Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В голове у них только дети/Babies on their mind - Глава 4

Глава 4

Ведя машину по направлению к дому Элис, Эдвард чувствовал, как его тело гудит от странного волнения. Он мог бы сказать, что это от усталости после первой недели на новом месте. Или от усталости, потому что он распаковывал коробки в новом доме, что Эсми специально для него нашла. Он мог себя этим успокаивать, но все это было не так. 

Эдвард знал, что волнение было из-за того, что Белла тоже будет там сегодня вечером. Он увидит ее в другом окружении. Она будет выглядеть по-другому? Или так же? 

Умом он понимал, что не хочет отношений с коллегой, но в ее присутствии мозг с трудом давал о себе знать. 

Белла Свон управляла его разумом и эмоциями. 

Что в ней такое, что привлекает его? Образ Беллы возник в его голове. Может, ее большие карие глаза, такие выразительные, привлекли его внимание? Или, возможно, ее нежная бледная кожа? Он прикоснулся к ней, чтобы удостовериться, что она настолько же мягкая, насколько кажется. И она была такой. 

Когда он пожал ее руку при первой встрече, был сражен искрой электричества, что пробежала между ними. Скинул все на статику, но когда это происходило каждый раз, когда они соприкасались случайно или нет, то он уже и не знал, что думать. 

Эдвард наблюдал за ее работой в течение всей недели, ее самоотверженность и профессионализм поражали. Она искренне любила то, чем занималась. Для нее это не просто работа. Это было видно по ее отношению к пациентам, как она старалась изо всех сил убедиться, что они получали все, в чем нуждались. 

А что о самой Белле? Что нужно ей? 

Она помогала ему вести клинику в четверг, рассказывая о многих пациентках ценную информацию, которой не было в картах. Историю семьи, традиции, и много другое. Будущие мамы любили ее. Она не раз поправляла его при осмотре. Некоторым мамам она уже помогала при родах, и они надеялись, что снова поможет. 

Он вернулся из своих мыслей в настоящее, припарковал автомобиль и вышел, чтобы поприветствовать сестру. Он постучал в дверь и услышал ее звенящий смех, когда она подошла к двери. 

   — Эдвард! Ты вовремя. Я думала, ты опоздаешь, — сказала Элис, глядя на него снизу вверх из-за своего крошечного роста. 
   — И тебе привет, коротышка, — ответил он, зная, насколько та ненавидит это прозвище. Она всегда очень болезненно относилась к своему росту, ну, или его отсутствию. И свой маленький рост воспринимала как особенность, подчеркивая свою яркую индивидуальность. 

Элис улыбнулась и обняла брата. 

   — Рада тебя видеть. Мама и папа уже здесь. Эммет с Розали уже в пути, да и Белла должна скоро подъехать. 

Эдвард оживился при упоминании Беллы. Но он не покажет этого при Элис. Она была заядлой свахой. Если Элис уловит хотя бы намек на то, что Эдварду понравилась Белла, она не отстанет от брата до тех пор, пока не будет нянчить его внуков. 

Пройдя в дом, он поздоровался с Джаспером, мужем Элис. 

   — Здорово, Эдвард,   — сказал Джаспер и протянул руку для рукопожатия. 
   — Джаспер. Рад, что Эли еще не свела тебя с ума, — поддразнил Эдвард, улыбнувшись сестре. 

Джаспер лишь ухмыльнулся и притянул жену, поцеловав ее в висок. Джаспер идеально подходил своей жене. Если Элис была темноволосой и крошечной, то Джаспер был высоким и белокурым. Элис энергичная, бесконечный сгусток энергии, казалось, ей было тесно в ее тельце, в то время как ее муж был невозмутимо спокойным и в любой ситуации способный утихомирить. Эдварда не было на их свадьбе, поскольку вызвался волонтером в Африку, он не мог оставаться на месте, когда вокруг так много отчаяния и нищеты. Элис поняла. Поэтому он практически не знал Джаспера, но то, что о нем слышал, ему понравилось. 

Элис встретила Джаспера, готового писателя на тот момент, в Чикаго, когда у него проходила встреча с издателями. Чикаго – их родной город, и Элис с друзьями пошла в отель "Marriott" пропустить пару коктейлей. Она увидела его в баре, а потом утверждала, что это была любовь с первого взгляда. У Джаспера не было шанса отвертеться. Она намеривалась захватить его, с одной единственной мыслью, четко, целенаправленно и настойчиво. 

Они поженились через три месяца, и Элис переехала к Джасперу в Форкс. Они жили в красивом белом доме, с большим газоном перед окнами и окруженном лесом на Олимпийском полуострове. Именно Элис стала причиной переезда родителей, которых привлекла мысль пожить более спокойно среди меньшего количества людей. 

И Элис была невероятно счастлива, и это было видно по той любви, которая светилась в ее глаза при одном только взгляде на мужа. Джаспер выглядел абсолютно преданным своей красавице жене, которую Эдвард сильно любил. Он был счастлив, что его младшая сестренка нашла свою половинку. 
Когда они вошли в гостиную, Эсми сразу подошла, чтобы обнять сына. В свои пятьдесят она все еще была очень красивой женщиной, воплощением очарования и изящества. Она любила со всей страстью свою семью. 

