Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Вспомнить Всё: Start Again. Глава 35. Цена ее жизни – Эдвард (начало)

Когда я оказался в окрестностях дома Стоунов (адрес я запомнил, прочитав в документах), набрал Элис. Она ответила неохотно, с третьего гудка, хотя, как минимум, могла предвидеть мой звонок, а как максимум – волноваться.

- Что?

Конечно, я заслужил холодность после того, что сделал – в который раз наплевал на ее предупреждения.

- Мне нужен совет.
- Ах, совет, - едко заметила она. – А больше ты ничего не хочешь? Например, вернуть время вспять, переговорить со мной до того, как решишь совершать непродуманные, небезопасные поступки, которые превращают мои видения в непонятно что!!!

Ее раздражение было оправдано, конечно же. Я уступил.

- Ну, прости. Прости, правда.
- Твои запоздалые извинения не улучшают ситуацию! – сказано было сердито, но я слышал, что Элис уже оттаяла. Я в самом деле чувствовал вину… ну, немного. Но сейчас мне нужна была помощь.
- А что не так с твоими видениями? – насторожился я, решив, что этап извинений успешно пройден, и Элис, как обычно, не станет долго дуться.
- Ничего! С ними – ни-че-го!

Я не понял. Подумал, что это она так шутит.

- Элис, мне некогда препираться, солнце встает. – Дом, возле которого я оказался, располагался не так удобно, как дворец Чефалу. Лес далеко, и чтобы пробраться внутрь, мне придется бежать по открытой местности. К тому же, я ничего не знал о расположении комнат, о возможных охранниках и камерах видеонаблюдения. На первый взгляд, охрана здесь была серьезнее, чем в доме банкира: по всей территории бродили хмурого вида мужчины в черной форме, вооруженные до зубов. – Скажи, что делать!
- Я не могу увидеть будущее, пока у тебя нет плана! – обиженно воскликнула Элис. – Я вижу последствия решений, и не могу принимать решения за тебя.
- Но я у дома и собираюсь проникнуть внутрь. – Разве это не решение, последствия которого Элис должна увидеть?
- Как ты собираешься проникнуть в дом, в который даже муха проскочить не может?! Мы с Джаспером однажды были там, и нам обоим пришлось остаться в лесу!

Я нахмурился. Значит, Элис не видит меня внутри, потому что я потерплю фиаско на первом же этапе? То есть мне не светит пробраться в дом? Как же я собираюсь в таком случае выполнить условие Чефалу? М-да, только сейчас до меня дошло, что если б решение было простым, банкир сам бы избавился от конкурента, и давно. Я прищурился: он послал меня выполнять невыполнимую задачу, и знает это.

Недовольное бурчание Элис в трубке вторило моим мыслям:
- Зачем ты вообще стал с ним говорить? Разве непонятно, что от этого человека нельзя ждать ничего хорошего? О чем ты вообще думал, когда соглашался на сделку? Тем более не переговорив сначала со мной?!

Ну, ладно, истерика делу не поможет. Нужен план.

- Что если я запрыгну на крышу? – Вроде бы с домом Беллы это сработало.
- Расстояние от ограды до крыши в три раза превышает твои возможности, - безапелляционно укорила Элис. – Сада, где ты мог бы укрыться за деревьями, нет. Охрана очень бдительная. Камеры не только снаружи, но и внутри. В каждой комнате установлены, кроме обычных, еще и скрытые. Этот человек очень осторожный. А еще непредсказуемый, опасный и совершенно больной.
- Ты хорошо его знаешь? – заинтересовался я в надежде услышать подробности.
- К счастью, нет, и я уверена, тебе тоже не пойдет на пользу данное знакомство. Придумай другой план.

Ну уж нет. Я решил во что бы то ни стало добиться согласия Чефалу, чтобы в будущем никогда не оглядываться через плечо. Чтобы Белла получила заслуженную свободу. И не собирался на полпути менять решение.

Элис с досадой выдохнула через нос.

Нужно перебрать все возможные варианты. Нельзя пробраться скрытно, так, может, стоит просто постучаться в дверь?
- А если я?..
- Твоя безграничная вера в собственную удачу, конечно, умиляет, но десятки свидетелей – это не то, что нужно семье Каллен.
- А если?..
- Тоже нет.

В этот момент ворота открылись, оттуда выдвинулся белый лимузин, сопровождаемый одной машиной охраны, двигающейся на приличном расстоянии. Я проводил лимузин глазами, прячась в кустах. Тот, кто мне нужен, был, по всей видимости, внутри, – я не слушал его мысли, но догадался, что он отправился на работу. Время было такое.

