Фанфики
Главная » Статьи » Собственные произведения

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Чёрная пантера с бирюзовыми глазами. Глава 15. Тихий семейный вечер.

  Глава ПЯТНАДЦАТАЯ

ТИХИЙ  СЕМЕЙНЫЙ  ВЕЧЕР

 

     Когда мы спустились вниз, то оказалось, что никакого Роджера там нет, зато на кухне расположились Ричард и Стивен, уплетая нажаренные мною к обеду котлеты. Тяжело вздохнув, я подошла к столу и забрала с него стеклянную кастрюлю с котлетами.

     – Рэнди, имей сострадание, мы со вчера ничего не ели, – дурашливо заныл Стивен.

     – Мужчины! – сокрушённо покачала я головой, ставя котлеты в микроволновку. – Даже подогреть не сообразили.

     – Они и так вкусные, – уверил меня Ричард.

     – Ничего, ещё десять минут потерпите. Я сейчас быстренько спагетти к ним наварю и салатик настрогаю. Томас, кажется, в холодильнике ещё оставался соус, найди-ка его, пожалуйста. И достань вилки – руками только обезьяны едят. А вы, двое – марш в душ, от вас воняет!

     Оба оборотня послушно направились к двери.

     – Ну, она у тебя и командирша! – проходя мимо стоящего в дверном проёме Гейба, восхищённо пробормотал Ричард.

     – Моя девочка! – с довольной улыбкой ответил тот.

     – Твоя, твоя, никто не претендует, – закивал Стивен, а потом со вздохом добавил. – И почему не я первым вышел на ту дорогу?

     – Сомневаюсь, что это что-то изменило бы, – голос Ричарда прозвучал уже со второго этажа.

     – Истину глаголешь, малыш Уолси! – пробормотала я себе под нос.

     Сверху раздался двойной хохот. Всё время забываю про их суперслух.

     Зайдя на кухню, Гейб, с улыбкой, чмокнул меня в губы, так, мимоходом, но очень сладко, после чего стал накрывать на стол на пятерых. Я оглянулась на Томаса – он сидел за столом, поставив локти на столешницу и примостив подбородок на ладошках, и наблюдал за нами с блаженной улыбкой. Поймав мой взгляд, он подмигнул и одними губами прошептал.

     – Давно пора!

     Итак, его одобрение я определённо получила.

     – А где Роджер? – спросил у него Гейб.

     – В клинике, с семьёй, где же ещё? Он заглянул сюда только узнать, где они.

     – И тоже голодный, – покачала я головой, после чего порылась в шкафчиках, нашла какой-то судок с крышкой, положила в него десяток котлет – благо они уже подогрелись, – добавила булку хлеба и вилку.

     – Томас, не в службу, а в дружбу...

     – Уже несу! – не дав мне договорить, парнишка схватил всё приготовленное и ринулся к двери.

     – И позови Вэнди ужинать! – крикнул ему вслед Гейб, выставляя на стол шестую тарелку.

     – Ладно! – уже со двора крикнул Томас.

     – Ты определённо положительно на него влияешь, – удивлённо покачал головой Гейб. – Раньше за ним не наблюдалось особого желания помогать.

     – Ему нравится чувствовать себя полезным, – пожала я плечами. – Может, вы просто не давали ему такой возможности?

     – Пожалуй, ты права. Обычно ему и не предлагалось помогать. Я всё ещё считаю его ребёнком. Может быть, я, действительно, слишком затянул его детство?

     – Да ладно тебе сокрушаться, – постаралась я его успокоить. – Томас – ребёнок, даже я это приняла. Но и дети, как правило, имеют какие-то обязанности по дому, пусть и не особо обременительные. Так что, будем постепенно давать Томасу возможность проявить себя. В жизни ему это пригодится.

     – Надо же! Такая маленькая, а такая мудрая!

     – Я не маленькая! И не такая уж мудрая... Просто, знаешь, я ведь росла в богатой семье. Меня, конечно, не любили, но, в какой-то степени, всё же баловали. Никаких обязанностей по дому, всё на блюдечке. Я была вообще к жизни не готова, сбежав из дома. У меня были деньги, но я не умела правильно ими распоряжаться, не умела планировать расходы. Если бы я, например, умела готовить, мне этих денег хватило бы на гораздо большее время. Но я не умела даже воду вскипятить, поэтому питалась в кафе и Макдональдсе. Не знала о существовании секонд-хендов, поэтому тратила на одежду больше, чем могла бы. И таких примеров много. Я не говорю, что Томас может оказаться на моем месте, не с вашей семьёй. Но всё же было бы лучше, если бы он был приспособлен к жизни чуточку больше. Я начну с мелочей, например – с готовки простейших блюд. Дальше – больше. Но, в итоге, уехав в колледж, он будет полностью готов к самостоятельной жизни. Этому лучше учиться под чьим-то руководством, чем на собственных ошибках.

