Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Сто шагов назад. Часть 1. Ренесми. Глава 5. Кто там, в твоей голове.
Кто там в твоей голове mp3

С тех злосчастных посиделок прошло около трех месяцев. Происшествие в лесу оставило в душе Лилу неизгладимый след. Она стала молчаливой, подолгу не выходила из своей комнаты, читая либо рисуя странные и страшные картинки, или часами сидела за роялем в гостиной. Причем она категорически возражала против слушателей. Так что Баха, Генделя и Моцарта в ее исполнении я слушала либо из кухни, либо из сада, либо из комнат наверху. Я пыталась вызвать дочку на разговор, с болью понимая, что оно снова неотвратимо отдаляется и от меня, и от Джейка. Но она отвечала тусклым голосом, чтобы ее оставили в покое. И с радостью убегала на охоту с Розали и Эмметом. От этого мне становилось еще хуже. Словно и не было этих более или менее счастливых лет, и все мои старания пошли прахом.
Мой бедный муж мучился не меньше меня, виня себя за случившееся. Отношения и между стаями, и в стае Джейкоба стали крайне напряженными. Узнав из общего «эфира» о случившемся, Леа заявила своему альфе, что не собирается защищать его дочь, если она нарушит договор. Ее молчаливо поддержали Квил и Эмбри. На стороне Джейка остался лишь Сет. Верный добрый Сет. Если Леа только считалась мне названой сестрой, ни в коей мере не питая ко мне никаких сестринских чувств, то этот песочный волк был мне настоящим братом. И в его преданности я не сомневалась ни секунды. А вот его сестрица, казалось, поставила себе целью выжить мою дочь (а может быть, и меня) не только из Ла Пуш, но и из Форкса вообще. Она рассказала об инциденте матери, а Сью не нашла ничего лучше, чем поделиться этим с советом старейшин. Результатом стал еще более строгий запрет на появление Лилу не только в Ла Пуш, но и вообще на территории волков. Ее полностью приравняли к «хладным». Джейкоб даже недослушал вердикт совета, обратившись прямо на глазах старейшин, и в бешенстве вернулся домой. Но это было лучше, чем драка двух альф при вождях племени.
Я всерьез начала подумывать о переезде. Но в том состоянии, в котором находился сейчас мой бедный муж, заговаривать с ним об этом я не решалась. Измученная сомнениями, я отчаянно нуждалась в поддержке и добром совете и решила поговорить с матерью. К тому же мне хотелось узнать от отца, что же творилось в бедовой голове моей упрямой девочки.
Воспользовавшись тем, что Джейкоб забрал Лето с собой в мастерскую, а Лилу опять пропадала в доме у Розали, я отправилась в лесной домик родителей, предварительно позвонив отцу, чтобы наверняка застать их там. На мое счастье, они были дома. Повезло и в том, что муж и сын уехали вместе с Сетом, оставив машину мне, так как идти пешком через лес мне вовсе не хотелось.
Поставив джип около Большого дома и забежав поздороваться с Эсми, я выскочила через стеклянную дверь в сад и бегом, безошибочно находя чуть заметную, знакомую с детства тропинку, направилась к лесному домику.
Родители ждали меня на крыльце, видимо, отец услышал мои невеселые мысли задолго до моего появления. Обнявшись с мамой и поцеловав гладкую прохладную щеку папы, я вошла внутрь и чуть не расплакалась от нахлынувших светлых воспоминаний. Как же долго я здесь не была! Маленькая гостиная ничуть не изменилась: все та же, похожая на лоскутное одеяло, плитка на полу, светлые стены, пахнущие деревом и смолой, прежняя стильная и создающая удивительно гармоничный и уютный интерьер мебель. И родной запах, от которого на душе, совсем как в детстве, стало тепло и безмятежно. Но только на мгновение. Потом снова на мои плечи тяжким грузом навалилась тревога.
Усевшись в любимое плетеное кресло у окна, я мучительно подбирала слова, чтобы начать разговор. Но Эдвард, уловив мои спутанные мысли, мягко произнес:
- Не волнуйся, родная. Все наладится. Просто ей надо это пережить. Она все также любит тебя и скучает. Но сейчас ей лучше с Роуз. С ней и Эмом она может не думать о том, что случилось тогда в лесу. А дома – нет. Джейку же в глаза она вообще смотреть не может. Поверь, ей очень нелегко. Лилу чувствует свою вину и боится, что снова сорвется. Поэтому просит Розали увозить ее на охоту как можно дальше от людей. А еще старательно избегает меня, не хочет, чтобы я знал, что творится у нее в голове.
Прекрасное лицо отца озарила грустная улыбка.
Мама подошла ко мне сзади, обняла за плечи и поцеловала в макушку.
- Дай ей время. Вспомни себя, - прозвенел хрустальный мамин голос, - ты тоже бунтовала и не слушалась.
Я прижалась щекой к маминой прохладной руке и с горечью произнесла:
- Я была другой. У меня не было такой сильной жажды. Я легко справлялась с ней, будучи нескольких недель от роду.
