Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Загадано на звездах. Глава 16
Глава 16

Белла


Смахивая слезы, которые, похоже, никогда перестанут течь, я наклоняюсь и опираюсь локтями о деревянный забор.

Убежав от Эдварда пару часов назад, я продолжала ходить и реветь, чувствуя себя настолько раненой и потерянной, что не заметила, как оказалась в нескольких акрах от дома в самом конце огороженной области для выпаса лошадей. Осознание того, что впервые я поставила собственные интересы выше интересов лагеря, заставляет меня плакать еще сильнее. Вероятно, я разрушила все, что мои родители так бережно создавали, отослав Эдварда прочь. Но, если бы я осталась с ним в той столовой еще хотя бы на минуту, то окончательно потеряла бы себя в том глупом фарсе, что мы разыгрывали перед Вольтури.

Да кого я обманываю? Я уже давно потеряла себя, и присутствие Эдварда лишь подчеркнуло данный факт. Мне больше не приносили счастья ни общение с отдыхающими, ни организация благотворительного бала, ни ответственность за лагерь, сопричастность к которому я всегда считала честью. Все то, что обычно давало цель и ощущение полноты жизни, теперь казалось неживым и каким-то плоским. Раньше я связывала это со смертью Джаспера, но сейчас, стоя на плантации, где выросла, и, думая о связанных с ней воспоминаниях, я поняла, что чувствовала себя подобным образом намного дольше.

Четыре с половиной года, если быть точной.

С тех пор как Эдвард уехал.

Я не знала, как вернуть те ощущения и снова стать счастливой, и сейчас ненавидела его за это.

А еще за то, что он сделал невозможным для меня простить его.

За то, что омрачил грустью все хорошие воспоминания о моем родном доме.

За то, что не был здесь последние несколько лет, чтобы создать новые.

Себя же я ненавидела за то, что не могу отпустить боль и гнев и позволить Эдварду помочь спасти лагерь.

За то, что не могу притворяться так легко, как он.

- Я только что видел Эдварда дома. Он хлопал дверями и бормотал весьма забавные проклятия себе под нос. Так насколько ты зла на меня сейчас?

Раздающийся позади голос заставляет меня подпрыгнуть и вертануться на месте.

- Зла настолько, что готова ударить, или просто станешь орать и обзывать всякими разными словами?

Хотя в моей ситуации нет ничего смешного, я хихикаю сквозь слезы, глядя на человека, который всегда умеет заставить меня улыбнуться.

- Я не собираюсь бить тебя, Эммет.

Он облегченно выдыхает и подходит, чтобы встать рядом со мной, одновременно запуская руку в свои волосы – точно как Эдвард, когда нервничает или расстроен.

«Ну, почему я не могла влюбиться в ЭТОГО брата?! Тогда все было бы намного проще…»

Независимо от того, как мало времени мы с Эмметом проводим вместе, мы всегда можем рассмешить друг друга. Заставить его улыбнуться – легкая работа, не то, что Эдварда. И в отличие от своего брата Эммет никогда не подводил и не разочаровывал меня.

- Я очень-очень хочу ударить тебя, но ты мне слишком нравишься, чтобы портить твое симпатичное личико, – успокаиваю Эммета я, когда мы оба поворачиваемся, чтобы посмотреть на лошадей, которых выпустили на пастбище, прежде чем запереть на ночь в конюшне.

Эммет смеется и вытаскивает из кармана руку, чтобы дотянуться и потрепать меня по плечу.

- У меня, правда, симпатичное лицо, особенно с тех пор как оно познакомилось с бритвой, в отличие от лица моего брата.

При упоминании Эдварда я закрываю глаза, и перед моим мысленным взором появляется его лицо и взгляд в тот момент, когда я сказала ему уезжать домой, а также выражение его глаз, когда он извергал всю ту чушь на потребу Вольтури. Тот бред сивой кобылы, который я проглотила, и в реальность которого позволила себе поверить на несколько минут. Я позволила переместить себя в то время, когда была влюблена в Эдварда так отчаянно, что услышав подобные слова, выгнала бы всех, включая Вольтури, из комнаты и просто набросилась на Эдварда. А потом он взял и развеял наведенный морок, сказав, когда вернулся домой. Словно для того, чтобы снова напомнить, что любовь к этому мужчине не приносит ничего кроме боли. И, очевидно, что возобновление дружбы с ним приведет к такому же результату.