     Говоря всё это, я откидывала спагетти через огромный дуршлаг и не видела, как Гейб подошёл ко мне. Только почувствовала вдруг, как его руки разворачивают меня, поднимают, а к губам прижимаются его губы. Даже не поинтересовавшись, с чего вдруг такой порыв посреди готовки, я с энтузиазмом подхватила поцелуй. Но, спустя несколько секунд, мы были прерваны деликатным покашливанием. Мы застыли, а за спиной у меня послышалось:

     – Мы только котлетки возьмём. А вы продолжайте, продолжайте, не обращайте на нас внимания. 

     Вздохнув, я спрыгнула с Гейба – и когда только успела снова на нём повиснуть? Впрочем, при нашей разнице в росте, это была самая оптимальная позиция для поцелуев.

     А Стивен в это время обратился к Гейбу.

     – Мы тут у тебя кое-что из одежды позаимствовали, не возражаешь?

     – Мне не привыкать, – усмехнулся тот и, прежде чем сесть за стол вместе с ними, вновь легонько чмокнул меня в губы. А я вернулась к спагетти, надеясь, что со спины мои пылающие щеки не особо заметны. Но разве от этих оборотней что-то скроешь?

     – Кончай краснеть, Рэнди! – покровительственно пробасил Ричард. – Ты что, думаешь, мы никогда поцелуев не видели?

     Я робко оглянулась.

     – А вы, похоже, совсем не удивлены?

     – Да чему ж тут удивляться-то? – под раскатистый хохот Стивена ответил Ричард. – Вы ж как встретились, так и приклеились друг к другу, словно сиамские близнецы. Тут слепым нужно быть, чтобы не понять, что к чему.

     – Я это понял ещё там, на дороге, – ухмыльнулся Стивен. – И с каждой секундой только больше в этом убеждался. Хотя всё же жаль, что я не встретил тебя первым.

     – Насколько я помню – в человеческом облике именно ты встретил Миранду первым, – принимаясь за ужин, который я разложила по тарелкам, ответил ему Гейб. – А толку? Миранда моя и только моя. А ты ищи свою.

     – Моя, может, ещё не родилась, – вздохнул Стивен.

     – Не теряй надежды, малыш! – хлопнул его по плечу Ричард. – Какие твои годы!

     – Будет уже веселиться, – добродушно проворчал Гейб. – Лучше расскажите, как вы Роджера нашли?

     – Да, расскажите, нам очень интересно! – на пороге кухни стояли Томас, Вэнди и Лаки. Мальчик сразу же уселся за стол, перед полной тарелкой, Лаки привычно нырнул под стол, готовясь собирать очередную дань с ужинающих, а Вэнди подбежала ко мне и крепко обняла. Немного постояла, бормоча: «Спасибо, спасибо», потом тоже уселась за стол.

     – Итак? – взглянул Гейб на Ричарда.

     – Итак, – пожал тот плечами. – Рассказывать-то особо нечего. Мы примерно знали, где искать. Ну и нашли. По запаху.

     – Это было не сложно, – ухмыльнулся Стивен, накладывая себе добавки с общего блюда. – Он, похоже, не мылся всё это время. Грязь, пот, запёкшаяся кровь. Не удивлюсь, если на нем ещё и блохи завелись.

     – Ничего, Джеффри выведет, – успокоил его Гейб, улыбаясь.

     – Блохи? – удивилась я. – Разве они живут на людях?

     – Так мы же его совсем не человеком нашли, – вновь вступил в разговор Ричард. – Он потому и не отвечал на звонки – телефон давно потерял, равно как и одежду. Пришлось заскочить в ближайший городок, чтобы прикупить ему что-нибудь.

     – А нужный размер нашёлся только в секонд-хенде, – подхватил Стивен. – Да и то там была только гавайская рубашка и бермуды. Видок у отца в них...

     – Я сфоткал его, – Томас достал из кармана телефон, помахал им и снова спрятал. – Это зрелище никто не должен пропустить.

     – Папе идёт, – захихикала Вэнди. – Я прямо так ему и сказала.

     – Нужно бы сбегать, посмотреть на него, – задумчиво протянул Гейб.

     – Уже поздно, – покачал головой Томас. – Джеффри как раз принёс ему во что переодеться. И заставил пойти в душ. Но я всё же сберёг его образ для потомков!

     Я с улыбкой наблюдала за этим разговором. Господи, как же я обожаю эту семью! И как рада, что теперь тоже принадлежу к ней.

     Остаток ужина прошёл в дружеской болтовне и беззлобных поддразниваниях. Когда мы уже доедали десерт, состоящий из печенья и мороженого – это всё, что я смогла сообразить на скорую руку, – Гейб обратился к Вэнди.

     – Мы с Мирандой планируем завтра слетать в Грейт-Фолс, чтобы пройтись по магазинам. Хочешь с нами?

     – Пожалуй, – задумчиво кивнула она. – Маме уже намного лучше, к тому же с ней сейчас папа. А одежда нам нужна, мы же вообще без всего. Конечно, нам дали, во что одеться на первое время, но всё равно, лучше иметь своё. Можно, конечно, по интернету заказать...