- Карлайл говорит, она больше вампир, - бархатный глубокий голос отца обволакивал, но тревога не уходила.
- И что с того? Когда мама была новорожденной, то смогла остановиться на первой же своей охоте! А Лилу?!
- Наша ошибка в том, что мы ограничили ее общение с людьми. Самоконтроль вырабатывается долгими тренировками. А мы даже к Чарли ее отвозили крайне редко. Нужно что-то придумать. Может быть, ей походить в школу?
- Это рискованно, - у меня перед глазами всплыло страшное лицо моей дочери, сжавшейся в комок перед прыжком.
- Думаю, ты преувеличиваешь, - ласково сказала мама.
- Преувеличиваю?! – я схватила ее за руку и показала ту страшную сцену в лесу. Белла охнула, как от боли, исказилось и лицо отца.
- Я думаю, нам нужно покинуть Форкс. Хотя бы на время. Может быть, нам вернуться в Лондон? Я восстановлюсь в университете, Лилу, после того как экстерном сдаст выпускные экзамены в школе, с легкостью поступит в колледж. Ей под моим присмотром будет легче. Да и Лето, может, удастся заставить учиться.
- А Джейк? Ему нелегко будет снова оставить стаю, – мама до сих пор не избавилась от чувства вины перед моим мужем за все те страдания, что причинила ему.
- Я понимаю это, - упрямо продолжила я. – А что будет с ним, если произойдет непоправимое? Что будет со всеми?
- Может, ты и права, - задумчиво произнес отец. – Карлайл говорит, что Лилу готова к экзаменам и с легкостью их сдаст. Да и школьной библиотеке Форкса новое пожертвование не помешает. Но тебе нужно прежде всего уговорить Джейка. А жить вы могли бы в нашем старом особняке. Лилу там будет удобно: есть где поохотиться, не уходя далеко от дома. Хотя нет, я думаю, Лондон – это не лучший вариант. Слишком многолюдно. Может, Аляска? Кармен и Таня будут рады.
- Нет, никаких вампиров рядом!
- Да, это правильно, - тихо сказала мама.
- Может быть, - проговорил отец, - а жаль. Денали могли бы защитить вас, если вдруг снова объявятся итальянцы.
- Но о них три года никто не вспоминает. На гневное письмо Карлайла Аро ответил извинениями и объяснил появление шпионов исключительно спонтанным решением Кая! – возразила ему мать. – И, в конце концов, вместе с Ренесми, Джейком и детьми можем поехать мы.
Отец нахмурился.
- Вы недооцениваете Вольтури. Коварство Аро превосходит все мыслимые пределы. Я не верю, что вылазка в Форкс была осуществлена без его ведома! Наверняка это часть его нового дьявольского плана. А время для него не имеет никакого значения. Я не думаю, что мы можем списать со счетов эту угрозу.
- Хорошо, пап. Оставим этот разговор на потом. Лилу еще надо получить аттестат. Да и требуется принципиальное согласие Джейка на отъезд из Форкса. И, знаешь, может, нам действительно лучше уехать вместе. Меня очень тревожит, что кошмары Лилу продолжают повторяться, становясь все ярче и реальнее. Мне будет намного легче контролировать ее с твоей помощью. Да и Джейк воспримет ваше присутствие гораздо проще, чем кого-либо из семьи.
- К тому же это не навсегда! - ободряюще и ласково сказала мама. - Как только Лилу научится спокойно переносить общение с людьми, вы сможете вернуться.
Я кивнула. Эта идея мне казалась все привлекательнее. Но как уговорить моего упрямого волка? Мы еще немного помолчали, потом мама, одной рукой обняв меня за плечи, а другой – гладя по волосам, стала рассказывать о том, что происходило в доме Калленов в наше отсутствие. Всякие милые и ничего незначащие глупости, о которых я еще не знала, вроде нового увлечения Элис – коллекционирования дизайнерских аксессуаров, принадлежавших знаменитостям, о новой машине Розали и о том, какое по счету кресло сломал Эммет за просмотром бейсбольного матча. Меня убаюкивал тихий мамин голос, мне стало так хорошо и спокойно…
Время летело незаметно. Поглядев на часы, я вздохнула. Пора было возвращаться, чтобы успеть приготовить моим мужчинам ужин. На аппетит мои волки не жаловались никогда.
Попрощавшись на крыльце с родителями, я быстрым шагом пошла через лес к Большому дому.
Подойдя к крыльцу, я услышала звонкий голосок моей дочурки. Сердце радостно встрепенулось, я снова ощутила, как тоскую по ней.
Дверь распахнула Лилу и тут же повисла у меня на шее.
- Мамочка! Я соскучилась. Как хорошо, что ты приехала! И спасибо Эсми, которая позвонила и сказала, что ты здесь!
Прижав дочь к груди и зарывшись лицом в ее волосы, я просто таяла от нежности.
- Девочка моя… Милая… Я тоже скучала! Очень! – мой голос прерывался от волнения. – Но ты сама виновата – почти не появляешься дома! Папа и брат тоже скучают.