   — Привет, мам, — поприветствовал Эдвард, обнимая ее. 
   — Привет, дорогой. Ты уже устроился? 

Эсми в одиночку искала дом для Эдварда. В небольшом городке очень мало свободных квартир, но Эсми удалось найти небольшой уютный домик недалеко от больницы. Дом был маленький, но для одного человека места было достаточно. Теперь Эсми планировала заняться обустройством дома. Эдвард предоставил матери полную свободу действий, у него просто не было ни времени, ни желания заниматься подобным самостоятельно. Его квартира в Нью-Йорке была довольно простой, поэтому можно что-нибудь и усовершенствовать. Кроме того, у Эсми превосходный вкус. 

   — Почти. Осталось несколько коробок. 

Кивнув, она повернулась к мужу. 

   — У меня есть несколько великолепных идей, как оформить дом, — заявила она. 
   — Мам, делай, как тебе нравится. Я полностью доверяю твоему вкусу. 

Эсми засияла, а Эдвард поздоровался с отцом. 

   — Убедись, что хорошо и постоянно питаешься, иначе мама будет волноваться, — в шутку предупредил Карлайл. 
   — Не переживай, мам. Буду каждую ночь пробираться к холодильнику, — пошутил Эдвард. 
   — Как же ты жил в Нью-Йорке? — сетовала Эсми, глядя на полного сил сына. 
   — Еда на дом. 

Эсми лишь покачала головой, выражая свое недовольство. В дверь позвонили, и Элис побежала открывать, чтобы впустить невестку. Из холла раздались голоса и смех, но мужской голос все перекрывал. 

Элис вернулась в комнату, сопровождаемая одной из самых красивых пар, которую Эдвард когда-либо видел. Мужчина был выше шести футов и выглядел словно полузащитник, а его жена была красивейшей женщиной на Земле. Она была высокой, со светлыми длинными волосами и телом, о котором все парижские подиумы могли только мечтать. 

Как ни странно, она оставила его равнодушным. Несмотря на ее внешность супер-модели, Эдварда гораздо сильнее зацепила девушка-соседка Белла. 

   — Эдвард, я хочу познакомить тебя с Розали и Эмметом. Розали – сестра Джаспера, — представила их Элис. 
   — Приятно познакомиться, — сказал Эдвард, пожимая им руки. 
   — Рад тебя видеть, — прогремел Эммет, широкая улыбка украсила его приветливое лицо. — Тебя не хватало на свадьбе. 
   — Да, я был в Африке в то время и не мог вернуться, — объяснил Эдвард. 
   — Африка? Ты был добровольцем или что-то вроде того? — спросила Розали с любопытством. 
   — Да, я работал в больнице, ухаживая за матерями и малышами. 
   — И как тебе работать в Форксе? — продолжила Розали. 
   — Это здорово. Такой гостеприимный коллектив, и замечательные сотрудники. 

Розали кивнула в знак одобрения. Она готова была защищать то, что было важным и дорогим для нее, и немного беспокоилась, что врач из большого города возомнит, что слишком хорош для их маленького городка. 

   — Так ты новый док? — спросил Эммет. Эдвард кивнул. 
   — Эдвард OB/GYN, Эммет, — объяснила Розали (OB/GYN – акушер-гинеколог)
   — OB/GYN WTF (WTF — аббревиатура в Интернет-слэнге, означающая «what the fuck?» (англ. «какого хрена?», «что за херня?»)? — рассмеялся Эммет. Эдвард открыл рот, чтобы расшифровать, когда Эммет выставил руку. — Я знаю, что это, доктор. Просто прикалываюсь. 

Розали лишь закатила глаза, видимо, привыкшая к выходкам мужа. Она подошла поприветствовать Эсми и Карлайла. 

   — Не обращай на него внимания, Эдвард. Его мозг перестал развиваться с тех пор, как ему исполнилось двенадцать. 
   — Эй, — сгримасничал Эммет. — Это ложь, детка. Мне казалось, по крайней мере, после четырнадцати, — добавил он с широкой улыбкой на лице. 

Все рассмеялись, холодность была разрушена глупостью Эммета. 

Постепенно в разговор влились все остальные, пока снова не раздался дверной звонок. Эдвард почувствовал, как его пульс набрал скорость и силу в ожидании увидеть Беллу. Он чувствовал себя глупо, но ничего не мог с собой поделать. 

*** *** ***

Бабочки в животе делали сальто, когда Белла собиралась домой к Элис. Она любила подругу, но немного жалела, что сегодня не ее смена дежурства. Если бы позвонили из больницы и попросили заменить сотрудника, она моментально бы согласилась. Но никто не звонил, поэтому она здесь и готовилась встретиться с Эдвардом за пределами больницы. 

Насколько плохо все может быть? Он был все тем же человеком, которого она видела на работе и от которого скрывала свою симпатию. То же самое и сегодня. Она будет дружелюбной и милой. И все. И никаких проблем. 

