Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Загадано на звездах. Глава 11
Глава 11

Белла


- Судя по голосу у тебя стресс. Может, нам стоит вернуться домой? Чарли, думаю нам нужно ехать домой, – говорит моя мама, и ее голос звучит приглушенно, когда она начинает разговаривать с моим отцом, а не со мной.

Я провожу рукой по волосам и вытаскиваю соломинку из запутанных золотистых локонов. Мне следовало собрать их в хвост утром, прежде чем погружаться по самые колени в проблемы.

- Мам, все в порядке, – отвечаю я, закрываю глаза и морщусь из-за того, насколько легко ложь соскальзывает с моих губ. – У нас договор. Вы вернетесь через месяц, как раз к благотворительному балу. Вы только приехали в Аутер-Бэнкс и не станете уезжать из-за пары погнутых досок в полу танцевальной студии, с которыми я легко справлюсь.

Убеждая родителей взять отпуск и провести некоторое время в их редко используемом доме на побережье в Аутер-Бэнксе, я, как могла, смягчила проблему финансирования лагеря и даже заверила, что решу ее к моменту их возвращения. Я заставила их пообещать, что они ногой не ступят сюда до благотворительного бала. Мама отказывалась провести целый месяц вдали от дома, но отец напомнил, что я самостоятельно управляю лагерем уже почти год, и если они хотят когда-нибудь полностью уйти в отставку, то должны мне доверять.

Знание того, что они полагаются на меня, делало ложь, которую я говорила, еще хуже. Но им не нужно знать, что не хватит пальцев рук, чтобы пересчитать, сколько часов я провела без сна, пытаясь придумать решение, с тех пор как они уехали. Как и то, что Розали не раз пришлось орать на меня, прежде чем я осознавала, что день уже закончился, а я так ничего и не ела.

Слава небесам, что они не видят темные круги под моими глазами или сколько веса я потеряла, и даже не догадываются, что я лгу сквозь зубы, говоря им, что все в порядке. Я очень надеюсь, что смогу найти нового спонсора до их возвращения, и родители простят меня за то, что не была полностью честна с ними.

- Ты имеешь в виду, что Эммет легко с ними справится, – смеется мама, и я тоже улыбаюсь.

- Точно. Эммет приедет через несколько минут, и в лагере все снова будет в порядке.

Используя дружбу с Эдвардом, я звонила его младшему брату всякий раз, когда в лагере требовалась помощь с небольшим ремонтом. Эммет никогда не отказывался, и всегда был готов сделать все возможное для меня и лагеря, но, позвонив ему сегодня утром, я была немного шокирована тем, насколько быстро он согласился выполнить мою просьбу. Обычно он приезжал после работы или в выходные, но сегодня собирался взять отгул и сразу же приехать ко мне. Я пыталась сказать, что это не срочно, но он уже повесил трубку.

Сначала, после отъезда Эдварда, видеть Эммета было довольно сложно, слишком уж сильно он напоминал старшего брата. Но спустя некоторое время стало легче, особенно после того, как Эммет понял, что упоминание имени Эдварда не приносит мне ничего иного кроме огорчения. С тех пор это стало нашим негласным соглашением, и, хотя за прошедшие годы у меня скопилась тысяча вопросов, я ни один не озвучила, так как не хотела вмешивать его. Эммет был хорошим парнем и не заслуживал подвергаться допросу с пристрастием от меня.

- Эммет приехал.

Я поворачиваю голову, когда Сет, студент-волонтер, подходит ко мне и указывает на подъездную дорогу, ведущую от главного дома сюда в танцевальную студию, граничащую с конюшней. Мы оба наблюдаем, как пыль вихрится у колес грузовика, пока тот медленно добирается до нас.

Обойдя меня, Сет идет к дороге, чтобы встретить автомобиль, а я отворачиваюсь от приближающего автомобиля, и смотрю на погнутые доски, которые Эммет приехал починить.

- Мам, мне пора идти. Эммет только что приехал, и мне еще нужно успеть переделать сотню дел до обеда. Люблю тебя, и скажи папе, что люблю его тоже, но если вы приедете сюда до благотворительного бала, я отправлю вас обратно. У меня все под контролем.

Мама вздыхает, возвращает мои заверения в любви и, пообещав позвонить завтра, кладет трубку.

Услышав хруст гравия под сапогами, я кладу телефон в задний карман джинсов и с улыбкой на лице оборачиваюсь, чтобы поприветствовать Эммета.

- Тебе не нужно было превышать скоростной режим, добираясь сюда. Я сказала, что это не…

Слова замирают на губах, в животе что-то ухает, проваливаясь вниз вместе с улыбкой. Слезы наполняют глаза, прежде чем я успеваю их остановить, и весь воздух со свистом покидает мое тело. Мне нужно напомнить себе, как дышать, и напрячь колени, прежде чем ноги подведут меня, и я грохнусь на землю.