Лилу тут же высвободилась из моих объятий и отошла к окну. Я приблизилась и положила руку ей на плечо. Упрямица недовольно дернула плечиком.
- Мам. Не начинай. Ты же знаешь, что так лучше.
- Почему ты так решила? Мы уже пытались жить раздельно. Ничего хорошего из этого не вышло.
Я развернула дочь к себе лицом и, взяв за плечи, пристально посмотрела ей в глаза.
- Лилу, мы семья. Что бы нас ни разделяло, как бы мы ни поступали, мы должны быть вместе. Поверь, я знаю, что говорю. Преодолеть все трудности мы сможем только сообща. К тому же нам нужно кое-что решить. Так сказать, семейный совет.
Дочка нахмурилась.
- Что-то мне уже не нравится эта идея.
- Лилу, ты уже взрослая. Я уважаю твое мнение и не хочу принимать такое важное решение, как твое будущее обучение, за тебя.
- Обучение? Школа?! Но я ведь готова сдавать экзамены экстерном, так Карлайл говорил.
- Нет, милая. Я имею в виду колледж.
- Колледж? Но это значит, что мне придется уехать? Мам, что, из-за глупого решения стаи… волков? - она замялась на этом слове, сказывалось близкое общение с тетушкой Розали. – Это смешно!
- Нет, милая! Дело вовсе не в стае.
Лилу посмотрела на меня скептически, и мне стало неловко оттого, что я не до конца искренна с ней.
- Ну не только, - со вздохом произнесла я, - тебе же нужно где-то продолжать образование? Ты не думала, чем будешь заниматься? Не век же бегать по лесам!
Дочка посмотрела на меня удивленно. Но в ее выразительных глазах я с радостью увидела огонек интереса.
- Я… ну не знаю. Может, музыкой, как Эдвард. Я начала писать пьесы, - Лилу смущенно потупила глаза, - он одобрил.
- Милая! - с неподдельным восторгом воскликнула я. - И ты мне ничего не сказала?! Я обязательно хочу послушать!
- Да, но… - Лилу покраснела, - они еще детские. И примитивные. Я над ними работаю.
- Ну так ты могла бы поступить в колледж искусств!
Девочка смотрела на меня широко распахнутыми глазами.
- Мама, но как же я поеду одна?! Как я смогу… - Лилу осеклась, не зная, как произнести это вслух.
Я прижала дочь к груди и горячо заговорила:
- Мы справимся. Я буду рядом. И папа, и Лето. И бабушка с дедушкой могут поехать с нами. Ты научишься сдерживать жажду. Ты же моя дочь! И ты наполовину человек! Посмотри на Карлайла! Он врач, больше того, он хирург! Он каждый день оперирует людей и научился совершенно равнодушно относиться к крови. И ты сможешь. Это дело практики. Мы ошиблись, оградив тебя от общения с людьми. К тому же тебе нужны друзья и подруги! Поверь, это очень здорово! Помнишь, я показывала тебе своих подруг? Я до сих пор иногда поддерживаю с ними связь, правда не так часто, как хотелось бы. И с удовольствием увиделась бы снова. Нам, конечно, придется как-то объяснить, откуда у меня взялась шестнадцатилетняя дочь!
Лилу смотрела на меня, и в ее удивительных глазах я видела и сомнение, и страх, и надежду. И именно эта надежда грела мне душу.
- Ну что? Едем домой?
Немного посомневавшись, дочка кивнула. Я ласково погладила ее по щеке и заправила за ухо выбившуюся прядку. Лилу смущенно мне улыбнулась.
- Папа всегда так делает. Когда тебя поцеловать хочет, а мы мешаем.
- Какая ты внимательная! Нам с отцом надо быть осмотрительнее! – весело подмигнула ей я.
- Да ладно. Я рада, что вы так любите друг друга. Хотелось бы мне найти такую любовь. Когда он на тебя смотрит, кажется, в мире больше ничего не существует, только ты. А когда он рядом, ты прямо светишься изнутри. Скажи, а это запечатление так действует?
Я немного опешила. «Да уж, мамаша. А ты и не заметила, что дочка-то выросла, уже мечтает о любви!» - подумала я.
- Не совсем, милая. Это любовь, настоящая любовь. Я-то не волк, чтобы запечатлеться! Я просто люблю твоего отца больше жизни. И посмотри на других – Карлайл и Эсми, Эдвард и Белла, Роуз и Эммет, Элис и Джаспер. Они все любят друг друга. Ты тоже когда-нибудь найдешь свою половинку.
- Мам, но я не такая. Я не вампир, не человек и не оборотень. Как я найду того, кто мне подходит? Иногда мне кажется – я ошибка природы. Какая-то химера. Монстр.
- Что ты такое говоришь?! – ужаснулась я. - Какой ты монстр?! Я такая же, как и ты. Да, нам с Джейком было нелегко. Но мы смогли! А твои бабушка и дедушка? Помнишь, я рассказывала?
Лилу закивала.