Но, несмотря на свое решение, Белла приложила немного больше усилий к своему образу. Она не пытается произвести впечатление на Эдварда. В этом Белла пыталась убедить сама себя, когда накладывала косметику, которой редко пользовалась. И не имело никакого значения, что он подумает об ее одежде. Обтягивающее темно-красное платье-свитер с глубоким декольте было одним из созданных Элис. Вот поэтому она его и надела, лишь бы угодить Элис. 

Элис. Она улыбнулась, когда подумала о своей сумасшедшей подруге. Они познакомились, когда Белла зашла в магазин Элис в Порт-Анджелесе, чтобы выбрать одежду на день рождение. Будучи приверженцем джинс и футболок вне работы, Белла дала себя уговорить на покупку летящего платья от Элис, которая сама работала в тот день. В большинстве случаев, отказать Элис было довольно трудно. Маленькая пикси часто оказывалась права. 

Так или иначе, они сразу поладили и стали регулярно встречаться за чашечкой кофе в кафе, которые постепенно переросли в ночные девичники, и сейчас они стали настоящими подругами. Джаспера она знала со школы, но они были лишь просто знакомы, потому что он был старше. Через Элис Белла подружилась с Розали и Эмметом, который преподавал PE и был тренером школьной футбольной команды. Розали работала механиком, но сейчас сидела дома с малышом, их сыну Райли было всего восемнадцать месяцев. Розали и Джейкоб в своем роде соперничали, как механики. 

Джейкоб. Белла нахмурилась от одной мысли о друге. Она знала, что он всеми силами старался принять выбор отца, но злился, что Билли сдается так просто, без борьбы. Она понимала, что со временем Джейк смирится, но прежде пройдет через столько страданий. 

С Чарли дело обстояло иначе. Может, в связи со своей профессией Чарли воспринял все стоически, хотя Белла видела, что страдал Чарли не меньше. Просто Чарли не показывал этого. Эмоции пугали отца. И он был таким, каким был. 

Когда она приехала, отец сидел на диване, уставившись в телевизор, могло показаться, что он полностью захвачен игрой. 

   — Привет, пап, — сказала Белла, присаживаясь рядом с ним. 
   — Привет, Белз. 
   — Хм... Я... ах... Джейкоб рассказал мне про Билли. Мне очень жаль. 

Чарли кивнул в подтверждение ее слов. 

   — Да. Это очень плохо. 
   — Ты в порядке, пап? 

Чарли только вздохнул и закрыл глаза. 

   — Да, в порядке. Сейчас Джейкобу тяжело. 
   — Я знаю. Он подавлен этой новостью. 
   — Мы ничего не можем поделать, — сказал Чарли, — просто принять. Нравится нам это или нет. 

Белла кивнула. Долгое время никто из них ничего не говорил, просто сидели, погруженные в тишину и свои мысли. 

Избавляясь от грустных воспоминаний, Белла подъехала и припарковала автомобиль. Она посмотрела на автомобили, стоящие перед домом, сделав вывод, что прибыла самой последней. Она понятия не имела, какой автомобиль у Эдварда, поэтому не знала, приехал ли он. 

Сделав глубокий вдох, Белла вышла из машины, захватывая бутылку вина, что привезла специально для Элис. Она надела каблуки, поэтому шла максимально осторожно, еще не привыкнув к дополнительной высоте. Балетки и кроссовки составляли ее ежедневный гардероб. Но, к сожалению, они не подходили к этому платью. 

   — Белла! Ничего себе, ты выглядишь великолепно! — сказала Элис, на ее лице сияла широкая улыбка. 
   — Спасибо. Это одно из твоих. 
   — Знаю. Я очень рада, что ты его надела, — Элис затащила ее внутрь, забрав вино, — Обычно ты не прикладываешь столько усилий, — лукаво отметила она. 
   — Хочешь сказать, я неряха? 
   — Нет! – рассмеялась Элис. — Выглядишь классно. Непривычно. 
   — Ну, просто оно показалось мне уместным. 
   — Потому что здесь Эдвард? — спросила она, неотрывно смотря в лицо подруге. 

Сохраняя невозмутимое выражение лица, Белла ответила. 

   — И твои родители и родственники мужа. 
   — Ох, я подумала, что ты хочешь на Эдварда произвести впечатление. 
   — Элис! Перестань. Чего ты добиваешься? Хочешь меня смутить? — спросила Белла. — Если это так, я уйду прямо сейчас. 
   — Прости. Просто я подумала, что вы составили бы идеальную пару, — ответила Элис. 
   — Я его практически не знаю, так что закрыли тему, идет? — предупредила Белла. Господи, только бы Элис не догадалась, что я увлеклась ее братом, иначе она станет невозможной. 

Собравшись, Белла прошла за Элис в гостиную, где уже ждали остальные, она старалась, как только могла, никак не отреагировать на присутствие Эдварда, отлично понимая, что Элис будет следить за ее реакцией подобно ястребу. 

