Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Сто шагов назад. Часть 1. Ренесми. Глава 9. Монстры и ангелы.
Монстры и ангелы mp3

Совет был отложен на три дня до полного выздоровления членов стаи Джейкоба и Лето. Об этом утром нам сообщил Сэт, примчавшийся, чтобы рассказать, что Леа пошла на поправку. Ей досталось больше других, видимо, из-за того, что когда-то ее укусил вампир – Казанова. Карлайл диагностировал микроинсульт и строго-настрого запретил ей обращаться как минимум на месяц. Левая рука Леа действовала хуже правой, но доктор Каллен обещал ей, что при соблюдении его рекомендаций подвижность руки восстановится.
Лето же, наоборот, удивительно быстро поправился. Я, как и просил Карлайл, отвезла сына в больницу Форкса, где мой замечательный дедушка сделал ему рентген легких и облегченно вздохнул, изучив снимок. Сломанное ребро, проткнувшее легкое, благополучно срослось. Ткань легкого тоже восстановилась полностью. Мальчик даже не кашлял. Доктор Каллен все же взял у Лето кровь на анализ, скорее всего, чтобы изучить ее, учитывая удивительную особенность сына – нечувствительность к вампирскому яду.
Отец, заинтересованный открывшимся у Лето даром, со свойственным ему тактом напросился в гости вместе с матерью, и они вдвоем долго расспрашивали смущенного от повышенного к нему внимания мальчика о том, что случилось на лесной полянке.
К сожалению, Лето не видел, кто убил девушку. Но твердо был уверен, что Лилу не могла совершить убийство. Он горячо защищал сестру, которая, не раздумывая, бросилась на вампиров, спасая его.
Отец хотел еще раз увидеть Лилу, но дочка отказалась, не пожелав выходить из своей комнаты.
Эдвард все же уловил мысли девочки, и они его очень расстроили.
- Она действительно, не выдержав, пила кровь этой несчастной. Но убила ее не Лилу. Это она помнит четко. Джейн издевалась над бедняжкой, - сказал отец, мрачнея и скрипнув зубами, - разорвав жертве горло, она практически насильно заставила Лилу попробовать ее крови.
- Несчастная девочка, - хмурясь, произнесла мама. – Это маленькое чудовище не знает предела своей жестокости.
- Волки не поверят, - мрачно произнесла я. – А значит, всем придется уехать. И нам, и Калленам.
- Детка, - мама, утешая, положила мне руку на плечо, – мы все равно собирались покинуть Форкс. Лилу поступит в колледж, вы с Джейком и Лето будете жить неподалеку. Если хочешь, мы тоже поселимся рядом. А нет – так уедем в Лондон. Думаю, что после этой неудачи Аро на какое-то время оставит и нас, и волков в покое.
Эдвард прищурил глаза, качая головой.
- Кто знает, что на уме у этого старого интригана. Провал может только раззадорить его.
- Может, хотя бы этот аргумент убедит Сэма не настаивать на изгнании семьи Калленов? Силу Джейн и Алека волки сполна испытали на своей шкуре, – мама слегка иронично улыбнулась.
И правда, стая Сэма, бросившись в погоню за вампирами, была с легкостью остановлена маленьким демоном. Разъяренная неудачей и тем, что им пришлось убегать, Джейн не дала брату пустить в ход свой дар, с жестоким удовольствием наблюдая за тем, как один за другим огромные звери, скуля от боли, падали на землю. Только когда она осознала, что волков очень много и они оправляются от ее мысленного удара чрезвычайно быстро, Алек пустил в действие свои способности. К счастью, вампиры слишком спешили убраться, и обездвиженные волки не пострадали. Не считая покалеченных Феликсом новичков, стая обошлась практически без потерь.
Сэм рвал и метал, так как вампиры, убившие Соула, его мать и нареченную, покалечившие Лето, Джейка и всю его стаю, остались безнаказанными. Поэтому, когда Джаспер и Элис, отправившиеся на охоту, нашли в чаще затаившегося и почти обезумевшего от ужаса доктора, а Эдвард сообщил стае об этом через Сэта, Адли потребовал немедленно передать ему итальянца.
Каллены согласились. Встреча произошла на границе территории вампиров и волков. Доктор, немного пришедший в себя после того, как сердобольная Эсми накормила его и дала возможность принять душ, шел молча, затравленно оглядываясь на Эмметта, возвышавшегося за его спиной. Он даже боялся спросить, куда его ведут. Казалось, что ему уже было все равно. Но как только из-за деревьев показались громадные волки, доктор затрясся мелкой дрожью и, упав на колени перед Эдвардом (видимо, решив, что он глава клана вампиров-вегетарианцев), взмолился срывающимся от ужаса голосом:
- Н-н-нет, пожалуйста… только не отдавайте меня на растерзание этим чудовищам. Проявите милосердие! Обратите меня! Я хочу стать таким, как вы!
Эдвард презрительно усмехнулся:
- Чудовищам?! Чудовище – это вы, доктор. Хотя называть вас врачом – кощунство. Вы жаждете бессмертия? Готовы отдать за него свою жизнь и душу? Правда, скорее всего, у вас ее нет. Вы бездушный монстр! И вы просите о милосердии?! Вам не понять, что это такое.
Барбацци ползал на коленях, продолжая шептать мольбы и пытаясь отползти подальше от наступавших с глухим рычанием зверей.