- Помню. Он едва сдерживался, чтобы не убить ее. Но все равно… Мам, понимаешь, мне страшно. Вдруг я полюблю человека. Или того хуже – оборотня. А он будет считать меня чудовищем!
Пухлые губки Лилу задрожали, глаза наполнились слезами. Я прижала дочурку к груди и сама была готова расплакаться.
- Так, кажется, тут нужна моя помощь, - раздался тихий голос Джаспера, и меня тут же накрыло волной спокойствия. Лилу тоже перестала всхлипывать и подняла лицо от моего плеча.
- Спасибо, Джас, - улыбнулась я, - мы справимся. Милая, договорим дома, ладно? Нам пора. А то мальчики вернутся голодными, а ужина нет.
- И поужинают вами, - насмешливо пропел хрустальный голосок – по лестнице вслед за Джаспером спорхнула Элис. - Как же я соскучилась! Прохладные тонкие руки обняли меня, и на щеке я почувствовала свежий легкий поцелуй.
- Элис, милая, я тоже скучала, - я с удовольствием обняла свою дорогую тетушку.
- Вы уже уезжаете? Лилу, поднимись наверх, я привезла тебе обновки, выбери все, что понравится, - скомандовала Элис, и моя строптивица тут же взлетела по лестнице.
«Никогда не устану удивляться способностям этой маленькой феи управлять окружающими. Наверное, это тоже ее дар», - улыбнулась я своим мыслям.
Заметив мое недовольное лицо, Элис добавила, обращаясь уже ко мне.
- Не строй кислую мину. Не умрут твои волки с голоду. Это не займет много времени. Мне нужно с тобой поговорить. То, что я хочу сказать, не терпит отлагательства.
Я закрыла рот, уже открывшийся для возражений и, вздохнув, позволила утащить себя к большому белому дивану в гостиной.
- Меня беспокоит Лилу, - начала Элис, тревожно заглядывая мне в глаза.
Сердце мое споткнулось от этих слов, я молча сжала ее холодную узкую ладонь.
- Она рассказывала мне о своих снах. Они очень похожи на мои, да и на твои видения. Мне думается, что она начинает видеть будущее. Причем далекое.
Я похолодела. Неужели кошмары, в которых ее мучил Аро, это ее будущее?!
- Элис, я не хочу в это верить. Она не заслужила такой страшной судьбы. Быть игрушкой в руках этого бездушного интригана?! Нет! Этого нельзя допустить.
- Знать бы, как это предотвратить, - горестно выдохнула Элис.
Мы замолчали, подавленные осознанием надвигающейся неизвестной беды.
- И еще, - продолжила моя милая провидица, - по-моему, вы говорили об учебе Лилу в колледже?
- Ну да, - ответила я, уже чувствуя, что этому не бывать, - мы обсуждали с отцом сегодня эту идею. Мы подумали, что Лилу неплохо было бы потренировать самообладание и попытаться завести человеческих друзей.
- Не думаю, что сейчас это удачная идея, – мрачнея еще больше, произнесла Элис.
Мое сердце екнуло. Срывающимся шепотом я произнесла:
- Вольтури?!
Тетушка молча кивнула. Потом помолчав, словно подбирая слова, она добавила:
- Я не могу разглядеть ничего конкретного. Лишь то, что Аро снова строит какие-то сложные многоходовые планы. Мне что-то мешает разглядеть его решения, словно бы в них участвует кто-то, кого я не могу видеть. Но одно можно сказать точно – скоро снова нужно ждать гостей!
- А как же письмо с извинениями?
- Детка, - Элис грустно усмехнулась, - когда им можно было верить? Вот поэтому нам нужно держаться вместе. Эдвард просто пока еще не в курсе. А то бы он и не помыслил о твоем отъезде.
Сверху послышался радостный голосок Лилу, и она спустилась по лестнице с пакетами в руках. Подлетев к нам, она бросилась обнимать Элис с восторженными возгласами.
- Все просто идеально! Ты гений!
- А ты что, сомневалась? - заулыбалась Элис, гордо вздергивая изящную головку. - Хвала господу, ты не унаследовала от мамы и бабушки жуткий вкус и нелюбовь к нарядам!
- Ну что, теперь мы можем ехать? – спросила я, обращаясь в основном к Элис.
- Пожалуй, - ответила она. - Договорим потом. Только еще одно. Малышка, потом, дома, расскажи, пожалуйста, маме то, о чем ты говорила мне вчера. Ладно?
Лилу недовольно посмотрела на Элис. Но, подумав, кивнула. Теперь настала моя очередь мучиться неведением. По счастью, оно оказалось недолгим.
Ведя машину по извилистой лесной дороге, я украдкой посматривала на дочь, ожидая, что она первой начнет разговор. Почувствовав, что напряжение достигает своего предела, Лилу наконец-то неуверенно произнесла:
- Ну, в общем-то, рассказывать особенно не о чем. Просто глупые мысли.
- Ну раз уж начала…
Еще помолчав, дочка продолжила:
- Понимаешь, я иногда вижу чье-то прошлое. И мне приходит в голову, что могло быть иначе. Мне хочется это поменять, и отчего-то я знаю, что смогу.