- Может, мне его похитить? – моментально выдумал я. А что, я могу сделать это практически незаметно – быстро сорвать крышу, когда машина зайдет за поворот, и унести паршивца в лес, где вытрясу из него все необходимые сведения.
- Ты с ума сошел?! – взвизгнула Элис. – Он почти высчитал нашу семью, имея минимум информации, а ты собираешься показаться во всей красе? Хочешь подставиться?! Или намерен убить его после того, как он станет свидетелем твоих суперспособностей? – Я прямо видел, как на последнем предложении Элис сузила на меня глаза.

Тем временем лимузин исчез, увозя того, кто был мне необходим. Может, это и к лучшему – у меня появилось время до вечера, чтобы придумать нормальный план действий. Белла оказалась права, не стоит спешить.

- Хотите приехать? – сдался я, уверенный, что уж эта идея Элис точно придется по вкусу. Когда это она отказывалась от соучастия? Всей семьей мы сможем реализовать даже самый сложный сценарий. Конечно, мне по привычке хотелось самостоятельно, никого не привлекая, решить задачу, но я вынужден был признать, что на этот раз требуется помощь семьи.

К моему удивлению, Элис скептически фыркнула:
- Не поможет. С тех пор, как ты уехал, мы только и делали, что обсуждали все возможные варианты. Поверь мне, Эммет был бы счастлив оказаться рядом с тобой. Любой из нас мечтал быть рядом и помочь. Но мы только будем мешать. Если вломимся в дом всей толпой – будет только хуже. Прости, в моих видениях нет ни одного благоприятного сценария, ни когда ты один, ни когда ты с нами. Особенно когда ты с нами, - подчеркнула она. - Отмени сделку.

Ну нет, - я сцепил зубы.

- Ладно, дай мне подумать, - хмуро проворчал я и отключился.

Выход обязательно найдется, даже если я не вижу его прямо сейчас. Признавать поражение было не в моей натуре. Не так быстро, по крайней мере. Я еще поборюсь.

Весь день я просидел в лесу, слушая мысли работников дома. К вечеру я уже знал внутренний распорядок дня, план помещений, расположение видимых камер (скрытые камеры на то и скрытые, чтобы о них никто не знал, кроме хозяина). Подсмотрел, где находится нужный мне кабинет, а также убедился, что проникнуть в дом будет крайне сложно.

Как это обычно со мной бывало, план сформировался неожиданно, даже для меня самого. Темнело, когда белый лимузин медленно выехал на трассу и двинулся по направлению к дому. Звонить Элис, даже размышлять, насколько состоятельна пришедшая мне в голову идея, было некогда. Пользуясь сгустившимися сумерками, я бросился к автомобилю на предельной скорости – человеческим глазом бегущего вампира невозможно разглядеть. Нырнув под колеса, я уцепился за днище лимузина и повис над землей. Для человека, сидящего в автомобиле, мой фокус остался незамеченным, – ну разве что машину немного тряхнуло, будто колеса проехали ухаб. Через несколько минут, беспрепятственно миновав ворота и огромный двор, лимузин въехал в гараж, также поражающий размерами. Находясь под днищем машины, немного разглядишь, но куда бы я не повернул голову, видел колеса.

Я подождал, пока водитель лимузина заглушит мотор, поболтает с другими рабочими, выпьет кофе. Пока охрана, звеня ключами, сделает стандартный обход, прежде чем приглушить освещение и закрыть автоматические двери. И только тогда, все еще оставаясь под днищем автомобиля, позвонил Элис.

- Я внутри, - кратко отчитался я.
- Прекрасно, - отозвалась она саркастически.

Элис сегодня явно была не в духе. Хотя, если бы мне реально что-то грозило, вся семья давно находилась бы здесь, удерживая от опасного безрассудства. Из чего я сделал интересный вывод о причине плохого настроения Элис: она просто не может смириться с мыслью, что я отлично справляюсь без ее помощи. Она привыкла, что все и во всем полагаются на ее мнение, а тут появляюсь я и постоянно рушу ее самодовольные предсказания. Конечно, это не может ей нравиться, она ведь перестает себе доверять.

- Я собираюсь прогуляться до кабинета, в котором, предположительно, находятся нужные документы.
- Ты собираешься встретиться с виновником всех своих несчастий, - укоризненно проворчала Элис, и это не был вопрос. Смысл ее туманного замечания и вовсе не был мне понятен.
- Собираюсь, - не возражал я. Мне ведь необходима его подпись – его согласие на передачу компании.

Теперь я задумался, как буду его выбивать. Я не бандит и не умею применять насилие, даже к самым отъявленным подонкам. Что ж, значит, ради Беллы мне придется немного побыть в роли негодяя. Главное – не убивать.

Но была проблема: как добраться до кабинета так, чтобы камеры не зафиксировали мой силуэт?

