встретишь человека лучше, чем Джейк, который поможет тебе справиться с воспоминаниями. Дай ему шанс. Дай себе шанс. Я знаю, будет нелегко, но оно того стоит. Я хочу, чтобы все мои дети были счастливы, и сейчас я считаю тебя одним из моих детей.

Виктория обняла Эсме.

- Я люблю тебя, Эсме.

- Я тоже люблю тебя, дорогая. И я буду рядом на каждом твоем шаге. Мы все будем рядом.

Слова Эсме кружились в сознании Виктории несколько дней. Она решила пойти маленькими шагами. Она вместе с Джейком смотрели фильм однажды вечером, когда Карлайла и Эсме не было дома. Виктория опиралась на Джейка и чувствовала тепло, исходящее от его тела. Она взглянула на его профиль, восхищаясь силой, и внезапно ощутила острое желание поцеловать его, снова почувствовать его губы. Прежде чем успела бы передумать, она потянулась, взяла его подбородок и повернула к себе его лицо. Она успела заметить смесь растерянности и желания в его глазах, прежде чем притянуть его лицо к своему.

Когда их губы встретились, сквозь нее словно удар тока пропустили. Джейк просто прижимался к ней губами, позволяя ей задавать темп поцелуя. Вскоре Виктории захотелось большего, поэтому она сильнее прижалась губами, приоткрыла губы и неуверенно скользнула языком по его нижней губе. И почувствовала себя увереннее, когда услышала стон одобрения, и все мысли разбежались, когда его язык коснулся ее языка. А поцелуй все продолжался и продолжался, и тело тяжелело от желания.

«Так вот какой он, настоящий поцелуй», - подумала она. Она решила, что он ей понравился. Она чувствовала вкус мяты, колы и Джейка. Его руки лежали на ее плечах, в то время как она зарывалась пальчиками в его коротких черных волосах.

В конце концов они оторвались друг от друга, хватая ртом воздух. Джейк уперся лбом в ее.

- Виктория?

Она знала, о чем он спрашивал. Он не убрал руки от нее, и она откинулась в его объятия.

- Джейк, я... хочу стать... больше... чем просто другом. – его улыбка осветила лицо. – Мне очень страшно, но я хочу... попробовать.

- Я так счастлив, Виктория. Я знаю, то ты боишься, но мы можем двигаться медленно. Ты будешь устанавливать темп. И можешь остановиться, когда захочешь. Я сделаю для тебя все.

Виктория кивнула.

- Может... можно мы еще поцелуемся? Мне очень понравилось... целовать тебя, - робко поинтересовалась она.

Губы Джейка расплылись в широкой довольной улыбке.

- В любое время, когда захочешь, только спроси. Мне тоже очень, очень сильно понравилось целовать тебя.

Коротко хихикнув, она потянулась к нему, и следующие полчаса они провели за поцелуями. Как бы ему не хотелось прикоснуться к Виктории более интимно, но Джейк довольствовался пока поцелуями. О своей эрекции он позаботится, вернувшись домой.

Тем вечером в голове Виктории словно бы опустились шлюзы. Она начала принимать таблетки, получив заключение от Эдварда. За несколько недель до Рождества отношения между ними накалялись все сильнее. Джейк подумал, что кончит в штаны, когда она попросила прикоснуться к груди. Он с восторгом касался ее, наслаждался мягкостью, пока она посасывала кожу его шеи.

Они достигли прогресса: она смогла снять топик и бра, и он смог попробовать ее грудь на вкус. Виктория не получала большего удовольствия, чем когда он посасывал ее соски.  И не могла перестать скользить по его твердости.

Он был таким любящим и осторожным с ней, и всегда останавливался, когда ее накрывала очередная волна паники, как бы тяжело ему ни было.

За неделю до Рождества Викторию осенило. Джейк закончил работу, и после долгого страстного приветственного поцелуя подхватил на руки Робби, поцеловал в щеку и прижал к себе. Она с улыбкой на лице смотрела, как Джейк закрыл глаза и прижался щекой к макушке малыша. И в это мгновение Виктория поняла, что влюбилась в Джейка. По-настоящему влюбилась. Это чувство было сильнее, глубже и ярче всего, что она испытывала раньше. И все сомнения вылетели в окно. Она любила его и хотела в своей жизни его навсегда. Без него она уже не сможет.