- Малышка, это нормально. Все когда-то жалели о чем-то. Но прошлое исправить нельзя, – мой голос дрогнул.
Это была неправда. Горло сжало спазмом, в глазах потемнело. Я инстинктивно нажала на тормоз, остановив машину, чтобы не врезаться в дерево.
Лилу тревожно трясла меня за плечо.
- Мама?! Что такое?! Тебе плохо?!
Взяв себя в руки, я с трудом произнесла:
- Нет, не волнуйся. Все хорошо. Просто кое-что вспомнилось. Это всё, что ты хотела рассказать?
- Ну да. Я же говорила, что это глупости.
Я повернулась к ней, взяла ее лицо в ладони и, заглянув в ее испуганные глаза, произнесла как можно спокойнее и увереннее.
- Конечно, глупости. Забудь об этом.
Но внутри у меня словно все замерзло. Внезапно я отчетливо поняла, почему смогла тогда изменить прошлое. Откинувшись на сиденье, я прикрыла веки, стараясь успокоиться. Перед глазами у меня стояло страшное видение: бледное личико ребенка и хрустальная слезинка, медленно стекающая по впалой восковой щеке. Маленькое усталое сердечко словно билось у меня на ладони, и его удары отдавались в ушах. А с последним его ударом я с ужасом поняла, что расплачиваться за эту смерть предстоит не мне. Моей дочери!
Наконец, с трудом взяв себя в руки, я завела машину и погнала ее по узкой лесной дороге к нашему дому.
Обещанный Лилу семейный совет этим вечером не состоялся. Джейкоб тоже приехал чем-то крайне озабоченный, да и Лето выглядел каким-то усталым и напуганным. У них, видимо, тоже что-то стряслось.
К счастью, после ужина, который прошел в гнетущей тишине, Лилу тут же унеслась наверх, к себе в комнату, чтобы еще раз перемерить новые наряды. Поцеловав сына, я хотела было спросить у него, что случилось, но Джейк покачал головой, давая понять – этот разговор лучше отложить на потом. Лето вяло чмокнул меня в щеку и, угрюмо посмотрев на отца, понуро побрел в свою комнату. Мы с мужем остались одни. Не выдержав больше мрачного молчания, я начала первой.
- Что стряслось, Джейк?
- То же самое я хотел спросить у тебя, - ответил мой муж, прищурив глаза, - на тебе лица нет.
- Хорошо, - согласилась я, - давай начнем шоу «Как я провел этот день» с моего рассказа. Итак, я встречалась с Эдвардом и Беллой. Мы обсуждали с ними, как нам поступить с Лилу, и решили, что ей нужно больше общаться с людьми, попробовать завести друзей, чтобы тренировать самоконтроль. Мы пришли к выводу, что учиться в школе Форкса для неё слишком опасно. К тому же она готова сдать экзамены на аттестат экстерном. И могла бы пойти в колледж. Но одной ей ехать нельзя.
Лицо моего мужа потемнело, он сжал руки в кулаки и хотел было возмутиться, но я приложила ладонь к его губам.
- Дай договорить. Мы не собирались ничего решать без тебя. Это были просто размышления. Но потом я поговорила с Элис, а та считает, что уезжать нам ни в коем случае нельзя.
Смоляные брови моего волка удивленно взмыли вверх.
- Почему?
- Во-первых, ее тревожат решения Вольтури.
- Что она видит? - глухо и тревожно спросил Джейкоб.
- Да в том-то и дело, что ничего. Ну или почти ничего. Обрывки и белые пятна. Она говорит, что в решениях Аро участвует кто-то, кого она не может видеть. Насколько мне известно, это оборотни и полукровки.
- Оборотни… Это исключено! Неужели старый кровопийца добрался до бразильцев? Науэля и его сестер?
- Не думаю. Они никогда его не интересовали. Хотя… Планов этого древнего интригана нам никто не раскрывал.
- А во-вторых? - Джейк от нетерпения даже вскочил с дивана, на котором мы сидели рядом, и опустился передо мной на пол, чтобы видеть мое лицо.
- А во-вторых… Похоже, дар Лилу не так безобиден, как я надеялась. Элис считает, что ее сны – видения будущего.
Смуглое лицо Джейкоба стало серым, и его исказила гримаса боли.
- Но зачем ему наша дочь?! Я не понимаю.
- Помнишь, зачем он хотел получить меня? Так вот, это не мой дар – это дар Лилу. Это она, скорее всего, тогда помогла мне изменить будущее, исправив в прошлом ошибку Роуз. И если об этом узнает Аро, ее жизнь будет в опасности.
Мы помолчали. Тишина давила на плечи, словно гранитная плита. Снова первой не выдержала я.
- Ну теперь ты рассказывай. Что у вас стряслось?
- Мы поругались. Он стал резким и раздражительным. А я знаю точно – это признак близкого обращения.