- Поможешь с передвижениями внутри дома?
- Переубеждать тебя бессмысленно? – вздохнула Элис без особой надежды.
- Я в любом случае пойду туда, с твоей помощью или без, - подтвердил я.

Элис надолго замолчала.

- Хм… - сказала, наконец, она. – Странно.
- Что-то не так? – насторожился я. Хотя чему тут, собственно, удивляться, я был не в наилучшем положении, и Элис не могла увидеть в моем будущем радужных перспектив. Наверняка я встречу на пути огромные проблемы.
- Ничего не понимаю, - пробормотала Элис удивленно.
- Что не так?
- В том-то и дело, что все «так», - с неудовольствием проворчала Элис. – Я не вижу препятствий на твоем пути, с самого начала не видела. Это подозрительно. Я бы даже подчеркнула – очень подозрительно. Поначалу я думала, это потому, что твоего решения нет, но сейчас прихожу к умозаключению, что ситуация несколько иная. Все выглядит так, будто… будто или камеры тебя не заметят, или некому в них смотреть… но скорее - и это самое странное, - все выглядит так, будто онбудет тебя ждать!

Действительно, странно. Хотя, - я сузил глаза, - банкир мог подстроить мне ловушку, предупредив конкурента о вторжении. Нелогично, если он хочет получить свою фирму назад, но вполне подходит к его гнилой натуре.

- То есть, если я прямо сейчас вылезу из-под машины и прогуляюсь до кабинета, не скрывая своего лица, никто мне не помешает? – уточнил я недоверчиво.
- Да, - ответила Элис, немного подумав. Наверное, просматривала варианты.
- Ну тогда я пошел, - воспрял я духом.

Ответ Элис меня поразил.
- Удачи, - пожелала она, хотя я был убежден, что она начнет возражать. – Только одна просьба: не наделай глупостей. Тебе понадобится вся твоя воля, чтобы оставить его… в живых, - сказано было непонятным тоном, как будто Элис хотела посоветовать совсем другое – прямо противоположное.
- Понял, - беспечно согласился я, не вполне понимая, отчего Элис об этом беспокоится – я уже не новорожденный, умею держать себя в руках. Если уж поющая кровь не сделала из меня животное, то кровь простого человека – небольшое испытание для полуторагодовалого вампира.

Я ощущал себя слегка не по себе, когда вылез из-под лимузина и отряхнулся. Я видел камеры по периметру гаража, так что смело взглянул в одну из них, задержавшись немного – раз меня ждут, пусть рассмотрят получше. Ничего не произошло – все было в точности, как предсказывала Элис. Ни криков охраны, ни сирен, ни даже закрытых дверей – я спокойно прошмыгнул внутрь дома и пошел по широкому коридору.

Картины на стенах казались мне смутно знакомыми. Нет, я, конечно, знал художников, но дело не в этом – мне казалось, что я уже видел именно эти картины в похожем доме, причем расположенные в той же самой последовательности. Ковровая дорожка на полу была в точности такой, как в доме Чефалу, и даже лепнина на потолке казалась копией. Такое впечатление, что я пришел к брату банкира… или к человеку, который очень хотел на него походить. Или это были их местные разборки, в которых я ничего не смыслил, но в которых молодой банкир хотел насолить старому даже тем, что копировал его стиль.

Я беспрепятственно преодолел коридор и, бесшумно вскрыв замок, зашел в кабинет… в котором было тихо и темно… пусто. Вообще-то, весь дом давно спал, за исключением охранников и повара, страдающего бессонницей. А также хозяина дома, который крался по коридору, намереваясь застать меня врасплох. Я слышал его осторожные шаги, стук сердца и сбивчивое от предвкушения дыхание. А также его громкие мысли, в которых звенел восторг битвы, восхищение самим собой, умным, хитрым и бесшабашно храбрым. За этим восторгом трудно было прочитать что-либо еще. Я бы удивился, что хозяин дома предпочел поймать меня лично, а не позвать охрану, но этот человек страдал, по всей видимости, тем же недугом, что и Чефалу – комплексом величия и непобедимости. Разве что самоуверенности в нем было побольше, соответственно возрасту. Жизнь еще не научила его осторожности.

В этом и был ответ на вопрос, почему Элис не предвидит никаких препятствий - младший Стоун вознамерился поиграть в супергероя, как только заметил меня на камере внутреннего наблюдения. Вот почему он меня ждал в видении Элис.

Это был идеальный для меня вариант: только мы двое, наедине, и никто не знает о присутствии в доме постороннего. Когда я закончу свои дела здесь, смогу уйти тем же путем или другим, не оставляя за спиной свидетелей. Только одного, - но ему вряд ли кто-то поверит после того, что он сегодня увидит.