Она понимала, что это будет намного тяжелее, чем она представляла, как только ее взгляд остановился на Эдварде. Несмотря на присутствие остальных, ее глаза, казалось, самостоятельно искали только его. Потребовалась вся ее сила воли, чтобы не броситься прочь, стоило только их глазам встретиться. 
Даже через всю комнату его глаза прожигали, заставляли колени подгибаться. «Как банально», - подумала она. Но это правда. Ее ноги словно превратились в желе, когда он подошел к ней, а пульс понесся галопом. 

Он был так чертовки сексуален, что ей хотелось схватить и безумно зацеловать. Он был одет в джинсы, рубашку с расстегнутыми верхними пуговками, а сверху обычный пиджак. Он выглядел, словно сошедшим со страниц журнала GQ, бронзовые волосы были небрежно взлохмачены. 

Она заметила, как его глаза блуждали по ее фигуре, отмечая ее внешний вид. Платье длиной по колено отлично открывало ее ноги, его взгляд отметил женственную фигуру под ним. Белле показалось, что его взгляд задержался на ее полной груди, ясно обрисованной в вырезе платья. 

Когда его глаза наконец-то достигли лица, он улыбнулся. Очарованная улыбкой, Белле потребовалось несколько секунд, чтобы понять, кто к ней обращался. Оторвавшись от него, Белла развернулась на голос. 

   — Как ты, дорогая? — спросила Эсми с нежной улыбкой. 
   — Все отлично. Я так рада вас видеть, — сказала Белла и обняла Эсми. За ней стоял Карлайл. 
   — Привет, Белла. Ты прекрасно выглядишь, — сказал Карлайл, беря ее за руку, и оставил отцовский поцелуй на щеке. 
   — Спасибо, Карлайл. Это одно из творений Элис. 
   — На тебе смотрится великолепно, — сказала Розали, перемещаясь, чтобы поприветствовать Беллу, — Тебе очень идет этот цвет. Я его люблю. 

Оставив на щеке поцелуй, Белла рассмеялась: 

   — Услышать это от тебя, приму за комплимент, — Розали даже в мешке будет выглядеть красавицей. 
   — Белла, Белла, Белла. А ты горяченькая штучка! — сказал Эммет, заключая ее в свои медвежьи объятия. — И почему у тебя нет счастливчика, который бы уже утащил тебя? 

От его слов Белла покраснела, надеясь, что Эдвард не догадался, на что намекал Эммет. 

   — Наверное, все хорошие парни уже заняты, — пошутила она, стараясь отвлечься от мыслей о сводничестве. 
   — Чистая правда, — согласился Джаспер, за что и получил удар по руку от своей жены. — Привет, Белла. 

Она поздоровалась с Джаспером, затем повернулась к единственному оставшемуся человеку, кого еще не поприветствовала. 

   — Привет, Эдвард. 

Белла протянула ему руку, и Эдвард поднес ее к губам. Она практически перестала дышать, когда почувствовала его мягкие губы на своей коже, ее щеки заалели. Она не заметила плохо скрываемое ликование Элис, которая внимательно наблюдала за ними. 

Отпустив руку, Эдвард улыбнулся своей кривоватой улыбкой, которая совершенно не помогала Белле восстановить дыхание. Ее рука словно горела, и она еле остановила себя, чтобы не посмотреть, остался ли отпечаток его губ. 

   — Привет, Белла. Отец прав. Сегодня ты действительно прекрасна. 

Белла нервно откинула волосы с плеча и увидела, как потемнели его зеленые глаза. Он никогда не видел ее с распущенными волосами. 

   — Ах... спасибо, — она заикалась. — Ты просто никогда не видел меня не в форме. 

Его губы скривились в полуулыбке. 

   — Нет, ты не права, — прошептал он загадочно и отвернулся, заговорив с отцом. 

Выйдя из оцепенения от его близости, Белла присоединилась к разговору Розали и Эсми.

Раздраженная на саму себя, она, тем не менее, следила за местоположением Эдварда. Перемещаясь по комнате, она разговаривала со всеми, стараясь не показывать, что всячески избегает Эдварда. Но это было неизбежным, и вот, она оказалась практически наедине с Эдвардом, пока все остальные были заняты своими разговорами. 

Захватив бокал игристого вина, что вручила ей Элис, Белла посмотрела на Эдварда и сказала первое, что пришло на ум. 

   — Это славно, что Элис устроила приветственный ужин. 
   — Элис было необязательно утруждаться, но мне приятно, — усмехнулся Эдвард. 

Белла кивнула и сделала нервозный глоток. "Притворись нормальной. Представь, что ты на работе!"

   — А как давно ты знакома с моей сестрой? И это действительно одно из ее платьев? — спросил он, его глаза задержались на ней. 

Они стояли так близко, что она заметила, как его глаза остановились на ее груди, и почувствовала, как соски в ответ на его взгляд напряглись. Она была бесконечно благодарна, что материал был достаточно плотным, чтобы скрыть ее реакцию. Скажи что-нибудь раньше, чем другие заметят твою реакцию на Эдварда. 