Джейк открыл глаза и увидел выражение ее лица. И на нем прочел и удивление, и замешательство, но самое главное, он увидел любовь в ее глазах. Он почувствовал слезы радости в глазах, но ничего не стал говорить. Когда будет готова, она сама расскажет ему. Слишком глубоко она увязла.

 

~***~

Был канун Рождества, и она проводили в его доме. Джейк приготовил ужин и накрыл стол для романтического ужина на двоих.  На следующий день они были приглашены на ужин к Калленам, и им выпал шанс провести время наедине.

Когда они приехали к нему домой, Виктория взяла его ладонь в свою и застенчиво улыбнулась, глядя на него снизу вверх. Джейк поднес ее руку к губам и поцеловал тыльную сторону ладошки, и положил их переплетенные руки себе на колени. Виктория откинулась на спинку стула и блаженно вздохнула. Эсме уговаривала, что с Робби все будет прекрасно, если вдруг она решит заночевать у Джейка, при этом очень откровенно подмигнула. Виктория сказала, что скорее всего последует ее предложению.

Джейк выложился на все сто с ужином, признавшись, что десерт – дело рук Беллы, которая пожертвовала ради такого чизкейком. Вино несколько раскрепостило их, и учитывая играющую на заднем плане тихую музыку, это была идеальная картина соблазнения. Если бы был кто-то другой на месте Джейка, Виктория решила бы, что все так и есть, но его она знала. Джейк был прежде всего очень благородным мужчиной. Он просто хотел сделать Сочельник особенным днем для нее. И за это она любила его еще сильнее.

После ужина они расположились на диване, посвятив некоторое время нежным поцелуям. Виктории нравилось целоваться. Она бы с радостью целовалась целый день, но только с Джейком. Он был очень хорош в поцелуях. Он мог бы давать уроки, хотя она надерет задницу любой девушки, если только попробует к нему приблизится. Джейк только ее. И пришло время сообщить об этом ему.

- Джейк?

- Хм? – ответил он, целуя ее в затылок, отчего она тихо застонала, когда его язык лизнул нежную кожу.

Отстранившись, она взяла ладошками его лицо и посмотрела в черные глаза.

- Джейк, мне нужно тебе кое-что сказать.

- Что, малышка?

Викторию охватил трепет от нежного прозвища.

- Джейк, я хочу тебя. Я хочу заняться с тобой любовью. Сегодня вечером. Я никогда раньше не «занималась любовью», и хочу сегодня заняться ей в первый раз.

Он закрыл глаза и с трудом сглотнул. Ему тяжело далось удержать контроль.

- Ты уверена? Я пригласил тебя на ужин не для того, чтобы обольстить.

- Я знаю, и да, я уверена. Ты самый замечательный и красивый мужчина, кого я когда-либо видела, и даже при том, что я правда не заслуживаю тебя, я хочу быть с тобой сильнее, чем должна.

На этих словах Джейкоб поднял ее на руки и понес в спальню, их губы слились в поцелуе, от которого перехватывало дыхание. Он осторожно опустил ее на постель, накрыл своим телом, давая понять, как велико его желание.

- Сегодня вечером я буду тебе поклоняться. Я сотру все плохие воспоминания, что есть у тебя, и буду любить так, как тебя и должны были любить. Пока мое лицо не станет единственным, что у тебя будет ассоциироваться с любовью.

Пока он произносил свою речь, его руки начали путешествие по ее телу, касаясь каждого изгиба, целуя каждый дюйм обнаженной кожи, до которой можно дотянуться. Глядя ей в глаза, он начал медленно расстегивать пуговички на ее кофте, и целовать открывающуюся плоть. Ее грудь поднималась и опускалась так быстро, и он мог слышать, как трепещет от волнения ее сердце.

Стон сорвался с губ, когда он натолкнулся на материал ее бра, и он продолжил спускаться, пока каждая пуговичка не была расстегнута. Не раскрывая полы рубашки, он провел ладонью вверх-вниз по полоске открытой кожи, от ее живота к горлу, а потом проследил этот путь языком.

Виктория чувствовала каждую клеточку, которая отзывалась на его прикосновения, и ей казалось, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди, а он даже еще и не прикасался к ее груди. Снова поцеловав ее в губы, Джейк развел полы блузы, открывая своему взору черный кружевной бюстгальтер. Виктория знала, что Джейк обожал ее грудь, которая теперь, после рождения Робби, стала больше.