- Боже, но ему еще нет и семи! Никто не обращался раньше четырнадцати лет, даже в период нашествия вампиров!
Меня душили слезы. Неужели мне недостаточно было потрясений за сегодняшний день?! Еще и сын! Я почему-то так и не смогла смириться с его неизбежным обращением, до последнего лелея надежду, что этого не случится. Или хотя бы произойдет гораздо позднее.
Джейк тяжело вздохнул, встал, поднял меня с дивана и прижал к горячей широкой груди. От родного терпкого запаха мне стало еще горше, рыдания вырвались из груди, слезы хлынули неукротимым потоком. Мой любимый волк терпеливо ждал, пока я закончу плакать, гладя меня по волосам и осушая слезы легкими прикосновениями губ. Когда рыдания перешли в короткие всхлипы, Джейк снова посадил меня на диван и сел рядом, крепко обняв за плечи.
- Это не все. Он заявил, что не хочет обращаться. И если это с ним произойдет, он уйдет из дому.
- Но ты тоже не был в восторге от своего обращения! Мама говорила…
- Да, это правда. И это меня не удивило. Меня встревожило другое. В запале ссоры он выкрикнул такую фразу, что мне стало не по себе.
Я подняла на любимого заплаканные глаза.
- Он кричал, что не хочет больше слушать этот голос в свое голове, который приказывает ему стать волком и называет его великим альфой, которому будут подчиняться обе стаи. Я начал допытываться у него, что это за голос, но он замкнулся и перестал говорить вообще. Так и молчал всю дорогу.
- А ты не говорил никому об этом? Может, нужно сообщить старейшинам? - произнесла я неуверенно.
- Я не стану, - упрямо и жестко произнес Джейкоб. – Сет все слышал. Он спросил меня, должен ли он рассказать Сью. Я разрешил. Пусть подумают.
- Но что это может быть? Что за голос? Ты слышал какие-нибудь голоса до первого обращения?
- Нет, - Джейк помотал головой, - никаких голосов. Злился чертовски, чуть не прибил тогда этого слабака Ньютона. Было дело. Но первым голосом в моей голове был голос Сэма, когда я стал волком в первый раз. Потом уже услышал и общий эфир. Но до этого – ничего. И почему альфа? Да, он прямой потомок Эфраима, как и я. Но я же бегал в стае Сэма рядовым волком столько времени! Это вопрос выбора. Никто не может заставить быть альфой.
Мы просидели в темной гостиной, не зажигая света, почти до утра. Все случившееся было настолько тревожно, путано и непонятно, что никак не хотело укладываться в моей голове в какую-то более-менее упорядоченную теорию. И самым страшным из всего этого была неизвестность.
Утром появился встревоженный Сет. Наскоро поздоровавшись и чмокнув меня в щеку, он, даже не дождавшись, пока спустится Лето, молча утащил за собой Джейка на улицу. Через минуту мой муж вошел в дом, и выражение его лица было не менее мрачным.
- Мне нужно уехать в Ла Пуш. Скоро вернусь, - и ласково добавил, увидев мое побледневшее лицо. - Не волнуйся. Ничего страшного не случилось.
По правде, его слова меня совсем не успокоили. Но больше я беспокоилась о детях.
Поднявшись наверх, я тихонько подошла к двери комнаты Лето, но, услышав равномерное сонное дыхание, не стала его будить. Уже было решив отправиться на кухню, чтобы приготовить завтрак, я услышала из комнаты Лилу ее тихий голос.
- Мам? Ты тут? Зайди, пожалуйста!
Моя дочурка сидела за столом и щелкала кнопкой мыши, листая странички Всемирной паутины.
- Смотри! В Сиэтле есть замечательная школа искусств! Там есть классы фортепиано и композиции. И танцы. Мам, я хотела бы научиться танцевать.
Ее глаза горели азартом. Ей действительно пришлась по душе идея с учебой в колледже. Я была рада, но сердце щемило оттого, что этого может не случиться.
- Милая… Но слава и известность не для нас. Ты с легкостью научишься чему угодно, такова твоя натура. Но сцена – это угроза тайне нашего существования. Не думаю, что это хорошая идея. Хотя учиться, конечно же, можно! И я уверена, ты станешь сразу же лучшей ученицей и звездой школы.
Лилу улыбалась смущенно и радостно, ее щеки румянились, глаза сверкали. Я не могла налюбоваться ее удивительной красотой. «Да, жаль, конечно, - подумала я с грустью, - но эта красота останется в тени. Миру людей нельзя доверять наши тайны».
- И еще, девочка моя, - мягко продолжила я, - Сиэтл – большой город. Как ты будешь там охотиться? Надо найти что-то поближе к природе.
Лилу нахмурилась.
- Ой, я не подумала об этом. Ладно, посижу еще.
Я погладила ее по волосам и хотела было выйти из комнаты, но дочка окликнула меня уже почти на пороге.
- Мам, а позовешь меня к завтраку?
Я обернулась, не веря своим ушам.
- К завтраку? Ты же не ешь… человеческую пищу.
Лилу смущенно улыбнулась.
