Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Загадано на звездах. Главы 1-2

Глава 1

Эдвард
Возраст – десять лет


‒ Меня зовут Джаспер Уитлок, мне десять лет и мой папа очень богатый, ‒ говорит только что подошедший ко мне паренек.

Он такой же высокий, как и я, и его чистенькие брюки из темной ткани и модная белая рубашка доказывают, что его отец и, правда, богат. Рядом с ним я чувствую себя бомжом в своих старых грязных джинсах на два размера меньше, чем нужно, и покрытой жирными пятнами и грязью футболке. Мне хочется ударить мальчишку прямо в рот, но бабушка всегда говорит, что я не должен быть тем, кто бьет первым и затевает драку, но защищаться нужно обязательно и последний удар должен быть за мной.

‒ Твой папа тоже богатый? ‒ спрашивает Джаспер, выхватывая у меня баскетбольный мяч и пропуская его под своей рукой.

Я очень хочу, чтобы этот мальчишка уже ударил меня. И мне все равно, что он будет постоянно находиться в лагере, так как их семья только что переехала сюда, и что его родители дружат с родителями Беллы. Я все еще хочу ударить его.

‒ Джаспер, не будь грубым! У Эдварда больше нет папы.

Мой хмурый взгляд, направленный на Джаспера, растворяется в улыбке, когда Белла встает между нами.

Вообще-то мне не нравятся девчонки – они слишком громкие, надоедливые и постоянно хихикают. Но Белла не такая, хотя она всего лишь семилетняя малышка.

Как всегда ее одежда покрыта грязью, в волосах застряли соломинки из конюшни, и она может надрать мне задницу в каждом состязании, проводящемся в лагере, включая стрельбу из лука. Вообще-то меня должно смущать, что маленькая девочка лучше меня управляется со стрелами, играет в баскетбол и плавает, но почему-то это было не так.

‒ У тебя снова сено в волосах, ‒ смеюсь я и указываю на соломинки, торчащие из ее растрепанного хвостика.

Она просто пожимает плечами, упирается руками в бока и поворачивается к Джасперу.

‒ Ты должен извиниться перед Эдвардом, ‒ сообщает она ему, и мне даже не кажется странным, что я позволяю девчонке заступаться за себя.

Я знаю ее с тех пор, когда она была совсем малышкой. Ей не было и года, когда бабушка впервые привела меня в лагерь, которым владеют родители Беллы. Последние семь лет я проводил здесь каждое лето, и по какой-то причине из всех детей в лагере Изабелла Свон выбрала именно меня, чтобы прилипнуть словно клей. Но так как она была хороша во всех играх и состязаниях, это не раздражало, а скорее походило на то, как вместо младшего брата иметь младшую сестру.

Под взглядом Беллы улыбка на дурацком лице Джаспера затухает, и он смотрит на меня грустным взглядом.

‒ Я сожалею о твоем папе. Если мы будем друзьями, то мой отец сможет купить тебе все, что захочешь. У него полно денег.

Я тут же думаю о PlayStation, которая есть у всех моих школьных друзей, ‒ бабушка говорит, что мы не можем себе позволить ее купить, а мама даже не подозревает, что я хочу эту приставку, ‒ и соглашаюсь принять дружбу Джаспера.

В отличие от взрослых десятилетнему пареньку не нужно много времени, чтобы потерять интерес к драке.

‒ Кем ты хочешь быть, когда вырастешь? ‒ спрашиваю я.

‒ Богачом, ‒ смеется Джаспер. ‒ А ты?

‒ Врачом, как мой отец, ‒ тихо отвечаю я. – Но я не могу. Маме не нравится, когда я говорю, что хочу быть похожим на него.

Белла подходит ближе и прислоняется головой к моему предплечью.

Мой отец был армейским врачом, и с тех пор как он погиб на войне, когда мне было три года, мама сильно изменилась. Именно поэтому я провожу так много времени с бабушкой, и поэтому же она начала приводить меня в лагерь родителей Беллы.

Мама очень расстраивается, когда слышит, что я хочу быть врачом, даже когда я добавляю, что не пойду в армию и не умру, как отец. Я не хочу быть солдатом, но хочу спасать людей, как он. Мама потом много плачет и по нескольку дней не выходит из своей комнаты, поэтому я стараюсь молчать об этом. Но как же хорошо сказать о своей мечте вслух и не чувствовать себя виноватым.

‒ Когда ты вырастешь, то сможешь делать все, что захочешь. Я просто не могу дождаться, когда повзрослею, и никто не сможет мне указывать. Если хочешь стать врачом, становись им. Ты сможешь делать людям уколы или оперировать их. Будешь крутым и богатым, потому что врачи получают много денег, ‒ улыбается Джаспер.