Джейк втянул воздух, когда увидел ее. Он и прежде видел ее грудь, даже прикасался к ней, но сегодня все по-другому. Сегодня они не будут останавливаться, пока не будут удовлетворены.

- Ты так красива, малышка, - благоговейно прошептал он. – Такая светлая, словно фарфоровая. И такая нежная, – его палец прошелся по краю чашечки, слегка поддразнивая.

- Прикоснись ко мне. – взмолилась она, ее плоть буквально сочилась желанием.

Щелкнув застежкой, что располагалась спереди, он просто отвел в сторону чашечки, обнажая великолепную грудь. Гладкая и молочного цвета, увенчанная бледно-розовыми сосками. Джейк был так чертовски сильно возбужден, что становилось больно. Его пальцы очень ласково щелкнули по пикам, отчего они напряглись еще сильней. Он нуждался попробовать их, как нуждался в воздухе. Перекатывая пальцами один сосок, он облизывал другой, прежде чем захватить его губами и пососать.

- О Боже, как хорошо! – задохнулась она, вплетая пальцы ему в волосы и прижимая его к груди.

Несколько минут Джейк просто пировал над ней, переключаясь с одного соска на другой, целуя и облизывая сочную грудь. Виктория бессознательно поднимала бедра, ища, как бы облегчить напряжение между ногами.

Наконец, Джейк наигрался с ее ставшими очень чувствительными сосками и начал прокладывать дорожку из поцелуев ниже, по животу, пока не достиг кнопки джинсов. Прежде чем расстегнуть ее, он избавился от рубашки и брюк, оставшись в боксерах, которые никак не скрывали его массивной эрекции.

Виктория облизала губы, смотря на него. Он был великолепен. Он был совершенен. Его гладкая загорелая кожа выглядела очень аппетитно. Не в силах удержаться, ее руки легли на широкие плечи, начали разминать кожу, а потом заскользили ниже. Ее пальчики задели соски, и она услышала его глубокий стон. Пальцы заскользили ниже, прослеживая каждую выпуклость, дразня, расстегивая ширинку и облизывая губы.

Отстранившись от ее рук, Джейк с нежной улыбкой навис над ней. оба вздохнули с облегчением при соприкосновении их кожи, и Джейк впился в губы алчным жадным поцелуем, его пальцы касались ее полушарий груди. Он достиг ее брюк, потянул молнию вниз и проник внутрь. Подушечкой пальца он провел по краю ее трусиков, отчего она охнула.

- Ты точно в этом уверена? – спросил он еще раз.

Виктория кивнула.

- Да, черт подери! Ты нужен мне.

Джейк не смог сдержать смешок, унося отчаяние. Он словно воспарил на десять футов над землей от осознания, что именно он сделал ее такой, а они еще и половины пути не прошли. Отстранившись и сев на корточки, он стянул ее джинсы, оставляя ее только в черном кружеве.

- Блядь, а ты горячая штучка, - выдохнул он. Сегодняшний вечер испытывал его самоконтроль на прочность.

- Ты тоже, – хихикнула она удивленно. Она никогда раньше не хихикала во время секса. С другой стороны у нее никогда не было повода.

Его губы касались ее ног, поражаясь мягкостью кожи. Он поднялся выше, оставил поцелуй на каждом бедре, и уткнулся носом в ее женственность. Ее белье промокло насквозь. «Я сделал это с ней», - подумал он с гордостью.

Остекленевшими от желания глазами он посмотрел на нее, стягивая трусики и обнажая ее. Он решил, что умер и попал в рай. Он с благоговением развел ей ноги. Ее блестящая розовая киска была окружена тонкой полоской клубнично-светлых волос.

- О, малышка, ты совершенна, - выдохнул он. – Я хочу попробовать тебя на вкус.

Виктория закусила губу от волнения. Джеймс ненавидел прикасаться к ней подобным образом, поэтому у нее не было опыта  в этом плане секса. Но Джеймс смотрел на нее как малыш смотрит на автомат с конфетами, и она почувствовала, что стала еще мокрее.

Ее кивок стал приглашением, и Джейк опустил голову, вдыхая ее аромат. Раскрыв большие губы пальцами, он провел языком по расщелине.

- О Боже мой! – выкрикнула Виктория. Когда он сделал это снова и снова, она потерялась в удовольствии. И не могла сдержать стоны, срывающиеся с ее губ, потому что он творил невероятные вещи с ее телом.

