Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 12+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Ночь без звезд/A Night Without Stars

Ночь без звезд

Я медленно шла по знакомой дороге на кладбище, и единственным звуком были мои шаги по твердому цементному тротуару. Трава была длинной, ярко-зеленого цвета и влажной, с каплями дождя, как это обычно бывает в Форксе. Я повернулась, ступая на влажную траву и чувствуя, как моя обувь погружается в грязь. Я приезжаю сюда почти каждый день в течении года. Я могла приходить сюда с закрытыми глазами, если бы это было нужно. Небо было темным, словно уголь, а гром грохотал спокойно на расстоянии. Дождь ещё не шел. Был только полдень, но небо стало настолько темным, что казался похожим на самую темную полночь. Ночь без звезд.

Я держала в руках букет сине-фиолетовых фрезий. Он всегда говорил, что я пахну, как фрезия. И он любил их специфический оттенок синего. Говорил, что это делало мою кожу сияющей, в контрасте с его бледностью. Я слегка улыбнулась своим воспоминаниям. Это не больно - так много думать о нём. Мне нравилось вспоминать лучшие времена, лучшие дни. Всё перед тем ужасным днем, ужасной трагедией.

Я оказалась около знакомой надгробной плиты, округлой и отполированной, где было выгравировано его имя, дата рождения и дата смерти. Несколько бессмысленных слов небрежно написаны ниже. Я не читала их. Мне это не нужно. Никакие слова не могли описать ту мою любовь, что коснулась жизни вокруг него. Я встала на колени перед ним, кладя букет скраю. Я улыбнулась полированному куску камня.

— Привет, Эдвард, — сказала я мягко. Я больше не чувствовала себя глупо, разговаривая с неодушевленными предметами. Я знала, что Эдвард слушает, и это затмевало все мысли о моей ненормальности. К тому же я была совершенно одна. Это заставляет меня чувствовать себя лучше, ведь я с ним хоть как-то, но общаюсь. Ещё это была единственная вещь, которая помогает мне не сорваться, оставаться сильной ради семьи и друзей.

— Сегодня ровно год... Я скучаю по тебе, — мой голос надломился из-за еле сдерживаемых слез. Я могла только говорить здесь. Мне удалось вновь совладать с собой и я продолжила. — Я скучаю по твоим рукам, которыми ты любил меня обнимать и прижав к себе, шептать на ухо всякие нежности. Я скучаю по тем поцелуям украдкой, которые ты мне дарил, когда считал, что никто из нашей семьи этого не заметит, хотя они всё прекрасно видели. Я думаю, ты это делал, чтобы похвастаться, — маленькая дразнящая улыбка появилась на моих губах.

— Белла. — я улыбнулась, сразу узнав этот бархатный баритон. — Иди сюда.

— Я должна отнести десерт, — сказала я ему. Был день благодарения. Все сидели за обеденным столом в доме родителей Эдварда. Это была наша традиция — вместе отдыхать в выходные. Эдвард и я стояли в нескольких метрах от двери. В руках я держала поднос с шоколадным печеньем, готовая отнести его Эсми.

— Это может подождать, — легкомысленно произнес он. Одна его рука скользнула между моей и подносом с печеньем, забирая его и ставя на стол рядом с нами. Он обнял меня за талию и прижался своими губами к моим. Я тихонько засмеялась. Его язык скользнул навстречу моему, и я не смогла удержать стон. Мои пальцы запутались в его мягких волосах, пытаясь притянуть к себе ещё ближе, чем было. Он так крепко прижал меня к своему телу, что мои ноги оторвались от пола. Казалось, что между нами не было даже воздуха.

— Может, стоило взять фотик? — я нехотя оторвалась, чтобы увидеть широко улыбающуюся Элис. Я поняла, что мы были на виду у всей семьи. Его родители, брат и сестра — все всё видели. Я густо покраснела, а Эдвард лишь усмехнулся.