Эмметт, мрачно ухмыльнувшись, схватил его за шиворот и швырнул прямо под ноги остановившимся у самой границы волкам.
Доктор, завизжав от страха, перелетел овраг, совсем неширокий в этом месте, и плюхнулся на мягкую землю, словно тюфяк. Волки зарычали громче, смыкая над ним смертельное кольцо. Продолжая визжать, Барбацци сжался в комочек и закрыл голову руками.
- Стойте! – раздался хрустальный голосок Элис, и ясновидящая танцующей походкой двинулась к краю оврага. – Отпустите его.
Черный вожак поднял голову и зарычал негодуя. Темно-серый, Пол, напрягся, готовясь напасть. Джаспер мгновенно оказался между своей любимой и оборотнями, заслонив ее собой.
- Вы не поняли меня, - хрустальный смех раскатился под сводами вековых деревьев. – Умереть здесь, сейчас, от ваших клыков, это слишком просто. Он заслужил большего. Того, что я видела в его будущем. Вам бы понравилось.
Эдвард, вслушавшись в мысли сестры, также мрачно усмехнулся.
- Да. То, что ему уготовила судьба в лице Аро, достойная кара его злодеяниям. Убив его сейчас, вы проявите милосердие.
Сэм рыкнул, приказав стае отступить, чтобы дать ему подумать. Через минуту он снова выступил вперед и внимательно посмотрел на Эдварда.
- Я обещаю: лично доставлю его в Вольтерру. И сбежать не позволю. Да и вам не придется мараться об эту падаль. Ведь все же он человек. Не стоит защитникам людей убивать, пусть даже он и заслужил смерть. Обещаю, он получит по заслугам, – улыбнувшись, ответил отец.
Сэм, словно соглашаясь, носом подтолкнул совсем обезумевшего от страха Барбацци к краю лощины. Потом, принюхавшись, брезгливо фыркнул. Штаны доктора спереди быстро темнели намокая. Волки издали короткие лающие звуки, отдаленно напоминавшие смех.
Барбацци, едва не свалившись в овраг, скользя и спотыкаясь, перебрался обратно на сторону вампиров.
Доктор Зло был посажен под замок в гараже Калленов, так как поездка Эдварда в Вольтерру, естественно, в сопровождении Беллы, откладывалась до окончательного решения Совета.
В оставшееся до Совета время, я больше всего волновалась за дочь. Лилу окончательно замкнулась в себе, сутки напролет сидя в своей комнате. Когда я заглядывала к ней, то заставала ее лежащей на кровати, с безучастным взглядом уставившуюся в потолок либо уткнувшуюся в подушку, со вздрагивающими от рыданий плечами. Я пыталась ее утешать, разговаривать с ней. Тщетно. Она словно захлопнула створки своей перламутровой раковинки. Достучаться до нее я не могла.
Решив оставить дочь в покое, я пыталась занять себя чем-то, чтобы не думать о том, что нам вскоре предстоит.
Лето же, наоборот, горел решимостью отстоять невиновность сестры, выступив на Совете. Он долго беседовал с Джейком, выспрашивая его об обычаях и ритуалах квилетов, чтобы найти нужные и точные слова, которые можно произнести перед старейшинами. Я смотрела на них, и мою душу заполняла тихая радость. Отец и сын еще никогда не были так близки. Вот только энтузиазма Лето Джейкоб вовсе не разделял. Мне казалось, что он и сам до конца не верил, будто Лилу была невиновна в убийстве.
Так, в тревожном ожидании, прошли четыре долгих тягостных дня. К вечеру четвертого в доме появился мрачный Сэт. Виновато пряча глаза, он сообщил, что сегодня на поляне, над скалами, состоится Совет старейшин. Присутствие всей нашей семьи обязательно. Даже Лилу. Но на мой вопрос: будут ли допущены на Совет Каллены, чтобы выступить в защиту моей дочери, Сэт молча покачал головой. Сердце сжалось. Отчего-то внутри образовалась гулкая сосущая пустота. Что-то мне подсказывало, что этот Совет – пустой фарс, спектакль, организованный исключительно для Джейкоба, чтобы создать видимость справедливости. Приговор Лилу уже был вынесен и утвержден.
Я поднялась наверх, чтобы сообщить Лилу о Совете. Дочь отреагировала на это известие полным безразличием. Только спросила меня тихо:
- Ты уверена, что меня не убьют прямо там, на поляне?
Я судорожно прижала дочку к груди.
- Ты что, малышка! Тогда им придется убить нас всех. Отец, Лето да и Сэт будут драться за тебя насмерть!
Лилу несмело и чуть криво улыбнулась. Эта странная грустная кривоватая улыбка напомнила мне моего отца, Эдварда.
- Не хочу, чтобы из-за меня кто-нибудь пострадал, - сказала тихо Лилу. – Я этого не заслуживаю.
Взяв ее серьезное нахмуренное лицо в свои ладони, я проговорила, выделяя каждое слово.
- Ты самое дорогое, что у меня есть в жизни! Когда-то мы с тобой и твоим братом были одним целым. Мы вместе спасли жизнь тете Роуз и папе.