- Ну надо же когда-то начинать, если я хочу жить среди людей, а не прятаться вечно в лесах. Я тут думала. Много. И решила, что хорошо быть наполовину человеком. В этом есть свои плюсы!
- Ну конечно! – радостно ответила я, и на душе потеплело.
Выйдя из комнаты дочери, я увидела Лето, который на цыпочках, стараясь производить как можно меньше шума, уже одетый, спускался по лестнице, видимо, задумав исчезнуть из дому незамеченным.
- И куда это вы собрались, юноша? – строго спросила я.
Мальчик замер, потом разочарованно вздохнул и обернулся.
- Никуда, - буркнул он, – просто вниз, телек посмотреть.
- Ну да, - скептически произнесла я, - в куртке и кроссовках.
Лето вздохнул еще тяжелее. Потом сел на ступеньки и закрыл лицо руками. По тому, как сотрясались его плечи, я поняла, что он беззвучно плачет. Я подлетела к нему, села рядом и, задыхаясь от жалости, прижала к себе.
- Ну что ты? Милый, что такое? Скажи, что тебя мучает? – прошептала я.
Он было зло дернул плечом, пытаясь высвободиться, но потом порывисто прижался к моей груди и зашептал, глотая слезы.
- Мам, отец не понимает. Мне больно, мама. У меня все болит, будто меня тянут на станке. Кости болят, мышцы. Даже кожа. Мам, мне кажется, она лопается на мне. Особенно на спине. Это что, я так обращаюсь?
- Милый мой, бедный! Сыночек, ну почему ты молчал? Надо показать тебя дедушке Карлайлу. И давно болит?
- Не знаю. Месяц или больше. Я спать почти не могу от боли. А отец не хочет слушать, говорит, что я ною как девчонка.
- Мальчик мой, я позвоню Карлайлу, он тебя посмотрит. Все будет хорошо! А с отцом я поговорю. Почему ты сразу не сказал мне?
- Мам, ну я не хотел тебя расстраивать. Думал, справлюсь сам.
Он поднял на меня виноватое заплаканное лицо, и я с изумлением заметила, насколько он похож на Джейкоба. Внешне – прямая противоположность. Но выражение лица, чуть прищуренные глаза, трогательная улыбка… Я узнала бы их из тысячи.
Я гладила его белые волосы, утирала слезы с его полупрозрачных бледных щек и думала: «Господи, если ты есть, не наказывай детей за мои ошибки! Я готова ответить сама. Но только не посылай им страдания».
Карлайл приехал через час. Я встревоженно пересказывала ему слова сына, он слушал, склонив голову, его лицо украшала неповторимая грустная улыбка. Потом он попросил Лето снять футболку, чтобы можно было его осмотреть.
Увидев спину сына, я чуть не упала в обморок. Бледная кожа вся была перечеркнута продольными багровыми полосками, словно мальчика секли розгами или кнутом. В глазах у меня потемнело, в груди поднялась ледяная ярость и желание убить на месте того, кто это сделал с моим ребенком.
Но, увидев мое страшное лицо, доктор Каллен улыбнулся мне и спокойно проговорил:
- Это не то, о чем ты подумала. Просто мальчик слишком быстро растет. Его тонкая нежная кожа не успевает за ростом тела, и поэтому появляются растяжки – стрии. Это неприятно, но совсем неопасно. Я выпишу мазь и, думаю, что как только прекратится рост, регенерация, присущая всем оборотням, сделает свое дело, и от этих полос не останется и следа. Успокойся!
До меня не сразу дошел смысл сказанного Карлайлом, но постепенно красный туман в глазах рассеялся. Я судорожно выдохнула и опустилась в кресло, стоявшее рядом.
- Кстати, отсюда и его боли. У человеческих детей тоже бывает такое. Этот синдром так и называется – боли роста. Я назначу ему препараты кальция и легкое обезболивающее. Все пройдет. Он просто слишком быстро растет. Я не видел его около месяца и просто не узнаю.
Доктор похлопал правнука по плечу, а Лето смущенно заулыбался.
- А этот синдром роста, - осторожно поинтересовалась я, - не может вызывать слуховых галлюцинаций?
Карлайл удивленно приподнял брови.
- Нет, по крайней мере, я о таком никогда не слышал. А что за галлюцинации?
Лето метнул на меня уничтожающий взгляд. Я поняла его без слов и поспешно произнесла:
- Нет-нет, ничего такого. Просто спросила. Надо же знать, чего еще ожидать.
Гнев в глазах сына сменился на милость. Он благодарно кивнул мне и начал натягивать футболку.
Уходя, Карлайл столкнулся в дверях с Джейком и Сетом. Доктор пожал руки обоим и уехал.
- Зачем он приходил? – недовольно спросил мой муж.
- Я попросила осмотреть Лето, - ответила я с некоторым вызовом. – Почему ты не сказал мне, что сын жаловался на боли?
- Ерунда, просто он нытик, - раздраженно произнес Джейк, - ничего страшного.
Мне впервые захотелось его ударить. Ярость подкатила к горлу колючим комком.