‒ Считаешь, что, если я буду врачом, то стану крутым?

‒ Определенно, ‒ кивает Джаспер.

Я улыбаюсь ему.

‒ Хорошо. Мы можем быть друзьями.

‒ Ура! ‒ ликует Белла и, хлопая в ладоши, подпрыгивает вверх-вниз. ‒ Мы с Джаспером играли, пока тебя здесь не было, и я так счастлива, что вы понравились друг другу. Теперь мы сможем играть вместе. Сегодня я собираюсь загадать желание на звезде, чтобы мы стали лучшими друзьями на всю жизнь, и оно обязательно сбудется!

Мы с Джаспером смеемся над тем, насколько счастлива Белла. Он передает мне обратно мяч и спрашивает, хотим ли мы поиграть, что делает Изабеллу еще более восторженной. Лицо Джаспера озаряет широкая улыбка, пока он смотрит, как она танцует вокруг нас и без умолку трещит о тех классных вещах, которые мы собираемся сделать, и о том, как побьет нас в баскетбол.

Мне доставляет удовольствие делать Беллу счастливой, и, похоже, Джаспер будет хорошим помощником в этом. Он обнимает ее за плечо и называет «ребенок», прося не слишком сильно бить нас в баскетбол, а Белла смотрит на него и улыбается ярче, чем я когда-либо видел.
Мне нравится, что у нас появился новый друг, чтобы играть вместе, и мне нравится, что Джаспер думает, что для меня стать врачом – это круто, но я чувствую себя как-то странно, наблюдая за тем, как они стоят, обнявшись. Я быстро подхожу к Белле, приобнимаю ее за плечи с другой стороны, и теперь мы втроем стоим бок о бок.

‒ Пообещайте, что, несмотря ни на что, мы останемся друзьями на всю жизнь, ‒ требует Белла, сначала глядя на Джаспера, а затем на меня.

Мы оба смотрим ей в глаза и пожимаем плечами.

‒ Конечно, Белз, мы останемся друзьями на всю жизнь, несмотря ни на что, ‒ соглашаюсь я.

‒ Да, несмотря ни на что. Даже на то, что ты девчонка, ‒ добавляет Джаспер.

Белла хмурится, отделяется от нас и ударяет его в живот. Я громко смеюсь, когда парнишка сгибается пополам и стонет от боли. Белла улыбается мне как и Джасперу пару минут назад, и то странное чувство, что я испытывал, уходит, когда она протягивает руки, и я бросаю ей мяч.

‒ Правило номер один: никогда не беси Беллу или она тебя ударит, ‒ говорю я Джасперу, похлопывая его по спине и хватая за руку, помогая подняться.

‒ Спасибо за предупреждение, ‒ ворчит он, потирая живот, когда мы занимаем позиции перед баскетбольным кольцом.

Вместе мы проводим остаток дня, играя в «H-O-R-S-E» и, как обычно, Белла всегда побеждает. Джаспер не скулит и не жалуется, а раз за разом предлагает ей сразиться снова, и именно поэтому я совсем не против предложения Беллы быть лучшими друзьями на всю жизнь.

Глава 2

Белла
Возраст – двенадцать лет


Вытирая потные ладони о подол платья, я вздыхаю, пока пробираюсь по лесной просеке, ведущей к месту встречи, но затем вздергиваю подбородок и притворяюсь, что нет ничего странного в том, что на мне надето платье. В отсутствие грязных джинсов с дырками на коленях, которые обычно ношу, тусуясь с мальчиками, ноги чувствуют себя голыми, и я заставляю себя не думать о синяках, набитых во время недавней игры в баскетбол, и шрамах и ссадинах, которые получила, карабкаясь на деревья и ведя себя, как мальчишка. Сегодня я хочу выглядеть красивой, хочу, чтобы он увидел во мне настоящую девочку, а не какую-то там мелкую пацанку.

Когда вчера я попросила маму отвезти меня в торговый центр, чтобы купить платье, она была явно ошарашена, но, конечно, согласилась, и заговорщицки подмигнула мне. Она не могла быть более очевидна, даже если бы захотела, со всеми этими разговорами о том, как мил и симпатичен Джаспер. Его все любят, но только потому, что у него хорошая, счастливая семья, как и у нас. Домашняя же жизнь Эдварда полная противоположность нашей, и мои родители просто не понимают его. Они думают, что из-за неприятностей, в которые Эдвард постоянно попадает дома, он будет плохо на меня влиять. Однако они ошибаются. Здесь в лагере Эдвард ведет себя так же мило, как и Джаспер. Просто родители не имеют возможности это увидеть. Поэтому я прикусила язык, улыбнулась и кивнула, пока она продолжала болтать о достоинствах Джаспера.