     – И это тоже вариант, – кивнул Гейб. – Но там всё же должно пройти какое-то время, пока заказ пришлют. Так что, решено – я подберу что-нибудь для Роджера, благо у нас практически один размер, а вы, девочки, выберете одежду для Каро. Вэнди, ты ведь знаешь её размеры?

     – Конечно!

     – Вот и славно. Кстати, думаю, кроме одежды вам ещё многое понадобится. Посуда там, постельное белье, мыло... Что там ещё нужно? Ты сможешь составить список?

     – Смогу, наверное, – задумчиво протянула Вэнди. – Только я толком не знаю, что у нас тут есть, а чего нет.

     – Ну, так сходи, посмотри. Там уже должны бы навести порядок, а так же подключить воду и электричество. Алана обещала организовать народ на уборку.

     – Хорошо. Рэнди, ты пойдёшь со мной? Я покажу тебе твою будущую комнату.

     – Мою что? – я закашлялась, поскольку от неожиданности поперхнулась, и мороженое попало не в то горло. Потом растерянно взглянула на Гейба.

     – Вэнди, ты, наверное, ещё не в курсе, но Миранда остаётся здесь, – решительно произнёс он.

     – Ага, – без всякого удивления кивнула Вэнди. – Всё уже решили, да? Я просто не думала, что это произойдёт так быстро.

     – Всё было решено в тот момент, когда мы только встретились.

     – Ну да, ну да, я слегка выпала из действительности. Но, Рэнди, ты пойдёшь со мной?

     – Конечно, пойду. Только на кухне приберёмся.

     – Я сам всё уберу! – вызвался Томас, очень удивив окружающих.

     – Нет, – покачал головой Гейб. – Ты пойдёшь с девочками. А на кухне приберётся Стивен.

     Подавив взглядом готовое вырваться возражение Стивена, он многозначительно добавил.

     – И не забудь телефон.

     – Ах, да, конечно! – понимающе закивал Томас. – Не волнуйся, я больше её к Рэнди и на пушечный выстрел не подпущу.

     – Это вы о ком? – спросил Ричард.

     – Да был тут у нас один неприятный инцидент.

     – Линда напала на Рэнди! – пояснил Томас. – А я забыл мобильник дома, и пока бежал к ближайшему телефону, чтобы позвать Гейба – она уже успела приложить Рэнди.

     – Ты в порядке, детка? – взволнованно спросил у меня Ричард.

     – Ну и? Ты оторвал ей руку? – одновременно с ним поинтересовался Стивен у Гейба.

     – Да что мне сделается? – успокоила я Ричарда. – Только любимые кроссовки жалко. Я их об её ногу разбила.

     – Нет, – покачал головой Гейб. – Я лишил её содержания на три месяца.

     – Ну, ты и садюга! – в притворном ужасе отшатнулся Стивен.

     – Да уж, для Линды это пострашнее оторванной руки, – покачал головой Ричард. – Но как бы она из-за этого ещё больше не озлобилась.

     – Вот поэтому-то я и не хочу, чтобы Рэнди ходила по Долине одна. С удовольствием бы вообще вышвырнул Линду вон, но… Наказание уже назначено. Впрочем, я её предупредил. Не совсем же она сошла с ума, чтобы снова нарываться на драку. А вот просто попытаться оскорбить, испортить настроение она, может, и попытается. Я ведь запретил ей прикасаться к Миранде, а не приближаться. Нужно было точнее формулировать. Так что, пусть уж лучше кто-то будет рядом.

     – Я не боюсь Линду, – гордо заявила я, немного всё же приврав. С Линдой-человеком мы были где-то на равных. Против Линды-пантеры у меня шансов не было.

     – Мне так будет спокойнее, – глядя мне в глаза, сказал Гейб.

     – Ладно, – я не могла ему отказать. И, к тому же, совершенно не возражала против присутствия Томаса.

     – Значит, договорились. Тогда идите, и составьте список всего необходимого. Ричард, зайди в мой кабинет, нужно кое-что обсудить. Стивен, на тебе кухня. Отрабатывай котлеты.

     – Дед тоже их ел! – возмущённо забормотал Стивен, начиная собирать тарелки.

     – Ну, ты же не заставишь своего старенького прадедушку заниматься тяжёлым физическим трудом? – усмехнулся Ричард, вставая из-за стола и выходя из кухни. Гейб пошёл за ним, уже привычно чмокнув меня на прощание.

     – Вау! – послышался у меня за спиной восхищённый голос Вэнди.

     – Да они уже полдня целуются, ничего нового, – равнодушно отмахнулся Томас. – Привыкай.

     Делая вид, что ничего не слышала, я вышла из дома вслед за ребятишками. Лаки побежал за нами, сытый и довольный. Пройдя несколько домов, мы подошли к коттеджу, который практически ничем не отличался от соседних, кроме того, что на веранде не было вазонов с цветами.

     – Вот мой дом, – сказала мне Вэнди и, толкнув дверь, зашла внутрь. Там было чисто и пусто, пахло свежестью и моющими средствами. Мебель и всякая техника там, конечно, была, но выглядело всё так, словно сдаётся меблированная квартира – никаких личных вещей. Видимо, уезжая на пару лет, родители Вэнди всё забрали с собой. Да, работка по восстановлению утраченного предстоит немалая.