- Привет, Белла.

Голос, который я не слышала почти пять лет, доносится, словно из глубины длинного темного туннеля, потому что мое сердце бьется так сильно, что его грохот отдается в ушах. Это тот же хрипловатый низкий голос, что я слышу у себя в голове посреди ночи, независимо от того хочу этого или нет. Я провела двадцать лет, желая всегда слышать этот успокаивающий голос, и исходит он от человека, с которым я мечтала провести всю свою жизнь. Его голос, словно музыка для моих ушей, и я хочу попросить произнести еще что-нибудь просто для того, чтобы убедиться – он действительно здесь, на расстоянии вытянутой руки.

Пусть у нас с Эмметом и было соглашение никогда не упоминать Эдварда, но время от времени ему удавалось давать мне знать, что его старший брат, по крайней мере, еще жив. Что было особенно актуально, так как Эдвард первым добровольно отправлялся в самые опасные точки мира.

Было трудно поверить словам Эммета, но теперь Эдвард находился прямо передо мной, живой и невредимый, его грудная клетка поднималась и опадала при каждом вдохе-выдохе, а зеленые глаза смотрели прямо в мои.

Я не могу отвести взгляд от Эдварда, стоящего всего в паре футов от меня с засунутыми в передние карманы узких джинсов ладонями. На его ногах рабочие ботинки, а длинные рукава серой рубашки-хенли подвернуты до локтей. Медно-каштановые волосы Эдварда подстрижены как и прежде – коротко по бокам и чуть длиннее сверху. Взъерошенные пряди заставляют меня захотеть протянуть руку и провести по ним пальцами, приглаживая. Эти волосы – единственное сходство с тем Эдвардом, которого я когда-то знала. Он всегда был горячим парнем, но проведенные в странах третьего мира годы чудесным образом сказались на его телосложении, судя по накачанным мышцам предплечий, которые я вижу, и по тому, как плотно тонкий трикотаж обтягивает его торс.

Прежде Эдвард предпочитал быть чисто выбритым, и, проведя много времени в обществе Джаспера, который имел те же предпочтения, я думала, что меня привлекают мужчины с гладким лицом. Но считала я так ровно до той минуты, как увидела ухоженную аккуратно подстриженную бородку, усы и бакенбарды, соединяющиеся между собой наподобие эспаньолки на лице Эдварда.

И, черт меня побери, если это не делает его еще более сексуальным!

Эта мысль осушает слезы на глазах, и все эмоции, что я чувствую, увидев Эдварда впервые за столько лет, исчезают в мгновение ока.

Как он посмел просто появиться здесь после того как не удосужился написать мне хоть словечко за пять лет?! Как он посмел превратиться из одного из самых важных людей в моей жизни в того, кто бросил меня и никогда не оглядывался назад?! В того, кто даже не потрудился связаться со мной, когда умер наш общий друг?!

Мне хочется сократить разделяющее нас расстояние и броситься в объятия Эдварда, чтобы ощутить тепло его тела и почувствовать стук сердца напротив моей груди, заверяющие, что он, правда, настоящий, но я сопротивляюсь этому желанию, и выпаливаю:

- Какого хрена ты тут делаешь?

Губы Эдварда дергаются, словно он старается не улыбнуться, и то, что он находит данную ситуацию смешной, злит меня еще больше. Он не имеет права появиться тут словно ниоткуда и думать, что мы просто начнем с того места, где закончили.

- Мне тоже приятно тебя видеть, Белз. У тебя соломинка в волосах, – произносит он тихим голосом.

Уголки его губ приподнимаются в полуулыбке, когда он говорит то же, что и всегда, когда мы были моложе. От этого мои внутренности превращаются в сладкую кашицу, что в свою очередь порождает желание врезать по чему-нибудь кулаком.

Например, по его глупому сексуальному лицу.

Я ненавижу, что все внутри меня трепещет при упоминании Эдвардом моего прозвища, и отказываюсь показывать, что он имеет на меня хоть какое-то влияние. Поэтому еще крепче сжимаю колени, когда Эдвард делает несколько шагов вперед и останавливается так близко, что я могу ощутить легкий аромат его лесного одеколона.

Конечно, он до сих пор использует тот же одеколон, который я однажды купила ему в качестве подарка на Рождество, и потом покупала каждый год, потому что мне очень нравился его запах на Эдварде!

Я настолько взволнована и смущена всем тем, что чувствую сейчас, и именно поэтому позволяю гневу взять управление над моим эмоциональным истощением вместо того, чтобы расплыться лужей слез у ног Эдварда.

- Ты замечательно выглядишь, Белла. Я так чертовски сильно по тебе скучал.