Я ничего не предпринимал – просто ждал посередине кабинета, когда у Джейсона Стоуна пройдет приступ самолюбования и он ворвется в кабинет, поймав меня «с поличным». Он не заставил себя долго ждать: уверенный в своем превосходстве, распахнул дверь настежь и резко, - как ему показалось, для меня это все равно было по-человечески медленно, - врубил свет. На лице – триумф победителя. В грудь мне направлен ствол.

Эти банкиры всегда решают проблемы с помощью огнестрела? Я презрительно взглянул на оружие, а затем снова в серые глаза. Я не шевелился.

Джейсон был разочарован отсутствием у меня реакции. На его возбужденное лицо набежала тень, но затем вернулась прежняя самоуверенность. Его мысли пошли в шокирующем для меня направлении. Я знал, что с этим человеком было что-то не чисто, но чтобы настолько…

«Живой. Мелисса не солгала. Но как… такое вообще возможно?! Он слишком полноценно выглядит».

Мелисса не солгала? Что это значит? Она сообщила ему о моем воскрешении? Как много он знает? Что именно она ему рассказала? И главное – по какой причине она ему доверилась?!

Джейсон, тем временем, ногой захлопнул за собой дверь кабинета, считая, что тем самым отрезает мне путь к освобождению.

«А я-то мечтал станцевать на его костях, хотя бы наблюдать инвалидное кресло».

Что значит «мечтал»? Мы разве знакомы? Я присмотрелся к лицу внимательнее в надежде на пробуждение воспоминаний. Было сложно узнать человека, сравнивая с мимолетными образами из видений Элис или кошмаров Беллы, ведь каждая из них представляла его по-своему, пропуская через личный «фильтр». Однако это немного приоткрыло передо мной завесу тайны. Его жизнь каким-то образом была тесно переплетена с семьей Чефалу, с Беллой, со мной…

«Досадно видеть его здоровым…»

Этот человек желал моей смерти, хотя я его даже не знал.

Он меня, однако, знал определенно.

«Проклятье, почему женщины такие дуры? Что особенного Мел нашла в этом сером и убогом уроде, если не смогла забыть за столько лет даже мертвого?! Я и богаче его, так почему он, а не я?!»

Вот оно что… крошечные паззлики неизвестной мне головоломки начали выстраиваться в более понятную картину. Сам того не желая, Джейсон Стоун подкидывал мне интересные факты о том, как жила Мелисса без меня. Кажется, мне стоило больше доверять ей.

Значит, это неизвестный воздыхатель Беллы, который давно положил на нее глаз. Оттого и снился ей в кошмарах – ведь, определенно, Джейсон Стоун не обладал ни благородством, которое так привлекает женщин, ни добрым, мягким характером, не был ни заботливым, ни даже влюбленным. Это был порочный до глубины души человек, и никакая нормальная женщина не увидела бы в нем привлекательного кандидата. Деньги решают далеко не все в этом мире. А уж грубость и хамство всегда были отталкивающими качествами.

Даже мысли его были неприятными, он думал о Мелиссе как о рабыне, которую станет жестоко использовать и всячески унижать. Он думал о мягкости ее тела, об ее слабом сопротивлении, которое крайне его возбуждало, но я не мог отличить воспоминания от желаний. Были ли они вместе, принуждал ли подонок Мелиссу к близости силой? Судя по ее кошмарам – да. Удалось ли ему это в реальности – неясно.

Я сощурил глаза, в моей груди взметнулось возмущение, когда он с похотливым удовольствием представил, что Мелисса принадлежит ему, - или будет принадлежать в будущем времени, когда он покончит со мной и ее отцом. Его мысли были грязными, низкими и жестокими. Я бы мог решить, что он безнадежно влюблен, оттого так ненавидит препятствия, мешающие ему быть с Мел, но это была не любовь, а алчная, примитивная, ничем не сдерживаемая потребность самца в обладании самкой.

- Я думал, ты мертв, - неожиданно сказал он, прервав поток остро режущей ревности. Его голос был скрипучим и прокуренным.

«Я подозревал, что дело нечисто - тело пропало, могилы нет, Мел вела себя не слишком траурно. Знал, что он выжил!».

Я промолчал, выжидая, чтобы он подкинул мне побольше информации. Моя выдержка и слишком бесстрашный вид вызвали в нем бурю негодования, раздражения и ненависти. Он-то рассчитывал на эффект внезапности, хотел увидеть панику и страх на моем лице, но не добился ни того, ни другого. На самом деле, вообще не добился пока от меня ни одной эмоции – я просто молча смотрел.

- Что, даже шрама не осталось? - со злой усмешкой бросил он, и, будто издеваясь, провел большим пальцем вдоль горла. – Я впечатлен!