     Впрочем, мы должны будем приобрести только самое необходимое, пока Каролина сама не сможет добраться до магазинов или хотя бы до интернета.

     – Думаю, начать нужно с кухни, – предложила я план действий и тут же осеклась. – Вэнди, а у тебя здесь есть на чём писать? И чем?

     – Вряд ли, – покачала она головой, – но я гляну.

     – Не надо, – подал голос Томас, доставая из кармана мобильник. – Диктуйте. Я потом на комп сброшу, распечатаю, и даже ещё лучше получится.

     Похвалив мальчика за сообразительность, я принялась инспектировать кухню. Кое-какая посуда там была, на первое время хватит, но никаких чистящих и моющих средств, никаких салфеток и полотенец. Холодильник был абсолютно пустым и выключенным из сети.

     – А где вы берёте продукты? – поинтересовалась я, заметив отсутствие хоть чего-нибудь съестного на кухне или в кладовке.

     – То, что мы тут производим, нужно просто заказать, и всё сразу же привезут. Или можно съездить в цеха или на ферму и там взять всё нужное.

     – Бесплатно? – уточнила я, хотя Гейб об этом уже упоминал.

     – Конечно! Это же для семьи!

     – А что с другими продуктами?

     – С этими сложнее. Магазина у нас тут нет, но зато он у нас есть в Огасте.

     – У вас?

     – Ну, у семьи. Это удобно вдвойне – с одной стороне мы реализуем там свою продукцию, ну, ту, которую не съедаем сами, а с другой – заказываем там всё, что нужно. С появлением интернета это стало легко. Мы делаем заказы в течение рабочего дня, а после закрытия магазина Зак, управляющий, грузит всё заказанное в свой фургон и привозит сюда.

     – Бедняга, – покачала я головой. – После работы ещё и крюк такой делать, к вам заезжать. Вместо того чтобы ехать домой и отдыхать от работы.

     Томас и Вэнди дружно рассмеялись.

     – Рэнди, так Зак и едет домой, – отсмеявшись, объяснил Томас. – Он здесь живёт. Он один из нас.

     – Да? Ну, тогда вы это здорово придумали!

     – Это всё Гейб, – пояснил Томас. – Он считает, что так безопаснее, чем, если бы мы всей толпой ездили в Огасту за продуктами или другими вещами. Это не особо далеко, но лишний раз нам лучше бы там не светиться. Мы же типа закрытой религиозной общины и якобы из-за этого сторонимся посторонних людей. К Заку там все уже привыкли, но остальные туда не ездят. И если что-то нужно, чего нет у Зака, мы едем в Грейт-Фолс. Это дальше, зато безопаснее – город достаточно большой, чтобы в нём затеряться. А в Огасте населения меньше, чем вся наша семья.

     – Логично. Ну, значит, пока твоя мама, Вэнди, не поправится, продукты запасать бессмысленно? Или твой папа умеет готовить?

     – Конечно, умеет. Он бо́льшую часть жизни жил один, пришлось научиться.

     – Ну, в таком случае, пусть сам и заказывает. Он тут лучше нас все ходы-выходы знает. А мы ограничимся пока только хозтоварами.

     Следующие полтора часа мы переходили из комнаты в комнату и составляли список всего необходимого, что только могли вспомнить. Например, на кроватях было постельное белье, принесённое родственниками, но белья на замену не было. Не было так же вообще никаких предметов личной гигиены – нам пришлось составлять три разных списка, учитывая потребности каждого члена семьи.

     Когда мы дошли до спальни Вэнди, которую оставили напоследок, она вдруг уселась на кровать и заплакала.

     – Что случилось? – спросила я, сев рядом и приобняв её за плечи.

     – Там остались все мои диски с музыкой и фильмами, – бормотала она сквозь слезы. – И коллекция музыкальных шкатулок. И новый ноутбук. И все мои заколки... 

     – Ну, заколки тебе сейчас вряд ли понадобятся, – попытался утешить её Томас, не особенно удачно, надо сказать. Поскольку Вэнди зарыдала ещё горше.

     Но я считала эти её слёзы хорошим знаком. Если уж она начала так откровенно по-детски сокрушаться о вещах – значит, возвращается в привычную жизнь. Потому что, наконец-то осознала, что всё, более страшное, уже позади. Пока она была в плену, пока её родители были неизвестно где, ей было совершенно не до утерянных вещей. А теперь Вэнди достаточно расслабилась, чтобы снова сокрушаться об утерянных заколках и дисках.

     – Я тебя понимаю, – гладя по голове прижавшуюся ко мне малышку, сказала я. – Правда, понимаю. Мне тоже когда-то пришлось потерять дорогие мне вещи.

     – Когда ты сбежала из дома? – подняла голову Вэнди, всхлипывая, но уже не плача.