   — Хм... Да, это ее. Элис очень талантлива. 

Эдвард кивнул. 

   — Она всегда любила одежду. Я всегда думал, что она станет одним из лучших дизайнеров Нью-Йорка или столицы моды, но, кажется, любовь изменила ее планы. 
   — Разве это плохо? — спросила Белла, хмурясь. — Она очень счастлива, и Джаспер ее просто обожает. 
   — Нет, не пойми меня неправильно. Я очень счастлив за нее, раз это именно то, о чем она мечтает. Я лишь надеюсь, что она не растратит свой талант впустую. 
   — Я бы не назвала управление собственным магазином «пустой тратой таланта». У нее неплохой интернет-бизнес. Элис не тот человек, который станет заниматься чем-то, что не интересно, и по ней видно, что она очень довольна своей жизнью. 

Он посмотрел на сестру, которая прижималась к боку мужа, а его рука в защитном жесте обвивала ее талию. 

   — Да, она выглядит счастливой. Так как вы познакомились? 
   — Одежда, — улыбнулась Белла. — Я зашла в ее магазин, и случайно пересеклись. Она знает, что подходит людям. Она подобрала мне одежду на мой день рождения. И с тех пор постоянно пытается заставить носить платья. Но я больше девушка для джинс и футболок. 
   — Что ж, я должен похвалить ее вкус сегодня. Хотя мне нравятся девушки в джинсах, — появилась его сексуальная улыбка. 

"Он флиртует со мной?".

К счастью от необходимости отвечать ее спасла Элис, позвав всех в столовую. 

Но ее облегчение длилось недолго, поскольку она оказалась сидящей напротив Эдварда. Каждый раз, когда она поднимала глаза, она встречалась с ним взглядами. Но она уже настолько увязла, что ничего ей не поможет. Попытка притвориться, что Эдвард ей неинтересен, мучила ее. 

*** *** ***

Эдвард был бесконечно рад, что надел джинсы. Плотный материал, а так же пиджак скрывали доказательства того, как Белла действовала на его тело. 

В то мгновение, как он увидел ее походку, разум моментально потерял контроль над телом, к его ужасу. Он чувствовал себя перевозбужденным подростком, который столкнулся с объектом своего вожделения. И точно таким же контролем. 

Он не думал, что когда-нибудь встретит кого-то настолько сексуального и желанного, как Белла. Он видел ее на работе только в больничной униформе, которая скрывала большую часть фигуры, сегодня было откровение. У него были проблемы с отведением взгляда от нее. 

Кто бы мог подумать, что у нее такая желанная фигура – песочные часы? Скрывать такую фигуру – почти преступление. Ее тонкая талия, полные бедра и длинные роскошные ноги так красиво подчеркнуты обтягивающим платьем. А эта грудь. Эдвард ощущал, как становился еще тверже каждый раз, когда его глаза блуждали по ее великолепной груди. Его руки так и жаждали ощутить их мягкость, сжать и ласкать. Мысленно застонав, Эдвард заставил себя подумать о чем-нибудь другом, чтобы не опозориться. Он был настолько возбужден, что это причиняло боль. 

Белла тряхнула волосами, и Эдвард чуть не застонал в голос. На работе она всегда закалывала пучок, поэтому он никогда не видел ее волосы распущенными. Мягкие, волнистые, цвета красного дерева, они аккуратно струились по спине, Эдвард представлял, как они раскинутся по его коже, слегка щекоча пушистой мягкостью, когда она будет спускаться по его телу. 

Он никогда не был так рад приглашению Элис за стол. Родители вряд ли бы были счастливы, если бы он схватил Беллу и унес ее отсюда, чтобы смог исполнить свой безнравственный замысел с ней в главной роли. Хотя, Элис вряд ли будет возражать. 

А как же Белла? Она, казалось, нервничала рядом с ним, и он не понимал почему. Ее влекло к нему или же она поняла, как влияет на него, и ей было из-за этого неудобно? Боже, надеюсь, она не заметила выпуклость в моих джинсах. 

Сидеть напротив нее - пытка ничем не лучше, а может даже хуже, но теперь его скрывал стол. 
Каждый раз, когда она двигалась или наклонялась вперед, он мог видеть немного больше через вырез, и, возможно, он уловил проблеск черного кружева. К настоящему времени, его возбуждение было настолько болезненным, что он подумывал запереться в ванной Элис и получить долгожданное освобождение, чтобы он смог пережить хотя бы ночь. 

Что, черт возьми, эта девчонка делает со мной? Мне не семнадцать, мне уже тридцать, и я не должен реагировать так! Он стал вспоминать содержание медицинских книг и смог вернуть часть контроля, до тех пор, пока Белла снова не начала двигаться или смеяться, или перекидывать волосы, и он вернулся туда, с чего все началось. 

Несмотря на все это, тем не менее, он следил за разговорами за столом и даже включался в беседу. Он отметил, что Белла старалась не обращаться к нему напрямик, и вообще казалось, избегала смотреть на него. 