По крайней мере, мама не дразнила меня, и не смеялась над желанием принарядиться, но я очень боюсь, что Эдвард будет. И мой страх так велик, что я почти хочу вернуться домой и переодеться обратно в джинсы и футболку.

Пожалуйста, пожалуйста, только бы он не смеялся!

Эдвард ждет меня, сидя на большом валуне у дерева, в ветвях которого находится наш домик. Как только я оказываюсь в зоне видимости, он глядит на меня снизу вверх, и его глаза распахиваются от шока. А я продолжаю идти к нему, нацепив улыбку и не позволяя трепещущим в животе бабочкам заставить меня вытошнить недавно съеденный завтрак.

Даже не знаю, когда впервые подумала, что мой лучший друг Эдвард – самый красивый мальчик из всех, что я видела. Просто однажды я словно проснулась и почувствовала себя странно в его присутствии. Неожиданно для самой себя я вдруг начала хихикать, как все те глупые влюбленные девчонки в школе, и самое страшное, что теперь делаю это постоянно. После всех лет, что я была другом Эдварда, тусовалась с ним, играла и не парилась о том, как при этом выгляжу, я внезапно стала нервничать, находясь рядом. Именно с ним, потому что рядом с Джаспером я совсем не нервничаю. Мне все равно, что он обо мне подумает и все равно, если я выставлю себя перед ним дурочкой. Он просто Джаспер.

Эдвард продолжает, молча, таращиться на меня, и я почти желаю, чтобы все вернулось к тому, как было раньше. Я почти хочу, чтобы Эдвард снова стал для меня просто Эдвардом.

Несколько минут я неловко стою перед ним – то теребя подол платья, то кудри, которые мама помогла мне сегодня утром соорудить из моих длинных волос, – а потом упираюсь руками в бока и зыркаю на него.

- Чего уставился? – раздраженно фыркаю я.

Эдвард, наконец, моргает и прочищает горло.

- Ты в платье.

Я вздыхаю, желая, чтобы он сказал нечто более лестное, но думаю, это все же лучше, чем, если бы он показал на меня пальцем, и рассмеялся.

- И?..

- И у тебя нет сена в волосах, - добавляет он, и уголок его губ приподнимается в улыбке, заставляя появиться одну из абсолютно очаровательных ямочек. - Ты выглядишь очень красиво.

Я начинаю глупо хихикать, но тут же закрываю рот и нервно облизываю губы.

- Э-э… спасибо. Знаешь, сегодня вроде как особый день и я подумала, что сделаю что-нибудь новенькое.

После моих слов Эдвард встает, и мне приходится запрокинуть голову, чтобы посмотреть на него. Ему исполнилось пятнадцать пару месяцев назад, и с тех пор он все рос и рос, пока не стал выше меня почти на голову.

- Верно, не каждый день тебе исполняется двенадцать, – отвечает он и вытаскивает из-за спины упаковку с шестью стеклянными бутылками виноградной газировки. – Вот наши именинные напитки. Надеюсь, Джаспер скоро придет и принесет еду. Я голодный.

У нас есть особая традиция, которую мы соблюдаем каждый год с тех пор как стали друзьями. Началась она с того дня, когда я узнала, что только у нас с Джаспером дни рождения летом. Меня всегда огорчало, что мы не можем поздравить Эдварда с днем рождения из-за того, что видим его только, когда бабушка привозит его в лагерь, и, поэтому я решила назначить Четвертое июля (п.п.: День независимости США) летним днем рождения Эдварда. С тех пор три раза в год мы приходим сюда, в наш домик на дереве, и устраиваем собственное празднование дней рождения отдельно от наших семей.

Спустя пару лет после открытия лагеря родители поняли, что с таким количеством отдыхающих, проживающих в главном особняке плантации, можно забыть о какой-либо конфиденциальности и построили новый дом только для нашей семьи. Он находится в десяти минутах езды от главного особняка на гольф-каре. Достаточно близко, чтобы быстро добраться туда в случае необходимости и достаточно далеко, чтобы получить покой, неприкосновенность частной жизни, и не слышать шум от мероприятий, что проходили по всем сорока акрам земли плантации. А в то лето, когда Джаспер, Эдвард и я стали друзьями, папа построил для нас дом на дереве, чтобы у нас имелось место, куда мы можем сбежать от остальных отдыхающих, если захотим.