- Ты должен был сказать, что он вернулся, – шепчу я. Горло перехватывает от эмоций, и слезы вновь наполняют глаза. – Девять месяцев. Он был здесь девять месяцев, Эммет, а ты ничего не сказал мне. Почему?

Я отвожу взгляд от лошадей, чтобы посмотреть на его профиль. Желваки на его челюсти напрягаются, когда он стискивает зубы, вероятно, стараясь придумать правдоподобное оправдание того, что скрывал от меня такую важную новость.

Сильная линия челюсти, полные губы и такой же, как у Эдварда, беспорядок на голове, но на этом и заканчивается сходство между братьями. Эммет всегда улыбается, он всегда счастлив несмотря ни на что. У него было нормальное детство, и его не нужно исправлять, как Эдварда, потому что он никогда не был сломлен.

- Сколько лет ты здесь работаешь? – вдруг спрашивает Эммет, взглянув на меня.

- С подросткового возраста, ты это и сам знаешь.

Я смущена его глупым вопросом. Хотя мы с Эмметом никогда не были так близки, как с Эдвардом и Джаспером, но все же мы дружили. Взрослея, он постоянно болтался в лагере, да и сейчас частенько заезжал, чтобы помочь что-то отремонтировать или просто поговорить со мной и другим персоналом. Эммет знает все о моей жизни здесь. И ему, конечно, известно, как долго я работаю в лагере.

- Фактически всю свою жизнь? – добавляет он.

- Да, – отвечаю я, пытаясь скрыть раздражение.

Эммет поворачивается лицом ко мне, скрещивает руки на груди и наклоняет в сторону голову.

- И за все это время ты провела бесчисленное количество часов, помогая семьям и детям понять, как справиться с тем, что их любимый человек, вернувшись домой, никак не может осознать, что больше не находится в зоне военных действий.

Раздражение на Эммета за то, что он собирается сменить тему, так быстро покидает меня, что я чувствую себя почти невесомой.

- Ты сама видела, что ПТСР (п.п.: посттравматическое стрессовое расстройство) может сделать с человеком. Ты знаешь, как это может сломать, изменить индивидуальность и сделать так, что человеку чертовски сложно не то, что заставить себя вставать по утрам, а просто дышать. Может Эдвард и не участвовал в боевых действиях, но он получил свою долю ужаса в тех местах, где работал. Прямо у него на глазах умирали люди, которые знали, что обречены. Их кровь была на его руках, когда они издавали последний вздох. Родители детей, которых он не мог спасти, рыдали у него на плече, а затем ему пришлось иметь дело с чувством вины за то, что он не знал, что его лучший друг умирает.

Мои плечи начинают дрожать от реальности того, что Эммет говорит. Я не хочу, чтобы это было правдой, но не могу отрицать истину, когда вижу ее. Выражение его лица не врет. Да и не стал бы Эммет выдумывать такое, не будь это чистой правдой.

Я чувствую себя такой идиоткой.

Поглощенная гневом на то, что спустя почти пять лет Эдвард просто взял и явился в лагерь, а затем пораженная, что он, оказывается, был дома девять месяцев и не приехал ко мне, я даже не задалась вопросом «почему?». Я ни разу не задумалась о том, как годы, проведенные в самых отдаленных и опасных уголках мира, повлияли на него, или о том, что он там видел и пережил. Каждый раз смотря на него, я видела все того же Эдварда – мужчину, который перерос свои подростковые проблемы и стал сильным и уверенным человеком. Человеком, который не позволит чему-либо встать на пути его мечты. Я смотрела, но не видела в нем боли и уязвимости. Наверное, потому что не хотела думать о нем как о ком-то, кто не мог справиться с любыми проблемами. Однако должна была. Эммет прав, мне известно, что ПТСР может сделать с человеком и иногда это довольно нелицеприятно.