Темные глаза Лилу, кажущиеся в полумраке спальни огромными и бездонными, стали еще больше. Она даже дышать перестала. Я помолчала, размышляя, нужно ли рассказывать это дочери: где-то в глубине души промелькнуло беспокойство, что этот эпизод моей жизни не стоит поднимать на поверхность. Но, сказав «а»…
Глубоко вздохнув, как перед прыжком в холодную воду, я раскрыла было рот, чтобы начать рассказ, когда Лилу, схватив меня за руку, взволнованно прошептала:
- Не рассказывай. Покажи!
У меня пробежал по спине холодок. Показать – это означало пережить те жуткие события снова. Пропустить через душу. А я потратила достаточно сил, чтобы попытаться забыть эти убийственные «слайды», которые, как я надеялась, были лишь видениями возможного будущего. Показывать их дочери я совсем не хотела. Особенно Аро, сообщавшего мне о гибели Джейкоба и рождении детей. И маленькую беспомощную девочку, безжизненно распростертую на больничной кровати. Но времени отфильтровать воспоминания-картинки у меня не было. Облизнув губы, ставшие вновь сухими и горячими, и ощутив, как сердце больно стучит где-то в районе горла, я кивнула и крепче сжала руку дочери.
Я снова была на лондонском кладбище, пустынном и промозглом. И с остановившимся от отчаяния сердцем видела, как навстречу огромному буро-коричневому волку летит смертельный рой пуль, которые, замедляя свой полет, останавливаются, словно натолкнувшись на стену, чтобы изменить направление и сразить врагов.
Лицо дочери раскраснелось от возбуждения, а на губах засияла торжествующая улыбка.
- Лето… - прошептала она. – Это был Лето. Я так не могу. А я? Мама, я помогла спасти Рози?
Я молча кивнула и снова сжала ее руку.
Эти картинки обрушились на меня, словно ледяной поток. Собрав последние силы, я пыталась пропустить самые страшные из них, подавляя воспоминания.
Но когда я очнулась, Лилу, вырвав свою руку из моей, сидела, сжавшись в комочек на кровати. Проклиная свой дар и беспечность, я подошла к дочери, попытавшись ее обнять. Она нервно дернула плечом, скидывая мою руку.
- Что? Что тебя так напугало?
- Я… монстр. Убийца. Я убивала, еще не родившись. Девочка… она ни в чем не была виновата. Я убила ее. Это я…
Господи! Зачем я показала ей это? Хотя… Вполне вероятно, что Лилу увидела это сама. Мой дар и ее способность видеть прошлое... Сочетаясь, они давали силу, сравнимую с даром Аро.
- Малышка. Это моя вина. Но на кону была жизнь Роуз. И Эмметта. И папы, и моя. И твоя с Лето тоже. Одна жизнь неизлечимо больного ребенка или всех, кто тебе дорог. Мне пришлось заплатить эту страшную цену! Не тебе! Мне!
Дочка упрямо покачала головой.
- Раньше ведь ты так не могла? Это я. Мама, я была проклята еще до рождения. Мне не стоило появляться на свет. А теперь вот из-за меня изгонят всех Калленов. Надо было дать Полу и Сэму убить меня прямо там, на полянке.
- Ну что ты говоришь такое? Никто никогда не причинит тебе вреда!
- Вы с отцом не сможете защищать меня вечно. И тем более от меня самой.
Я не хотела продолжать этот бессмысленный спор и просто сжала до боли свою девочку в объятиях.
- Ты не одна. Я буду с тобой рядом. Что бы ни случилось!
Лилу судорожно всхлипнула.
Кое-как успокоив дочь, я оставила ее одну, чтобы одеться. Лето и Джейк в нетерпении мерили шагами гостиную.
Всю дорогу мы молчали. Бросая украдкой взгляды на родные лица, напряженные и взволнованные, я жалела, что не могу, как мой отец, прочесть их мысли. Особенно мысли Лилу. Мне казалось, что моя непредсказуемая дочурка что-то задумала.
Перед тем как выйти из машины я, обернувшись, сжала руку Лилу и прошептала ей одними губами:
- Милая. Я рядом. С тобой. Только не делай глупостей!
Взгляд, который бросила на меня дочь, отозвался в сердце тупой болью. Она явно решилась на что-то и не собиралась ни с кем это обсуждать.
Я поймала руку Джейкоба и безмолвно передала ему эту мысль. Он посмотрел на меня тревожно и коротко кивнул.
На темной поляне горели костры. Но в этот раз не было веселых голосов, запаха жареных сосисок и пива. У костра в полном молчании сидели старейшины: Сью, Сэм, старый Квил Атеара и еще двое пожилых индейцев – я не помнила их имен, так как видела всего несколько раз. Чуть поодаль собрались обе стаи. Они стояли, словно разделенные невидимой чертой: справа от старейшин – Пол, Джаред, Брейди и Коллин, а слева – Сэт, Квил и Эмбри. Леа среди оборотней я не увидела. Видимо, Сью оставила ее дома. Отсутствие Леа неприятно удивило меня; беспокойство, словно маленький зубастый зверек, зацарапалось острыми коготками внутри.
Завидев нас, Сью медленно встала со своего места и властным жестом указала на площадку перед костром, давая понять, что наше место там.
Крепко сжав руку Лилу и гордо вскинув голову, я проследовала туда. Джейк и Лето встали рядом и чуть впереди, прикрывая нас с дочерью.
Сэт было рванулся к нам, но Сью бросила на него такой грозный взгляд, что мой добрый друг, опустив голову, остался на месте.