     – Да. Я сбежала с одним рюкзаком, в котором, в основном, была одежда, предметы гигиены и кое-какие книги. Остальное мне пришлось оставить. Знаешь, у меня было целых три полки фарфоровых собачек. Почти коллекция. Первую я выпросила, когда мы были у кого-то в гостях. Мне было года два, и я этого не помню, но, по рассказам няни, я не выпускала её из рук ни днём, ни ночью. Даже купалась с ней. И, через пару дней, конечно же, уронила и разбила. И, чтобы хоть как-то остановить мой рёв, мне купили другую. А поскольку она меня не удовлетворила – ещё одну, потом ещё. Так и повелось – практически все знакомые дарили мне фарфоровых собачек. Так и накопилась почти сотня. Но, убегая из дома, я была вынуждена оставить их.

     Пока я рассказывала, Вэнди постепенно прекратила всхлипывать, и теперь с интересом слушала меня. Как и Томас.

     – Тебе было их очень жалко? – спросил он.

     – В тот момент – нет. Я о них вообще не думала. Тогда у меня была только одна мысль – спастись. Это было для меня главным. Но позже я иногда вспоминала про них с грустью. Но это была скорее печаль о моей беззаботной жизни, о невинном детстве, о времени до того, как моя жизнь так круто изменилась. Те собачки были частью моего детства, но я уже не ребёнок. Пора двигаться дальше.

     – Да, пора двигаться дальше, – решительно произнесла Вэнди. – И, кроме шкатулок, всё вполне восполнимо. Да и шкатулки… Ты права – когда теряешь всё, стоит ли сокрушаться о мелочах? Мои родители живы, я свободна, мы вместе. У нас есть дом и большая семья. Стоит ли плакать о каких-то вещах?

     – Ты могла бы начать собирать новую коллекцию шкатулок. Уверена, вся семья тебе помогла бы в этом.

     – Не стоит, – отмахнулась Вэнди. – Возможно, я их тоже уже переросла, и собирала по привычке. Думаю, пора начать коллекционировать что-то другое.

     – У меня куча дисков, – сказал Томас. – Могу поделиться.

     – Спасибо, но, пожалуй, не нужно. Если что-то понадобится – я у тебя одолжу. Но лучше начну собирать их заново. Это будет даже интересно.

     – Ну, значит, всё хорошо. Давай-ка напишем, что тебе завтра нужно будет купить.

     – Только не список всех дисков, пожалуйста! – дурашливо застонал Томас.

     – Нет, я лучше в интернете их закажу. Когда получу новый ноутбук.

     – Можешь воспользоваться моим, – предложила я. – Правда, я до сих пор его не подключила. Какой у вас тут интернет?

     – Беспроводной и бесплатный, – объяснил Томас. – Вай-фай покрывает всю Долину. Подключайся, где хочешь, никакого пароля нет.

     – Это хорошо. Мне нужно проверить почту – нет ли новых заданий от издательства. Кстати, а если я захочу заказать что-то по интернету – какой у вас адрес?

     – А у нас нет адреса, – хмыкнул Томас. – Нас вообще как бы и нет. Официально нас не существует. И если нужно, мы делаем заказ на магазин Зака. Или на офис Гейба в Биллингсе – но это реже, оттуда ведь нужно ещё сюда привезти, а Гейб туда не каждый день летает.

     – Понятно. И в принципе – логично. Ну, что же, давайте запишем то, что сможем купить завтра, а уж с остальным ты, Вэнди, потом сама разберёшься.

     Ещё через пятнадцать минут, покинув дом, мы с Вэнди направились к клинике – она очень хотела познакомить меня со своим отцом, а Томас, забрав Лаки, ускакал домой, пообещав распечатать для нас список покупок. В клинике нас радушно встретил Джеффри, ненадолго выглянувший из лаборатории, где явно колдовал над моей кровью. Предупредив, что Каро заснула, он предложил мне заглянуть к нему перед уходом, после чего вернулся к своему занятию.

     Мы тихонько заглянули в палату, где кроме спящей Каролины находился очередной оборотень. Ещё один незнакомый мне красавчик-гигант, на этот раз -- кудрявый шатен с давней щетиной, уже почти превратившейся в бороду. Похоже, отец Вэнди не брился с момента похищения своей семьи. Забавный момент – если почти всё время он был в облике пантеры, а щетина вполне соответствовала прошедшему времени, то получается, что она растёт даже тогда, когда оборотень – не человек? Так что ли? Интересно. Но нужно будет у Гейба уточнить. Или у Джеффри, он-то уж точно изучил свою расу вдоль и поперёк.

     Заметив нас, Роджер осторожно встал с кресла, в котором прежде спала Вэнди, и бесшумно вышел в коридор. Там он вдруг опустился передо мной на одно колено и поцеловал обе мои руки. От неожиданности я слегка растерялась, а мужчина поднял на меня голубые, такие же, как у дочери, глаза, в которых стояли слёзы, и произнёс.

     – У меня нет слов, чтобы выразить свою благодарность за спасение моей семьи. Отныне и навеки я – ваш преданный раб.