Черт, она, наверное, заметила, как я реагирую на нее, и не хочет в этом участвовать. Эта мысль угнетала. Затихнув, он без интереса следил за разговором, пока тема не перевелась на Беллу. Его интерес немедленно возродился. 

   — Белла, ты все еще без бой-френда? — спросил Эммет, как всегда без намека на такт. 

Эдвард увидел, как Белла покраснела, и был этим пленен. Он не знал больше никакую другую женщину ее возраста, которая так же дико сексуально краснела. Ему было любопытно, как много тела покрывалось румянцем, и тихо застонал, снова став твердым. 

   — Нет, Эммет, я все еще счастлива в одиночестве, — сказала Белла, качая головой. Внезапно она подняла голову, и их взгляды пересеклись. Его пульс бешено помчался, одна только мысль, что у нее нет молодого человека, сделала его невероятно счастливым. 

   — Парни либо слепые, либо чокнутые. Ну, или геи, если еще никто не заполучил тебя, — сказал Эммет, и засмеялись все, включая Беллу. 
   — Спасибо Эммет, но я очень счастлива и сейчас, — заявила Белла, нахмурившись. 

Эдвард согласился с Эмметом. То, что она одна – противозаконно. Но эта мысль делала его счастливым.

   — Итак, Эдвард, будущая миссис Каллен уже появилась на горизонте? — спросила на этот раз Розали. 

«Что происходит с этими двумя? – подумал Эдвард. Они решили допросить всех, кто старше 18?"

Он покачал головой. 

   — Нет, ничего подобного. 
   — Так вы оба одиноки? Хм, — размышляла Розали, позволяя каждому осознать ее комментарий. К потрясению Эдварда, все устремили взгляды на них с Беллой. Он быстро посмотрел на Беллу, которая с хмурым видом уставилась в свою тарелку, и, очевидно, ненавидела этот разговор. 

Желая перевести тему, он спросил первое, что пришло ему на ум. 

   — А у вас с Эмметом есть дети? 

Это была идеальной темой, Розали сразу начала говорить о своем маленьком сынишке, и все внимание отвлеклось от него и Беллы. Он заметил, что Белла не участвовала в беседе, и увидел облегчение в ее глазах, когда перестала быть центром внимания. 

Когда их взгляды встретились, Эдвард не мог не улыбнуться, зная, о чем она думала. Казалось, она думала о том же самом, потому что она улыбнулась в ответ, это была первая настоящая улыбка, которую за ночь она подарила ему. 

У Эдварда перехватило дыхание, когда он заметил эту улыбку. Она была настолько красива, что решение не заводить отношений с коллегой, дрогнуло. Он не мог вспомнить ни одну женщину, которую бы так желал. А возможно их и не было никогда. 

Внезапно он подумал о Тане. Таня. Причина, по которой он стремился сбежать из Нью-Йорка, несмотря на то, что наслаждался своей работой. 

Таня была медсестрой в больнице, где он работал. Однажды ночью по дороге к своей машине, он увидел, как женщина, прислонившись к авто, плакала. Он не знал, как ее зовут, но подошел к ней узнать, что случилось. Она сказала, что только что узнала, что ее бабушка умерла. Она была опустошена, а галантные инстинкты Эдварда взяли верх. Он предложил выпить по чашке кофе, чтобы успокоиться. За несколько минут езды он успел представиться и узнать, что ее звали Таней. 

Она была довольно привлекательной, но не в его вкусе. Эдварду всегда нравились брюнетки. Пока они пили кофе, Таня все говорила, и Эдвард позволил ей просто выговориться. После он отвез ее обратно в больницу, и она выглядела гораздо более веселой, чем раньше. 

И это был конец. Или как думал он. К сожалению, его доброту Таня приняла за что-то совершенно другое. Она стала преследовать его в родильном отделении, прося его, постоянно звоня, она даже ждала в его же собственном автомобиле. Она убедила себя, что он в нее влюблен. Когда же она призналась ему в любви, Эдвард был в ужасе. Он пытался осторожно ей объяснить, что не чувствовал к ней того, что чувствовала она, что он хотел стать ей только другом. Это не сработало, ее поведение лишь ухудшилось. 

Намучавшись, Эдвард признался и открыл ей страшную правду, что лишь пожалел ее и все. Он вздохнул с облегчением, когда она уехала, видимо, до нее дошло. Он думал, что мучения закончились, пока через несколько дней его не вызвали в кабинет к главному врачу. 

К шоку и ужасу Эдварда, Таня написала заявление, уличив Эдварда в сексуальных домогательствах, и что он пытался ее изнасиловать, когда она отказалась от его ухаживаний. 

   — Ну, вы же не верите в это, не так ли? — воскликнул он, ошеломленный выдвинутыми обвинениями. 
   — Нет, но заявление получено, и должно быть исследовано, — получил он в ответ. 

Следующие несколько недель были похожи на ад, слухи и домыслы распространились по больнице подобно лесному пожару. Его подчиненные ни на секунду не усомнились в порядочности Эдварда, не веря тем вещам, в которых он обвинялся, и подтверждали, что Таня постоянно приезжала в отделение в поисках Каллена. Они знали его и защищали перед любым, кто предполагал, что слухи были правдой. Эдвард был безмерно благодарен за их поддержку. 