- Знаешь, Эдварду совсем не помогло то, что этот лучший друг запретил рассказывать ему о своей болезни. Джаспер хотел, чтобы Эдвард вернулся домой по «правильным» причинам, а не для того, чтобы смотреть, как он умирает. Поэтому Эдвард не успел приехать на похороны и сказать последнее "прощай". Это стало последней каплей, сломившей его, – тихо говорит Эммет и отворачивается, чтобы снова смотреть на лошадей. – Мне жаль, что я не сказал о возвращении Эдварда, но я не мог. Поверь, Белла, я очень хотел, чтобы он поехал к тебе, потому что знал, что именно ты сможешь до него достучаться, но Эдвард был слишком потерян в своей голове тогда. Некоторое время я даже думал, что он никогда уже не вернется обратно, и это пугало меня до чертиков.

Я полагала, что у меня больше не осталось слез, но теперь они лились так быстро, что лицо Эммета стало размытым пятном.

Не нужно было мне соглашаться с требованием держать болезнь в тайне от Эдварда. Но Джаспер был непреклонен. Он знал, что у него мало времени и не хотел, чтобы Эдвард видел его слабым и прикованным к постели. Могу только представить, как сильно винил себя Эдвард за того, что не был рядом с Джасом в его последние минуты, и за то, что так и не смог с ним попрощаться.

- Какая же я стерва, - бормочу я и обнимаю себя за талию, чтобы не развалиться. – Я дала ему пощечину. Наорала на него. Сказала, что мне на него наплевать, а потом велела ехать домой.

Эммет хихикает, глядя на меня.

- Вероятно, Эдвард все это заслужил. И, кстати, я предупреждал его, что ты, скорее всего, врежешь ему, когда увидишь.

Он приобнимает меня за плечи, притягивает ближе и успокаивающе гладит по руке.

- Белла, я рассказал все это не для того, чтобы ты чувствовала себя виноватой, а для того, чтобы ты знала – все эти девять месяцев Эдвард не приезжал не потому, что он о тебе не заботился. Его проблема как раз в том, что он слишком заботится, и не хотел, чтобы ты видела его в том состоянии.

Несколько минут мы с Эмметом просто стоим, пока ко мне не возвращается способность говорить.

- Как плохо у него это было? – шепчу я, прижимаясь щекой к его груди.

- Реально плохо. Помнишь, пару месяцев назад, когда я чинил крыльцо, появился муж Розали?

Я киваю, так как никогда не забуду тот день.

На протяжении долгого времени Розали была счастлива, и я почти забыла, что у нее есть муж, который так и не принял помощи с его ПТСР и чуть не утянул жену и сына на самое дно вслед за собой. В тот день он получил бумаги о разводе, которые она послала ему. Он был настолько пьян, что едва стоял на ногах. Спотыкаясь, он брел по лагерю с бутылкой виски в руке, зовя ее во всю силу легких. Потребовалось трое мужчин, включая Эммета, чтобы взять его под контроль. Однако сама Розали справилась с данной ситуацией лучше, чем я предполагала. Я никогда не гордилась ею больше, чем в тот момент, когда она, твердо стоя на ногах, говорила своему мужу, что ему необходимо обратиться за помощью, и что она не хочет видеть его, пока он это не сделает.

- Умножь увиденное примерно на тысячу, и ты получишь представление, каким был Эдвард первые месяцы после возвращения домой, – заканчивает Эммет.

Я зажмуриваюсь, не желая иметь подобный образ Эдварда в своем сознании. Не желая знать, как сильно он пострадал от ПТСР и как мучительно боролся, чтобы выздороветь, и, сколько боли я ему причинила сегодня, когда бросила в лицо все те обвинения и заставила ощутить вину.

Я много лет проводила тренинги с солдатами – бывшими и до сих пор служащими, - но в нужный момент не смогла отстраниться от собственной боли и подумать, что Эдвард пострадал не меньше их, хоть и не был военнослужащим. Вероятно, он стал свидетелем многих ужасных событий, потерял огромное количество пациентов, а потом, приехав домой, должен был столкнуться со смертью лучшего друга, зная при этом, что ничем не мог ему помочь.