Вот и все. Любая надежда успокоиться и вести себя, как взрослый человек, вылетает в окно, когда он произносит эти слова. Моя рука взлетает вверх, и, прежде чем я успеваю остановить себя, ударяет Эдварда по щеке так сильно, что я, вероятно, буду ощущать последствия как минимум неделю. Его голова дергается в сторону от силы моего удара, но Эдвард не поворачивает ее обратно, пока я, тяжело дыша, медленно опускаю руку.

- Не смей говорить так со мной! – Я стискиваю зубы и сжимаю кулаки, чтобы снова не ударить его. На этот раз прямо в нос. – Именно ты игнорировал меня почти пять лет. Ты не имеешь право приезжать сюда и говорить, что скучал!

Эдвард вздыхает и закрывает глаза, а когда открывает их, повернув ко мне голову, я почти перестаю дышать. Боль, скорбь и страдание потоком льются на меня, отражая все то, что сейчас я ощущаю, но я не собираюсь смягчаться. Эдвард ранил меня сильнее, чем любой другой человек в моей жизни. Он разбил мое сердце и ушел. Я никогда не прощу его за это.

- Я понимаю, правда, понимаю, и мне невероятно жаль. Ты даже не представляешь, как мне жаль.

Он смотрит на меня, умоляя понять, но я не могу. Долгие годы после его отъезда я мучилась вопросом, что же сделала не так, и желала вернуться назад, чтобы все исправить. Долгое время моя жизнь была пуста из-за того, что я не могла отпустить его и начать двигаться дальше. А последние девять месяцев я была вынуждена в одиночестве оплакивать нашего умершего друга.

- А мне пофиг, насколько тебе жаль! Ты со своей чертовой степенью в медицине уехал спасать людей, которых даже не знал, когда так был нужен нам. Джаспер нуждался в тебе. И я нуждалась. Но тебя не было здесь. Я оплакивала его одна. Я похоронила его одна. Я, черт тебя побери, похоронила нашего лучшего друга одна! – кричу я, и мой голос ломается из-за слез при воспоминаниях о похоронах Джаса.

Даже окруженная семьей и друзьями, их объятиями и слезами, что они проливали вместе со мной, я никогда не чувствовала себя более одинокой, чем в тот момент, когда стояла у могилы Джаспера и смотрела, как его гроб опускается в землю.

Тогда я не злилась на Эдварда, понимая, что он, вероятно, находится в какой-нибудь отдаленной части планеты, откуда не может просто взять и прилететь домой. Я простила его за то, что он не был на похоронах, и сейчас частично чувствовала вину, что обвиняю его в том, что изменить он был не властен, но всего лишь частично. Благодаря Эммету мне было известно, что Эдвард узнал о смерти Джаспера только спустя несколько недель, но даже после этого он не приехал домой. Он не позвонил мне, и не написал ни строчки.

Он ничего не сделал!

Все наши детские и юношеские годы я поддерживала его, но в тот один-единственный раз, когда я нуждалась в его поддержке, Эдварда не оказалось рядом.

Несмотря на то, что в течение нескольких недель после смерти Джаспера со мной всегда кто-то находился, я никогда не чувствовала себя более потерянной. Родители и Розали делали все возможное, чтобы вытащить меня из угрюмого настроения, но у них ничего не получалось. Единственным человеком, кто бы мог понять, что я тогда чувствовала, был Эдвард. Но его со мной не было, и теперь, когда он, наконец, вернулся, мне ненавистно, что он считает, будто извинения все исправят. Слова не исцелят шрамы, которые отставили поступки.

Я снова собираюсь накричать на Эдварда, но меня останавливает треск рации, прикрепленной к поясу джинсов.

- Белла? Белла? Ты меня слышишь?

Не отводя гневного взгляда от полных сожаления глаз Эдварда, я снимаю рацию, подношу ее ко рту и нажимаю кнопку.

- Розали, я сейчас немного занята. Буду у главного дома через несколько минут.

Прикрепляя рацию обратно к поясу, я настолько погружена в свою печаль и гнев, в желание дать Эдварду почувствовать всю живущую внутри меня боль, и к тому же отвлечена вызовом Роуз, что не осознаю, что Эдвард приблизился и теперь прикасается ко мне, пока не становится слишком поздно. Когда его руки обвивают мою талию, и уже собираются притянуть ближе к нему, мозг просыпает, и я делаю шаг назад настолько быстро, что спотыкаюсь и почти падаю, сумев удержаться на ногах лишь в последнюю секунду.

Эдвард выглядит потрясенным тем, что я не позволяю прикоснуться к себе, сильнее, чем когда я влепила ему пощечину.

А чего он собственно ожидал?