Джейк чувствовал, что будет счастлив провести всю жизнь здесь, пируя над ней. на вкус она была амброзией, и он слизывал каждую каплю. Ему пришлось удерживать ее бедра, когда она начала метаться по постели. Она закричала, когда он вошел в нее языком, наслаждаясь ее жаром. А потом он всосал горошину клитора, и проник в нее несколькими пальцами.

- Блядь! О Боже! – закричала она, ее пальцы сжались в его волосах. -  Я сейчас кончу, Джейк!

Он оторвался от нее ненадолго, чтобы убедить.

- Кончай, малышка! Кончи для меня. Позволь показать тебе, как настоящий мужчина любит свою женщину, - и вернулся к своему желанному занятию.

Виктория уже стонала непрерывно, теряясь в тумане удовольствия. Удовольствии, о существовании которого она не знала. Когда он мягко прикусил клитор и одновременно всосал, Виктория пропала.

- Оооххххх! – закричала она, ее бедра поднимались к его губам, пока волна интенсивного удовольствия проходило по ее телу. Она даже не понимала, что сжимала голову бедрами.

Джейк гладил ее бедра, проводя через оргазм, и упивался тем, что именно с ним она потеряла контроль. Тело постепенно отходило от удовольствия, бедра отпустили мужчину. Виктория откинулась назад, ошеломленная. За все эти годы она столько пропустила. Она даже и не представляла, что ее тело способно доставить и вынести столько удовольствия.

Поднявшись по ее телу, Джейк лег на нее, его глаза сияли. Виктория смотрела на него с изумлением.

- Я не знала, - задыхаясь, прошептала она.

- Это только начало, - ответил он, целуя ее с жадностью.

Несмотря на то, что она только что испытала свой первый оргазм, благодаря поцелуям и рукам Джейка, она снова была готова к большему. Только на этот раз она хотела его в себе. Она хотела испытать оргазм, когда его тело находится в ней. Ее руки двинулись вниз и начали стаскивать трусы. Джейку пришлось оторваться от нее, чтобы помочь.

Виктория втянула воздух, когда увидела Его. Он был большой. Очень большой и возбужденный. Его член подрагивал от нетерпения.

- Какой красивый, - она никогда не думала, что придет время, когда она подумает о члене как о красивом, но о члене Джейка могла. И он собирался доставить ей удовольствие, а не боль и унижение, к которым она привыкла.

Джейк усмехнулся.

- И все для тебя. Ты причина моего возбуждения. Господи,  я так сильно хочу быть в тебе.

- Тогда не медли. Я хочу почувствовать тебя в себе.

Простонав, Джейк разместился около входа, головка касалась ее горячего лона. Приподнявшись на локти, он взглянул на ее лицо, часть него до сих пор не верила, что они здесь.

- Я люблю тебя, - выдохнул н, мягко скользнув в нее.

Виктория задохнулась от его слов и от невероятных ощущений, от того, как он наполнял ее. Войдя в нее полностью, он остановился. Они упивались моментом своего единения. Виктория чувствовала, что одиночество ее жизни исчезло навсегда.

Медленно Джейк начал двигаться, и скоро они заблудились в удовольствии, их тела двигались так, словно они занимались этим всю жизнь.

- Малышка, малышка. Ты ощущаешься удивительно, - выдавил он, совершая фрикции.

- О... Боже. Господи. Сильнее. Пожалуйста, - задыхалась она. Ее пальцы впились в его кожу, она желала его максимально глубоко в себе.  Ее ноги были обернуты вокруг его талии, и трудно было сказать, где заканчивалась она, и начинался он. 

- Малышка, ты близко?

Она кивнула. Она чувствовала, как напряженная спираль сжимается в месте их соединения, сжимается все сильнее и сильнее.

Джейк чувствовал, что готов взорваться в любую секунду. Он не представлял, как смог продержаться так долго. Она ощущалась так чертовски хорошо. Ее кожа покраснела и покрылась легкой пленкой пота. Губы были приоткрыты, она выдыхала с каждым его толчком. Пока он жив, он никогда не забудет эту картину.

Не  в силах удержаться, он накрыл ее рот, языком имитируя то, что делал с ней членом. Оторвавшись от нее, выдохнул.

- Я люблю тебя. Так. Чертовски. Сильно.

На секунду время словно замерло; момент был запечатлен. Виктория откинула голову назад и закричала от удовольствия, когда оргазм накрыл ее тело. Он был интенсивнее предыдущего, и она хватала ртом воздух, пока тело содрогалось от импульсов.