     Ох, умеют же благодарить мужчины из прошлого. Но я совершенно не знала, что должна на это ответить. «Пожалуйста»? Ну, это не совсем сочетается со словами высказанной мне благодарности. «Не за что»? Ещё более глупо, это низводит Вэнди и Каролину до уровня чего-то незначительного. Сделать книксен и сказать что-то вроде: «Ах, сударь, я польщена. Такой импозантный мужчина – и у моих ног»? Полный дибилизм.

     Я растерянно молчала, когда огромные ладони вдруг легли на мои плечи, а над моей головой  раздался знакомый голос.

     – Роджер, кончай смущать мою девочку. Встань, наконец, и отпусти её руки!

     Патетика момента была утеряна безвозвратно, и ко мне пришли, наконец, нужные слова.

     – Я рада, что смогла помочь, – слегка подвинувшись назад, я прислонилась спиной к груди Гейба – хотя, скорее, к животу, – и улыбнулась вставшему, наконец, с колена Роджеру. Вэнди тут же прильнула к его ноге.

     – Как Каро? – поинтересовался у него Гейб.

     – Ей уже намного лучше. Инфекции удалось избежать, так что, по словам Джеффри, через пару дней она сможет вернуться домой.

     – Это замечательно. Ваш дом уже приведён в порядок, так что можешь переночевать там, если хочешь. Только вот еды там нет, да и всяких нужных мелочей. Так что приходи к нам, когда проголодаешься.

     – Спасибо, но я лучше останусь здесь. Кроватей свободных тут достаточно, еды тоже, благодаря нашим женщинам, так что загнуться от голода мне не грозит. Кстати, Рэнди, спасибо за котлетки. Это было первое, что я съел за последние два дня. Или три, не помню.

     – Пожалуйста, – улыбнулась я.

     – Ну, что, девочки, пойдём домой?

     – Нет, дядя Гейб, я ещё побуду тут с папой. А ночевать приду к вам.

     – Договорились, малышка, – Гейб потрепал Вэнди по рыжеватым кудряшкам. – Кстати, Роджер, ты заметил, что дочка теперь практически твоя полная копия. Только без бороды.

     – Заметил, – усмехнулся тот. – Мне нравится. Надеюсь, она останется такой подольше.

     – Я собиралась завтра купить краску и снова сделать Вэнди блондинкой.

     – Не обязательно, – девочка махнула рукой. – Я уже привыкла. Побуду пока папиной дочкой. Всё равно светлые волосы скоро отрастут, тогда срежем крашенные и всё. Мне начинает нравиться короткая стрижка, с ней удобнее.

     – Ну и славно, – кивнул Гейб. – Тогда мы пошли.

     И, привычно приобняв меня за плечи, направился к выходу. Но у дверей нас остановил голос Джеффри.

     – Не хотите послушать, что мне удалось узнать?

     Мы переглянулись.

     – Я хочу, – шепнула я Гейбу.

     – Мы хотим, – тут же ответил он Джеффри, и мы, вслед за доктором, прошли в кабинет.

     – Итак, – начал он, когда мы все расселись на стульях. – У тебя, как и у нас – двадцать пять пар хромосом. Но ты и раньше это знала.

     Вопрос был риторическим, но я кивнула.

     – Я сделал сравнительный анализ твоей и нашей крови, – продолжил Джеффри. – Человеческие хромосомы, которые есть и у тебя, и у нас, меня мало интересовали. Поэтому я сосредоточился именно двух на последних парах, которые отличают нас от людей. Конечно, за прошедшие часы я смог сделать лишь самый поверхностный сравнительный анализ, и то, лишь благодаря суперсовременному оборудованию у меня есть хоть какие-то результаты. Но уже могу сказать совершенно определённо – сходство наших видов просто невероятно! Совпадение – более девяноста пяти процентов!

     – Я в этом и не сомневался, – притягивая меня к себе ещё ближе, промурлыкал Гейб.

     – Но что с остальными пятью процентами? – поинтересовалась я.

     – Не знаю, – пожал плечами Джеффри. – И вряд ли когда-нибудь узнаю. Для этого нужно расшифровать и наш, и твой геномы, а мне это неподвластно. Но мы же и так знали про отличия. То, что ты переродилась практически ребёнком, и после этого продолжала расти, то, что ты в детстве не отличалась от человеческих детей – это очень заметные отличия от нас, но при всём том весьма незначительные на фоне общего сходства. И ещё – ты определённо оборотень. Эту группу генов я могу отличить, хотя весь геном мне и не подвластен. Но вот в кого ты сможешь превращаться – вопрос открытый. И узнаем мы это только по факту. Здесь я бессилен.

     – Ну и ладно, – пожала я плечами. – Здорово, что я тоже оборотень, а в кого смогу превращаться – не столь уж принципиально. Главное, что в человеческом обличье мы такие схожие.

     – Я рад, что ты смотришь на это именно так, – улыбнулся мне Джеффри. – Я, конечно, ещё поколдую над твоей кровью, не возражаешь? Если будет что-то новенькое – сообщу.

     – Не возражаю, конечно. Если нужно ещё – берите!