Это странное высказывание вызвало во мне бурю новых воспоминаний, о которых я до этого мгновения не подозревал: темный переулок, холодное лезвие, боль, кровь рекой… автоматически я поднял руку к шее, ощупывая несуществующий шрам, вспомнил с ужасающей отчетливостью, как неприятно швы стягивали кожу. Ощущение привязанности, взаимности и заботы странным образом сочеталось с беспокойством о Мелиссе и страхом опоздать. Быстро приближающийся асфальт, удар головокружения, чувство беспомощности и проигрыша… странные, но знакомые ангельские голоса…

По человеческим меркам моя заминка длилась всего долю секунды, но именно это мгновение стало решающим и изменило все. Когда я вынырнул из страшных воспоминаний, о которых предпочел бы забыть навсегда, я уже знал, кто передо мной. Головоломка сложилась.

Взглянув на Джейсона Стоуна обновленными глазами, я уже не был тем, кем секунду назад. Туманное замечание Элис «Ты собираешься встретиться с виновником всех своих несчастий» обрело смысл, а ее прогноз о том, что мне понадобится вся моя воля, начал сбываться, - когда я вернулся из воспоминаний в реальность, внутри меня уже кипел гнев, необузданная ярость заволокла зрение красным цветом. Передо мной стоял мой собственный убийца, который разрушил мое счастье, мою жизнь, отнял любимую и на многие годы погрузил в отчаяние и ее, и меня.

И, хотя я остался на месте, Джейсон тут же заметил перемену моего настроения – его глаза налились сталью, а ствол пистолета вновь поднялся на уровень моей груди.

«Долго же до тебя доходит…»

- Живучий, гад, - выплюнул Джейсон тоном, сочащимся острым желанием смерти.
- Ты даже себе не представляешь, насколько, - прорычал я, мой голос был отражением его смертельной угрозы. Его тонкая шея находилась всего в двух метрах от меня, - секунда, и она сломается под моими пальцами. Я бы не стал пить его кровь, даже сгорая от жажды возмездия, даже будь голод в тысячу раз сильнее, чем сейчас. Но я бы медленно выкручивал его похотливые пальцы, наслаждаясь криками боли, вылетающими из поганого рта. Я бы вырвал его руки из тела, а затем постепенно отдирал бы кожу, мясо от костей, пока от Джесона Стоуна, которого я теперь люто ненавидел, не осталась бы бесформенная горстка дымящихся ошметков.

Потребность в убийстве никогда не была во мне такой сильной, как сейчас. Прежде я часто оказывался на грани животного инстинкта, но даже и тогда не переставал осознавать свою человеческую часть. Даже когда кровь Мелиссы впервые оглушила меня, я понимал, что не хочу убивать, я боролся за право оставаться человеком. Если бы произошла фатальная ошибка, и жажда взяла бы надо мной верх, позже я никогда не смог бы с этим смириться, на целую вечность это легло бы камнем в моей бессмертной груди.

Но сейчас все было иначе. Мне казалось, что ошибкой будет оставить ублюдка в живых. Желание убийства было осознанным, оно кипело внутри меня, будто горячая лава, переливающаяся через вулканический кратер. Превозмочь чудовищную потребность в справедливом возмездии, в желании наказать за все причиненное зло, отомстить за кошмары Беллы было невероятно тяжело. Я помнил предостережение Элис, и это оставалось единственной ниточкой, связывающей меня со мной настоящим. В противном случае Джейсон Стоун был бы мертв в первые же секунды, когда я его узнал.

Мерзкий подонок, похоже, наслаждался тем, что вывел меня из себя – на его лице расцвела ликующая усмешка, обнажив ровный ряд белых зубов. Даже улыбка не делала лицо Джейсона приветливым – это был хищный оскал, и мое звериное нутро взбунтовалось, признавая в противнике опасного соперника. Опасного не тем, что он может причинить мне вред слабыми человеческими руками, но тем, что он может заставить меня забыть, кто я есть, вынудить совершить ужасное преступление, которое я клялся семье, себе и Белле никогда не допускать.

«Ближе к делу».

- Тебе чего надо? Зачем явился? – Грубость, с которой Джейсон одернул меня, взбесила еще сильнее, но и привела в чувство. Я вернул контроль над своими порывами. И, хотя мое самообладание трещало по швам, вспомнил о деле, которое пришел выполнить. Возмездие подождет, мстить необходимо на холодную голову.

В том, что месть будет, я не сомневался. Но я придумаю цивилизованное наказание, партнерская спасательная работа в связке с Элис многому меня научила. Мы вернемся к справедливой мести позже, когда Белла будет в безопасности, спасена.

Мне понадобилось собрать в кулак все свое терпение, чтобы сказать всего несколько слов. От чрезмерных усилий голос мой звучал сквозь рычание, в нем клокотала невысказанная ярость:
- Мне нужны акции, компания и улики.
- Что, серьезно?! – пренебрежительно сплюнул Джейсон, от удивления даже прервался мысленный процесс. А затем ублюдок рассмеялся, когда до него дошло. - Старый хрыч совсем из ума выжил? – забавлялся он, потряхивая пистолетом как игрушкой. - Да я же положу тебя на раз-два.