Откашлявшись, словно подчеркивая важность момента, старая индианка произнесла гортанным, слегка скрипучим голосом:
- Многое произошло в последние дни. Хорошее и плохое. Но есть такое, чему мы еще не можем дать оценки. Мальчик мой, подойди.
Она протянула сухую жилистую руку к Лето. Он покосился на отца, который кивнул, потом на меня – я пожала плечами, не зная, как к тому относиться, - и сделал несколько шагов вперед.
Сью положила руки на плечи моему сыну и пристально посмотрела ему в глаза.
- Ты стал мужчиной, Белый Волк. Так рано. Только духи знают, когда кому приходит время. Великая судьба ждет тебя. Многое дано тебе, но и многого потребуют боги. Я вижу в тебе несокрушимую силу. Тебе не страшен ни яд хладных, ни их дьявольские увертки. Ты победишь раскол в племени квилетов. В страшный час беды станешь последней надеждой. Рада приветствовать тебя, Великий Альфа, преемник Эфраима!
Лето отпрянул назад, сбрасывая ее руки.
- Я не хочу быть в стае. Тем более становиться альфой! Я одиночка. Им и останусь.
Сью усмехнулась:
- В тебе говорят неопытность и юность. Нашу судьбу решают боги. Квилет может только следовать их промыслу. Не пытайся бороться с судьбой. Прими свое предназначение.
Упрямо сжав губы, мой сын сделал еще несколько шагов назад и снова встал рядом с отцом.
Снова усмехнувшись, Сью обратилась к Джейку:
- Джейкоб, твоя дочь, Лира, обвиняется в нарушении Договора. Она пролила человеческую кровь. Отняла жизнь. Ты знаешь закон.
Джейк заскрипел зубами и сжал кулаки. Его лицо потемнело. Но он промолчал, только ниже нагнув голову.
- Как ты поступишь, альфа? – продолжила Сью, не обращая внимания на реакцию Джейкоба. - Ты можешь положиться на справедливость богов, предоставив им судить твою дочь. Тогда для тебя и твоей семьи ничего не изменится. И желтоглазые хладные смогут остаться.
- Нет! – рявкнул Джейк. – Я не оставлю Лилу вам на растерзание. Я не верю в справедливость богов. Это все сказки.
- Жаль, – выдохнула Сью. – Ты подумал, каково будет твоей стае? Они станут изгоями. А твой сын? Он не сможет совладать со своей сущностью вдали от племени. Будет беда. Жизнь этой полукровки, пусть даже она и твоя дочь, ничто по сравнению с будущим всего народа квилетов.
- Я тоже полукровка, – не выдержала я, - но не ты ли приняла меня как свою дочь! Или теперь я недостойна имени, данного мне вашими богами?!
Сью посмотрела на меня укоризненно:
- Ты мать! Ты не можешь быть объективной! И судят не тебя!
- Ты тоже мать. И на моем месте поступила бы так же: защищала своих детей до последнего вздоха!
Сью подняла руку, призывая меня замолчать.
- Итак, альфа выбрал. Вы можете говорить в защиту Лиры. Но если ее вина будет установлена, Договор признают нарушенным. Тогда и твоя дочь, и Каллены должны будут покинуть Форкс навсегда.
- А почему не могут высказаться Каллены? – спросила я Сью.
Она посмотрела на меня, словно хотела испепелить.
- Хладным не место на Совете! К тому же они не скажут правды – будут выгораживать твою дочь!
- Но Эдвард Каллен слышит мысли! И по-моему, у вас не было ни одного повода сомневаться в их честности!
- Честность вампиров?! Это просто смешно, - вмешался Сэм.
Я метнула на него грозный взгляд.
Сью снова подняла руку, призывая к молчанию.
- Старейшины хотели бы вначале услышать рассказ Белого Волка. Он был там, когда умерла девушка.
Лето, волнуясь, сделал шаг вперед. Прочистив горло и помолчав, собираясь с мыслями, он хрипло произнес:
- Моя сестра ни в чем не виновата. Я точно знаю.
- Этого мало, мальчик, - проскрипел старый Квил.- Ты видел, кто убил девушку?
Лето потупился.
- Когда на крик сестры я выскочил на полянку, то увидел, что девушку держала за горло маленькая пиявка. Лира лежала на земле, корчась от боли. Юноша был уже мертв, его убили двое вампиров – верзила и коротышка. Потом, когда эта малявка упала и стала визжать как резаная, а ее братишка застыл столбом, на меня бросились двое – громила и такой разодетый, как петух. Что было с девушкой дальше, я не видел. Но когда тот здоровяк сжал меня и в глазах помутилось, я слышал, как кричала Лира от боли. Потом все, темнота.
Лето замолчал и встревожено оглянулся на меня и Джейка. Я ободряюще улыбнулась, а Джейкоб кивнул.
- Это все? – строго спросила Сью.
Мальчик молча кивнул.
- Ренесми, Джейкоб, – старая индианка обратилась к нам, – вы появились позднее, когда кровососы сбежали, а девушка была мертва. Ведь так?
- Да, но… - начала было я, но Сью перебила меня:
- Значит, вам нечего сказать в защиту Лиры Блэк. Простые утверждения о ее невиновности нам неинтересны.
- Хватит ломать комедию! – взорвался Джейк. - Вы уже всё и так решили! Чего вы хотите?! Убить мою дочь?! Тогда сначала убейте меня!
Сью укоризненно покачала головой.