— Ты сделал это нарочно, — обвиняюще сказала я. На что он просто улыбнулся и взяв поднос с печеньем, бессовестно удрал в столовую.


— Элис сейчас такая большая... — произнесла я, выходя из задумчивого состояния и продолжая свой монолог. Я всегда чувствовала себя обязанной рассказать ему обо всем, что происходило в наших жизнях. — Ей не нравится это. Но она ведь беременна, что можно сделать? Джаспер делает многое, чтобы "помочь", — я пальцами в воздухе сделала кавычки. — Я думаю, он уже подумывает сбежать куда подальше и от Элис, и от её капризов. И я не могу винить его. Иногда она бывает настоящей мегерой. Ещё она состригла свои волосы. Теперь они короткие и торчат во все стороны. Ей идет, правда, скорее к характеру, — я положила руку на округлую поверхность могильного камня и медленно водила по нему пальцами всё то время, что говорила.

— Эсми и Карлайл... Я даже не знаю, что и сказать о них. Эсми всё ещё не может прийти в себя. Это сложно — пережить своего ребенка. Она никогда не говорит о тебе. Я пыталась... поговорить с ней об этом. Но она просто замыкается в себе и поспешно меняет тему. Она скучает по тебе. Ещё не прошел год с твоей смерти, как она с головой погрузилась в свои проекты. Карлайл постоянно работает в больнице, пытаясь спасти как можно больше жизней. Он думает, что это в его силах. Эсми постоянно плачет, когда приезжает к нам. Она чуть ли не умоляет меня сделать ремонт. Но ты ведь любил наш дом, поэтому я не собираюсь ничего менять.

— Ну давай же! У этого дивана есть потенциал! Он идеален! — упорствовал Эдвард. Мы были в мебельном магазине. Моё обручальное кольцо сверкало на безымянном пальце. Свадьба должна была состояться в этом июне, поэтому в магазин мы пришли, чтобы купить всё необходимое для нашего нового дома. Эдвард приблизился к первому увиденному им черному кожаному дивану и сел на него, решив, что он идеально подходит для нашей гостиной, даже не взглянув на ценник. Это не в его стиле. Эдвард всегда получал то, что хотел.

— Эдвард, это же черный кожаный диван. Он простой. И слишком дорогой. Мы можем присмотреть нечто похожее, но на сто долларов дешевле, — воскликнула я.

— Ну же, Белла! — настаивал он. — Просто присядь. Всего один раз, и я клянусь, ты захочешь его купить, — я вздохнула, закатывая глаза. Похоже, его желание — закон. Я опустилась на диван рядом с ним. Вынуждена признать, было довольно комфортно. Эдвард обнял меня за плечи и притянув к себе, прикоснулся губами к моему уху.

— Видишь, Белла? Мы будем сидеть на этом диване, когда поженимся. Когда ты забеременеешь нашим первым ребенком. Видишь маленьких детей, играющих у наших ног? Прыгающих на диване, когда мы смотрим на них, держась за руки. Ты можешь увидеть наших подростков, просящих ключи от моего Вольво? Которые они никогда не получат, — добавил он твердо. Я захихикала. Эдвард любил своё Вольво почти так же, как меня. — А потом в один прекрасный день, они все уйдут, женятся и заведут собственных детей. И тогда наши внуки будут играть на этом самом диване. Мы станем старыми, седыми и морщинистыми, но нам будет всё равно, ведь мы будем любить друг друга так долго. Наша жизнь будет прекрасной, — голос у него был грустный.

— И всё это зависит именно от этого дивана? Нельзя выбрать какой-нибудь другой? — скептически поинтересовалась я.

— Нет. Только этот, — я усмехнулась и покачала головой.

— Хорошо. Мы его берем, — Эдвард торжествующе улыбнулся и перетянул меня к себе на колени так, что я оседлала его, и страстно поцеловал.

— Спасибо, любимая, — прошептал он через минуту.

— Обращайся, — я улыбнулась и подалась немного вперед, чтобы поцеловать его.

