Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Без памяти. Части 1-2
Часть 1. Сомнения



- Все, Белла, ты уезжаешь в Финикс! 
- Нет, папа, пожалуйста… - Я не представляла, как смогу покинуть Форкс – единственное место, о котором имею представление. – Я хочу остаться здесь… 
- Милая, я не могу нормально о тебе позаботиться, - смягчился Чарли, выглядя невыносимо сострадательным, а я терпеть не могла, когда меня жалеют. – Слишком много работаю, а тебе нужен нормальный уход. Рене и Фил сделают все возмо… 
- Я сама могу о себе позаботиться, - оборвала я, обиженно толкая инвалидную коляску к дому; папа помог мне вкатить ее на высокий порог. – Сделаешь бетонный скат, и я смогу даже в магазин выбираться. 
- Нет, это категорически исключено, - сердито хлопнул папа входной дверью, помогая мне снять осеннее пальто, и свое вешая на крючок вслед за моим. 

Я грустно улыбнулась, насколько это было возможно с моим новым лицом, когда он покатил мою коляску из прихожей в гостиную. 

- Пап, я справлюсь, - руками я нажала на тормоза, чтобы Чарли прекратил делать все за меня, будто я беспомощный младенец. Даже если я больше не могу ходить, с руками-то у меня в порядке, по крайней мере! И с чувством собственного достоинства. 

Я указала пальцем в сторону плиты, на которой стояла сковорода с приготовленными еще утром творожными пончиками – приготовленными моими руками самостоятельно! Не очень удобно перемешивать и резать на коленях, но с тех пор, как Чарли освободил верхние кухонные полки, разложив все необходимое на расстоянии вытянутой руки, готовить стало намного проще. И я настаивала на том, что обойдусь без няньки. 

- Если я уеду, ты опять будешь есть в забегаловках и желудок портить. Я тебе нужна, признай это! Я могу готовить… хотя бы. Если вернусь в Финикс, даже этого буду лишена. – Почувствовав предательские слезы, и я изо всех сил сморгнула их. 

Папа устало упал на стул, качая головой и избегая смотреть на меня – знал, что я ненавижу видеть в его глазах сочувствие. И раскаяние, будто бы он в чем-то виноват, и эту ужасную обреченность, словно он смотрит на меня как на живой труп. 

Но лучше уж Чарли, чем «гипотетическая Рене», которую я и вовсе не знала. Да, они с Филом приезжали в больницу, в которой я лежала долгие несколько месяцев, и в реабилитационный центр, и в дом Чарли, но я так и не вспомнила лицо матери, как ни старалась. Она казалась чужим человеком. 

Предлагать уехать в Финикс было все равно что сдать меня в интернат! Отдать совершенно незнакомым людям, в неизвестный город… лучше уж Форкс, я привыкла к этому сумрачному дождливому местечку. 

- В Финиксе тебе будет лучше, детка, - попробовал возразить Чарли, но я уже видела в его лице сомнения – он не в состоянии был давить на меня после того, что со мной случилось, и я пользовалась его виной в своих интересах. Не знаю, отчего так упрямилась, возможно, переезд действительно пошел бы мне на пользу, и иной раз я тоже сомневалась в том, что поступаю правильно, но мысль о смене места жительства пугала так сильно, словно Финикс находился на Луне. Ничего не могла с собой поделать. 

Доктор Джеранди говорил, что эта фобия – еще одно следствие аварии. И постепенно пройдет. 
Резко развернув коляску, я покатила в свою комнату, находящуюся теперь на первом этаже ради моего удобства. Хотя я и не могла вспомнить, как жила раньше наверху, но знала со слов Чарли об этом. 

- Доктор Джеранди сказал, что память восстановится быстрее в знакомом месте, - заявила я упрямо, не желая повиноваться совету Чарли и приходя в ужас от возможности оставить этот дом. 