- Не горячись. Последнее слово за богами. Скоро рассвет. Солнце покажет нам, есть ли на твоей дочери кровь. И даже если она виновна, твоих прав альфы никто не оспаривает.
Я услышала, как Лилу рядом со мной нервно сглотнула. Я сжала ее руку, ободряя дочку, хотя от слов Сью у меня тоже по спине пробежал холодок. Мы обе знали, что кровь на руках моей дочери есть. Но она не убийца!
Потом, выпустив руку Лилу, я незаметно прикоснулась к ладони Джейкоба и безмолвно передала ему вопрос: «Что будем делать, если Лилу вынесут смертный приговор?» Мой волк посмотрел на меня, едва сдерживая ярость, и скрипнул зубами.
- Сражаться, - почти беззвучно, одними губами прошептал он. Лето, видимо, тоже расслышал брошенное отцом слово и весь подобрался, готовясь к атаке. Меня накрывало отчаяние от безысходности ситуации, в которой мы находились. Никогда, даже в самом кошмарном сне, я не могла представить себе, что снова, как когда-то, до моего рождения, оборотни могли вступить в смертельную схватку. Это было просто ужасно.
Между тем темное небо над океаном начинало светлеть. Удивительно, но облака, которые плотным ватным одеялом застилали весь небосклон, не пуская на него ни луну, ни звезд, словно по волшебству рассеялись.
Заметив приближение рассвета, Сью встала и медленно направилась к нам. Джейк напрягся, но старая индианка строго посмотрела на него, и он нехотя посторонился, пропуская ее к дочери.
Сью взяла руку Лилу в свою и, заглянув ей в глаза, потянула за собой к обрыву. Дочка, гордо вскинув подбородок, не отвела глаз и проследовала за старейшиной.
Я дернулась за ними, но Джейк удержал меня за локоть. Я беспомощно посмотрела на мужа, но он только покачал головой и обнял меня за плечи.
Горизонт уже наливался багровым, набухая, словно пропитываясь кровью. Это сходство больно резануло меня.
Сью оставила Лилу на самом краю, а сама вернулась на свое место у костра.
Дочка стояла, нервно обхватив себя руками, содрогаясь от страха и ледяного ветра, и я безумно хотела заслонить ее собой от всего, что ей только могло угрожать. Джейк понял мой порыв и буквально вцепился в мое плечо, не давая сдвинуться с места.
Над горизонтом показался огненный, нестерпимо алый краешек солнца. Моя девочка, такая хрупкая и беззащитная перед равнодушным и вечным светилом, бескрайним океаном, этими древними как мир скалами, стояла, охваченная лучами, словно огнем. И я с ужасом увидела, как эти лучи окрашивают руки Лилу в багровый цвет.
Дочка тоже заметила это и с расширившимися от страха глазами начала тереть руку об руку, словно стараясь смыть с них что-то. Смыть кровь…
Сердце мое упало, словно камень, брошенный в воду. Мое волнение, страх, но вместе с ними и надежда словно покрылись толстой коркой льда. Теперь мне не на что было уповать. И я приготовилась драться за свою дочь. Джейк тоже все понял и уже дрожал, готовясь обратиться, медленно, по шажку, передвигаясь поближе к краю обрыва.
Старейшины потрясенно молчали. Среди оборотней пробежал тихий шепоток и послышалось сдержанное рычание. Я даже не посмотрела в сторону, откуда раздавался рык. Я знала. Это Пол, готовый разорвать на части мое дитя.
- Солнце показало нам правду, - голос Сью, гортанный и скрипучий, разорвал тягостную тишину, словно выстрел. – На ней кровь!
- Она невиновна! – я не надеялась убедить их, но молчать не могла.
Ответом мне было неистовое рычание, вырвавшееся из волчьих глоток. Я метнулась к Лилу и сжала ее в объятиях, словно могла защитить.
Сзади раздался хлопок – и громадный буро-коричневый волк с грозным рыком заслонил собой меня и сжавшуюся в комочек Лилу, а через секунду с ним рядом стоял и белоснежный зверь. Два волка против целой стаи.
Но тут от костра метнулась еще одна светлая тень – и песочный волк одним прыжком оказался по правую сторону от своего альфы.
Сэт… Теплая волна прокатилась внутри. Он не оставил нас. Верный добрый Сэт.
Теперь наши шансы были равны. Квил и Эмбри, а также Коллин и Брейди стояли, остолбенев, не решаясь принять ничью сторону.
Волки, издавая яростное рычание и оскалившись, медленно приближались друг к другу. Никто не решался напасть первым. Никто не хотел начинать эту братоубийственную схватку.
- Остановитесь! – Сью каким-то неуловимым образом оказалась между двумя рычащими оборотнями, почти упираясь ладонями в их оскаленные морды. – Я не допущу этой схватки. Уходите! - бросила она в мою сторону. - Мы отпускаем твою дочь. Но она должна сразу же уехать и не появляться здесь никогда. Любой из стаи имеет право немедленно убить ее на месте, если она пересечет границу земли квилетов.
Я, не задавая лишних вопросов, метнулась к опушке, где мы оставили машину. Усадив дочь и захлопнув за ней дверцу, я забралась на водительское место и отчаянно крикнула:
- Джейк, Лето, немедленно уходим!
Волки попятились к деревьям, не оборачиваясь спиной к своим соперникам. Называть Сэма, Пола и Джареда врагами у меня не поворачивался язык.