— Простите, — я обернулась и увидела, как над нами практически возвышается продавщица с неодобрительно прищуренными глазами. — Не могли бы вы воздержаться от использования этого дивана ненадлежащим способом? Если вы не можете следовать правилам, то боюсь, вам придется покинуть наш салон.

— К сожалению, сударыня, — мгновенно отреагировал Эдвард, в то время как я покраснела, — мы всего лишь проверяли, насколько он удобный. Ну, знаете, чтобы любая выбранная поза была комфортной, — он подмигнул ей, и она в шоке сделала шаг назад. Я покатилась от смеха и уткнулась лицом в его плечо. Диван был в нашем доме уже на следующий день.


— Ты должен увидеть маленького Кристофера. Эммет и Розали говорят, что с каждым днем он всё больше и больше напоминает разрушителя. Должно быть, он просто обожает находить что-нибудь хрупкое и бросать потом это на пол. Розали уже потеряла несколько предметов её туалета. Крису будет три в следующем месяце. Ты можешь в это поверить? Он был ещё крохой, когда ты его знал, — я недоверчиво покачала головой.

— И Итан. Ах, Эдвард. С каждым днём он всё больше становится похож на тебя. У него твои бронзовые волосы и изумительные изумрудно-зеленые глаза. Даже кривая усмешка у него точь-в-точь, как у тебя. Ему скоро исполнится шесть, ты можешь себе это представить? Недавно он потерял два передних зуба — слева и справа. Говорит, что потом отдаст их зубной фее. А на днях он... он сказал мне, что не может вспомнить твой голос, — мой голос задрожал. Я вытерла несколько слезинок. — Он хочет помнить, но воспоминания стираются. Для него и меня.

Я задохнулась от боли, когда врачи окружили меня. Эдвард держал мою левую руку, придавая сил на рождение новой жизни. Он постоянно говорил ободряющие слова, а взволнованная улыбка не покидала его лицо. Это была его мечта, наша мечта. Наша счастливая семья, наш маленький ребенок.

— Ну же, Белла, ты сможешь сделать это, — поддерживал доктор. — Просто потужься посильнее всего один раз. Давай!

— Ну давай же, любимая, — тихо прошептал Эдвард, чтобы услышала только я. — Ты можешь сделать это. Просто подумай об этом. Это наш ребенок. Наш сын или дочь. Разве ты не хочешь, чтобы он или она родилась? Давай, Белла. Тужься.

— Ты готова, Белла? — спросила акушерка. Я кивнула. Всё, что мне нужно было - это услышать ободряющие слова Эдварда. — Раз. Два. Три, — я старалась не кричать от боли, которая рвалась наружу. Я даже не знаю, сколько времени тужилась, но я так старалась. Я хотела этого ребенка. Моего ребенка. Ребенка Эдвада. Я уже хотела подержать его или её и поцеловать. Пронзительный крик заполнил все пространство.

— Это мальчик, — объявила медсестра. Она перерезала пуповину, помыла его и запеленала в голубое одеяло перед тем, как передать мне.

— Он такой красивый, — с придыханием произнесла я, глядя на моего прекрасного малыша. Глаза его были закрыты, рот чуть приоткрыт, и он плакал. На его маленькой головке было немного бронзовых волосиков - таких же, как и у папы. И когда он наконец открыл глаза, они были ослепительно-зелеными. Слезы текли по моему лицу, когда я смотрела на него - на его маленький носик, крошечные ушки, на пальчики рук и ног. Он был настолько великолепен, настолько совершенен.

— Он чудо. Красивое, прекрасное чудо, — прошептал Эдвард рядом со мной. Он опирался на плечо, и я подняла голову, чтобы посмотреть на него. Его глаза были сосредоточенны на ребенке. Они были полны удивления, восхищения и любви. Я улыбнулась ему, и мы встретились взглядами, выражая этим свою любовь друг другу. Он кривовато усмехнулся и вновь стал разглядывать нашего сына.