Он почувствовал, когда ее тело сорвалось вниз. Чувствовал, как ее стеночки начали ритмично содрогаться вокруг его члена. Ощущений было слишком много, и Джейк выкрикнул, изливаясь в нее, продолжая толчки, желая урвать каждую унцию удовольствия.

Не желая придавливать Викторию, он скатился в сторону, не выходя при этом из нее. Виктория спрятала лицо в изгибе его шеи, не в силах сдержать слез.

Джейк наклонил голову, встревоженный.

- Малышка! Я сделал тебе больно? О Господи, я не хотел, - он пришел в бешенство.

Виктория покачала головой, торопясь успокоить его.

- Нет, Джейк. Ты не сделал мне больно. Ничуть. Я просто не ожидала... такого. Это было так... сильно, – она посмотрела на него. – Ты просто появился в моей судьбе, я могла всю жизнь прожить и не испытать такого... настолько удивительного, и поэтому я плачу. – Приподнявшись, она нежно поцеловала его. – Спасибо, Джейк. Спасибо, что рискнул связаться со мной. Спасибо, что не отказался от  меня.

- Я никогда не откажусь от тебя, малышка. Я люблю тебя, - ответил он, поглаживая ее по щеке.

Она улыбнулась ему в ответ.

- Я знаю, нам предстоит пройти длинный путь, прежде чем я снова стану целой, но я верю тебе, и знаю, ты поддержишь меня.

Джейк кивнул.

- Всегда. Вместе мы сможем преодолеть все.

Виктория не смогла сдержать зевоту. Простонав, Джейк вышел из нее. Совсем скоро он снова захочет ее, но сейчас ей нужно было поспать.

- Давай, малышка, немного поспим. У нас впереди целая жизнь, чтобы столкнуться со всем.

Прижимаясь к его телу, Виктория чувствовала себя целой. Пока она в его руках, ничего не могло причинить ей боли. Ее глаза слипались от усталости, но она помнила, что не сказала, что любит его, хотя и догадывалась, что об этом он и сам уже знает. Когда проснется, она обязательно скажет ему.

В конце концов, у них впереди вся жизнь.

Ну вот и все - ауттейки закончились, теперь остался лишь Эпилог в трех частях. Готовьтесь вновь встретиться с Эдвардом и Беллой (и не только с ними) и узнать, как изменилась жизнь всех персонажей спустя годы.

P.S. Уважаемые читатели, не поленитесь поблагодарить переводчицу этой истории - Дашеньку (ник Кудряшка=)). Если бы не она, я бы никогда не узнала об этой истории, а вы бы вряд ли смогли сейчас ее читать на этом сайте. А то меня за выкладку благодарите, а про переводчика забываете... И еще Даша приготовила вам сюрприз, о сути которого я сообщу после третьей части Эпилога. *шепотом*: забросайте Дашу наградками, если вам понравился ее перевод!!! wink

С уважением, -marusa122-



Источник: http://robsten.ru/forum/63-1911-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: -marusa122- (17.05.2015) | Автор: перевод - Кудряшка=)
Просмотров: 260 | Комментарии: 13 | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 131 2 »
avatar
0
13
Огромное спасибо за продолжение  roza1
avatar
0
12
Спасибо за главу! good good giri05003 giri05003
avatar
0
11
Спасибо огромное за перевод!  good lovi06032
avatar
0
10
Прекрасно, я так рада за Викторию
avatar
0
9
Девочки,большое Вам спасибо!
avatar
0
8
Спасибо за главу lovi06032
avatar
0
7
Спасибо за главку! lovi06032
avatar
0
6
Джейкоб и Виктория...такие влюбленные, такие взаимно-зависимые...Джейкоб влюбился в нее с первого взгляда, а она долго не решалась ответить на чувство...презирала и ненавидела себя за то , что позволяла Джеймсу так отвратительно к себе относится. Но когда увидела с какой нежностью Джейк отнесся к ее сыну, решилась на близкие отношения. А впереди вся жизнь, счастье и любовь. Большое спасибо за продолжение.
avatar
0
5
спасибо большое! Было интересно почитать истории любви не только Эдварда и Беллы, но и Элис и Джаспера и Виктории и Джейкоба fund02016 lovi06032
avatar
0
4
Мне очень понравилось , что Джейк получил своё большое счастье . В большинстве историй , Джейк оказывался за бортом . А у Вас классно получается . Спасибо за главу .
1-10 11-13
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]