     – Нет-нет, того, что ты сдала, хватит с избытком.

     – Если это всё, тогда мы, пожалуй, пойдём, – Гейб встал, и, попрощавшись, мы вышли из клиники и направились к дому, второй раз за этот день. Это мне кое о чём напомнило.

     – Я забыла сказать Томасу, чтобы коленку намазал.

     – Он намазал, – успокоил меня Гейб. – Ты разве не заметила за ужином, что он него пахнет мазью?

     – Нет, – покачала я головой. – Об меня же предыдущий тюбик раздавился. И хотя я и приняла душ, всё равно чувствую на себе этот запах. Видимо поэтому и не заметила его от Томаса.

     – Не переживай. Парнишка всё же не совсем пропащий. Он может недовольно ворчать, возражать и ныть, но распоряжения Джеффри исполняет беспрекословно. Кстати, не так уж и страшен тот его синяк. Я наблюдал за вами, когда вы запускали змеев – в движениях Томаса не было и следа скованности, он носился наперегонки с Лаки, словно и не ушибался вообще. А вот ты стояла и мечтала. О чём, если не секрет.

     – Не секрет, – слегка растерявшись, пробормотала я. Мне не хотелось афишировать моё общение с Джереми, но я была просто не в состоянии солгать на прямой вопрос Гейба. Просто физически не могла сказать ему неправду.

     – Похоже, тебе не очень-то хочется об этом рассказывать?

     – Просто… Я боюсь, что ты сочтёшь меня сумасшедшей.

     – Рэнди, ты одно из самых здравомыслящих созданий, которых я когда-либо встречал. Так о чём ты мечтала?

     – Я не мечтала. Я разговаривала.

     – Сама с собой? Ну, как говорится, с умным человеком и поговорить приятно.

     – Да нет же! – прыснула я. – Я разговаривала с Джереми. – И, увидев лёгкую тень, набежавшую на лицо Гейба, уточнила: – Ему пять лет.

     – Понятно, – Гейб заметно расслабился. – Впрочем, нет, не понятно. Как ты с ним разговаривала. Я не заметил у тебя ни наушников, ни какой-то другой гарнитуры.

     – Вот  в этом-то и дело! Я разговаривала с ним телепатически.

     – Ты телепат? – в голосе Гейба звучало удивление, любопытство, но ни капли недоверия. Я слегка расслабилась. – И можешь общаться на расстоянии? А почему раньше об этом не говорила. Ты можешь прочесть мои мысли?

     – Нет, – покачала я головой. – Я не телепат. И мысли не читаю. И общаться мысленно ни с кем, кроме малыша Реми не могу. У нас с ним связь с самого его рождения. Но только с ним.

     – Очень интересно. А ты ни с кем больше не пробовала мысленно общаться? Вдруг получится?

     – Нет. Я и с ним-то не пробовала, это он со мной «связался». Просто начал плакать у меня в голове. Знаешь, я даже какое-то время подозревала у себя шизофрению, проштудировала кучу литературы на эту тему. Похоже, но нет, это не мой случай. А ты, вроде бы, не особо удивлён. Это ведь ненормально.

    – Я могу учуять сотую долю унции (*около 0,3 грамма) золота на расстоянии в пять миль. Джеффри чувствует, у кого и что болит. Вэнди генерирует маленькие шаровые молнии. Мне продолжать?

     – Не нужно, – я, улыбаясь, покачала головой. – Я поняла. Среди всех ваших странностей моя уже не кажется чем-то невероятным.

     – Так значит, у тебя связь с этим мальчиком? А ты не пыталась выяснить, почему именно с ним?

     – Нет. Джереми слишком мал, чтобы его расспрашивать. Но, знаешь, он не раз упоминал, что может мысленно общаться и с некоторыми другими своими родственниками. Собственно, похоже, что со всеми, кроме мамы. К тому же, каждый раз именно он начинает разговор, а я отвечаю. Сама я этого не умею. Может, дело именно в нём? Может, это он телепат, а со мной установил связь случайно?

     – Может быть. После событий последних дней я уже ничему не удивлюсь.

     – А я, в свете событий последних дней, начинаю за него волноваться. Что, если та корпорация заинтересуется им? Что, если он попадёт к ним в лапы?

     – Думаю, стоит предупредить его родных. Нужно попробовать с ними связаться.

     – Хорошо, как только Джереми заговорит со мной в следующий раз, я спрошу его точный адрес. Прежде мне как-то и в голову это не приходило – мы просто общались и всё. В течение нескольких лет он был моим единственным другом. И если он в опасности – я должна ему помочь!

     – Обязательно поможешь, не сомневаюсь. И мы все тебе в этом поможем, будь уверена.

     Когда он говорил это, мы уже поднимались по ступеням крыльца. Дверь распахнулась, и на пороге появился Лаки, тут же кинувшийся меня облизывать, а следом за ним – Томас.

     – Почему вы так долго? Я уже и попкорн сделал, и чипсы достал. А вас всё нет и нет!

     – Я что-то пропустила?