В то время как длилось расследование, гнев Эдварда на Таню рос, и когда он увидел ее одну на автостоянке, не смог себя сдержать и подошел к ней. 

   — Почему ты, черт возьми, лжешь всем про меня? — он потребовал ответа. 

Таня только рассмеялась ему в лицо. 

   — Ты не хочешь меня, поэтому заплатишь за это, — сказала она насмешливо. 

Он взорвался от того, насколько она может быть мстительной. 

   — Ты сука! Все что я делал, лишь пытался помочь, чтобы тебе стало легче! Я никогда, никогда не давал тебе даже намека на то, что хочу отношений с тобой. Я даже не знал тебя. Ты все выдумала в своей голове! Как только я сниму с себя обвинения, подам на тебя в суд за клевету! 

Таня побледнела. У Эдварда были деньги и связи, чтобы исполнить свои угрозы. 

На следующий день начальник сообщил Эдварду, что Таня забрала свое заявление, и он чист от обвинений. Он был освобожден и сердит. Недовольный тем, что пришлось оправдываться от такой вопиющей лжи. 

Именно тогда Карлайл и сообщил ему о вакантной должности в больнице Форкса. Сытый по горло Нью-Йорком Эдвард заинтересовался возможностью, но не мог ничего сделать, пока продолжалось расследование. 

Как только его имя было очищено, он написал заявление об увольнении, с целью переезда в Форкс. Не желая терять одного из лучших врачей, шеф отказался его отпускать на основании, что по контракту у него был еще один год отработки. Эдвард поставил ультиматум: либо его увольняют, либо он уезжает сам, и в случае, если они попытаются предъявить ему иск за нарушение контракта, он, в свою очередь, подаст ответный иск за клевету. 

Угроза сработала, и он был освобожден без отработки года по контракту. 

Если раньше он не опасался романов с коллегами, сейчас же был склонен их избегать.

Расследование, сплетни, шепот – все это ужасно. Ни в коем случае он больше не хочет связываться с коллегами. 

И вот теперь он сидел напротив самого большого искушения в своей жизни. Его решимость дрогнула, и если Белла скажет, что хочет заняться с ним любовью, он, скорее всего, подпрыгнет и возьмет ее прямо на столе. 

Его блуждающие мысли вернулись в настоящее, когда Элис попросила внимания. Оторвавшись от Беллы, Эдвард посмотрел на сестру. 

   — Джаспер и я хотим сообщить вам замечательную новость, — Эли, обойдя стол, подошла к мужу. Он улыбнулся и перетащил ее к себе на колени. Поцеловав его быстро, но нежно, Элис повернулась к ожидающим гостям. 
   — У нас будет ребенок! — закричала Элис, вскакивая с колен Джаспера. 

Началось какое-то сумасшествие, все женщины одновременно завизжали от восторга. Крошечная фигурка Элис была заключена сразу в три крепких объятия, а затем все переключились на Джаспера. 

   — Дорогая, я так рада за вас с Джаспером. О, черт возьми, Карлайл. Мы станем бабушкой и дедушкой! — воскликнула Эсми, ее голос дрожал от волнения. 

Карлайл обнял дочь, а затем с радостью обнял зятя. Все засмеялись над удивленным видом Джаспера от такой спонтанным проявлением любви. 

Эдвард пожал руку Джаспера и кратко обнял. 

   — Поздравляю, Джаспер. Я уверен, ты будешь прекрасным отцом. 
   — Спасибо, Эдвард. Я все еще пытаюсь осознать тот факт, что мы в ожидании, — признался Джаспер с легким испугом на лице. 

Все засмеялись при использовании Джаспером фразы «мы в ожидании». 

Эдвард крепко обнял Элис. 

   — Я очень рад за тебя, сестренка. Не могу дождаться, когда увижу тебя с большим животом. 

Элис захихикала. 

   — Можешь себе представить? Я буду похожа на пингвина, - она осмотрелась и позвала: — Белла! 

Эдвард немного отступил, чтобы Белла смогла обнять Элис. Его глаза, непроизвольно, проехались вниз по ее платью, к тому, что им подчеркнуто. Ему пришлось остановить руки, чтобы они не тянулись поласкать эти заманчивые округлости. 

Он не понимал, зачем Элис понадобилось оглянуться именно в тот момент, когда он был так сосредоточен. И причем тут дьявольская усмешка, что на мгновение промелькнула на ее лице. 

   — Ты же с Эдвардом поможешь моему малышу, Белла? — настояла Элис. 
   — У нас нет выбора. Ты скорее откажешься рожать, если меня не будет, — рассмеялась Белла. 
   — Абсолютно верно. Мне нужны лучшие, а лучше вас нет. 

Белла только кивнула головой. 

   — Ты уже записалась на первое обследование? 

Элис покачала головой. 