— Ты хочешь подержать его? — спросила я Эдварда, заранее зная ответ. Он кивнул, делая глубокий вдох. Я подняла ребенка и передала Эдварду в его нежные руки. Его глаза были как звезды - тлеющие от эмоций.

— Как я могу так сильно его любить? — прошептал он мне. — Я ведь почти его не знаю, но уже безумно люблю. Как это возможно? — было ясно, что это риторический вопрос. Слезы наполнили мои глаза, когда он говорил.

— Он твой сын, Эдвард, — ответила я ему. — Теперь он часть твоей жизни. Нашей жизни, — Эдвард лишь улыбнулся в знак согласия, слыша, как крики нашего ребенка постепенно стихали и малыш засыпал.


— Я не хочу потерять тебя, Эдвард, — произнесла я, высказывая свои страхи ему. — Я уже потеряла тебя однажды. Я не хочу забывать тебя. Я не хочу, чтобы наш единственный ребенок, наш маленький мальчик не помнил своего отца. На днях я смотрела видео с нашей свадьбы. Кажется, это было так давно. Но я до сих пор помню каждую деталь. То, как ты смотрел, как жаждал изменений. Я до сих пор помню, как чувствовала себя в свадебном платье. А наш медовый месяц... Ах, наш медовый месяц, дорогой... — я усмехнулась, вспомнив, какие дикие ночи у нас были, — это было семь лет назад в июне. Это ли не безумие?

Я пыталась сдержать нервную дрожь, из-за которой мой желудок сворачивался в тугой узел. Чарли стоял рядом со мной в черном смокинге, протягивая руку. Я нехотя вложила в его руку свою. Я молилась всем известным богам, чтобы по пути не споткнуться. Чарли повел меня через двери в заднем дворе особняка Калленов. Я чуть не ахнула, увидев, что меня ожидало.

Все мои друзья и семья выстроились на улице, каждый сидел на белом стуле. Я видела Элис и Джаспера, их переплетенные руки, Розали и Эммета, их немного слезящиеся глаза. Я чуть не рассмеялась при виде плачущего Эммета. Я видела Карлайла, Эсми, Рене и Фила. Все они улыбались, с гордостью глядя на меня. Анжела, Бен, Джейкоб, Джессика, Майк... Все они улыбались, мои друзья из Форкса. Я не была так сильно привязана к ним. Мои настоящие друзья, моя семья, всегда будут Каллены и Хейлы.

Я оставила Эдварда напоследок. И мне вдруг показалось, что дорога до него равна как минимум миле. Я хотела быть в его руках немедля. Он широко улыбался, а не
кривовато усмехался, как обычно . Его глаза сверкали как алмазы, они поглощали каждый кусочек меня. Я покрылась светлым румянцем от его внимания. Наши взгляды встретились, и весь мир словно исчез. Чарли передал меня в руки Эдварда, и тот момент наполнился счастьем.

Церемония прошла под слезы и слова священника. Я вспомнила все слова, что он говорил, что только смерть разлучит нас. Помню, я подумала, что хотела бы умереть с Эдвардом в один день. Мы одновременно сказали "согласны", и он прижался своими губами к моим со страстью и любовью, которых я никогда до этого не чувствовала. Эдвард был любовью всей моей жизни. Я никогда никого не хотела, кроме него.

— Я так люблю тебя, Изабелла Мари Каллен, — звук моего нового имени послало острый импульс по позвоночнику.

— Я тоже тебя люблю, Эдвард Энтони Каллен, — он прикоснулся к моим губам, и я радостно засмеялась. Я наконец была в браке с мужчиной моей мечты. Моя жизнь была прекрасна, как и предсказывал до этого Эдвард.