Я повернула ключ зажигания и погнала прочь от страшного места. Джейк и Лето, так и не перевоплотившись, бежали с обеих сторон машины, будто охраняя. В зеркале заднего вида я увидела третью волчью фигуру – Сэт последовал за своим альфой и его сыном.

***
Я сидела у постели дочери до самого полудня. Она не плакала. Даже не всхлипывала. Просто лежала неподвижно, уставившись невидящими глазами в потолок. Я гладила ее руки, волосы, нежно целовала в лоб и щеки. Лилу молчала. И это молчание было самым страшным.
В комнату тихо заглянул Джейкоб. Я подняла на него глаза, опухшие от слез, беззвучно катившихся по щекам. Он кивнул, давая понять, что ждет меня внизу. Снова поцеловав дочку в лоб, я тихо поднялась и вышла.
Джейк поймал меня в объятия, не дав спуститься с лестницы.
- Милый… - рыдания рвались из груди, мешая говорить. На душе было так горько и пусто, грудь словно сдавило ледяными тисками.
- Тшш, - горячие губы моего любимого пытались осушить дорожки слез, - мы выберемся. Все образуется. Сэт убежал в Ла Пуш, обещал вернуться, как только будут новости.
- Надо позвонить отцу. Им тоже нельзя оставаться, – прошептала я.
- Это потом, - мрачно ответил Джейк. - Думаю, Сэм сам известит Калленов о нарушении Договора.
- Надо собираться, - сглотнув слезы, сказала я и попыталась высвободиться из жарких объятий.
- Успеется, – ответил мой муж, прижав меня к себе сильнее. – Здесь нас никто не тронет.
Внезапно мне захотелось потеряться в его надежных сильных руках, снова стать маленькой беззащитной Ренесми, чудо-ребенком, уверенным, что ее никто и никогда не сможет обидеть, так как рядом ее большой волк. Усталость и страх от пережитого, осознание того, что мой мирок, выстроенный с таким трудом и жертвами, разрушен до основания, обрушились на меня непосильной ношей. Я будто смотрела на пепелище и вдыхала горькую гарь моего сгоревшего дотла счастья.
Прижавшись к горячей груди своего волка, я бессильно обмякла в его руках. Джейк бережно поднял меня и понес наверх, баюкая, как ребенка. Спасительная темнота приняла меня в свои теплые ватные объятия еще до того, как моя голова коснулась подушки.

***
- Несс…
Я резко открыла глаза, похолодев от тревоги, прозвучавшей в родном голосе.
Перед глазами возникло лицо Джейка, нахмуренное и мрачное.
- Что?! – спросила я одними губами, не зная, что страшнее: быть в неведении или услышать ответ.
- Ее нет в комнате. И ее вещей. Лилу. Лето тоже пропал. Наверное, за ней побежал.
Вскочив так резко, что закружилась голова, я метнулась в комнату дочери.
Первое, что бросилось мне в глаза, была стоявшая на столе ваза. Фарфоровая китайская ваза, подарок Элис, которую месяц назад разбил Лето, повздоривший с отцом. Я любила её, просила Джейка склеить, но у него все не доходили руки.
Ваза была… целехонька. Схватив ее, я лихорадочно ощупывала ее, пытаясь найти следы склейки… Ничего. Она словно бы и не разбивалась никогда.
Потрясенная, я поставила её на стол и заметила рядом с ней записку. Развернув лист бумаги трясущимися руками, я прочитала, едва разбирая пляшущие перед глазами строчки:
«Мам, пап, простите меня. Я должна уйти. Это всё моя вина. Никто не должен из-за меня пострадать. Не бойтесь за меня, всё будет хорошо. И не ищите. Я должна сама построить свою жизнь. Спасибо за веру в меня. Спасибо за все. Люблю. Лилу.
P.S. Мама, я помню, как ты расстроилась из-за этой вазы. Я тебе говорила, что могу менять прошлое. У меня получилось. Только чем дальше, тем тяжелее. Но я смогла. Это мой подарок тебе».
В отчаянии я опустилась на пол, сжимая в руках записку.
- Несс, я найду их, они не могли далеко уйти. Одни, без денег, куда они денутся?
- Да… - выдавила из себя я. Джейк выбежал из комнаты.
И тут я услышала сигнал своего мобильного. Вытерев слезы тыльной стороной ладони, я бросилась в спальню и схватила телефон.
- Ренесми, - папин голос заставил мое сердце болезненно сжаться. – Лилу сбежала?
- Да, - выдохнула я.
- Роуз и Эмметт пропали. Думаю, они с ней.
- Папа! Но почему ты не знал заранее?
- Они уже неделю не появлялись в Большом доме.
- А Элис? Она ничего не видела?
- Она видела их отъезд, но и наш тоже. Мы думали, что это связано с нарушением Договора.
- Но как ты узнал, что они с Лилу?!
- Элис перестала их видеть. Вообще. Значит, они вместе. Не волнуйся. Это даже хорошо. Роуз и Эмметт защитят ее и помогут во всем. Когда всё уляжется, мы их найдем. Джаспер подключился. Как только они воспользуются кредиткой, мы будем знать, где они. Всё будет хорошо, детка.
- Да, – машинально ответила я и нажала «отбой».
Ни во что хорошее я уже не верила.
Через несколько часов вернулись Джейк и Лето. Естественно, ни с чем.