- Как ты можешь так говорить?! – выкрикнула я в лицо ошарашенному моим напором мужу. - Он ребенок! Ему всего семь! И ему действительно очень больно! Он растет слишком быстро даже для волка! У него болят все кости, как будто его тянут на дыбе! Ты об этом не знал? Хорош же из тебя папочка!
Фыркнув как рассерженная кошка, я пронеслась мимо остолбеневшего Сета на кухню, едва не сбив его с ног.
Стоя у окна и пытаясь справиться со своей яростью, я почувствовала на плече горячие губы, и Джейк зашептал, обжигая дыханием кожу.
- Малыш. Прости. Я дурак. Ну откуда мне было знать?
- Надо было просто сказать мне. И верить сыну. Посмотри на него. Точная твоя копия. Ты бы стал ныть по пустякам? Ни за что. Он такой же, – произнесла я сердито, но злиться на моего любимого волка сил уже не было. Горячие нежные губы рождали тысячи мурашек на коже, и моя злость испарялась, как роса под жаркими лучами утреннего солнца. Моего личного солнца. Едва сдержавшись, чтобы не ответить на его поцелуи прямо при Сете, я развернулась к нему и серьезно произнесла:
- Обещай, что будешь с ним внимательнее. И добрее. Он твой сын, а не омега в стае.
Сет покашлял, привлекая к себе внимание.
- Эй, голубки, а я вам не мешаю? Может, хозяйка покормит умирающего с голоду друга?
Я с нежностью посмотрела на своего названого брата, любуясь его мужественным смуглым лицом, теплым светом темных глаз, мягкой и чуть по-детски наивной улыбкой.
- Ну конечно, мой бедный истощенный друг, - елейно пропела я, окидывая оценивающим взглядом его широкие плечи с красиво очерченными мускулами, прорисовывающимися сквозь тонкую ткань футболки. Сет тут же зарделся словно девица. «До сих пор как ребенок, - подумала я. - И девушки так и нет. Хотя многие отдали бы все, желая лишить его девственности».
Видимо, мои мысли ясно отразились на моем лице, потому что бедный друг покраснел еще гуще.
- Милая, не смущай Сета. Его и так вся стая подкалывает из-за той девчонки в магазине миссис Ньютон, – насмешливо проговорил Джейкоб. Сет, издав гневный вопль, тут же кинулся на него, собираясь отвесить подзатыльник, мой муж перехватил его и сжал в медвежьих объятиях.
- Так! Вон из моей кухни! Немедленно! Или останетесь голодными! – я шутливо замахнулась на задир полотенцем.
Угроза подействовала, и потасовка прекратилась – оба индейца остановились, переводя дыхание и бросая друг на друга шутливо-грозные взгляды.
Накрыв завтрак, я, прежде чем позвать детей, тихо спросила, пристально посмотрев на мужа, потом на Сета.
- Вы ничего не хотите мне рассказать?
Сет тут же опустил глаза, давая понять, что отдуваться предоставляет альфе.
Джейк вздохнул и неохотно выговорил:
- Малыш, это бред. Я даже говорить не хочу об этом. Но ты же не отстанешь?
Я упрямо покачала головой.
- Сью совсем сошла с ума. Она говорит, что в Лето вселился дух Эфраима Блэка.
Выпавшая из моих рук чашка с жалобным звоном рассыпалась по полу на мириады мельчайших осколков.
- Это он? Он в его голове? – выдохнула я.

Большое спасибо нашей бете Тане tatyana-gr за редактирование главы.

ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/20-2971-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: MissElen (31.03.2017) | Автор: Юлия Данцева E
Просмотров: 135 | Комментарии: 6 | Теги: лето, Ренесми, Джейкоб, Лилу | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 6
avatar
1
4
Слишком рано обзавелись детьми . Ренесми очень молода , а Дежейк как-будто моложе её . Розали и Сью принимают решения , а родители , оба малыши .
avatar
0
6
Да, они очень молоды по человеческим меркам, но в их мире это нормально и рассуждения Ренесми стали гораздо взрослее с той, бесшабашной лондонской поры - непростая жизнь и непрекращающаяся череда волнующих событий учат обдумывать и обсуждать все чтобы выжить и сохранить тех, кто дорог.
avatar
1
3
с каждым ребенком свои проблемы, но Ренесми классная мамочка...спасибо!
avatar
0
5
Да, Ренесми не по годам мудра, но у неё все происходит с опережением времени и жизненный опыт, полученный методом проб и ошибок она использует на благо своей семьи.
avatar
1
1
Большое спасибо за продолжение. Чем дальше читаю, тем интереснее. Похоже, спокойная жизнь героям не грозит, но надеюсь они справятся и смогут остаться вместе, быть одной семьёй и найти свою судьбу. Всё сразу. И, надеюсь, все останутся живы...
avatar
1
2
Да, в фанфе много волнующих событий и даже трагических, но не отчаивайтесь - верьте в хеппи энд, который обязательно наступит! JC_flirt
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]