- Я тоже принесла свою долю. – Я вытаскиваю из кармана платья ручку и блокнот в виде звезды и показываю ему.

Эдвард качает головой и издает тихий смешок, от которого мои внутренности делают сальто.

- Мы по-прежнему будем загадывать желания?

- Конечно. Мы всегда так делаем. Это традиция.

Мы не только приходим к домику на дереве каждый день рождения, но и всегда пьем виноградную газировку, которую приносит Эдвард, и обязательно съедаем пакет «Фритос» и кексы «Little Debbie», которые приносит Джаспер. Он же обеспечивает нас свечами и зажигалкой, которую утаскивает из бардачка отцовской машины, где тот прячет сигареты от своей жены, чтобы она не узнала, что он тайком курит. Прошлым летом вместе с зажигалкой Джаспер стащил три сигареты, но, когда меня вывернуло в корзину для мусора после нескольких затяжек, мы решили, что не станем продолжать эту традицию.

Мой вклад в празднования дней рождений – звездный блокнот. Мальчики подшучивают надо мной из-за него, но мне все равно. То, что мы загадываем желания, задувая свечи на кексах, не значит, что мы не можем загадывать желания еще и по-другому, просто для подстраховки, чтобы они уж точно сбылись.

Из обувных коробок, взятых из маминого шкафа, я сделала для нас троих специальные ящички, раскрасила их, украсила яркими наклейками, и написала наши имена. Туда мы каждый год складываем листки из звездного блокнота, на которых пишем самое-пресамое заветное желание, а затем убираем под половицу домика на дереве, где они хранятся до следующего дня рождения, до следующего, загаданного на звезде желания.

- Ты помнишь, какое желание написал на звезде в прошлом году? – спрашиваю я Эдварда.

- Я думал, что наши желания – это секрет, и мы не должны о них говорить, - отвечает он.

С технической точки зрения все верно. Я даже заставила Джаспера поклясться здоровьем матери на принесенной из дома Библии в том, что он никогда не станет совать нос в наши коробки. Эдвард бы никогда такого не сделал, но Джасперу нельзя доверять, потому что он коварный и любит нас раздражать. Но фактически я знала, какое желание загадал Эдвард в прошлом году.

Тогда Джасперу пришлось уйти раньше с его дня рождения из-за семейного ужина, а мы остались в домике на дереве вдвоем до самого заката. Весь день Эдвард был тихим и печальным, что очень меня расстраивало, так как именинник не должен грустить на свой день рождения, даже если он ненастоящий, а придуманный для того, чтобы мы могли отпраздновать его вместе. Взяв с меня слово, что я никогда не проболтаюсь об этом Джасперу, Эдвард рассказал, что загадал, чтобы они с братом больше не жили вместе с их матерью.

О том, что эта женщина не очень хорошая мать, я знала не только от самого Эдварда, но и из случайно подслушанных разговоров моих родителей. Они с грустью говорили, что бабушка Эдварда – единственный взрослый, который о нем действительно заботится, и о том, что кому-то «нужно взять этого парня под контроль».

Да, Эдвард рассказывал мне и о драках, и о пропусках уроков в школе и даже о том, что однажды был пойман на воровстве, но меня жутко взбесило, что кто-то считал, что ему нужен контроль, тогда как все, в чем он на самом деле нуждался – это любовь и забота.

- Конечно, желания – это секрет, и ты не должен говорить о них, но я точно знаю, что ты загадал на звезде в прошлый раз. А еще знаю, что твое желание, Эдвард Мейсен, сбылось!

В этом году сразу после Рождества мама и папа усадили меня и сказали, что в будущем я буду видеть Эдварда намного чаще, так как он вместе с братом официально переехал в дом бабушки, расположенный недалеко от лагеря. Я хотела и смеяться, и плакать одновременно. Я радовалась тому, что смогу встречаться с Эдвардом все время, а не только летом, и печалилась о том, что он будет редко видеть свою маму. Пусть она и не всегда милая и хорошая, но все же она его мама. Свою мамочку я люблю больше жизни и даже представить боялась, что не смогу быть с ней каждый день. Но радость, конечно, победила печаль, и я тут же позвонила в дом бабушки Эдварда, желая удостовериться, что родители не пошутили, и он действительно там.

С тех пор я видела Эдварда почти каждый день. Если он не был здесь, чтобы потусить со мной и Джаспером, то он помогал моему папе с плантацией: работал в конюшне или выполнял другие мелкие поручения по лагерю, и я тайно надеялась, что вскоре родители поймут, что на самом деле Эдвард вовсе не плохой.