С тринадцати лет я мечтала, чтобы Эдвард крепко обнял меня. Мечтала прижаться щекой к его груди и слушать биение сердца. Я грезила об этом, фантазировала, а все что получала – полуобъятия или случайное приобнимание за плечи. Да, и то, если повезет. Давным-давно я усвоила урок: любовь к Эдварду не приносит ничего кроме боли, и будь я проклята, если снова попадусь в эту ловушку.

- Прости меня, – снова произносит Эдвард, и разочарованно вздыхает, проводя рукой по своим волосам и нервно переступая с ноги на ногу.

Я не знаю, извиняется ли он за то, что был дерьмовым другом, или за то, что прикоснулся ко мне, мне все равно, если честно.

Ладонь Эдварда оставляет волосы и скользит вниз, прижимаясь к щеке, получившей удар, и мне тут же хочется извиниться, но я держу рот закрытым, напоминая себе, что он это заслужил.

Что, черт побери, случилось со мной? Я не из тех людей, которые раздают оплеухи направо и налево!

И я ненавижу Эдварда еще больше за то, что он превратил меня в женщину, которая устраивает сцены у всех на виду.

- Джас был прав. За эти годы ты наработала отличный удар справа.

Его попытка заставить меня улыбнуться проваливается. Произнося имя нашего друга, и напоминая, что все эти годы он поддерживал связь с Джаспером, но не со мной, Эдвард снова разбивает мое сердце на тысячу осколков.

- Да пошел ты! – шепчу я, и сглатываю несколько раз, чтобы успокоить горящее от желания плакать горло.

Я не буду плакать перед этим мужчиной! Не позволю увидеть свою уязвимость.

- Белла…

Эдвард снова делает шаг ко мне, но останавливается, когда из рации опять доносится потрескивающий от помех голос Розали. Но в этот раз она не просто говорит, она кричит:

- БЕЛЛА! SOS! ТЕБЕ СРОЧНО НУЖНО…

С раздраженным рычанием я нащупываю рацию, и поворачиваю ручку громкости до щелчка. В полной тишине я делаю глубокий успокоительный вдох, и только потом обращаюсь к Эдварду.

- Ты мне здесь не нужен. Иди домой и забудь о моем существовании. Именно так ты поступал почти пять лет, поэтому не думаю, что тебе будет сложно вернуться к этому.

Боясь, что сделаю глупость, – например, брошусь в его объятия или извинюсь, что веду себя, как сука, – я не смотрю на Эдварда, когда обхожу его с высоко поднятой головой.

Я всегда была слабачкой, когда дело касалось Эдварда Мейсена, и ни за какие коврижки не вернусь к старому шаблону поведения только потому, что он внезапно решил возвратиться в мою жизнь.

Дорогие читатели, не забывайте благодарить мою замечательную бету Леночку. Эдем вас на Форуме.

Источник: http://robsten.ru/forum/96-3082-8
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: skov (06.06.2018) | Автор: перевод skov
Просмотров: 415 | Комментарии: 23 | Рейтинг: 5.0/22
Всего комментариев: 231 2 3 »
0
23  
  Вроде бы и понятны такие эмоции, но даже в суде даётся право голоса, последнего слова... Надеюсь Белла это поймёт...
Спасибо lovi06032

0
22  
  Спасибо за главу.

0
21  
  
Цитата
Я всегда была слабачкой, когда дело касалось Эдварда Мейсена, и ни за какие коврижки не вернусь к старому шаблону поведения только потому, что
он внезапно решил возвратиться в мою жизнь.
Я полностью на стороне Бэллы.  Обида, сколько ее накопилось за прошедшие годы...
Я всегда считала: мужчине гораздо проще объясниться в чувствах и проще пережить отказ, если он последует...
И уже запуталась - сколько им теперь лет?
Большое спасибо за замечательный перевод новой главы.

1
20  
  Ух, какая реалистичная глава ! Эмоции, накопленые за столько лет, никуда не денешь. Только бы Эд снова в кусты не спрятался от страха... giri05003 giri05003 giri05003

1
19  
  Вот и встретились...
Спасибо за продолжение! good

18  
  Спасибо за главу! lovi06015 lovi06032

2
17  
  У каждого свой багаж пережитого, свои разочарования, своя боль и своя правда...После всего произошедшего, Белла имеет полное право на весь тот гнев, что выплеснула на Эдварда, и пока она не готова порадоваться его появлению, ни услышать причины его отсутствия и объяснения, ни вести милые светские беседы, не смотря на свои чувства к нему...надо время...и как минимум, желание Эдварда не отступить от неё, не уйти прямо сейчас... Просто точно не будет...Спасибо большое))) lovi06032

1
16  
  Спасибо большое за главу!   

1
15  
  Спасибо lovi06032

1
14  
  Похоже Эдвард не удивлён такой встречей...заслужил...

1-10 11-20 21-23
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]