   — Вчера только подтвердили беременность. 
   — Я проверю, что бы ты записалась на УЗИ, — сказал Эдвард. — Мы хотим знать, на каком ты месяце. 
   — Я думаю, месяце на втором. У меня задержка, хотя раньше подобного не было. 
   — Ультразвук скажет нам точно, — сказала Белла. — Мне явно понравится смотреть, как ты увеличиваешься, — обе захихикалИ, и к ним присоединилась Розали. 

После этого разговор медленно перетек на детей, пока Розали не объявила, что она с Эмметом отправляются домой, чтобы отпустить приходящую няню. 

Когда и Белла сказала, что уходит, Элис попросила Эдварда проводить ее, поскольку она сама хотела поговорить с Карлайлом. 

Эдвард с подозрением посмотрел на сестру. Он понял, что эта непоседа что-то задумала, но часть его ничего не хотела больше, чем остаться наедине с Беллой, пускай и на несколько мгновений. 

   — О, ладно, Эл. Я сама дойду, — настояла Белла. 

Прежде чем успеть подумать, Эдвард заговорил. 

   — Нет проблем. Я провожу, — Он смотрел, как Белла с каждым попрощалась, нетерпеливо ожидая, когда останется с ней наедине. И что ты думаешь делать? Ты даже не знаешь, нравишься ей или нет? 

Сердцебиение ускорилось, когда он проследовал за Беллой, закрывая за собой дверь. Они молча шли к ее машине. Когда они подошли, Белла остановилась и обернулась. Он уловил ее негромкий вздох; очевидно, она и не подозревала, насколько близко он к ней стоял. Между ними было всего несколько дюймов и столько же между ней и авто, Белле некуда было отступать. 

Эдвард посмотрел ей в лицо и заметил, как ее глаза потемнели от неизвестной эмоции. Неужели их близость так же влияет и на нее? Скорее почувствовав, а не увидев, как ее грудь быстро опускалась и поднималась, как если бы у нее были проблемы с дыханием. 

Пульс зашкаливал, он собирался сделать шаг назад, когда ее губы приоткрылись, и она нервно облизала нижнюю губу. Только супер-контроль помешал ему наброситься на ее восхитительный рот. Он настолько себя сдерживал, что не знал, насколько его еще хватит. 

Собрав весь свой самоконтроль, он наклонился и поцеловал ее в щеку. Чувствовать под своими губами ее бархатную кожу, все это почти уничтожило его. Он закрыл глаза, и ее тонкий аромат окружил, словно руки любимой. Ненадолго замерев, Эдвард отстранился и увидел ошеломление, написанное на ее лице. С чувством триумфа он смотрел, как ее рука потянулась вверх и прикоснулась к месту, где были его губы. 

Не говоря ни слова, он взялся за ручку двери, стараясь не прикасаться к Белле, открыл ее. 

   — Спокойной ночи, Белла, — сказал он, его голос был слегка хриплым от желания. 
   — Спокойной ночи, Эдвард, — ответила она шепотом. 

Эдвард стоял на подъездной дорожке Элис и еще долго смотрел, как скрылся за поворотом ее автомобиль, думая о ее реакции на его, казалось бы, невинный поцелуй. 

Что все это значит? 

Перевод - Кудряшка=)

________________ 

Ну вот и состоялся ужин, умело организованный Элис. Кажется, и Белла и Эдвард не зря волнуются - сваха Элис все видит и подмечает. Тем более положение ухдшается - ну как можно отказать беременной женщине? 
И открылся занавес, почему Эдвард боится служебных романов. 
Поэтому жду вас на
ФОРУМЕ



Источник: http://robsten.ru/forum/63-1911-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: -marusa122- (06.04.2015) | Автор: перевод - Кудряшка=)
Просмотров: 767 | Комментарии: 16 | Рейтинг: 4.8/29
Всего комментариев: 161 2 »
avatar
0
16
Очень нравится история . Потрясающая , нежная и добрая . Спасибо ,Вам огромное . good
avatar
0
15
а Элис молодец! Наблюдать за тем, как она сводит их очень интересно good спасибо за главу!
avatar
0
14
Огромное спасибо за главу!
avatar
0
13
Охохо!Элис делает свое сводническое дело!
Спасибо за перевод!
avatar
0
12
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
avatar
0
11
Спасибо за продолжение good
avatar
0
10
Ох, как же их влечет и тянет друг к другу...Бэллу спас плотный материал платья, никто не заметил реакцию груди,  а у  Эдварда плотные джинсы скрывали доказательства... И только вездесущая Элис все заметила, и у нее на эту пару свои планы...Большое спасибо за перевод новой главы.
avatar
0
9
Вот это настоящее знакомство. good
Спасибо за главу. lovi06032
avatar
0
8
О свыше какие Белла с Эдвардом предубежденные.....................:daj_5:но все еще хуже для них их влечение неминуемо....................... :hang1::hang1: а этот внезапный поцелуй................................ lovi06015  так смутил ее:girl_blush2:В
общем начало положено и Элис уже уловила эту их связь :giri05003::girl_wacko:
avatar
0
7
Спасибо за новую главу! lovi06015
1-10 11-16
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]