В отличие от Чефалу, угрозы Стоуна не были пустыми – он мечтал прострелить мою грудь, не боялся последствий, и у него не было ни единого сдерживающего фактора. Ну разве что он хотел бы растянуть процесс для получения максимального удовольствия – сначала выяснить подробности, унизить, растоптать, покрепче напугать и только потом стрелять. А затем наслаждаться тем, как глаза умирающего врага медленно стекленеют. Он был абсолютно уверен, что сегодня это произойдет.

Странно, но у Стоуна, как и у Чефалу, совершенно отсутствовал инстинкт самосохранения – он меня не боялся. Либо я выглядел слишком уж безобидно для вампира, либо должен был признать, что оба эти человека, несмотря на многочисленные пороки, обладают неоспоримым достоинством – храбростью.

- Бам-бам, и ты вернешься туда, где и должен быть – в могилу. Даже костей не найдут, я умею прятать трупы.
- Может, он именно на это и рассчитывает, - прошептал я, гадая, на что все же рассчитывал Чефалу, посылая меня на верную смерть? В его мыслях я прочитал толику надежды, значит, его целью все же не было отослать меня в ловушку – он действительно поверил в мои способности, что я ему помогу. Что это было? Интуиция? Трезвый расчет после демонстрации силы?
- Что верно, то верно, - хохотнул Джейсон вполне искренне. Разглядывая меня, он перебирал в уме способы убийства, останавливаясь на наиболее извращенных и медленных: заточить меня в подвале и наблюдать медленную смерть от голода, несколько недель издеваясь над Мелиссой и Чефалу; привязать к стулу, заклеить рот и подвергать изощренным пыткам в течение недель, месяцев; пригласить Мелиссу и шантажом принудить ее с ним спать… на последней мысли я зарычал, и Джейсон рассмеялся, словно знал, что я читаю его мысли.

Мне нужно было приступать к делу, пока я еще в состоянии себя контролировать. Если я продолжу разговаривать с этим подонком, кончится тем, что я стану убийцей, как предрекала Элис.

- Так где мне искать? – Я впервые пошевелился, больше не собираясь тратить время на ерунду и позволять себе отвлекаться. Мои мускулы были напряжены, сокращались, принуждая меня броситься на противника, но я отчаянно сопротивлялся искушению, прилагал огромные усилия, удерживая себя от убийства.

Я оглянулся по сторонам, внимательно читая реакцию Джейсона на вопрос.

Она тут же последовала:
- Этого ты никогда не узнаешь! – Однако в его голове тут же возник образ сейфа, расположенного за настенным ковром.

Скрытые камеры фиксировали каждое мое слово, каждый жест прямо сейчас, - об этом Стоун тоже злорадно подумал, - и для начала я решил уничтожить их. Не обращая внимания на пистолет, двинулся по периметру комнаты. Если Стоун решит стрелять – промахнется. Я не собирался изображать из себя супергероя, которого не берут пули – чем меньше Стоун про меня узнает, тем лучше. Но если он выстрелит, я смогу вовремя отклониться, и он подумает, что просто не попал.

К счастью, Джейсон не спешил со мной покончить, ему было интересно поболтать.

- Бернард, видимо, совсем отчаялся, раз послал сюда тебя. – Стоун откровенно глумился над конкурентом, ему нравилось чувствовать себя королем. – Его старческие попытки глупы, но от этого и забавны – не думал, что он пойдет на крайние меры. Хотя, что ему терять? Я тебя убью, Берни от этого только выиграет. Он облапошил тебя, парень, ты это понимаешь? Что он тебе пообещал?

Я молчал, заприметив сразу две камеры и высматривая, как бы «по-человечески» их обезвредить, не вызывая подозрений.

- Можешь не отвечать, я и так знаю, о чем ты мечтаешь, - хохотнул Стоун, вновь отвлекая меня образом Мелиссы, замешанном на ядреной ревности. – Но тебе она не достанется. Она моя. Будет моя, как только я доберусь до ее папочки. Я все сделаю чисто, и она больше не отвертится, как в прошлый раз. Что, не нравится? – радостно поддел он, когда я снова не удержался от рычания.

Решив выместить злобу на технике, раз уж на Джейсоне мне не позволено (пока), я ухватил электрический кабель, протянутый вдоль плинтуса, и выдернул провода с мясом. Одна из камер отключилась.

- Эй! Ты что творишь, гад! – заорал Джейсон, шокированный моими действиями до такой степени, что даже забыл про пистолет. Он совершенно не ожидал, что человек, находящийся под прицелом, посмеет действовать столь нагло.