— Не думаю, что смогу когда-нибудь оставить тебя, Эдвард. Я знаю, что все, что ты бы хотел - так это то, чтобы я была счастлива. Но я не могу быть счастливой с кем-то, кроме тебя. Итан здесь, со мной - и это все, что мне сейчас нужно. У меня есть наша семья и наши друзья. Единственное, чего не хватает - так это тебя. Но я знаю, что не смогу сейчас вернуть тебя. Ты ушел. Навсегда, — мой голос сорвался на последнем слове. Навсегда... Казалось, это так долго, как бесконечная черная дыра, которая будет засасывать до того момента, пока твоя жизнь внезапно не закончится.

— Почему ты оставил меня, Эдвард? — требовала я ответа. Слезы не переставая текли по моему лицу. — Почему ты не пришел домой десятого сентября или двенадцатого? Почему ты должен был лететь в этот день, этим рейсом? Это не справедливо! — я сделала несколько глубоких вдохов. "Этого я захотела", - напомнила я себе. Это не была вина Эдварда. Это было его время, чтобы уйти, и мне пришлось признать это, как бы я этого ни хотела.

— Я все ещё так сильно люблю тебя. Мы все. Итан и я говорим о тебе все время. У него не так много воспоминаний, которые принадлежат только ему. Он помнит только то, что мы ему говорим и то, что он видел на видео. Но у него практически нет ничего, что осталось после тебя, ничего только его, — я вздохнула. Пробежалась пальцами по холодному отполированному камню, по его выгравированному имени.

— Я скучаю по тебе каждый день. Я люблю тебя так же, как и в тот день, когда выходила за тебя замуж. Так больно... И тебя нет здесь, чтобы поддержать меня. Ты не здесь и не можешь мне сказать, что все будет хорошо. Я не знаю, будет ли когда-нибудь все в порядке. Я стараюсь, Эдвард. Я пытаюсь, но это так трудно. Без тебя жизнь жестокая штука. Так трудно... Если честно, то если бы не Итан, то я давно бы присоединилась к тебе. Но я не могу сделать это с ним. Он — это единственное, что держит меня здесь до сих пор. Скучаешь по нему? Ждешь ли ты меня? — громкий раскат грома был мне ответом. И пошел дождь. Капли дождя смешались с моими слезами, и я не могла найти разницу между соленой и пресной водой.

— Я скажу ему: "Я обещала Эдварду". Я скажу Итану, что тебе его не хватает. И что ты любишь его. Я знаю, что он тоже любит тебя, и скучает. Я постараюсь почаще приводить его сюда в гости, но думаю, что это только больше навредит ему. Может быть, только я настолько безумна, чтобы беседовать с пустой могилой, — они никогда не найдут тело Эдварда. Я помню день, когда узнала... когда поняла.

Было раннее утро. Девять, а может, полдесятого. Сегодня Эдвард возвращался из деловой поездки. Он был врачом и уехал на конференцию. Итан был ещё в постели и крепко спал. Я включила телевизор и именно в этот момент мой телефон завибрировал. Это пришло сообщение от Эдварда. "Я люблю тебя", - писал он. - "Я на American Airlines, рейс 11 до Лос-Анджелеса. Скоро буду дома. До встречи, любимая". Я улыбнулась, когда прочла это, и вернулась к телевизору. Показывали новости.

— Сегодня два самолета врезались во Всемирный торговый центр. Всё указывает на то, что это был террористический акт. Первый самолет врезался в северную башню в 8:46 утра. Рейс 11 авиакомпании American Airlines. Он должен был прилететь в Лос-Анджелес, но был захвачен и протаранил здания в Нью-Йорке, — я замерла. Репортер из новостей говорила неправильно. Она ошиблась. Я схватила свой сотовый, чтобы перечитать сообщение ещё раз. Это тот же рейс. Меня начала бить дрожь. — Выживших в самолете не обнаружено.

Последнее, что я помню - это мой крик, как у банши, и непроглядная тьма обморока.


Я проснулась в больнице спустя несколько часов. Мои друзья и семья окружили меня. У всех красные глаза и лица, залитые слезами. Я недоуменно покачала головой. Это было невозможно. Эдвард пропустил полет, он не мог...