- Я – ужасный человек.

Эммет снова смеется, берет меня за руки и заставляет посмотреть на себя, чуть приседая, чтобы мы оказались на одном уровне.

- Ты не ужасный человек, Бэлз. Просто сейчас тебе приходится иметь дело с множеством проблем. Это я убедил Эдварда, что появиться здесь без предупреждения и любых объяснений – отличная идея. Вина на мне. Однако я не снимаю с него вину за то, что он повел себя по-идиотски, записавшись во «Врачи без границ», и за то, что отказывался приехать домой хотя бы на уикенд. А ты давай не распускай нюни и не позволяй этой фигне так легко сойти ему с рук. Все, чего я прошу – не вини его за последние девять месяцев.

Эммет целует меня в лоб и уходит, снова оставляя наедине с моими мыслями… совсем не в том месте, где я хочу быть прямо сейчас.

Дорогие читатели, не забывайте благодарить мою замечательную бету Леночку. Ждем вас на Форуме.

Источник: http://robsten.ru/forum/96-3082-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: skov (15.09.2018) | Автор: перевод skov
Просмотров: 511 | Комментарии: 21 | Рейтинг: 5.0/22
Всего комментариев: 211 2 3 »
0
21  
  Спасибо Эммету за отлично сделанную чужую работу. То что Эдвард пережевавал бы ещё пару лет, его брат сделал за 10 минут. Теперь надо чтобы кто-нибудь, например, Роуз объяснила Эдварду, что Белла впала в уничижение из-за чувства вины. Место подходящее, реабилитационный лагерь, подлечат всех травмированных, неумеющих вести диалог без посредников. Хочется уже примотать их друг к другу скотчем, чтобы они были вынуждены договориться. Спасибо за главу)

2
20  
  Молодец Эммет, всё расставил по местам. Надеюсь не всё ещё потеряно.
Спасибо за главу!

1
19  
  Белла умная девочка, она поймёт Эдварда...

1
18  
  И Белле нужно войти в положение Эдварда. Теперь она знает, что он не просто так не появлялся, когда приехал. Спасибо за главу!

1
17  
  
Цитата
Я не знала, как вернуть те ощущения и снова стать счастливой, и сейчас ненавидела его за это.
А еще за то, что он сделал невозможным для меня простить его.
За то, что не был здесь последние несколько лет, чтобы создать новые.
Себя же я ненавидела за то, что не могу отпустить боль и гнев и позволить Эдварду помочь спасти лагерь. За то, что не могу притворяться так легко, как он.
Очень сложная ситуация и не получается найти в себе силы понять и простить, она вынесла Эдварду вердикт,  исходя из собственных умозаключений...
Хорошо, что Эммет сумел вовремя открыть глаза Бэллы на проблемы Эдварда..., и теперь мнение Бэллы обязательно поменяется.
Большое спасибо за прекрасные перевод и редакцию новой главы.

1
16  
  Хорошо, что есть такие друзья, как Эммет... Может на многое открыть глаза, что Белла не пыталась увидеть из-за своей обиды...
Эдвард тоже был в горячих точках и видел смерть людей, не говоря уже, что с ним сделала смерть Джаспера... Теперь она это увидела под другим углом... Главное, чтоб теперь Беллу не затопило чувство вины...
Спасибо за интересное продолжение! good  lovi06032

1
15  
  Спасибо за продолжение и отличный перевод .

1
14  
  Сложно винить Беллу за её гнев, обиду и разочарование, но...утонув во всем этом так легко не заметить самогО человека, все то, через что он прошел...Спасибо, Эммет, открыл глаза ей на реальность - не только у неё были горе, потери и проблемы...Это как холодный душ - сначала резко трезвеешь, наступает понимание и просветление, а потом обжигающая волна вины...Надеюсь, её не шарахнет теперь в другую крайность, не затопит чувство вины с головой??? Спасибо большое за перевод)))

1
13  
  Эммет просто умничка! Настоящий друг и брат!
Спасибо за продолжение! lovi06032

1
12  
  Спасибо за главу!  good  lovi06015

1-10 11-20 21-21
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]