Чарли пробормотал тихо, что-то вроде «Может, было бы лучше не вспоминать…», но я не уверена, что точно расслышала фразу. Я хотела, чтобы память вернулась. Ведь иначе моя искалеченная жизнь не имела никакого смысла… Я была как белый лист, на котором кровавыми буквами написано только два слова: «автомобильная авария»… Без лиц, без имен, без прошлого я не была Беллой Свон, я стала кем-то другим, только-только начинающим жить. Вот только жизнь эта мне совершенно не нравилась… 
 

Часть 2. Просьба



В основном я читала. Было что-то полезное в потере памяти – я открывала сюжеты знакомых книг заново. Но все остальное ужасало: родители, друзья, прошлое, все исчезло. Я словно родилась снова, но уже взрослой. И… уродливой. 

Я даже не знала, смогу ли когда-то вернуться в школу, закончить университет! О работе речи не шло. О семейном счастье не было смысла думать. Отец и доктор Джеранди могли сколько угодно убеждать, что даже инвалиды находят способ приспособиться и существовать в этом мире, но я понимала, как это жалко звучит. Мое будущее было таким же пустым, как и прошлое. Разве что отец позволит заботиться о нем, чтобы я не чувствовала себя бесполезной… Может, поэтому он мне и уступал, разрешая оставаться в Форксе и не настаивая на отъезде. 

Только я взяла в руки «Гордость и предубеждение», на двор заехала машина. Хлопнула дверь – это Чарли поспешно вышел, встречая гостя. С растущим изумлением я прислушивалась, как вместо приветствия он начинает ругаться. Полностью перепалку не могла разобрать, но уловила отдельные фразы, в основном «ты виноват», «не позволю» и «убирайся». 

С любопытством я подкатила коляску к окну, но подоконник для меня был слишком высок, чтобы разглядеть хоть что-то. Как это раздражало! Зато отсюда было лучше слышно. 
- Пожалуйста, Чарли, дай мне с ней поговорить, - голос был мужской, полный признания вины, умоляющий, печальный. 
- Исключено! Она только-только оправляется, я не хочу, чтобы она снова страдала. 
- Встреча с друзьями пойдет ей на пользу! 
- Я в этом сомневаюсь, учитывая, как ты с ней поступил! Уходи, не желаю тебя знать. 

- Ну пожалуйста, Чарли, всего один разговор! Я сожалею о своем поступке, но прошу тебя, позволь хоть раз увидеть ее. Я не хотел причинять боли. Может, если она на меня посмотрит, то вспомнит хоть что-нибудь… 
- Я не хочу возвращения ее воспоминаний, - отрезал Чарли. – Если ты понимаешь, о чем я. 
- Ты не пустил меня в больницу, и я это понимал. Но сейчас-то ей намного лучше, пожалуйста, позволь нам увидеться! Она все время сидит одна – ты считаешь, это нормально? Ей нужен хотя бы один друг, так почему не я? Уверяю, что смогу сделать ее жизнь счастливее… 
- Ты уже все сделал! - закричал папа. 
- Ну пожалуйста… 
- Ей действительно лучше, - тихо добавил Чарли, - чем было раньше. И, учитывая обстоятельства, это для нее даже хорошо. Не береди старые раны. 
- Обещаю, что не буду ни о чем ей напоминать, - поклялся парень. - Я люблю ее! 
Я нахмурилась, пытаясь вызвать в мертвой памяти образ мальчика, с которым прежде встречалась. Увы, это мне не удалось. 
- Ты хотя бы представляешь, как она теперь выглядит? – понизил голос Чарли, и я напрягла слух изо всех сил. Машинально коснулась шрамов кончиками пальцев – рубцы были выпуклые и неровные. 

Чарли убрал от меня все зеркала ради душевного спокойствия, но я помнила, как первый раз увидела свое отражение после аварии. Говорят, мое тело при ударе прошло через лобовое стекло едущего навстречу автомобиля, вся кожа была иссечена глубокими рваными порезами, которые заживали плохо, изуродовав внешность. 