После такого я ни за что не откажусь от нашей традиции писать свои мечты на звездах, да еще учитывая желание, которое я хотела загадать в этом году.

- Да, Белла, мое желание сбылось, - говорит Эдвард.

В его голосе слышится грусть, хоть он и улыбается мне. Я знаю, что он скучает по маме и жалею, что не могу прогнать его печаль.

Возможно, это я должна загадать на звезде, вместо того, чего действительно очень-очень хочу?

- Мне кажется, что нужно продолжить записывать желания, раз это действительно работает, верно? Хорошо же, что я могу видеть тебя все время, а не только летом.

Глупые бабочки вернулись вместе с идиотским хихиканьем, и я решаю придерживаться своего первоначального желания. Если оно сбудется, то у меня будет куча времени на то, чтобы выяснить, как прогнать печаль Эдварда. А точнее – целая жизнь.

- Кто готов к вечеринке? – кричит Джаспер, появляясь в просвете между деревьями и показывая нам «Фритос» и зип-пакет с кексами «Little Debbie».

Когда он доходит до нас, то резко останавливается и осматривает меня с головы до пят такими же широко раскрытыми глазами, как и ранее Эдвард.

- Что, черт побери, ты на себя надела, ребенок? – со смехом спрашивает Джаспер, подталкивая меня локтем. – И что ты сделала со своими волосами?

Я хмуро смотрю на него, и чувствую, как щеки загораются от смущения, так как жду, что Эдвард присоединится к его смеху.

- Заткнись, Джас, - вместо этого ругает его Эдвард, выхватывает пакет «Фритос» и поворачивается к лестнице, ведущей в домик на дереве. – Сегодня ее день рождения, и она выглядит хорошо.

Я показываю Джасперу язык, а он протягивает руку и ерошит мои волосы. Оттолкнув парня с сердитым рычанием, я выныриваю из-под его руки, что только заставляет того смеяться сильнее.

- Ладно, ладно, прости. Ты действительно хорошо выглядишь. Давай начнем эту вечеринку. – Джаспер улыбается, хватает меня за руку и подталкивает к лестнице. - Ты уже придумала, что загадаешь сегодня?

- Я-то придумала, а вот ты об этом никогда не узнаешь, - с превосходством в голосе отвечаю я, когда он обходит меня и начинает подниматься вслед за Эдвардом.

- Не волнуйся, когда-нибудь узнаю. Ты главное не загадывай, чтобы я безумно влюбился в тебя и попросил выйти за меня замуж.

Теперь настала моя очередь, открыв рот, шокировано таращиться на спину Джаспера.

Если бы он только знал, что именно такое желание я и хочу загадать сегодня…

Только главный герой в нем не он, а Эдвард.

Дорогие читатели, не забывайте благодарить мою замечательную бету Леночку. Ждем на Форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/96-3082-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: skov (17.03.2018) | Автор: перевод skov
Просмотров: 502 | Комментарии: 30 | Рейтинг: 5.0/27
Всего комментариев: 301 2 3 »
1
30  
  даже слишком взрослые дети  girl_blush2

2
29  
  Спасибо! lovi06015 
Такие разные,но дружба выглядит настоящей. И по всей видимости,ей придется пройти проверку любовью. JC_flirt

2
28  
  Детство... счастливое время...

2
27  
  Спасибо за интересное продолжение! good  lovi06032

1
26  
  
Цитата
Как всегда ее одежда покрыта грязью, в волосах застряли соломинки из конюшни, и она может надрать мне задницу в каждом состязании,
проводящемся в лагере, включая стрельбу из лука. Вообще-то меня должно
смущать, что маленькая девочка лучше меня управляется со стрелами,
играет в баскетбол и плавает, но почему-то это было не так.

Замечательно подходят друг другу, от Бэллы - полное сочувствие и помощь - малышка его опекает.
Десятилетний Джаспер уже пытается купить дружбу Эдварда. И тогда же зародился этот тройственный союз..., а Бэлла пообещала загадать желание на звезде.
И после пяти прошедших лет дружба между ними сохранилась, и Бэлла сделала свой выбор... Треугольник...
ЧУдная глава, очень пронзительная...
Большое спасибо за замечательный перевод и редакцию.

1
25  
  Спасибо большое за перевод!     

2
24  
  Спасибо Леночке , благодарю всех за чудесное продолжение .

2
23  
  Похоже что всё вышло как всегда. Недоговорили, недопоняли и вот как итог...
Спасибо за главы! lovi06032

2
22  
  Чудесная глава. Спасибо.

2
21  
  Спасибо за продолжение)

1-10 11-20 21-25
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]