Я свернул камеру с потолка и сбросил ее на пол, не потрудившись посмотреть, какой эффект это произвело на хозяина. Пока он не опомнился, я взял в руки маленького мехового медвежонка, в глаз которого была вмонтирована вторая камера, и отвернул его спиной.

«Откуда он знает?!» - негодование Джейсона перемешалось с изумлением. И вот теперь он был не на шутку взбешен.

Конечно, уничтожить камеры было недостаточно, так что я отправился к компьютеру, чтобы выйти на сервер и стереть из памяти данные со своим записанным лицом.

«Ах ты, сука!» - Джейсон бросился на меня, как только я нажал кнопку пуска. Он намеревался остановить меня любой ценой, хотя в его планы не входило немедленное уничтожение – он еще не насладился моментом.

Я обернулся, обнажая зубы, и мое неистовство, моя боль, моя жажда мести были настолько свирепы, что я мгновенно очутился на краю собственной человечности. Приближение Стоуна было ошибкой – его запах окутал меня, срывая слабый налет контроля. Я не сдержусь. Потребность вцепиться подонку в горло клокотала внутри вместе с грозным рычанием. Джейсон остановился на полпути, отшатнувшись от неожиданности, - его лицо исказил страх. Ага-а, значит, я все же умею пощекотать нервы, - отметил я краешком беснующегося сознания.

Стоун, хватая ртом воздух, замер в полуметре от меня, не в силах преодолеть оставшееся расстояние. На некоторое время он потерял способность связно мыслить, впал в прострацию и не мог решить, то ли бежать, то ли напасть. Бежать ему не позволяло самоуважение – тогда б ему пришлось признать себя трусом. Напасть не мог из-за всепоглощающего ужаса, причины которого не понимал. Хотел приблизиться, но его попытки разрушались о мою свирепость, как о невидимую, но непреодолимую преграду.

Я выиграл несколько драгоценных минут, которые потратил на поиск нужного сервера, подбор пароля и уничтожение всех записей, на которых оказался, - к счастью, внутренние камеры передавали картинку только в этот кабинет и еще несколько помещений, охрана на посту следила лишь за внешним периметром дома. А заодно я отключил остальные камеры, чтобы, когда все закончу, спокойно уйти. Охрана, конечно, скоро встанет на уши, так что мне оставалось совсем немного времени закончить свои дела.

Джейсон, растеряв всю свою самоуверенность без камер, тем временем пришел в себя. Его затрясло от ненависти, когда он понял, что потерял доказательства моего преступления, и он решил перейти в наступление, преодолев, наконец, страх. Нет, он не решил стрелять – ведь он был уверен, что успеет сделать это в любую минуту.

- Ты, проклятый труп, ответишь за это, понял?! – брызгая слюной, угрожал он, оставаясь на безопасном расстоянии. – Тебе все равно не уйти! Нажму кнопку – охрана через полминуты будет тут!

Блеф. Не было у него никакой кнопки, по крайней мере, не в пределах досягаемости. Да он и не собирался ее использовать – его удерживал от этого стыд, он хотел сам справиться со мной, нежели прослыть трусом. Странная логика, которая понятна была только ему одному. Наверное, все эти банкиры, и молодые и старые, просто больные.

Поняв, что угроза на меня не подействовала, Джейсон перешел к другому плану, заготовленному еще с начала разговора. Сильнее всего ему хотелось морально уничтожить врага, унизить и заставить страдать – это было главной целью. Поэтому он использовал мое слабое место, которое уже узнал.

- Она все равно тебе не достанется! – прошипел он, старательно отгоняя от себя гнилые мысли о собственном поражении, моральном, а не физическом, ведь денег, он полагал, у него хватит на все, и чтобы купить Мелиссу, тоже. – Если бы ты так не торопился вернуться с того света, она бы уже стала моей. Впрочем, - издевался он, - она была моей, я хорошенько с ней поразвлекся…

Да, это было то, что заставило меня поднять голову. Завладев моим вниманием, Стоун ликующе ухмыльнулся, ярко вспоминая, как от удара его руки Мелисса падает на ковер…

Эти его мысли подействовали как пощечина. Все мои потуги сохранить над собой контроль исчерпались мгновенно, глаза застлала красная пелена, яд наполнил рот.

- Она сопротивлялась, - подлил он масла в огонь, представляя, - и эти воспоминания были тошнотворно отчетливыми, замешанными на грязной похоти, - как бросает Мел на кровать, заламывает ее руки, оставляя на нежной коже некрасивые синяки. Бьет снова, и его опытные пальцы добираются до ее нижнего белья, гадко проникают под него. – Она так кричала, звала на помощь. Но тебя не было… Ты же сдох – слабый, никчемный грязнорабочий. Ты бросил ее одну, и она стала моей.