— Мне так жаль, Белла, — выдохнула Элис. — Мы связались с авиакомпанией. Он... он был там. Сказали, что все произошло быстро, даже безболезненно. Он не страдал.

— Нет! — закричала я, ощущая эхо от своего голоса в голове. — Нет, нет, нет, нет!

— Мне очень жаль,— повторила она. Я покачала головой.

— Нет, Элис, нет. Нет!

— Он ушел, Белла. Эдвард мертв.

— НЕТ! Остановись, Элис, прекрати лгать! Он не умер, он не мог... — кричала я. Я вырвала иголку от капельницы из руки, не обращая внимания на головокружение.

— Белла, сядь, — приказал Карлайл, выступая вперед.

— Нет! Я пойду искать его! Он не мертв, он жив, он в порядке. Он... он... — я заплакала. Ноги подкосились, и я чуть не упала на пол, но Эммет успел поймать меня в последнюю секунду и уложил обратно на больничную койку.

— Нет, Эммет, — я поперхнулась. — Пожалуйста. Скажи мне, что это все неправда.

— Я хотел бы сказать, Белла... — слезы чертили дорожки по лицу Эммета. Но они не были от счастья, как на нашей свадьбе. Я обхватила колени и подтянула их к груди. Моё сбитое дыхание и рыдания разрывали тишину комнаты.

— Эдвард, — стонала я. — Эдвард... Эдвард... Вернись.


Слезы продолжали тихо скользить по моим щекам, смешиваясь с дождем. Ветер играл с моими волосами, обматывал их вокруг головы, запутывал и бросал аромат клубники в лицо. Я начала дрожать от холода. Я вздохнула и положила обе руки на надгробие.

— Я обещала любить тебя вечно, Эдвард. Пока за мной не придет смерть. И я не собираюсь возвращать свои слова обратно. Я скучаю по тебе каждый день. И я люблю тебя, — вспышка молнии осветила небо позади меня, и я улыбнулась. — Я знаю, ты тоже любишь меня, — прошептала я и прижалась губами к жесткому, холодному камню. Я поднялась на ноги и поправила одежду. Хотя это уже не имело особого значения. Я и так уже промокла до костей.

— До свидания, Эдвард, — сказала я мягко. Пока я шла, раскаты грома сотрясали воздух и молнии освещали небо. Я улыбнулась, когда добралась до знакомого серебристого Вольво. Мои шаги были неслышными из-за этой безумной ночи. Небо было черным, и облака грузно нависали над землей. Ночь без звезд.



Источник: http://robsten.ru/forum/85-2010-1
Категория: Переводы фанфиков 12+ | Добавил: -marusa122- (29.08.2015) | Автор: переводчик - Эва Батори
Просмотров: 529 | Комментарии: 17 | Теги: Белла, Эдвард, Фанфик, Сумерки | Рейтинг: 4.8/27
Всего комментариев: 171 2 »
avatar
0
17
Спасибо за перевод! Я прекрасно понимаю Беллу, такую любовь не забыть и не заменить... cray И трагедия 11 сентября, как сейчас помню тот экстренный выпуск новостей и шок от жутких кадров...
avatar
0
16
Очень сильно написано  cray cray cray
avatar
0
15
Очень трудно смириться с потерей любимого человека, но жизнь продолжается.
Спасибо.
avatar
0
14
печалька
avatar
13
Горе горькое. cray
Спасибо! lovi06032
avatar
1
12
Не могу читать такие истории без слез. Очень проникновенно, перевод замечательный. Большое спасибо.
avatar
0
11
Спасибо lovi06032
avatar
0
10
Господи, сколько боли! Нелепая смерть забрала жизнь любимого человека, мужа, отца, сына и брата...Жизнь, конечно, продолжается, но...как жить тем, кто остался, кто его потерял - его родным и близким? Это тяжело, очень... История грустная, но прекрасно написана, спасибо большое!
avatar
0
9
cray cray cray
avatar
0
8
cray
1-10 11-17
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]