Врачи ожидали нервный срыв, но я не помнила прежнего лица, поэтому мне было не с чем сравнивать. Папа боялся, что рано или поздно я начну страдать, ощущая себя нежеланной и непривлекательной для мужчин, поэтому в доме теперь отсутствовали зеркала, и каждое утро я слышала от Чарли ободряющее и лживое «Ты выглядишь сегодня намного лучше, Белла, шрамы почти не заметны!» 

Я сама отказалась от бессмысленных пластических операций. Какая разница, как я выгляжу, если никогда не смогу ходить? Несколько месяцев я провела, испытывая ужасные боли в переломанных костях рук и лица, в многочисленных порезах. Потом перенесла огромное количество тестов и попыток восстановить двигательную функцию ног. Пережила многочасовые беседы с психиатром по поводу потери памяти. Я так устала, что просто хотела домой. И когда мне сообщили, что предстоит еще и пластика лица, я разрыдалась и умоляла Чарли забрать меня домой, даже если не помнила ни отца, ни родного города. Доктора пытались убедить меня, что шрамы нужно оперировать, пока свежие, позже исправить недостатки станет сложнее. Но я уверила их, что понимаю последствия. Они не догадывались, насколько это не имеет значения, раз уж я неизлечимо парализована ниже поясницы. 

Гость оказался на удивление настойчивым, Чарли в конце концов впустил его в дом. Их бормотание доносилось из прихожей, пока я ждала встречи с «другом» из прошлого, которого даже не вспомню. Мне хотелось больше узнать о себе – с кем общалась, кто нравился мне и почему, как училась в школе, где бывала и какие предпочитала увлечения, кроме книг. Но доктор Джеранди сказал, что воспоминания ни в коем случае не стоит подгонять, нельзя подкреплять их рассказами. Истории из моей жизни могут запутать, не помочь, а напротив, нарушить естественное восстановление настоящей памяти. Так что никто и никогда не говорил мне о том, что было, по крайней мере не в подробностях. Я знала только в общих чертах то, что необходимо. 

Чарли появился на пороге и посмотрел так, словно я на его глазах расколюсь на части и рассыплюсь мелким пеплом, исчезнув навсегда. Он явно ожидал истерики или страха, но я не испытывала ни того, ни другого. По правде говоря, переживаний по поводу случившейся трагедии ждали от меня все и давно, но я никак не оправдывала их уверенности, принимая свое положение калеки довольно спокойно. Даже старалась подбодрить отца, но чем оптимистичнее общалась, тем сильнее он начинал волноваться, что нервный срыв не за горами. 

- Все в порядке, - уверила я его, и вправду готовая встретиться с тенью из прошлого. – Я хочу поговорить с ним. 
- У меня только одна просьба, Белла, - обеспокоено сказал папа. - Если что-то пойдет не так, и ты почувствуешь себя плохо, расстроишься, или если он тебя обидит, не терпи, сразу зови меня, и я выставлю его вон! 
- Хорошо, конечно, - согласилась я, пытаясь показать положительный настрой, но шрамы не давали раздвинуть губы в улыбке. 

За спиной Чарли уже покачивалась высокая фигура, но я еще не видела лица. 

- Постарайся не пялиться, - тихо буркнул Чарли, проходя мимо парня и пропуская его в мою комнату. 
- Внимание – неотъемлемая часть моей теперешней жизни, - иронично крикнула я вдогонку отцу, - надо мне привыкать. 
И мужественно подняла глаза навстречу вошедшему, наблюдая, как распахиваются от шока его глаза и открывается рот, и слово «привет» застыло на языке, оставшись незаконченным… 
 



Источник: http://robsten.ru/forum/20-2017-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: ДушевнаяКсю (14.09.2015) | Автор: Валлери
Просмотров: 285 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/9
Всего комментариев: 4
avatar
0
4
Тяжело сейчас Белле  cray
avatar
0
3
Спасибо .
avatar
0
2
спасибо.очень интересно.
avatar
0
1
Спасибо, очень жалко Беллу, никому такого не пожелаешь особенно молодой девушке cray
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]