Джейкоб, злой и уставший, протопал в гостиную и в сердцах упал на диван. Лето сел рядом на пол, вымотанный и виноватый. Я подошла к нему и ласково потрепала по голове. Сын поднял на меня наполненные слезами глаза.
- Лето нагнал её в Ла Пуш.
Я ахнула:
- Ла Пуш?! Если ее увидят волки…
Джейк покачал головой. Потом продолжил:
- Я никак не мог напасть на ее след. Потом услышал Лето в «эфире», он нашел ее на скале, той самой… Ну откуда прыгала Белла.
- Господи, что она там делала?! – спросила я в ужасе.
- Мам, ничего страшного, – Лето встал и обнял меня, успокаивая, - просто стояла и смотрела на океан. Увидела меня и прогнала. Так обидно стало. Я убежал. Потом вернулся, но ее уже не было. Шел по ее следу до шоссе…
Тут сын замолчал, виновато потупившись.
- Там ее след оборвался, – продолжил Джейкоб. - Словно она уехала на машине. И я почуял запах белобрысой и ее дружка.
- Да, - ответила я грустно. – Звонил отец, Роуз и Эмметт помогли Лилу сбежать. Они вместе.
Джейк выругался.
- Теперь найти ее будет сложно.
Я села рядом и прижалась щекой к плечу мужа.
- Отец пытается с помощью Джаспера вычислить их. Элис их не видит, пока они вместе. Как только появится хотя бы приблизительное направление поиска, мы отправимся за ними. По крайней мере, Розали и Эм не дадут ей наделать глупостей и защитят. Лучше так, чем её побег в одиночку.
- Мам, ну почему она это сделала? – тихо спросил Лето. - Мы же верили ей и готовы были драться за нее. И за что она так со мной?..
Мальчик нахмурился и, сжав зубы, сглотнул слезы.
Я подошла к сыну и обняла его.
- Она решила, что так всем будет лучше. Хотя это, конечно же, ошибка. Не обижайся, она прогнала тебя, чтобы ты не вздумал последовать за ней.
Губы Лето все еще кривились: он из последних сил сдерживался, чтобы не расплакаться. Было видно, как больно ранил его поступок сестры.
Про прощальный подарок Лилу я никому не рассказала. Я только молила Бога, чтобы о ее даре не узнал Аро.

***
Эдвард выполнил обещание, данное Сэму Адли.
Пока Каллены готовились к отъезду на Аляску, а Джаспер пытался вычислить беглецов, Эдвард с Беллой отправились в Италию, чтобы доставить Аро «подарок» – доктора Барбацци.
Всю дорогу доктор Зло выглядел воодушевленным. Он так и не понял, почему его отпустили волки, и не придал значения словам Элис о его далеко не радужном будущем. Барбацци явно надеялся обрести бессмертие.
Как только чета Калленов вступила под мрачные своды каменных коридоров, на них тяжким грузом навалились жуткие воспоминания. С этими катакомбами были связаны самые трагичные и зловещие события их существования как смертного, так и бессмертного. Доктор же, наоборот, распрямил плечи, гордо вскинул голову. Эдвард криво усмехался, улавливая его мысли.
В округлом каменном зале у двери лифта их встретил Феликс. Радостно осклабившись, громила похлопал Барбацци по плечу и коротко кивнул Эдварду и Белле. Ни Джейн, ни Алека встречать Калленов не послали ввиду их бесполезности перед щитом Беллы.
В приемной снова сидела миловидная девушка, которая приветливо улыбнулась вошедшим гостям, одарив Феликса кокетливым взмахом ресниц. Похоже, она питала к нему какие-то чувства. Эдвард почти беззвучно хмыкнул, уловив ее мысли.
- А ты пользуешься успехом у женщин, - шепнул он Феликсу, не удержавшись от сарказма, - эта бедняжка просто тает при виде тебя. И теперь у вас – все шансы! Она вампир. Смотрю, Аро больше не экспериментирует со смертными работниками? Что, слишком часто приходится заменять?
Громила покосился на Эдварда, скрипнув зубами. Каллен коротко рассмеялся, видимо, мысли Феликса развеселили его.
Здоровяк резко распахнул резные двери в «тронный» зал. Эдвард подтолкнул вперед Барбацци, который слегка замешкался, очевидно, интуитивно предчувствуя неприятности. Доктор споткнулся о порог и едва не растянулся на каменных плитах.
- Эдвард, мой дорогой друг! И несравненная Изабелла! – радостно воскликнул Аро, встав с трона и раскинув руки в стороны, словно желая их обнять, пошел навстречу гостям. Два других трона, к удивлению вошедших, пустовали. Кроме Аро, в зале были лишь Деметрий, Джейн и Алек.
Барбацци, почтительно склонив голову, сделал было шаг вперед, но Вольтури стремительно прошел мимо него, почти задев его плечом, совершенно игнорируя его присутствие.
Деметрий же, напротив, неуловимым движением оказался рядом с доктором и взял его за плечо. Барбацци затрясся, начиная понимать истинное свое положение.
Аро протянул Эдварду руку ладонью вверх, и тот, не колеблясь, подал ему свою. Но на бледном мучнисто-белом лице Вольтури тут же отразилось разочарование, и он укоризненно посмотрел на Беллу.
- Милейшая Изабелла, – протянул он сладко, - неужели у вас и вашего одаренного супруга есть секреты от меня?