     – Сегодня четверг. По четвергам мы вместе смотрим кино. Сегодня очередь Томаса выбирать фильм.

     – Какая хорошая традиция. Давняя?

     – Очень.

     – Наверное, с тех пор, как появились первые видеомагнитофоны?

     – С тех пор, как появились первые кинопроекторы. Ну, почти с тех пор. А до этого мы по четвергам читали вслух книги. Нарушить эту традицию можно было только при каком-нибудь форс-мажоре.

     – И работа таковой не считается, – подхватил Томас. – Гейб может работать все выходные напролёт, но в вечер четверга он – наш!

     – Мне нравится эта традиция. Что будем смотреть сегодня?

     – Если хочешь, выбери сама, – щедро предложил мальчик.

     – Я даже не знаю. В принципе, я готова смотреть всё, что ты выберешь. Правда, я не особо люблю 3D. У тебя есть обычные диски.

     – У меня есть даже видеокассеты, а если порыться на чердаке – то и киноплёнка. Так что и простых дисков у меня полно. Кстати, я сегодня как раз собирался поностальгировать над Гарри Поттером. Смотрела?

     – Только первые шесть. Когда ещё дома жила. А потом уже стало как-то не до фильмов. Так что, я с удовольствием пересмотрю все старые серии, прежде чем дойти до тех, которые не видела.

     – Договорились! Проходите в гостиную,  располагайтесь, я сейчас попкорн принесу.

     Мы с Гейбом прошли в гостиную и, оглядывая интерьер ХIХ века, я попыталась найти телевизор и не могла. Пожав плечами, а прошла к дивану, на столике перед которым лежали пакеты с чипсами и леденцами, стояли бутылки с газировкой и стаканы, а так же две большие миски, одна с конфетами, другая – с яблоками и грушами. Томас явно обстоятельно подошёл к делу. На том же столе лежал диск с первым фильмом о Гарри, а так же довольно сложный пульт. Видя, как я продолжаю оглядываться по сторонам, Гейб взял пульт и нажал на какую-то кнопку.

     Расположенная напротив дивана стенная панель, которую я считала частью декора, поднялась вверх, открывая самый большой телеэкран, который я когда-либо видела. В это время в комнату вошёл Томас, неся огромную миску, практически тазик, с попкорном. Поставив её на стол, он взял  диск, немного поколдовал возле телевизора, вставляя диск неизвестно куда – за его спиной мне было не видно, -- выключил верхний свет и уселся на диван.

     – Ну, садитесь же! Сейчас начнётся.

    Гейб уселся рядом с Томасом, а я – с другой стороны от него, прижавшись к его боку. Эх, были бы мы одни – уж я бы точно забралась к Гейбу на колени. И, возможно, получила бы ещё один мозговыносящий поцелуй, такой же, как в библиотеке. А может, и не один. Но это был семейный вечер, мы собирались смотреть детский фильм, к другому боку Гейба притулился ребёнок, на столе стояли конфеты, а под столом разлеглась собака. В общем, обстановка не располагала.

Ничего, успеем ещё нацеловаться. А пока я могу насладиться замечательной уютной атмосферой, почувствовать себя частью семьи, ощутить то, что для меня давно уже было недоступным. Счастливо вздохнув, я взяла из вазы яблоко, ещё глубже зарылась к Гейбу подмышку и приготовилась наслаждаться фильмом. 

Жду ваших впечатлений на форуме



Источник: http://robsten.ru/forum/75-1771-1
Категория: Собственные произведения | Добавил: Ксюня555 (26.11.2014) | Автор: Ксюня555
Просмотров: 493 | Комментарии: 20 | Рейтинг: 5.0/42
Всего комментариев: 201 2 »
avatar
0
20
Здесь я серьезно посочувствовала Рэнди - она же не видела последнюю серию о Гарри Поттере!!!    4   И даже не догадывается, что такое Драмиона!   4     Бедняга!   cray  

Спасибо! cray   cray
avatar
1
19
Ура, уже завтра должна быть прода (дожилась, уже дни считаю facepalm01 )! Жду с нетерпением boast
avatar
1
17
В кого же будет превращаться Ренди?Явно не в пантеру!
Спасибо!
avatar
0
18
Да, если бы в пантеру - было бы стопроцентное совпадение, а не лишь на 95%.  JC_flirt
avatar
2
15
Спасибо...уютная...теплая глава...такие милые...только с ними всё время народ...эх одни почти не бывают...
avatar
0
16
Да, семья у Гейба огромная и дружная. fund02016
В основном это плюс, но есть и минус - невозможность уединиться.
Но, я думаю, нашим героям это всё-таки удастся.  girl_blush2
avatar
1
14
Спасибо за продолжение!  lovi06032
avatar
1
12
Так быстро глава закончилась... 4
avatar
0
13
Впереди их ещё 18. fund02002
avatar
1
11
благодарю cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01 cvetok01
очень приятно читать good
avatar
1
10
Спасибо за главу
avatar
1
9
спасибо большое.очень,очень интересно.
avatar
1
7
вот они теплые отношения! спасибо!
1-10 11-14
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]