Удержать себя на месте было абсолютно невозможно, нереально, немыслимо. На дрожащих от ярости ногах я сделал шаг из-за стола, и мои пальцы, скрючившись, превратились в когти. Перед глазами плясало пламя, а посередине, как в адском кружке, прорисовывалось только одно лицо – ублюдка с кудрявой светлой шевелюрой, которого я убью сию же минуту, раздавлю между пальцев, словно в смертельных жерновах.

Я сделал еще шаг, и Джейсон, устрашившись моего гнева, отступил, создавая новое расстояние. Он боялся… но все же провоцировал меня, выманивал ближе, чтобы от выстрела я упал к его ногам, - поверженный враг. Причем желательно, чтобы рана была мучительная, но не смертельная. Он хотел медленной смерти. Время его триумфальной победы пришло.

- А про ребенка она тебе рассказала? – Напряжение между нами возросло до критической красной отметки, оттого его голос, наполненный лютой ненавистью, перешел почти что на визг. – Что бы она ни сказала – она тебе наврала! Это мой ребенок. Она ни за что не скажет тебе правду, но ты должен знать.

Это стало шоком. Последней каплей.

Я потерял способность мыслить, анализировать и размышлять. Я превратился в зверя, потеряв себя.

Все дальнейшее произошло как в тумане. Сквозь ослепляющую ярость едва пробивалась моя человеческая сторона, - и только лишь для того, чтобы я мог действовать на автопилоте, как робот. Повинуясь звериному инстинкту.

Мои руки уже тянулись к тощему горлу. Я вдыхал горячий запах кожи с примесью сигарет и алкоголя, и запоминал как самый ненавистный аромат. Я хотел, чтобы эта кровь остыла. Чтобы сердце перестало качать. Чтобы кости захрустели и раздробились под пальцами. Чтобы из грязного рта прекратили вылетать ужасные, коверкающие мою жизнь подробности унижения любимой. Заставить его замолчать навсегда, как будто это могло бы исправить прошлое, в котором меня не было рядом с Беллой, и в котором я не смог ей помочь, когда он силой принуждал ее…

Совсем недавно я гадал, насколько трудно мне будет смириться с изменой, трудно принять чужого ребенка как своего… но мне даже в голову не приходило, что Белла пережила насилие. Что моя маленькая, наивная, добрая девочка могла бросить меня, потому что забеременела от врага, от моего убийцы. Что она просто не смогла признаться мне и ушла, чтобы уберечь от этой кошмарной правды.

Я сделал последний шаг, разделяющий нас. Мне было все равно, что я разоблачу себя, – слишком сильно было мое дикое неистовство. Но, вместо того чтобы стрелять, Джейсон решил расправиться со мной иначе: замахнулся и что было силы ударил дулом по лицу. Наверное, он рассчитывал отключить меня этим ударом, чтобы затем, когда я очнусь, продолжить медленное избиение, издевательство и пытки. Но я не почувствовал ничего. Это было так, словно его рука встретилась с твердой скалой. Отпрыгнув, ублюдок заголосил, согнувшись пополам и вцепившись в собственную руку. Пистолет от удара отлетел в сторону. Изо рта Стоуна непрерывным потоком посыпались грязные ругательства, смешанные с криками боли. Какой-то частью своего затуманенного сознания я с удовлетворением отметил, что голосит он, как девчонка.

- Сука, ты мне пальцы сломал! – Обвинения неразборчиво перемешивались с матерщиной и громкими стонами.

Я уже видел его смерть на своих руках.

Я ее жаждал всем существом, я направлялся прямиком в ворота личного ада.

Я хотел отомстить за боль, за унижение Беллы, стереть отвратительные воспоминания Джейсона Стоуна навсегда, как будто их никогда не существовало.

Я сделал вдох, и внезапно стало в тысячу раз хуже – я почувствовал запах свежей крови, стекающей по моему лицу. Машинально провел тыльной стороной ладони по губам и с удивлением уставился на красный след. Джейсон Стоун разбил руку о мою твердокаменную кожу.

Сознание помутилось. Ярость, приправленная внезапным голодом - головокружительная смесь.

Два противоборствующих инстинкта столкнулись внутри меня в смертельном сражении: звериная жажда убийства, крови… и вечное противостояние этому: нежелание убивать.

Вторая… всегда во мне была сильнее первой.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ГЛАВЫ >>>



Источник: http://robsten.ru/forum/20-773-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: LeaPles (19.06.2014) | Автор: Валлери
Просмотров: 248 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.9/7
Всего комментариев: 2
avatar
2
Спасибо!:good:
Только как он под днищем лимузина поместился???
Вампиры могут сплющиться?
avatar
1
спаибо!
напряженно очень. побежала дальше.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]