Белла одарила Аро ослепительной улыбкой.
- Что вы, какие секреты! Мы же почти члены клана! Просто небольшие меры предосторожности.
Вольтури скривился. Она почти в точности повторила его же слова, произнесенные здесь больше десяти лет назад, когда решалась судьба Ренесми, а Эдварда и Беллу были готовы разорвать на части при одном намеке на сопротивление. Все участники этой истории обладали совершенной памятью. И ничего забыть не могли.
Проглотив сарказм миссис Каллен и не подав виду, Аро поспешил назад к своему трону. Усевшись, он ласково произнес:
- А зачем вы привели этого смертного? Нам хватает пищи.
Барбацци затрясло еще сильнее. Деметрий надавил на его плечо, заставив опуститься на колени.
Эдвард усмехнулся и укоризненно покачал головой.
- Аро, к чему это притворство? Этот человек – ваш верный пес. Он приводил в исполнение ваши дьявольские планы. Правда безуспешно. Твои слуги бросили его в лесу Форкса. Мы нашли доктора и хотели отдать квилетам, у которых к нему большой неоплаченный счет. Но он так молил доставить его в Вольтерру, где ему была обещана награда – бессмертие, что мы сжалились.
- Награда? – Аро расхохотался. – Он и правда так сказал? Жалкий лгун. Ну что же, он получит заслуженное им. Сполна.
Тонкие губы властителя Вольтерры тронула хищная улыбка. Увидев ее, Барбацци начал тихо подвывать от ужаса.
- Джейн, милая, - ласково улыбнулся Аро своей любимице, стоявшей рядом с троном справа, - ты возвратилась из Америки в расстроенных чувствах. Может, это маленькое развлечение вернет тебе хорошее расположение духа? Он твой, милочка.
Вольтури кивнул в сторону обезумевшего от страха Барбацци.
- Ну уж нет, - раздраженно произнес Эдвард, - увольте нас с женой от этого зрелища.
Взяв Беллу под руку, он, не спрашивая разрешения, решительно направился к выходу.
Феликс с угрожающим видом встал на их пути.
- Пропусти их, - раздался голос Аро. - Жаль, что вы так быстро нас покидаете. Надеюсь, в следующий раз ваш визит будет более длительным.
Эдвард развернулся и произнес с усмешкой:
- Не думаю. Отчего-то наши встречи всегда связаны с неприятностями для семьи Калленов.
- Неприятности? – Аро удивленно поднял брови. – Неужели мои дорогие друзья доставили вам беспокойство?
- Неужели вам не доложили? – с сарказмом произнесла Белла.
Но старый интриган ни капли не смутился.
- А, вы, наверное, о том инциденте с вашей очаровательной внучкой! Кстати, очень не вежливо было не известить нас о таком значительном событии, как рождение внуков! К тому же необыкновенных.
- Это просто дети, – голос Беллы стал немного угрожающим, - не стоит рассчитывать на них. Они не будут сотрудничать с вами. И думаю, лучше вам оставить в покое квилетов. Волки не угроза Вольтерре. Да и мы больше не будем в стороне.
- Это крайне неразумно, - покачал головой Аро. – Эти звери – генетические враги нашего вида. Ваш союз неприемлем и противоестествен. К тому же, насколько мне известно, он распался из-за несдержанности твоей милой внучки Лиры, не так ли, Изабелла?
Белла, сжав кулаки, рванулась было в сторону Вольтури, но Эдвард удержал ее за руку.
- У тебя хорошие информаторы, Аро, - мрачно подытожил Эдвард, – но им известно далеко не всё. Наш союз с волками неоднократно скреплялся общими целями и победами. Не надейся, его не так-то просто разорвать. Мы уходим. И мой совет: оставь в покое стаю. Так будет лучше для всех.
Когда за Калленами со стуком захлопнулись тяжелые двери, чуткий вампирский слух Эдварда и Беллы уловил истошные крики корчившегося от нестерпимой боли и, видимо, постепенно терявшего разум Барбацци.
- Элис оказалась права, - невесело улыбнулся Эдвард своей жене.
- Как и всегда, – ответила Белла, нежно сжимая его руку. – Давай побыстрее уберемся отсюда.

Большое спасибо нашей бете Тане tatyana-gr за редактирование главы.

ФОРУМ

Источник: http://robsten.ru/forum/20-2971-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: MissElen (12.05.2017) | Автор: Юлия Данцева E
Просмотров: 81 | Комментарии: 3 | Теги: Квилеты, лето, Джейк, Ренесми, Вольтури, Каллены, Лилу | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 3
avatar
0
3
Отчаяние толкает на необдуманные поступки, бедная глупенькая девочка... Как же ей трудно. Как трудно им всем будет исправить ситуацию. Наверное только Роуз  хорошо. Опять добыла себе "дочку". А квилеты... что-то они становятся всё менее разумными и более агрессивными... Автор хочет, чтобы они вымерли и никто о них не пожалел?) Большое спасибо за продолжение, очень интересно, что будет дальше.
avatar
1
1
вот квилеты уперты, без суда и без следствия...бедная девочка, ничем хорошим этот побег не закончится. спасибо!
avatar
0
2
Да, квилеты "закусили удила", но с Калленами и Блэками их связывает больше чем договор и жизнь это покажет. А Лилу сама считает себя виноватой, вот и наказывает себя изгнанием чтобы не позорить своих родных
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]